Игорь Де­ни­сов,

Стар­ший на­уч­ный со­труд­ник Цен­тра ис­сле­до­ва­ний Во­сточ­ной Азии и ШОС МГИМО

RBC - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - стар­ший на­уч­ный со­труд­ник Цен­тра ис­сле­до­ва­ний Во­сточ­ной Азии и ШОС МГИМО Точ­ка зре­ния ав­то­ров, ста­тьи ко­то­рых пуб­ли­ку­ют­ся в раз­де­ле «Мне­ния», мо­жет не сов­па­дать с мне­ни­ем ре­дак­ции.

Как XIX съезд КПК по­ме­нял устрой­ство вла­сти в Ки­тае

Съезд сде­лал Си Цзинь­пи­на «серд­це­ви­ной» по­ли­ти­че­ской си­сте­мы и не внес яс­но­сти в во­прос о его пре­ем­ни­ке. Но ес­ли ны­неш­ний ли­дер страны за­хо­чет остать­ся на тре­тий срок, ему при­дет­ся бо­лее ра­ди­каль­но по­ме­нять пра­ви­ла иг­ры.

Еще пат­ри­арх ки­тай­ских ре­форм Дэн Сяо­пин ввел опре­де­лен­ные пра­ви­ла сме­ня­е­мо­сти выс­ших ки­тай­ских ру­ко­во­ди­те­лей. Име­на двух пре­ем­ни­ков — но­во­го ген­се­ка ЦК КПК (ко­то­рый та­к­же за­ни­ма­ет по­сты пред­се­да­те­ля КНР и пред­се­да­те­ля Цен­траль­но­го во­ен­но­го со­ве­та) и пре­мье­ра Гос­со­ве­та КНР — ста­но­ви­лись из­вест­ны за пять лет до их на­зна­че­ния. Пять лет пре­ем­ни­ки про­хо­ди­ли сво­е­го ро­да ста­жи­ров­ку — один на по­сту за­ме­сти­те­ля пред­се­да­те­ля КНР, дру­гой — на по­сту пер­во­го ви­це-пре­мье­ра. Имен­но та­ким был путь к вер­ши­нам двух ны­неш­них ру­ко­во­ди­те­лей — Си Цзинь­пи­на и Ли Кэця­на. Ес­ли сле­до­вать ста­рым ле­ка­лам, то ны­неш­ний съезд как раз и дол­жен был дать старт по­сте­пен­ной пе­ре­да­че вла­сти но­во­му по­ко­ле­нию ли­де­ров.

Плав­ная сме­на вла­сти — ре­зуль­тат кон­сен­су­са элит, сло­жив­ше­го­ся в на­ча­ле ре­форм. Глав­ная цель неглас­ных до­го­во­рен­но­стей (они не за­фик­си­ро­ва­ны ни в од­ном от­кры­том пар­тий­ном до­ку­мен­те) — из­бе­жать за­го­во­ров и под­ко­вер­ных игр, со­хра­нить то, что ки­тай­ский по­ли­ти­че­ский класс по­сле тра­ги­че­ских по­тря­се­ний в Под­не­бес­ной в ХХ ве­ке счи­та­ет несо­мнен­ным при­о­ри­те­том — об­ще­ствен­ную ста­биль­ность.

Жест­кость вме­сто плав­но­сти

Од­на­ко Си Цзинь­пин, по­тен­ци­ал ко­то­ро­го мно­гие на­блю­да­те­ли в Ки­тае и за ру­бе­жом яв­но недо­оце­ни­ли, при­о­ри­те­ты се­рьез­но по­ме­нял. Глав­ную за­да­чу — и это стало за­мет­но по жест­кой борь­бе с кор­руп­ци­ей — он ви­дел не в со­хра­не­нии внеш­ней ста­биль­но­сти и со­блю­де­нии неглас­ных пра­вил, а в со­зда­нии внут­ренне силь­ной и жиз­не­спо­соб­ной по­ли­ти­че­ской си­сте­мы. Имен­но силь­ное го­су­дар­ство спо­соб­но обес­пе­чить ре­а­ли­за­цию «ки­тай­ской меч­ты» о ве­ли­ком воз­рож­де­нии на­ции, о чем но­вый ген­сек на­чал го­во­рить прак­ти­че­ски с пер­вых дней у вла­сти.

Во мно­гом та­кой по­во­рот был свя­зан с тем, что, несмот­ря на фе­но­ме­наль­ный эко­но­ми­че­ский рост его пред­ше­ствен­ни­ка Ху Цзинь­тао, уве­рен­но­сти в даль­ней­шем бес­кон­фликт­ном раз­ви­тии КНР у Си и наи­бо­лее про­све­щен­ной ча­сти эли­ты не бы­ло. По­те­ря вла­сти пар­ти­ей ви­де­лась им кон­цом ис­то­рии, и пред­ста­ви­тель «крас­ной ари­сто­кра­тии» Си Цзинь­пин пе­ре­жи­вал воз­мож­ность этой тра­ги­че­ской пер­спек­ти­вы осо­бен­но ост­ро.

С од­ной сто­ро­ны, в ки­тай­ском об­ще­стве умно­жи­лись вы­зо­вы — ту­пик экс­тен­сив­ной мо­де­ли, кор­руп­ция, рас­ту­щее нера­вен­ство, непро­зрач­ность и низ­кая эф­фек­тив­ность си­сте­мы со­ци­аль­ных лиф­тов, де­гра­да­ция эко­ло­ги­че­ской си­сте­мы, ста­ре­ние на­се­ле­ния, тер­ро­ри­сти­че­ская угро­за. С дру­гой сто­ро­ны, на­рас­та­ние про­блем с неиз­беж­но­стью ста­ви­ло во­прос — спо­соб­но ли боль­шин­ство ны­неш­них пар­тий­ных чи­нов­ни­ков со­хра­нить «вер­ность зна­ме­ни»? Не ждет ли Ки­тай по­вто­ре­ние пе­чаль­но­го опы­та СССР?

Как раз на­ка­нуне про­шло­го пар­тий­но­го съез­да в Ки­тае раз­ра­зил­ся гром­кий по­ли­ти­че­ский скан­дал, ко­то­рый пе­ре­вел эти во­про­сы в прак­ти­че­скую плос­кость. Расследование де­ла чле­на По­лит­бю­ро ЦК КПК, сек­ре­та­ря гор­ко­ма пар­тии Чун­ци­на Бо Си­лая про­де­мон­стри­ро­ва­ло ве­ро­ят­ность худ­ше­го сце­на­рия чрез­вы­чай­но чет­ко. В хо­де след­ствия над Бо Си­ла­ем, при­го­во­рен­ным в 2013 го­ду к по­жиз­нен­но­му за­клю­че­нию, ста­ла оче­вид­на край­няя сте­пень мо­раль­но­го раз­ло­же­ния эли­ты. При внеш­нем бла­го­по­лу­чии и да­же лос­ке партийная бю­ро­кра­тия на де­ле ока­за­лась по­гру­жен­ной в глу­би­ны мрач­но­го тра­ди­ци­он­но­го об­ще­ства. Кро­ме то­го, чи­нов­ни­ки цен­траль­но­го и мест­но­го уров­ней ока­за­лись глав­ны­ми вы­го­до­по­лу­ча­те­ля­ми ре­форм, все боль­ше срас­та­ясь кор­руп­ци­он­ны­ми свя­зя­ми с биз­не­сом. Это ка­са­лось да­же та­ких чув­стви­тель­ных сфер, как ар­мия и спец­служ­бы, где пред­ме­том тор­га ста­ли во­ен­ные зва­ния и го­су­дар­ствен­ные се­кре­ты.

Для то­го что­бы про­дви­нуть­ся по пу­ти даль­ней­ших ре­форм, Си Цзинь­пи­ну нуж­но бы­ло преж­де все­го из­ба­вить­ся от пут, ко­то­рые пре­вра­ща­ли гос­ап­па­рат в ба­рах­ля­щий ме­ха­низм, ко­то­рый в луч­шем слу­чае ра­бо­тал вхо­ло­стую, а в худ­шем — мно­жил про­бле­мы. Вы­бор в та­кой си­ту­а­ции в поль­зу цен­тра­ли­за­ции вла­сти со­от­вет­ство­вал ки­тай­ской тра­ди­ции. Хо­тя это и по­рож­да­ло об­ви­не­ния в ав­то­ри­та­риз­ме, од­на­ко, ви­ди­мо, ино­го пу­ти сло­мить со­про­тив­ле­ние «ста­рой бю­ро­кра­тии» у Си Цзинь­пи­на не бы­ло.

Имен­но от­каз от вы­да­чи аван­сов ко­му бы то ни бы­ло при­вел к то­му, что два пре­ем­ни­ка, ко­то­рых спе­ци­а­ли­сты по Ки­таю вы­де­ля­ли сре­ди мо­ло­дой ча­сти эли­ты в на­ча­ле пя­ти­лет­не­го сро­ка Си Цзинь­пи­на, ско­рее все­го уже не зай­мут выс­ших по­стов. Один-то уж точ­но — как раз на­ка­нуне XIX съез­да из пар­тии был ис­клю­чен Сунь Чж­эн­цай. До на­ча­ла рас­сле­до­ва­ния он счи­тал­ся од­ним из пре­тен­ден­тов на вхож­де­ние в по­сто­ян­ный ко­ми­тет по­лит­бю­ро КПК по ито­гам съез­да, в пер­спек­ти­ве ему пред­ре­ка­ли долж­ность пре­мье­ра Гос­со­ве­та.

Неко­то­рые на­блю­да­те­ли, го­во­ря о раз­ви­тии страны с мо­мен­та про­шло­го съез­да, по­ла­га­ют, что по ана­ло­гии с «но­вой ре­аль­но­стью» в эко­но­ми­ке, ко­то­рая за­клю­ча­ет­ся в ак­цен­те на ин­но­ва­ции и в от­ка­зе от ори­ен­та­ции на ко­ли­че­ствен­ные по­ка­за­те­ли ро­ста, мож­но го­во­рить и о но­вой по­ли­ти­че­ской ре­аль­но­сти. Речь идет в том чис­ле о пол­но­мо­чи­ях дей­ству­ю­ще­го ген­се­ка по­сле 2022 го­да. Кос­вен­ным под­твер­жде­ни­ем то­го, что нель­зя ис­клю­чать «тре­тий срок», яв­ля­ет­ся от­сут­ствие по­ка яс­но­сти в от­но­ше­нии по­тен­ци­аль­но­го пре­ем­ни­ка Си.

Кро­ме то­го, на­ря­ду с Мао Цз­э­ду­ном и Дэн Сяо­пи­ном те­перь имя Си Цзинь­пи­на вклю­че­но в устав пар­тии. Устав до­пол­нен по­ло­же­ни­ем об иде­ях Си Цзинь­пи­на о но­вой эре со­ци­а­лиз­ма с ки­тай­ской спе­ци­фи­кой. Та­кой че­сти не удо­ста­и­ва­лись ни Ху Цзинь­тао, ни Цзян Цз­эминь, хо­тя в пар­тий­ном до­ку­мен­те и бы­ли упо­мя­ну­тые их «флаг­ман­ские» по­ли­ти­че­ские кон­цеп­ции.

Кад­ро­вая революция

По су­ти, пя­ти­лет­ний срок, от­счет ко­то­ро­му на­чал XIX съезд, мож­но на­звать по-на­сто­я­ще­му пер­вым сро­ком Си. Имен­но сей­час он, пол­но­стью сло­мив со­про­тив­ле­ние «ста­рой бю­ро­кра­тии», до­стиг мак­си­му­ма вла­сти, что поз­во­ли­ло по ито­гам съез­да рас­ста­вить на клю­че­вые по­сты вер­ных се­бе людей. Без пре­уве­ли­че­ния это мож­но на­звать «ок­тябрь­ской ре­во­лю­ци­ей» — кад­ро­вой ре­во­лю­ци­ей Си, ко­то­рая поз­во­ли­ла ему со­брать «свою ар­мию», а не фор­маль­но на­зна­чить од­но­го пре­ем­ни­ка.

При этом ва­жен не толь­ко со­став по­сто­ян­но­го ко­ми­те­та по­лит­бю­ро, но и ру­ко­вод­ство от­де­лов ЦК. Сре­ди клю­че­вых кад­ро­вых ре­ше­ний мож­но вы­де­лить на­зна­че­ние Ван Ху­ни­на, ве­ду­ще­го пар­тий­но­го ана­ли­ти­ка и раз­ра­бот­чи­ка ос­нов­ных идео­ло­ги­че­ских кон­цеп­ций, на пост гла­вы сек­ре­та­ри­а­та ЦК. Этот пост свя­зан с ре­аль­ной вла­стью, по­сколь­ку сек­ре­та­ри­ат за­ни­ма­ет­ся по­все­днев­ным обес­пе­че­ни­ем ра­бо­ты по­лит­бю­ро ЦК и его по­сто­ян­но­го ко­ми­те­та. Ван Ху­нин, хо­тя и на­чал ра­бо­ту в пар­тий­ном ап­па­ра­те еще при Цзян Цз­эмине, счи­та­ет­ся од­ним из близ­ких у Си людей. Кан­це­ля­рию ЦК КПК (ана­лог рос­сий­ской ад­ми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та) воз­гла­вит Дин Сю­э­с­ян, фак­ти­че­ски «тень» Си Цзинь­пи­на, быв­ший гла­ва его лич­но­го сек­ре­та­ри­а­та.

Мно­го во­про­сов вы­зва­ла от­став­ка по воз­рас­ту Ван Ци­ша­ня — гла­вы Цен­траль­ной ко­мис­сии по про­вер­ке дис­ци­пли­ны, пар­тий­ной спец­служ­бы, ко­то­рая и за­ни­ма­лась ан­ти­кор­руп­ци­он­ны­ми рас­сле­до­ва­ни­я­ми. Ван счи­тал­ся од­ним из бли­жай­ших к Си Цзинь­пи­ну людей, глав­ным со­юз­ни­ком Си в про­ве­де­нии жест­кой по­ли­ти­ки в от­но­ше­нии эли­ты. По­че­му Си Цзинь­пин, по­ме­няв од­ни пра­ви­ла, ка­са­ю­щи­е­ся на­зна­че­ния пре­ем­ни­ков, не пре­не­брег в слу­чае с Ван Ци­ша­нем дру­гим неглас­ным пра­ви­лом, со­глас­но ко­то­ро­му воз­раст для из­бра­ния в но­вый со­став по­лит­бю­ро огра­ни­чи­ва­ет­ся 67 го­да­ми (Ван Ци­ша­ню в этом го­ду ис­пол­ни­лось 69)?

Ве­ро­ят­но, де­ло не толь­ко в том, что для Си Цзинь­пи­на важ­нее со­здать но­вую кон­фи­гу­ра­цию вла­сти, окру­жив се­бя ко­ман­дой вер­ных лич­но ему людей, чем со­хра­нить од­но­го, пусть и клю­че­во­го, со­юз­ни­ка. На­зна­че­ние вме­сто Ван Ци­ша­ня быв­ше­го глав­но­го «кад­ро­ви­ка» пар­тии — гла­вы ор­га­ни­за­ци­он­но­го от­де­ла ЦК Чжао Лэц­зи — го­во­рит о том, что при­о­ри­те­ты кон­троль­ной ра­бо­ты мо­гут из­ме­нить­ся. Сей­час не так важ­но за­гля­нуть в за­ру­беж­ные ко­шель­ки чи­нов­ни­ков (та­лант­ли­вый бан­кир Ван Ци­шань вла­дел этим ис­кус­ством вир­ту­оз­но, и мно­го­чис­лен­ные «по­сад­ки» ста­ли ре­зуль­та­том тща­тель­но­го фи­нан­со­во­го ана­ли­за). Важ­нее — по­все­днев­ная кад­ро­вая ра­бо­та, уме­ние «про­све­тить» ду­ши чи­нов­ни­ков, укре­пить их ло­яль­ность, вы­стро­ить жест­кую власт­ную вер­ти­каль. Крах Сунь Чж­эн­цая, ко­то­рый дол­гое вре­мя бла­го­по­луч­но де­лал ка­рье­ру, по­ка­зы­ва­ет, что с по­ли­ти­че­ской дис­ци­пли­ной и с ло­яль­но­стью выс­ших кад­ров не все в по­ряд­ке.

В ка­кой фор­ме воз­мо­жен тре­тий срок, по­ка ска­зать слож­но. Си Цзинь­пин мо­жет со­хра­нить лишь один клю­че­вой пост пред­се­да­те­ля Цен­траль­но­го во­ен­но­го со­ве­та — ни­ка­ких пре­пят­ствий для это­го нет. Од­на­ко с уче­том то­го что Си уже из­ме­нил мно­гие пра­ви­ла иг­ры, воз­мож­ны и бо­лее сме­лые ва­ри­ан­ты. Яс­но, что про­цесс пе­ре­да­чи вла­сти но­во­му по­ко­ле­нию ру­ко­во­ди­те­лей Ки­тая Си Цзинь­пин бу­дет кон­тро­ли­ро­вать лич­но. При­чем для него важ­но пе­ре­дать пре­ем­ни­кам не фор­маль­ные ат­ри­бу­ты вла­сти, а ту идео­ло­гию ве­ли­ко­го на­ци­о­наль­но­го воз­рож­де­ния, ко­то­рая уже за­креп­ле­на в пар­тий­ных до­ку­мен­тах.

«На­ря­ду с Мао Цз­э­ду­ном и Дэн Сяо­пи­ном те­перь имя Си Цзинь­пи­на вклю­че­но в устав пар­тии»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.