Гер­ман Хан,

Член на­блю­да­тель­но­го со­ве­та « Аль­фа- Групп »

RBC - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - ИРИ­НА ПАРФЕНТЬЕВА, КИ­РИЛЛ ТО­КА­РЕВ, ТИ­МО­ФЕЙ ДЗЯДКО

«Мы го­то­вы про­дать все в лю­бой мо­мент»

Член на­блю­да­тель­но­го со­ве­та «Аль­фаГрупп» Гер­ман Хан в ин­тер­вью РБК рас­ска­зал о сво­ем от­но­ше­нии к «крем­лев­ско­му спис­ку», при­чи­нах уве­ли­че­ния ро­ли го­су­дар­ства в биз­не­се и о том, сколь­ко мо­жет сто­ить неф­те­га­зо­вая Wintershall DEA. «Са­мое пра­виль­ное — это не де­лать рез­ких дви­же­ний»

— Ка­кая про­пор­ция сей­час у биз­не­са «Аль­фа-Групп» меж­ду рос­сий­ски­ми и ино­стран­ны­ми ак­ти­ва­ми? Скла­ды­ва­ет­ся впе­чат­ле­ние, что рос­сий­ский ры­нок вас ин­те­ре­су­ет все мень­ше.

— Се­го­дня с уче­том всех тех ас­пек­тов, ко­то­рые всем нам за­ме­ча­тель­но из­вест­ны, воз­мож­но­сти на рос­сий­ском рын­ке неве­ли­ки. Но это толь­ко с од­ной сто­ро­ны. С дру­гой сто­ро­ны, нам как ин­ве­сто­рам хо­чет­ся ка­ким-то об­ра­зом раз­ви­вать­ся. Мы счи­та­ем, что в Рос­сии мы сде­ла­ли уже мно­го ин­те­рес­ных ин­ве­сти­ций, и нам хо­те­лось бы по­про­бо­вать се­бя в меж­ду­на­род­ном плане — по­стро­ить некую ин­фра­струк­ту­ру, ко­то­рая поз­во­лит нам де­лать та­кие же успеш­ные про­ек­ты, но уже за пре­де­ла­ми Рос­сии.

У нас нет ка­ких-то дог­ма­ти­че­ских ка­но­нов в от­но­ше­нии этих до­лей [рас­пре­де­ле­ния биз­не­са], о ко­то­рых вы ме­ня спра­ши­ва­е­те. Ско­рее, мы по-преж­не­му со­хра­ня­ем оп­пор­ту­ни­сти­че­ский под­ход: ес­ли ви­дим ин­те­рес­ные воз­мож­но­сти, ста­ра­ем­ся их ре­а­ли­зо­вы­вать.

— Внут­рен­ние со­бы­тия по­след­не­го вре­ме­ни — арест бра­тьев Ма­го­ме­до­вых, уве­ли­че­ние ро­ли го­су­дар­ства в биз­не­се; зна­чит ли это, что идет оче­ред­ное из­ме­не­ние пра­вил иг­ры меж­ду го­су­дар­ством и биз­не­сом? Биз­не­сме­ны из са­мых раз­ных от­рас­лей го­во­рят о том, что ме­ста для биз­не­са в Рос­сии сей­час все мень­ше и мень­ше.

— Мне ка­жет­ся, его мень­ше в первую оче­редь по при­чине су­ще­ствен­но­го от­то­ка за­пад­ных ин­ве­сти­ций. Тен­ден­ция уси­ле­ния ро­ли го­су­дар­ства — она ско­рее идет неосо­знан­но, это та­кая есте­ствен­ная за­щит­ная ре­ак­ция на все санк­ци­он­ные ве­щи, ко­то­рые на эко­но­ми­ку вли­я­ют.

Ре­ак­ция на упо­мя­ну­тые аре­сты — она неве­ли­ка, хо­тя, бе­з­услов­но, для нас в це­лом это непри­ят­ное со­бы­тие. Фик­си­ру­ем мы и уве­ли­че­ние до­ли го­су­дар­ства. И, на­при­мер, в бан­ков­ском сег­мен­те от­но­ше­ние к это­му дво­я­кое. С од­ной сто­ро­ны, с рын­ка уби­ра­ют­ся недоб­ро­со­вест­ные банки, и их кли­ен­ты пы­та­ют­ся по­стро­ить но­вые вза­и­мо­от­но­ше­ния с дру­ги­ми бан­ков­ски­ми учре­жде­ни­я­ми, в том чис­ле и с Аль­фа-бан­ком: идет рост кли­ент­ской ба­зы за счет этих тур­бу­лент­ных дви­же­ний на рын­ке. С дру­гой — бе­з­услов­но, в це­лом тен­ден­ция для нас как для част­ных ин­ве­сто­ров вы­гля­дит не са­мым луч­шим об­ра­зом.

— С уче­том то­го что вы не толь­ко рос­сий­ский, но и меж­ду­на­род­ный ин­ве­стор, есть зна­ме­ни­тый «крем­лев­ский список», ку­да вы по­па­ли в чис­ле дру­гих рос­сий­ских из­вест­ных биз­не­сме­нов. Вся эта санк­ци­он­ная ис­то­рия ослож­ни­ла для вас вза­и­мо­от­но­ше­ния с за­ру­беж­ны­ми парт­не­ра­ми?

— Бе­з­услов­но, мы ис­пы­ты­ва­ли и испытываем ряд слож­но­стей. Не сек­рет, что мы бы­ли вы­нуж­де­ны про­дать свои бри­тан­ские ак­ти­вы в неф­те­га­зо­вом сег­мен­те, есть еще ряд мо­мен­тов, с ко­то­ры­ми мы столк­ну­лись [из-за санк­ций]. Но в це­лом мы пы­та­ем­ся про­дол­жать ра­бо­тать и ра­бо­та­ем.

Я не при­пом­ню, что­бы у нас бы­ли ка­кие-то рез­кие ко­ле­ба­ния [во вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях с ино­стран­ны­ми парт­не­ра­ми]. Мне ка­жет­ся, нуж­но чет­ко раз­де­лять част­ных ин­ве­сто­ров и част­ное парт­нер­ство и по­зи­цию неких го­су­дар­ствен­ных ор­га­нов. Чи­нов­ни­ки — они во всем ми­ре чи­нов­ни­ки: эта ка­те­го­рия ру­ко­вод­ству­ет­ся бо­лее фор­маль­ным под­хо­дом.

— Но лю­бой, на­при­мер, за­ру­беж­ный част­ный банк — это часть го­су­дар­ствен­ной си­сте­мы.

— С од­ной сто­ро­ны, бе­з­услов­но. Но с дру­гой — лю­бой банк за­ин­те­ре­со­ван в под­дер­жа­нии нор­маль­ных от­но­ше­ний со сво­и­ми кли­ен­та­ми. Это та­кая слож­ная грань, непро­стая, и для нас, и для них. Мы по­ка пы­та­ем­ся на­хо­дить взве­шен­ные, ра­зум­ные ком­про­мис­сы. Есте­ствен­но, что все эти [санк­ци­он­ные] ве­щи крайне непри­ят­ны. Но ка­ко­го-то су­ще­ствен­но­го нега­тив­но­го вли­я­ния на наш биз­нес и на­ши ин­ве­сти­ции на За­па­де мы по­ка не ощу­ща­ем.

— Со сво­ей сто­ро­ны вам при­шлось ме­нять стиль об­ще­ния с за­пад­ны­ми парт­не­ра­ми? На­ни­ма­ли ли вы спе­ци­аль­ных юри­стов или кон­суль­тан­тов на эти за­да­чи?

— Нет. Мне ка­жет­ся, что в та­ко­го ро­да си­ту­а­ци­ях са­мое пра­виль­ное — это не де­лать рез­ких дви­же­ний, не ме­нять рез­ко ни­че­го: ни стиль, ни струк­ту­ру, не де­лать ка­кие-то гло­баль­ные фи­нан­со­вые пе­ре­ме­ще­ния.

— Вы са­ми в ка­кой мо­мент узна­ли, что вы по­тен­ци­аль­но мо­же­те вой­ти в некий список с неки­ми по­след­стви­я­ми? Не бы­ло ни­ка­ких опа­се­ний?

— Опа­се­ния, на­вер­ное, ка­кие-то внут­рен­ние бы­ли, но cпро­гно­зи­ро­вать та­кие ве­щи прак­ти­че­ски невоз­мож­но. Это все рав­но что це­ны на нефть про­гно­зи­ро­вать или дви­же­ние ко­мет. Я ду­маю, что те, кто за­ни­мал­ся со­став­ле­ни­ем это­го спис­ка, они, на­вер­ное, то­же в по­след­ний мо­мент при­ни­ма­ли ка-

ФО­ТО: Вла­ди­слав Ша­ти­ло/РБК

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.