За­чем Игорь Се­чин при­шел на апел­ля­ци­он­ный суд по де­лу Алек­сея Улю­ка­е­ва

За­чем Игорь Се­чин при­шел на апел­ля­ци­он­ные слу­ша­ния по де­лу Алек­сея Улю­ка­е­ва

RBC - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - МАР­ГА­РИ­ТА АЛЕХИНА, АЛИ­НА ФА­ДЕ­Е­ВА, ДМИТ­РИЙ СЕРКОВ

Гла­ва «Рос­неф­ти» неожи­дан­но при­шел на апел­ля­ци­он­ный суд по де­лу Алек­сея Улю­ка­е­ва и по­мог го­соб­ви­не­нию от­сто­ять при­го­вор экс-ми­ни­стру. Экс­пер­ты уве­ре­ны, что Игорь Се­чин сде­лал это, учтя кри­ти­ку из-за его преды­ду­щих неявок в суд. Фор­маль­ное смяг­че­ние

Мосгор­суд в чет­верг, 12 ап­ре­ля, рас­смот­рел апел­ля­цию на при­го­вор быв­ше­му ми­ни­стру эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия Алек­сею Улю­ка­е­ву. Неожи­дан­но для сто­ро­ны за­щи­ты и жур­на­ли­стов на про­цес­се по­явил­ся и дал по­ка­за­ния клю­че­вой сви­де­тель об­ви­не­ния, гла­ва «Рос­неф­ти» Игорь Се­чин. Во вре­мя ос­нов­но­го про­цес­са над экс­ми­ни­стром Се­чин не смог прий­ти в суд «из-за плот­но­го гра­фи­ка».

По­яв­ле­ние Се­чи­на ста­ло един­ствен­ным сюр­при­зом во вре­мя но­во­го рас­смот­ре­ния де­ла. Мосгор­суд лишь незна­чи­тель­но из­ме­нил при­го­вор Алек­сею Улю­ка­е­ву, раз­ре­шив экс-ми­ни­стру за­ни­мать го­су­дар­ствен­ные долж­но­сти. Кол­ле­гия из трех су­дей под пред­се­да­тель­ством Оль­ги Не­де­ли­ной оста­ви­ла в си­ле при­го­вор За­моск­во­рец­ко­го су­да в ча­сти на­ка­за­ния в ви­де вось­ми лет ко­ло­нии стро­го­го ре­жи­ма и штра­фа 130,4 млн руб. За­щи­та Улю­ка­е­ва пла­ни­ру­ет по­дать кас­са­ци­он­ную жа­ло­бу, за­яви­ла РБК ад­во­кат Да­реджан Кве­ид­зе.

Парт­нер ад­во­кат­ско­го бю­ро «Де­ло­вой фар­ва­тер» Сер­гей Вар­ла­мов от­ме­ча­ет, что фор­маль­ное смяг­че­ние при­го­во­ра бы­ло за­ра­нее про­гно­зи­ру­е­мо. «Об­ви­ни­тель­ные при­го­во­ры крайне ред­ко от­ме­ня­ют­ся в вы­ше­сто­я­щих су­деб­ных ин­стан­ци­ях», — от­ме­тил ад­во­кат.

С мо­мен­та огла­ше­ния су­дьей при­го­во­ра в апел­ля­ци­он­ной ин­стан­ции он всту­па­ет в си­лу. По­сле вступ­ле­ния при­го­во­ра в си­лу ма­те­ри­а­лы де­ла от­пра­вят в суд пер­вой ин­стан­ции, то есть в За­моск­во­рец­кий суд, для об­ра­ще­ния при­го­во­ра к ис­пол­не­нию, го­во­рит ад­во­кат Ро­ман Но­ви­ков. «По­сле это­го ФСИН вы­бе­рет осуж­ден­но­му вид ис­пра­ви­тель­но­го учре­жде­ния, ку­да его эта­пи­ру­ют», — от­ме­ча­ет Но­ви­ков. По сло­вам ад­во­ка­та, на кас­са­ци­он­ное рас­смот­ре­ние Улю­ка­е­ва ли­бо до­ста­вят на за­се­да­ние из ко­ло­нии, ли­бо обес­пе­чат его уча­стие по ви­део-кон­фе­ренц-свя­зи. Даль­ше оста­ет­ся толь­ко про­вер­ка су­деб­но­го ре­ше­ния в по­ряд­ке над­зо­ра в Вер­хов­ном су­де Рос­сии, от­ме­тил он.

За­кры­тый до­прос

За­моск­во­рец­кий суд во вре­мя рас­смот­ре­ния де­ла на­пра­вил Се­чи­ну че­ты­ре по­вест­ки, вы­зы­вая его в ка­че­стве сви­де­те­ля, од­на­ко гла­ва «Рос­неф­ти» в суд не явил­ся. В ос­но­ву при­го­во­ра в ре­зуль­та­те лег­ли по­ка­за­ния ге­не­ра­ла ФСБ Оле­га Феок­ти­сто­ва, ко­то­рый ку­ри­ро­вал опе­ра­тив­ную раз­ра­бот­ку Улю­ка­е­ва и при­сут­ство­вал в офи­се «Рос­неф­ти» 14 но­яб­ря 2016 го­да, в день пе­ре­да­чи ме­че­ных де­нег ми­ни­стру.

Ком­мен­ти­ро­вать неяв­ку Се­чи­на при­шлось пре­зи­ден­ту Вла­ди­ми­ру Пу­ти­ну во вре­мя тра­ди­ци­он­ной еже­год­ной пресс-кон­фе­рен­ции в де­каб­ре 2017 го­да. Гла­ва го­су­дар­ства не уви­дел в дей­стви­ях гла­вы гос­ком­па­нии на­ру­ше­ний за­ко­на, но от­ме­тил, что Се­чин «мог бы и прий­ти в суд».

«Че­го здесь та­ко­го-то? Мог бы и по­вто­рить все то, что он из­ла­гал в хо­де пред­ва­ри­тель­но­го след­ствия и до­про­сов», — ска­зал Пу­тин, от­ме­тив, что «ви­дел ре­ак­цию об­ще­ствен­но­сти на этот счет».

По­яв­ле­ние гла­вы «Рос­неф­ти» на апел­ля­ции не анон­си­ро­ва­ли ни пред­ста­ви­те­ли ком­па­нии, ни сто­ро­ны про­цес­са. Во вре­мя рас­смот­ре­ния де­ла пред­ста­ви­тель го­соб­ви­не­ния Бо­рис Не­по­рож­ный по­про­сил суд за­слу­шать по­ка­за­ния сви­де­те­ля Се­чи­на. Он по­тре­бо­вал про­ве­сти до­прос Се­чи­на в за­кры­том ре­жи­ме, так как в хо­де до­про­са бу­дут ис­сле­до­вать­ся об­сто­я­тель­ства, со­став­ля­ю­щие в том чис­ле ком­мер­че­скую тай­ну, а так­же кон­фи­ден­ци­аль­ные до­ку­мен­ты о при­ва­ти­за­ции «Баш­неф­ти».

Алек­сей Улю­ка­ев и его за­щи­та вы­сту­пи­ли про­тив до­про­са Иго­ря Се­чи­на в за­кры­том ре­жи­ме. По мне­нию быв­ше­го ми­ни­стра, нет ос­но­ва­ния до­пра­ши­вать гла­ву «Рос­неф­ти» на ста­дии апел­ля­ции. Ад­во­ка­ты под­дер­жа­ли его по­зи- цию. «Мы до­пра­ши­ва­ли быв­ше­го ми­ни­стра эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия. Мы до­пра­ши­ва­ли его за­ме­сти­те­лей. Мы до­пра­ши­ва­ли гла­ву Ро­си­му­ще­ства. И ни­кто из них не тре­бо­вал сде­лать это в за­кры­том ре­жи­ме», — за­явил ад­во­кат Улю­ка­е­ва Ти­мо­фей Грид­нев. Су­дья удо­вле­тво­рил тре­бо­ва­ние об­ви­не­ния и по­про­сил жур­на­ли­стов уда­лить­ся из за­ла су­да.

По­се­ти­те­ли су­да не име­ли воз­мож­но­сти уви­деть Се­чи­на и задать ему во­про­сы: его про­ве­ли в зал су­да че­рез от­дель­ный вход для про­ку­ро­ров, ку­да он по­пал из со­сед­не­го кор­пу­са Мосгор­су­да по над­зем­но­му пе­ре­хо­ду. По­сле до­про­са он так­же об­ход­ным пу­тем по­ки­нул зда­ние.

«Ни­кто на него не да­вил, он при­е­хал в суд, как толь­ко по­яви­лась воз­мож­ность. Он за­ко­но­по­слуш­ный граж­да­нин», — объ­яс­нил «РИА Но­во­сти» по­яв­ле­ние Се­чи­на в су­де пресс-сек­ре­тарь «Рос­неф­ти» Ми­ха­ил Леон­тьев.

Что рас­ска­зал Се­чин

Позд­нее Се­чин и сам про­ком­мен­ти­ро­вал по­яв­ле­ние в су­де, объ­яс­нив его лич­ной от­вет­ствен­но­стью за ре­зуль­та­ты борь­бы с кор­руп­ци­ей в стране. «Для ме­ня это был прин­ци­пи­аль­ный во­прос, по­то­му что я хо­тел, что­бы мои по­ка­за­ния бы­ли учте­ны су­дом. Я яв­ля­юсь ос­нов­ным сви­де­те­лем, и для ме­ня это бы­ло де­лом че­сти», — ска­зал он «Рос­сии 24». Он объ­яс­нил свою неяв­ку в суд пер­вой ин­стан­ции се­рьез­ным ра­бо­чим гра­фи­ком и от­ме­тил, что при­шел «как толь­ко по­яви­лась воз­мож­ность».

«Се­го­дняш­ний про­цесс про­хо­дил в за­кры­том ре­жи­ме в свя­зи с ря­дом об­сто­я­тельств, по­это­му я не мо­гу рас­ска­зы­вать о де­та­лях, но в це­лом мо­гу ска­зать, что я под­твер­дил в хо­де за­се­да­ния су­да свою по­зи­цию о том, что Улю­ка­ев тре­бо­вал неза­кон­ное воз­на­граж­де­ние, сам обо­зна­чил его сум­му, сам при­е­хал за ним и сам уехал», — рас­ска­зал Се­чин.

По­ка­за­ния Се­чи­на — «скон­стру­и­ро­ван­ные» и «недо­сто­вер­ные», но они да­ют ос­но­ва­ния от­пра­вить де­ло на но­вое рас­смот­ре­ние, за­явил в сво­ем вы­ступ­ле­нии в пре­ни­ях за­щит­ник Улю­ка­е­ва Ти­мо­фей Грид­нев. Так, при­го­вор За­моск­во­рец­ко­го су­да ос­но­вы­вал­ся на по­ка­за­ни­ях ге­не­ра­ла ФСБ Оле­га Феок­ти­сто­ва и за­яв­ле­нии Се­чи­на гла­ве ФСБ Алек­сан­дру Борт­ни­ко­ву. Там утвер­жда­лось, что тре­бо­ва­ние взят­ки бы­ло озву­че­но в лоб­би то­го же оте­ля за иг­рой на би­льяр­де. Кро­ме то­го, из при­го­во­ра сле­до­ва­ло, что это Улю­ка­ев зво­нил Се­чи­ну, хо­тя за­пись их раз­го­во­ров го­во­ри­ла об об­рат­ном.

«Мы се­го­дня ли­ши­лись огром­ной ча­сти до­ка­за­тельств, на ко­то­рые ссы­лал­ся суд пер­вой ин­стан­ции», — за­явил Грид­нев. По его сло­вам, са­ма идея, что Улю­ка­ев мог по­тре­бо­вать взят­ку в тол­пе лю­дей и в при­сут­ствии служ­бы про­то­ко­ла пре­зи­ден­та, аб­сурд­на, а име­ю­щи­е­ся ви­део­за­пи­си сви­де­тель­ству­ют, что с ме­ро­при­я­тия сам­ми­та они ушли по­рознь.

По­ка­за­ния Се­чи­на, на­про­тив, от­лич­но со­гла­су­ют­ся с дру­ги­ми до­ка­за­тель­ства­ми по де­лу, за­яви­ли го­соб­ви­ни­те­ли Бо­рис Не­по­рож­ный и Па­вел Фи­лип­чук.

В сво­ем по­след­нем слове на за­се­да­нии 12 ап­ре­ля Улю­ка­ев за­явил, что в хо­де су­да не бы­ло предъ­яв­ле­но ни од­но­го до­ка­за­тель­ства то­го фак­та, что он ко­гда-ли­бо тре­бо­вал взят­ку у гла­вы «Рос­неф­ти». «На­обо­рот, бы­ла мас­са до­ка­за­тельств мо­ей неви­нов­но­сти. Весь при­го­вор ба­зи­ру­ет­ся на од­ном кос­вен­ном до­ка­за­тель­стве, по­стро­ен­ном по прин­ци­пу «од­на баб­ка ска­за­ла». Вер­нее, «один му­жик ска­зал, как дру­гой му­жик ска­зал, что тре­тий му­жик тре­бо­вал у него взят­ку», — ска­зал Улю­ка­ев.

При­слу­шал­ся к кри­ти­ке

При­чи­ной при­хо­да Се­чи­на на суд мог­ло быть опа­се­ние, что при­го­вор от­ме­нят, счи­та­ет член со­ве­та по вза­и­мо­дей­ствию с ин­сти­ту­та­ми граж­дан­ско­го об­ще­ства при пред­се­да­те­ле Со­ве­та Фе­де­ра­ции Ев­ге­ний Кор­ча­го. «Он яв­ля­ет­ся ос­нов­ным сви­де­те­лем об­ви­не­ния, и ни­кто, кро­ме него, не ви­дел, как Улю­ка­ев тре­бо­вал от него день­ги. По­это­му его по­яв­ле­ние в апел­ля­ции мож­но рас­це­ни­вать как при­да­ние при­го­во­ру пер­вой ин­стан­ции ле­ги­тим­но­сти, что умень­ша­ет ве­ро­ят­ность его по­сле­ду­ю­щей от­ме­ны», — уве­рен Кор­ча­го.

Дру­гую вер­сию неожи­дан­но­го при­ез­да Се­чи­на в суд вы­дви­га­ет экс-ген­про­ку­рор Рос­сии Юрий Ску­ра­тов. «По­яв­ле­ние Се­чи­на в су­де не бы­ло свя­за­но с опа­се­ни­я­ми по по­во­ду то­го, что при­го­вор не усто­ит, мы зна­ем, что у нас судьи очень по­нят­ли­вые, тем бо­лее что об­ще­ствен­ное мне­ние бы­ло под­го­тов­ле­но за­ра­нее», — го­во­рит он. По мне­нию Ску­ра­то­ва, при­ход ру­ко­во­ди­те­ля «Рос­неф­ти» свя­зан с угро­зой лич­но­му ав­то­ри­те­ту из-за мно­го­чис­лен­ных кри­ти­че­ских за­ме­ча­ний, ко­то­рые бы­ли вы­ска­за­ны в его ад­рес. «Нель­зя од­но­му из за­яви­те­лей де­мон­стри­ро­вать неува­же­ние к су­ду», — счи­та­ет быв­ший ген­про­ку­рор.

Неожи­дан­ное ре­ше­ние Се­чи­на мо­жет быть обу­слов­ле­но ли­бо лич­ной ре­ко­мен­да­ци­ей пре­зи­ден­та Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на, ли­бо след­стви­ем борь­бы за рас­пре­де­ле­ние мест в выс­ших эше­ло­нах вла­сти по­сле ина­у­гу­ра­ции гла­вы го­су­дар­ства, уве­рен по­лит­кон­суль­тант Дмит­рий Фе­ти­сов. «Пре­зи­дент пуб­лич­но кри­ти­ко­вал Се­чи­на за неуча­стие в столь гром­ком про­цес­се. Се­чин как че­ло­век си­стем­ный не за­ин­те­ре­со­ван в том, что­бы его вли­я­ние па­да­ло. В кон­тек­сте ско­рой от­став­ки пра­ви­тель­ства Се­чин сиг­на­ли­зи­ру­ет, что же­ла­ет со­хра­нить свое вли­я­ние и, воз­мож­но, по­лу­чить ка­кую-то но­вую вы­со­кую долж­ность, до­ба­вил Фе­ти­сов. И имен­но по­это­му мог об­ра­тить вни­ма­ние на кри­ти­ку и пой­ти на суд», — за­клю­чил экс­перт.

Алек­сей Улю­ка­ев (на фо­то) и его за­щи­та вы­сту­па­ли про­тив до­про­са Иго­ря Се­чи­на в за­кры­том ре­жи­ме

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.