Ме­бель от вин­та

Как эко­но­мист и юрист за­ня­лись про­из­вод­ством жур­наль­ных сто­ли­ков из де­та­лей ста­рых са­мо­ле­тов

RBC - - СВОЕ ДЕЛО - КРИ­СТИ­НА РУДИЧ

Алек­сандр Оч­ков и Руслан Бу­ла­нов да­ют вто­рую жизнь авиа­ци­он­но­му ло­му, пре­вра­щая его в жур­наль­ные сто­ли­ки и на­стен­ные ча­сы. Все­го за че­ты­ре ме­ся­ца парт­не­рам уда­лось вы­ве­сти ком­па­нию Ru-Sky на при­быль.

Ос­но­ва­те­ли ком­па­нии Ru-Sky при­ду­ма­ли свой биз­нес бла­го­да­ря люб­ви к са­мо­ле­там. Дед 35-лет­не­го моск­ви­ча Алек­сандра Оч­ко­ва, Ге­рой Со­вет­ско­го Со­ю­за Алек­сандр Мед­ве­дев, осе­нью 1941-го бом­бил на­сту­пав­ших на Моск­ву нем­цев с пи­ки­ру­ю­ще­го бом­бар­ди­ров­щи­ка Пе-2. Отец 34-лет­не­го вол­го­град­ца Русла­на Бу­ла­но­ва, ин­же­нер, всю жизнь про­ра­бо­тал в авиа­ци­он­ной ин­ду­стрии. Несмот­ря на то что у обо­их дру­зей бы­ло непро­филь­ное об­ра­зо­ва­ние, эко­но­ми­че­ское и юри­ди­че­ское, авиация не обо­шла их сто­ро­ной: ми­нув­шим ле­том они от­кры­ли про­из­вод­ство, ко­то­рое пе­ре­ра­ба­ты­ва­ет де­та­ли от­ле­тав­ших свое са­мо­ле­тов в кра­си­вую ме­бель и арт-объ­ек­ты. Вы­руч­ка Ru-Sky за ок­тябрь до­стиг­ла 650 тыс. руб., опе­ра­ци­он­ная при­быль — 160 тыс. руб.

По­ле­ты во сне и на­яву

Вы­пуск­ник НИУ ВШЭ Алек­сандр Оч­ков успел по­ра­бо­тать в круп­ном биз­не­се: не­сколь­ко лет тру­дил­ся в лон­дон­ской кон­сал­тин­го­вой ком­па­нии, а вер­нув­шись в 2006 го­ду в Моск­ву, де­сять лет за­ни­мал­ся в General Motors раз­ви­ти­ем ди­лер­ских се­тей. По­лу­чив в 2016 го­ду сте­пень MBA в мос­ков­ской шко­ле управ­ле­ния «Скол­ко­во», он ре­шил по­ки­нуть ком­па­нию и со­сре­до­то­чить­ся на соб­ствен­ных про­ек­тах, в част­но­сти на раз­ви­тии ре­кру­тин­го­во­го агент­ства Atsearch, парт­не­ром ко­то­ро­го яв­ля­ет­ся. Ре­шая пра­во­вые во­про­сы, свя­зан­ные с ра­бо­той агент­ства, Алек­сандр ча­сто об­ра­щал­ся к юри­сту Русла­ну Бу­ла­но­ву. «Я уви­дел, что Руслан — че­ло­век, с ко­то­рым мож­но вести лю­бые де­ла, ис­клю­чи­тель­но по­ря­доч­ный и от­кры­тый», — вспо­ми­на­ет он. Сдру­жив­шись, пред­при­ни­ма­те­ли при­ня­лись об­суж­дать идеи сов­мест­но­го биз­не­са.

У них ока­за­лась од­на об­щая лю­бовь — са­мо­ле­ты. Бу­ду­щие парт­не­ры ис­ка­ли свя­зан­ную с авиа­ци­ей ни­шу, ко­то­рая не тре­бо­ва­ла бы боль­ших вло­же­ний, и на­толк­ну­лись на при­мер ка­ли­фор­ний­ской ком­па­нии MotoArt, про­из­во­дя­щей ме­бель из де­та­лей от­ле­тав­ших свое са­мо­ле­тов и вер­то­ле­тов. «Пред­при­я­тие ра­бо­та­ет на рын­ке Се­вер­ной Аме­ри­ки уже 18 лет. Обо­рот — $70 млн в год, де­сят­ки со­труд­ни­ков», — рас­ска­зы­ва­ет Оч­ков. Пред­при­ни­ма­те­ли за­го­ре­лись иде­ей от­крыть ком­па­нию, ко­то­рая за­ни­ма­лась бы тем же са­мым в Рос­сии. «У нас в стране есть част­ные ма­сте­ра, ко­то­рые де­ла­ют еди- нич­ные пред­ме­ты на за­каз, но мас­со­во­го про­из­вод­ства та­кой ме­бе­ли нет. Мы ре­ши­ли стать пер­во­про­ход­ца­ми», — го­во­рит Алек­сандр.

Но­во­ис­пе­чен­ные парт­не­ры за­ре­ги­стри­ро­ва­ли ком­па­нию, на­бра­ли пер­вых со­труд­ни­ков и вме­сте с тех­но­ло­гом ста­ли ис­кать в Москве про­из­вод­ствен­ное по­ме­ще­ние. Обя­за­тель­ным усло­ви­ем бы­ло на­ли­чие в ша­го­вой до­ступ­но­сти про­из­водств, ко­то­рым ком­па­ния могла бы за­ка­зы­вать необ­хо­ди­мые де­та­ли из дру­гих ма­те­ри­а­лов — де­ре­вян­ные, стек­лян­ные и то­му по­доб­ные.

Иде­аль­ным ме­стом ока­зал­ся во­ен­ный за­вод на ули­це Ве­рей­ской в ЗАО. На его тер­ри­то­рии рас­по­ло­же­ны сот­ни пред­при­я­тий, в ос­нов- ном част­ных, ко­то­рые за­ни­ма­ют­ся де­ре­во­об­ра­бот­кой, ме­тал­ло­об­ра­бот­кой, по­крас­кой, свар­кой, ли­тьем. За 100 тыс. руб. в ме­сяц парт­не­ры сня­ли 100 кв. м пло­ща­ди — цех и два ма­лень­ких скла­да, что­бы хра­нить там неболь­шой за­пас де­та­лей. Еще 700 тыс. руб. они по­тра­ти­ли на обо­ру­до­ва­ние — руч­ные стан­ки и ва­ку­ум­ную уста­нов­ку, необ­хо­ди­мую для ра­бо­ты с кар­бо­но­вы­ми и стек­ло­во­ло­кон­ны­ми фор­ма­ми.

Дру­гой цех, в Вол­го­гра­де, дру­зья по­лу­чи­ли со­вер­шен­но бес­плат­но: мест­ный пред­при­ни­ма­тель пе­ре­дал Бу­ла­но­ву во вре­мен­ное поль­зо­ва­ние свое по­ме­ще­ние пло­ща­дью 1 тыс. кв. м в бла­го­дар­ность за ока­зан­ную ему юри­ди­че­скую по­мощь. Здесь парт­не­ры ре­ши­ли хра­нить ос­нов­ной за­пас де­та­лей са­мо­ле­тов, ко­то­рые рас­счи­ты­ва­ли по­лу­чать с мест­но­го аэро­дро­ма. Для ра­бо­ты, не свя­зан­ной с про­из­вод­ством, они сня­ли часть офи­са на тер­ри­то­рии шко­лы управ­ле­ния «Скол­ко­во» за 15 тыс. руб. в ме­сяц.

Клад­би­щен­ские ис­то­рии

Ре­шив эти ор­га­ни­за­ци­он­ные про­бле­мы, биз­не­сме­ны ста­ли на­ла­жи­вать ка­на­лы за­куп­ки авиа­ци­он­ных де­та­лей. Тут-то они по­ня­ли, что упу­сти­ли важ­ную про­бле­му. В США су­ще­ству­ет нема­ло авиа­ци­он­ных клад­бищ, по­се­ти­те­ли ко­то­рых мо­гут сво­бод­но при­об­ре­сти за­ин­те­ре­со­вав­шую де­таль: ра­бот­ни­ки клад­би­ща от­ре­жут ее, упа­ку­ют и до­ста­вят. У нас в стране от­слу­жив­шие са­мо­ле­ты и вер­то­ле­ты ли­бо оста­ют­ся на аэро­дро­мах, ли­бо по­сту­па­ют на авиа­ре­монт­ные за­во­ды. Пер­вые про­да­ют ап­па­ра­ты част­ным ути­ли­зи­ру­ю­щим пред­при­я­ти­ям, и те ре­жут их на ча­сти и сда­ют в пунк­ты при­е­ма ме­тал­ла. Вто­рые ис­поль­зу­ют спи­сан­ные са­мо­ле­ты в ро­ли до­но­ров де­та­лей для ра­бо­та­ю­щей ави­а­ции или раз­би­ра­ют на ком­плек­ту­ю­щие, ко­то­рые хра­нят на про­да­жу.

Сна­ча­ла парт­не­ры об­ра­ти­лись к вла­дель­цам ком­па­ний, за­ни­ма­ю­щих­ся ути­ли­за­ци­ей де­та­лей, что­бы при­об­ре­сти у них круп­ные пар­тии ча­стей ап­па­ра­тов. Од­на­ко це­ны ока­за­лись в два-три ра­за вы­ше тех, по ко­то­рым сда­ют ави­а­ци­он­ный лом пунк­там при­е­ма ме­тал­ла: «Они ви­де­ли, что нам эти де­та­ли нуж­нее, чем пе­ре­ра­бот­ке, и на­ме­рен­но под­ня­ли це­ну», — ком­мен­ти­ру­ет Оч­ков.

В ито­ге ос­но­ва­те­лям Ru-Sky уда­лось об­на­ру­жить в Рос­сии не­сколь­ко сва­лок, ку­да учи­ли­ща, аэро­дро­мы и авиа­ре­монт­ные за­во­ды сво­зи­ли пусть не це­лые осто­вы, как за ру­бе­жом, но хо­тя бы от­дель-

ные де­та­ли, ко­то­рые по ка­ким-то при­чи­нам не уда­лось ре­а­ли­зо­вать. Та­кие пло­щад­ки Оч­ков и Бу­ла­нов на­шли в Мос­ков­ской об­ла­сти, Ро­сто­ве, Улья­нов­ске и Ир­кут­ске. Пред­при­ни­ма­те­ли лич­но при­ез­жа­ли на свал­ки, вы­би­ра­ли необ­хо­ди­мые ча­сти и оформ­ля­ли до­став­ку на ос­нов­ной склад в Вол­го­гра­де. Пер­вая пар­тия 4,5 тыс. кг ме­тал­ла обо­шлась им в 400 тыс. руб. Ни­ка­ких сер­ти­фи­ка­тов для оформ­ле­ния по­ку­пок не тре­бо­ва­лось, так как по до­ку­мен­там от­дель­ные эле­мен­ты шли как лом.

Узнав о пла­нах пред­при­ни­ма­те­лей от­крыть мас­со­вое про­из­вод­ство ме­бе­ли из авиа­ло­ма, к ним об­ра­тил­ся вла­де­лец мос­ков- ской ма­стер­ской Sky Industries, который пы­тал­ся наладить про­из­вод­ство ме­бе­ли из де­та­лей са­мо­ле­тов еще в 2013 го­ду. По сло­вам Оч­ко­ва, два го­да спу­стя ос­но­ва­тель Sky Industries утра­тил ин­те­рес к этой идее и ушел ра­бо­тать в гос­ком­па­нию, а биз­нес пе­ре­вел в спя­щий ре­жим: ма­стер­ская про­дол­жа­ла вы­пус­кать одно-два из­де­лия в год под за­каз. Вла­де­лец про­сил за свой биз­нес 2,5 млн руб., но, как под­счи­та­ли парт­не­ры, склад­ские за­па­сы ма­стер­ской сто­и­ли не бо­лее 450 тыс. руб. В осталь­ную сум­му вла­де­лец оце­ни­вал раз­ра­бо­тан­ные им тех­но­ло­гии про­из­вод­ства и неболь­шую кли­ент­скую ба­зу. От пред­ло­же­ния ос­но­ва­те­ли Ru-Sky от­ка­за­лись.

Про­ба кры­льев

Про­из­вод­ство дру­зья за­пу­сти­ли в кон­це июня. Ра­бо­та с пер­вой пар­ти­ей ча­стей са­мо­ле­та-до­но­ра ока­за­лась од­ним боль­шим экс­пе­ри­мен­том: Оч­ков и Бу­ла­нов изу­ча­ли их, пы­та­ясь при­ду­мать, в ка­ком исполнении они хо­ро­шо бы смот­ре­лись. Ди­зай­нер де­лал эс­ки­зы, ко­то­рые по­том ви­зу­а­ли­зи­ро­вал в 3D-про­грам­ме. Ес­ли ре­зуль­тат удо­вле­тво­рял, вещь от­да­ва­ли в ра­бо­ту тех­но­ло­гам. В ито­ге опре­де­ли­ли пер­вые два пред­ме­та — парт­не­ры ре­ши­ли вы­пу­стить пар­тию жур­наль­ных сто­ли­ков и на­стен­ных ча­сов.

С тех­ни­че­ской сто­ро­ной про­из­вод­ства пред­при­ни­ма­те­лям при­шлось по­зна­ко­мить­ся вплот­ную. «В иде­а­ле мы хо­те­ли иметь ров­ную, чи­стую и аб­со­лют­но от­по­ли­ро­ван­ную по­верх­ность, ко­то­рая бы да­ва­ла зер­каль­ный блеск», — рас­ска­зы­ва­ет Бу­ла­нов. Од­на­ко ис­ход­ный ма­те­ри­ал был да­лек от со­вер­шен­ства: де­та­ли фю­зе­ля­жа при­хо­ди­ли ис­ко­ре­жен­ные, по­мя­тые, за­грун­то­ван­ные, окра­шен­ные и по­кры­тые раз­ны­ми тех­но­ло­ги­че­ски­ми со­ста­ва­ми.

Парт­не­рам при­шлось за­бра­ко­вать не­сколь­ко спо­со­бов об­ра­бот­ки, ко­то­рые, как вы­яс­ни­лось, при­во­ди­ли к окис­ле­нию ме­тал­ла, из-за че­го он те­рял блеск. Шли­фов­ка и по­ли­ров­ка каж­дой авиа­ци­он­ной де­та­ли за­ни­ма­ла 70% вре­ме­ни от об­ще­го объ­е­ма ра­бо­ты. Осо­бой про­бле­мой стал гер­ме­тик, за­пол­няв­ший швы фю­зе­ля­жа, — на­столь­ко проч­но при­лип к ме­тал­лу, что ни­кто не знал, как его вы­ве­сти. В ито­ге тех­но­ло­ги ре­ши­ли за­печь за­го­тов­ки при тем­пе­ра­ту­ре 400 гра­ду­сов по Цель­сию. «Гер­ме­тик ушел, но в ито­ге чуть пол­це­ха не отра­ви­ли, на­столь­ко ядо­ви­той ока­за­лась смесь», — вспо­ми­на­ет Алек­сандр.

Человека, который об­ла­дал бы на­вы­ка­ми ра­бо­ты с дю­ра­лю­ми­ни­ем, парт­не­ры ис­ка­ли да­же в ав­то­мо­биль­ных тю­нинг-ате­лье. Най­ти про­филь­но­го спе­ци­а­ли­ста не уда­лось, по­это­му взя­ли то­го, кто лишь при­бли­зи­тель­но раз­би­рал­ся в тех­но­ло­ги­ях ра­бо­ты с этим спла­вом. Од­на­ко с его по­мо­щью парт­не­ры все-та­ки су­ме­ли раз­ра­бо­тать со­став, который обе­ре­гал дю­ра­лю­ми­ний от окис­ле­ния и со­хра­нял зер­каль­ный блеск.

QR-ис­то­рия

Ито­гом ста­ла ли­ми­ти­ро­ван­ная серия ча­сов — 12 пред­ме­тов, а так­же не­сколь­ко жур­наль­ных сто­ли­ков. Кор­пус ча­сов и сто­леш­ни­цы бы­ли сде­ла­ны из цель­ных кус­ков фю­зе­ля­жа, но все осталь­ное пред­при­ни­ма­те­лям при­хо­ди­лось за­ка­зы­вать на сто­роне. На­при­мер, что­бы при­об­ре­сти стек­ло, по­кры­ва­ю­щее сто­леш­ни­цу, при­шлось тра­тить до 7 тыс. руб. за шту­ку. Прав­да, и сто­ит про­дук­ция Ru-Sky до­ро­го: ча­сы Rich — 115–149 тыс. руб., жур­наль­ный сто­лик Montreal — 249 тыс. руб.

Эн­ту­зи­а­стам не хотелось, что­бы ме­талл, ко­гда-то па­рив­ший вы­со­ко в небе­сах, окон­ча­тель­но утра­тил связь со сво­им вы­со­ким пред­на­зна­че­ни­ем. Им хотелось со­хра­нить ис­то­рию бор­тов, ча­сти ко­то­рых они ис­поль­зо­ва­ли при со­зда­нии арт-объ­ек­тов. В ито­ге Оч­ков и Бу­ла­нов ре­ши­ли на­но­сить на каж­дую из­го­тов­лен­ную мо­дель QR-код: от­ска­ни­ро­вав его че­рез ка­ме­ру мо­биль­но­го те­ле­фо­на, по­ку­па­тель смо­жет про­честь рас­сказ о воз­душ­ном судне, чьи «ор­га­ны» бы­ли ис­поль­зо­ва­ны для его ча­сов или сто­ли­ка.

Сре­ди са­мо­ле­тов, чьи де­та­ли ис­поль­зо­ва­ла Ru-Sky, был, на­при­мер, ка­над­ский Bombardier CRJ, со­вер­шив­ший свой пер­вый по­лет в 1996 го­ду. На про­тя­же­нии мно­гих лет он пе­ре­во­зил пас­са­жи­ров Lufthansa CityLine, а в 2010-м по­пол­нил авиа­парк рос­сий­ской Utair. Са­мо­лет мог бы еще ле­тать, но вла­дель­цы ком­па­нии ре­ши­ли от­ка­зать­ся от мо­де­лей клас­са CRJ. В ны­неш­нем го­ду ап­па­рат по­ре­за­ли на ме­тал­ло­лом. Ru-Sky до­ста­лись две ча­сти фю­зе­ля­жа. Дру­гой — ве­те­ран Ан-26, из­на­чаль­но во­ен­но-транс­порт­ный, впо­след­ствии пас­са­жир­ский. С 1979 по 1997 год он был при­пи­сан к тю­мен­ско­му аэро­дро­му, по­том слу­жил по всей стране, а в ап­ре­ле упо­ко­ил­ся на аэро­дро­ме в Крас­но­яр­ске.

Вз­ле­тит или нет?

Дру­зья со­зна­тель­но не вкла­ды­ва­ют­ся в мас­штаб­ную ре­кла­му: по сло­вам Бу­ла­но­ва, пред­при­я­тие по­ка на­хо­дит­ся на ста­дии ис­сле­до­ва­ния. «Мы осто­рож­но под­хо­дим к при­ня­тию ре­ше­ний, — го­во­рит пред­при­ни­ма­тель. — Стре­мим­ся не де­лать круп­ных трат, что­бы по­том не разо­ча­ро­вать­ся, что по­шли в непра­виль­ном на­прав­ле­нии». Це­ле­вую ауди­то­рию парт­не­ры де­лят на не­сколь­ко сег­мен­тов. Преж­де все­го это обес­пе­чен­ные люди, ча­ще мужчины, ко­то­рые лю­бят до­ро­гую экс­клю­зив­ную ме­бель и пред­ме­ты де­ко­ра. Дру­гие кли­ен­ты — кор­по­ра­ции, за­ка­зы­ва­ю­щие ди­зай­нер­ские ре­ше­ния для офис­ных ин­те­рье­ров. На­ко­нец, это те, кто ищет до­ро­гой по­да­рок.

При­вле­кать кли­ен­тов парт­не­ры со­би­ра­ют­ся че­рез три ос­нов­ных ка­на­ла, ко­то­рые услов­но на­зы­ва­ют «ави­а­ци­он­ный, ме­бель­ный и ди­зай­нер­ский». Про­дук­ция Ru-Sky, по мне­нию ос­но­ва­те­лей про­ек­та, мо­жет по­нра­вить­ся лю­дям из авиа­ци­он­ной ин­ду­стрии, тем, кто ищет необыч­ную ме­бель, а так­же всем лю­би­те­лям ори­ги­наль­ных ве­щей. В ос­нов­ном кли­ен­ты узна­ют о ком­па­нии бла­го­да­ря вы­став­кам, пуб­ли­ка­ци­ям в жур­на­лах, по­свя­щен­ных ди­зай­ну, а так­же че­рез соц­се­ти.

В сен­тяб­ре Оч­ков и Бу­ла­нов при­ня­ли уча­стие в меж­ду­на­род­ной вы­став­ке де­ло­вой ави­а­ции Russian Business Aviation Exhibition, ко­то­рая про­шла во Вну­ко­во-3. За три дня к стен­ду Ru-Sky по­до­шли бо­лее 800 че­ло­век, сре­ди ко­то­рых бы­ли и ино­стран­цы. По сло­вам Оч­ко­ва, CEO од­ной из немец­ких биз­нес-авиа­ком­па­ний ку­пил вы­ста­воч­ный эк­зем­пляр ча­сов, что­бы по­да­рить на юби­лей дру­гу из Гам­бур­га. Поз­же парт­не­ры участ­во­ва­ли в брен­дин­го­вом ме­ро­при­я­тии авиа­тре­на­же­ров пред­при­я­тия Dream Aero и авиа­ком­па­нии «Рос­сия». Кро­ме то­го, за 100 тыс. руб. они за­ре­зер­ви­ро­ва­ли пло­щад­ку на ме­бель­ной вы­став­ке, ко­то­рая прой­дет на тер­ри­то­рии «Экс­по­цен­тра» в но­яб­ре.

Бла­го­да­ря про­дви­же­нию на вы­став­ках и в ин­тер­не­те парт­не­рам уда­лось ре­а­ли­зо­вать первую пар­тию то­ва­ра: за че­ты­ре с неболь­шим ме­ся­ца ра­бо­ты они про­да­ли 12 на­стен­ных ча­сов, че­ты­ре жур­наль­ных сто­ли­ка, не­сколь­ко проб­ных су­ве­нир­ных из­де­лий. При­мер­но по­ло­ви­на по­ку­па­те­лей — част­ные ли­ца, дру­гая по­ло­ви­на — ком­па­нии.

Что­бы при­влечь ино­стран­ную ауди­то­рию, пред­при­ни­ма­те­ли на­ча­ли пред­ла­гать то­вар на сай­тах ETSY, eBay, Amazon. Но­вую пар­тию из­де­лий ком­па­ния хра­нит на скла­де. При этом на сай­те пред­ла­га­ет­ся го­раз­до боль­ше мо­де­лей пред­ме­тов — вы­бран­ный Ru-Sky мо­жет сде­лать на за­каз. Про­из­вод­ство тре­бу­ет вре­ме­ни: каж­дую авиа­ци­он­ную де­таль спе­ци­а­ли­сты ком­па­нии об­ра­ба­ты­ва­ют в сред­нем от 30 дней.

В ок­тяб­ре вы­руч­ка про­ек­та Ru-Sky до­стиг­ла 650 тыс. руб., чи­стая при­быль — 160 тыс. руб. Сред­ний чек у ком­па­нии ожи­да­е­мо вы­со­кий — 130 тыс. руб. Че­ты­ре ме­ся­ца су­ще­ство­ва­ния про­ек­та и два с лиш­ним го­да под­го­тов­ки к нему сей­час ка­жут­ся ос­но­ва­те­лям це­лой веч­но­стью. «Мы на той ста­дии, ко­гда мож­но но­сталь­ги­че­ски огля­нуть­ся на­зад и осо­знать, нас­коль­ко на­ив­ны­ми бы­ли, — го­во­рит Алек­сандр Оч­ков. — Ком­па­ния бу­дет транс­фор­ми­ро­вать­ся, рас­ти, ее ко­стяк — креп­нуть. И толь­ко по­том мы пой­мем, что, ока­зы­ва­ет­ся, сто­и­ло де­лать по-дру­го­му».

В США су­ще­ству­ет нема­ло авиа­ци­он­ных клад­бищ, по­се­ти­те­ли ко­то­рых мо­гут сво­бод­но при­об­ре­сти за­ин­те­ре­со­вав­шую де­таль. В Рос­сии же от­слу­жив­шие са­мо­ле­ты ли­бо сда­ют в ме­тал­ло­лом, ли­бо ис­поль­зу­ют в ро­ли до­но­ров де­та­лей

Алек­сандр Оч­ков

Руслан Бу­ла­нов

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.