Со­сто­я­тель­ные рос­си­яне по-преж­не­му дер­жат боль­шую часть ак­ти­вов за гра­ни­цей

Со­сто­я­тель­ные рос­си­яне дер­жат боль­шую часть ак­ти­вов за гра­ни­цей

RBC - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - ЕКА­ТЕ­РИ­НА ЛИТОВА

Рос­сий­ские мил­ли­о­не­ры дер­жат в бан­ках стра­ны мень­ше тре­ти сво­их фи­нан­со­вых ак­ти­вов — $140 млрд про­тив $315 млрд за ру­бе­жом. Санк­ци­он­ные угро­зы не при­во­дят к ре­па­три­а­ции средств, а спо­соб­ству­ют со­зда­нию ре­зер­вов за ру­бе­жом.

Со­сто­я­тель­ные рос­си­яне, вла­де­ю­щие не ме­нее чем $1 млн фи­нан­со­вых ак­ти­вов (в на­лич­ных день­гах, де­по­зи­тах и цен­ных бу­ма­гах, без уче­та сто­и­мо­сти недви­жи­мо­сти и биз­не­са), дер­жат в рос­сий­ских бан­ках око­ло 30% сво­их средств, сле­ду­ет из ис­сле­до­ва­ния ком­па­нии Frank RG, по­свя­щен­но­го сег­мен­ту private banking в Рос­сии. Об­щий объ­ем фи­нан­со­вых ак­ти­вов экс­пер­ты Frank RG оце­ни­ли в $455 млрд, из ко­то­рых в Рос­сии на­хо­дят­ся $140 млрд, а $315 млрд — за ру­бе­жом.

Ис­сле­до­ва­ние про­во­ди­лось с ап­ре­ля по ок­тябрь 2018 го­да на ос­но­ве дан­ных 11 рос­сий­ских бан­ков и их под­раз­де­ле­ний private banking, спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­щих­ся на ока­за­нии услуг со­сто­я­тель­ным кли­ен­там. Речь идет о 27 тыс. че­ло­век.

На ко­нец 2017 го­да Frank RG оце­ни­ва­ла объ­ем де­неж­ных средств, раз­ме­щен­ных в сег­мен­те private banking под управ­ле­ни­ем за­ре­ги­стри­ро­ван­ных в Рос­сии бан­ков, при­мер­но в 7 трлн руб., или $112 млрд. По ито­гам пер­во­го по­лу­го­дия 2018 го­да этот по­ка­за­тель вы­рос до 7,72 трлн руб., а к кон­цу го­да вы­рас­тет на 22,3% в со­по­став­ле­нии год к го­ду и до­стиг­нет 8,67 трлн руб., про­гно­зи­ру­ют в Frank RG.

С уче­том валютной пе­ре­оцен­ки ак­ти­вов ре­аль­ный рост бу­дет мень­ше — 15,1%, го­во­рят экс­пер­ты, от­ме­чая, что лишь 5% это­го ро­ста обес­пе­чил воз­врат ка­пи­та­ла из-за ру­бе­жа.

Хра­нить в ва­лю­те

Кли­ен­ты рос­сий­ско­го private banking око­ло 60% сво­е­го порт­фе­ля дер­жат в ва­лют­ных ак­ти­вах, под­счи­та­ли в Frank RG. До­ля ва­лю­ты в струк­ту­ре ак­ти­вов кли­ен­тов Sberbank Private Banking (под­раз­де­ле­ния Сбер­бан­ка по ра­бо­те с со­сто­я­тель­ны­ми кли­ен­та­ми с по­ро­гом вхо­да 100 млн руб.) со­став­ля­ет 64%. Как со­об­щи­ла РБК гла­ва Sberbank Private Banking Евгения Тю­ри­ко­ва, по ито­гам сен­тяб­ря 2018 го­да до­ля руб­ле­вых ак­ти­вов кли­ен­тов вы­рос­ла до 36%, то­гда как на 1 ян­ва­ря 2018 го­да на раз­ные ви­ды ино­стран­ных ва­лют (пре­иму­ще­ствен­но дол­ла­ры, ев­ро, фун­ты) при­хо­ди­лось 72% ба­лан­са, а на рубль — око­ло 28%. При этом порт­фель ак­ти­вов кли­ен­тов Sberbank PB в аме­ри­кан­ских дол­ла­рах сни­зил­ся на 11 п.п. — до 46%, а до­ля ев­ро уве­ли­чи­лась на 3 п.п., ска­за­ла Тю­ри­ко­ва.

В ВТБ Private Banking (по­рог вхо­да — 30 млн руб.), управ­ля­ю­щей 1,7 трлн руб. средств кли­ен­тов, на­обо­рот, от­ме­ча­ют рост до­ли ва­лю­ты в их порт­фе­ле — за тре­тий квар­тал с 55 до 58,3%, со­об­щил РБК пред­ста­ви­тель ВТБ. На на­ча­ло го­да до­ля ва­лют­ных ак­ти­вов со­сто­я­тель­ных кли­ен­тов со­став­ля­ла 53%. При этом 73% ва­лют­ных средств VIP-кли­ен­ты ВТБ раз­ме­ща­ют в дол­ла­рах США. Осталь­ные бан­ки, име­ю­щие под­раз­де­ле­ния private banking, на во­про­сы РБК не от­ве­ти­ли.

В Frank RG от­ме­ча­ют яв­ную тен­ден­цию к ро­сту до­ли ва­лю­ты в порт­фе­лях со­сто­я­тель­ных рос- си­ян. «Тот факт, что три го­да на­зад курс руб­ля об­ва­лил­ся по от­но­ше­нию к дол­ла­ру в два ра­за, не мог не ока­зать вли­я­ния на ре­ше­ние со­сто­я­тель­ных рос­си­ян хра­нить свои сбе­ре­же­ния в дол­ла­рах», — от­ме­ча­ет ру­ко­во­ди­тель про­ек­та Premium & Private Banking ком­па­нии Frank RG Лю­бовь Про­ко­по­ва. За по­след­ние три го­да на­блю­де­ний за рын­ком private banking до­ля ва­лют­ных вло­же­ний в ка­пи­та­ле со­сто­я­тель­ных кли­ен­тов вы­рос­ла с 55 до 60%, го­во­рит экс­перт. До­ля ва­лют­ных вло­же­ний в де­по­зи­тах вы­ше, а в ин­ве­сти­ци­он­ном порт­фе­ле — 55%, до­ба­ви­ла она.

Санк­ции: вер­нуть или вы­ве­сти

Для со­сто­я­тель­ных кли­ен­тов нор­маль­но раз­ме­щать сред­ства в раз­ных ва­лю­тах и юрис­дик­ци­ях в це­лях ди­вер­си­фи­ка­ции, го­во­рит Лю­бовь Про­ко­по­ва. Пе­ре­кос пред­по­чте­ний рос­сий­ско­го кли­ен­та в поль­зу за­ру­беж­ных бан­ков свя­зан не столь­ко с про­бле­ма­ми оте­че­ствен­ных бан­ков, сколь­ко с же­ла­ни­ем уй­ти от рос­сий­ских рис­ков, от­ме­ча­ет она. «К со­жа­ле­нию, со­сто­я­тель­ный кли­ент, за­ра­ба­ты­вая день­ги в Рос­сии, пред­по­чи­та­ет со­хра­нять их за ру­бе­жом — по мне­нию мно­гих кли­ен­тов, так на­деж­нее», — го­во­рит Про­ко­по­ва.

Те, кто опа­са­ет­ся уже­сто­че­ния санк­ций и то­го, что они так или ина­че за­тро­нут их биз­нес, мо­гут на­чать ли­бо уже на­ча­ли пе­ре­во­дить часть ка­пи­та­ла в Рос­сию, го­во­рит парт­нер груп­пы по управ­ле­нию пер­со­на­лом и на­ло­го­об­ло­же­нию фи­зи­че­ских лиц в Рос­сии и СНГ КПМГ До­нат Под­ни­ек. «Что-то по­доб­ное слу­чи­лось в са­мом на­ча­ле 2018 го­да, ко­гда бан- ки фик­си­ро­ва­ли при­ток ка­пи­та­ла. Ес­ли сно­ва бу­дет на­г­не­та­ние си­ту­а­ции с санк­ци­я­ми, мы, воз­мож­но, сно­ва бу­дем на­блю­дать та­кую си­ту­а­цию», — от­ме­ча­ет экс­перт. Од­на­ко, ко­гда санк­ци­он­ная ри­то­ри­ка сти­ха­ет, день­ги воз­вра­ща­ют­ся об­рат­но за ру­беж — недо­ве­рие к бан­ков­ской си­сте­ме со­хра­ня­ет­ся, про­цесс оздо­ров­ле­ния сек­то­ра не за­кон- чен и свя­зан с пря­мы­ми рис­ка­ми по­те­ри ка­пи­та­ла, по­ла­га­ет он. Ис­клю­че­ни­ем яв­ля­ют­ся гос­бан­ки, но, ко­гда санк­ци­он­ная ри­то­ри­ка уже­сто­ча­ет­ся и на­прав­ля­ет­ся про­тив них, дер­жать в них свои день­ги со­сто­я­тель­ным кли­ен­там мо­жет стать неудоб­но для за­ру­беж­ных рас­че­тов, пред­по­ла­га­ет Под­ни­ек.

Ка­пи­тал на фоне санк­ций и ри­то­ри­ки во­круг них, на­обо­рот, из Рос­сии ухо­дит: лю­ди бо­ят­ся, что рос­сий­ским бан­кам запретят ра­бо­тать с дол­ла­ра­ми, а лю­ди не хо­тят оста­вать­ся в рублях, го­во­рит парт­нер, ру­ко­во­ди­тель прак­ти­ки по ра­бо­те с част­ны­ми кли- ен­та­ми EY Антон Ионов. Экс­перт счи­та­ет, что уже­сто­че­ние санк­ций лишь то­чеч­но ска­жет­ся на воз­вра­ще­нии ка­пи­та­ла толь­ко тех лиц, про­тив ко­то­рых бу­дут на­прав­ле­ны санк­ции. «На­се­ле­ние все рав­но ви­дит, что рис­ки воз­рас­та­ют, и они вы­во­дят день­ги из Рос­сии, что­бы при ухуд­ше­нии си­ту­а­ции иметь ка­кой-то па­кет цен­ных ино­стран­ных бу­маг,

На ко­нец 2017 го­да Frank RG оце­ни­ва­ла объ­ем де­неж­ных средств, раз­ме­щен­ных в сег­мен­те private banking под управ­ле­ни­ем за­ре­ги­стри­ро­ван­ных в Рос­сии бан­ков, при­мер­но в 7 трлн руб., или $112 млрд. По ито­гам пер­во­го по­лу­го­дия 2018 го­да этот по­ка­за­тель вы­рос до 7,72 трлн руб.

средств в ино­стран­ной ва­лю­те, что­бы обез­опа­сить се­бя», — от­ме­ча­ет он. Не сто­ит за­бы­вать и об об­рат­ном эф­фек­те санк­ций: неко­то­рые кли­ен­ты при­ни­ма­ют ре­ше­ние о пол­ной неас­со­ци­а­ции ка­пи­та­ла с Рос­си­ей и ухо­дят в за­ру­беж­ные бан­ки, со­гла­ша­ет­ся Лю­бовь Про­ко­по­ва.

Рост сег­мен­та private banking в Рос­сии по боль­шей ча­сти бу­дет обу­слов­лен но­вы­ми кли­ен­та­ми. «Уве­ли­че­ние про­зрач­но­сти при пред­ло­же­нии услуг и про­дук­тов, по­ни­ма­ние кли­ен­тов и про­фес­си­о­на­лизм мо­гут при­влечь в private banking но­вых кли­ен­тов», — счи­та­ет Антон Ионов.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.