ЮБИЛЕЙ RADO

В этом го­ду, от­ме­чен­ном в на­шей стране ти­хим на­ро­чи­то ма­ло­зна­чи­мым ве­ко­вым юби­ле­ем Ве­ли­кой рус­ской ре­во­лю­ции, ком­па­ния Rado входит в по­чтен­ный «ве­ко­вой» клуб швей­цар­ских ча­со­вых брен­дов. Мы со­чли это со­бы­тие до­стой­ным по­во­дом для то­го, что­бы при­сталь­нее в

Revolution - - Содержание - ТЕКСТ АЛЕК­СЕЙ КУТКОВОЙ

Чи­стое вхож­де­ние в « ве­ко­вой » клуб

«Ра­до» (Rado) входит в «ве­ко­вой» клуб швей­цар­ских ча­со­вых брен­дов без­уко­риз­нен­но чи­сто, без пред­ва­ри­тель­но­го при­об­ре­те­ния бо­лее ста­рых ком­па­ний: за стар­то­вую точ­ку раз­ви­тия бе­рет­ся 1917 г., са­мый раз­гар Первой ми­ро­вой, ко­гда бра­тья Фриц, Эрнст и Вер­нер Шлю­пы учре­ди­ли в по­се­ле­нии Лен­г­нау (Лон­жо, ес­ли на фран­цуз­ский ма­нер), что в нескольких ки­ло­мет­рах к во­сто­ку от швей­цар­ско­го про­мыш­лен­но­го цен­тра Биль (Бьенн на фран­цуз­ский ма­нер), ча­со­вое пред­при­я­тие «Шлюп и Ко» (Schlup & Co.). Ком­па­ния ос­но­ва­на по тра­ди­ци­он­но швей­цар­ско­му сценарию: в ка­че­стве штаб-квар­ти­ры и по­ме­ще­ния для ма­стер­ских используется се­мей­ный трех­этаж­ный дом на Биль­штрас­се, 41. Спе­ци­а­ли­за­ция для но­во­го пред­при­я­тия бы­ла вы­бра­на без­оши­боч­но: это про­цве­тав­ший (ра­зу­ме­ет­ся, с пе­ре­мен­ным успе­хом вви­ду эко­но­ми­че­ских кри­зи­сов и ми­ро­вой вой­ны) в первой тре­ти XX в. биз­нес по экс­порт­ным по­став­кам ча­со­вых ме­ха­низ­мов и иных ком­плек­ту­ю­щих клиентам из раз­ных стран мира, ко­то­рые по то­гдаш­не­му обы­чаю са­мо­сто­я­тель­но со­би­ра­ли часы, ис­поль­зуя в мар­ки­ров­ке про­дук­ции соб­ствен­ные на­име­но­ва­ния. Зачастую они тре­бо­ва­ли от по­став­щи­ка ме­ха­низ­мов на­ли­чия на них со­от­вет­ству­ю­щей маркировки, так что вы­чис­лить со­зда­те­лей ка­либ­ра удается да­ле­ко не все­гда. Ком­па­ния бра­тьев Шлюп ра­бо­та­ла пре­иму­ще­ствен­но с аме­ри­кан­ской кли­ен­ту­рой, ко­то­рая пред­по­чи­та­ла имен­но та­кой спо­соб ве­де­ния ча­со­во­го биз­не­са чуть ли не до 1980-х, по­это­му о ранней по­ре де­я­тель­но­сти пред­при­я­тия со­хра­ни­лось очень ма­ло на­деж­ных ма­те­ри­аль­ных сви­де­тельств — в ос­нов­ном это ма­ло­ин­фор­ма­тив­ные ре­клам­ные объ­яв­ле­ния, пуб­ли­ко­вав­ши­е­ся пре­иму­ще­ствен­но в га­зе­тах и жур­на­лах.

В 1920-х в швей­цар­ской ча­со­вой ин­ду­стрии сло­жи­лась непро­стая си­ту­а­ция: про­мыш­лен­ни­ки, вос­поль­зо­вав­ши­е­ся ней­траль­ным ста­ту­сом страны, за­ра­бо­та­ли на военных по­став­ках, а по окон­ча­нии Первой ми­ро­вой на­пра­ви­ли за­ра­бо­тан­ные сред­ства на раз­ви­тие ин­ду­стрии ча­со­вых ме­ха­низ­мов и ком­по­нен­тов, что при­ве­ло к пе­ре­про­из­вод­ству. Не­ре­гу­ли­ру­е­мые по­став­ки ме­ха­низ­мов ино­стран­ным ча­со­вым мар­кам, в ос­нов­ном аме­ри­кан­ским, вы­зва­ли рост кон­ку­рен­ции, от ко­то­рой стра­да­ли швей­цар­ские по­став­щи­ки го­то­вых ча­сов. В кон­це кон­цов это при­ве­ло к жест­ко­му го­су­дар­ствен­но­му ре­гу­ли­ро­ва­нию по­ста­вок и образованию кар­те­лей — глав­ным из них бы­ло ос­но­ван­ное в 1926 г. объ­еди­не­ние про­из­во­ди­те­лей ме­ха­низ­мов «Эбош» (Ébauches SA), фак­ти­че­ски мо­но­по­ли­зи­ро­вав­шее экс­порт ме­ха­низ­мов из Швей­ца­рии. Об­ра­зо­ва­ние кар­те­ля не мог­ло не по­вли­ять на де­я­тель­ность ком­па­нии «Шлюп и Ко», ко­то­рая бы­ла вы­нуж­де­на пе­ре­ори­ен­ти­ро­вать свое про­из­вод­ство на вы­пуск го­то­вых ча­сов. Ра­зу­ме­ет­ся, по­на­до­би­лось ре­шить вопрос о мар­ки­ров­ке про­дук­ции, од­на­ко на­име­но­ва­ние «Шлюп» или ана­ло­гич­ное, по-ви­ди­мо­му, ни­ко­гда не рас­смат­ри­ва­лось в ка­че­стве тор­го­во­го. Сре­ди оби­лия ма­рок, за­ре­ги­стри­ро­ван­ных «Шлюп и Ко» за пер­вые пол­ве­ка ра­бо­ты, по­доб­но­го на­зва­ния нет. Зато есть мар­ка «Ра­до» — она ста­ла са­мым первым тор­го­вым на­име­но­ва­ни­ем, офи­ци­аль­но за­ре­ги­стри­ро­ван­ным в швей­цар­ском па­тент­ном ве­дом­стве ком­па­ни­ей «Шлюп и Ко». Сде­ла­но это бы­ло вовремя: за­яв­ку по­да­ли 20 июня 1928 г., ре­ги­стра­цию по­лу­чи­ли 19 июля. Эта же мар­ка, не­смот­ря на на­ли­чие у «Шлюп и Ко» мно­же­ства аль­тер­на­тив­ных ва­ри­ан­тов, в кон­це кон­цов — в 1957 г. — бы­ла вы­бра­на в ка­че­стве основной и един­ствен­ной. Не существует точ­ных све­де­ний, по­че­му бы­ло вы­бра­но имен­но та­кое название брен­да — по­жа­луй, наи­бо­лее прав­до­по­доб­ным сле­ду­ет при­знать ва­ри­ант происхождения из эс­пе­ран­то, син­те­ти­че­ско­го язы­ка, по­пу­ляр­но­го в 1920-е. Rado на эс­пе­ран­то озна­ча­ет «ко­ле­со», дан­ный смысл хорошо со­гла­су­ет­ся со спе­ци­фи­кой ча­со­во­го де­ла. Сре­ди ран­них за­ре­ги­стри­ро­ван­ных «Шлюп и Ко» тор­го­вых на­име­но­ва­ний — вообще сплошь крат­кие и ем­кие: «Кор­нел» (Cornell), «Ар­ко» (Harco) и «Вар­си­ти» (Varsity) в 1930-м, «Эк­зе­кто» (Exacto) в 1932-м.

Rado входит в « ве­ко­вой » клуб швей­цар­ских ча­со­вых брен­дов без­уко­риз­нен­но чи­сто

Впе­чат­ля­ю­щий ры­вок в раз­ви­тии ком­па­нии был про­де­мон­стри­ро­ван в пер­вое по­сле­во­ен­ное вре­мя. Сде­лан­ная еще в ран­ние го­ды су­ще­ство­ва­ния биз­не­са став­ка на аме­ри­кан­ский ры­нок сыг­ра­ла. В во­ен­ные го­ды по­став­лять про­дук­цию в Со­еди­нен­ные Шта­ты бы­ло чрез­вы­чай­но за­труд­ни­тель­но, ведь Швей­ца­рия бы­ла окру­же­на стра­на­ми, по­ко­рен­ны­ми Гер­ма­ни­ей, ли­бо ее со­юз­ни­ка­ми. Пер­вые по­сле­во­ен­ные го­ды по­да­ри­ли «Шлюп и Ко» се­рьез­ную фо­ру — мо­гу­чие аме­ри­кан­ские ча­со­вые фаб­ри­ки по за­ко­ну во­ен­но­го вре­ме­ни бы­ли вы­нуж­де­ны пол­но­стью пе­ре­ори­ен­ти­ро­вать про­из­вод­ство на ми­ли­та­рист­скую про­дук­цию, и возврат к вы­пус­ку граж­дан­ских ча­сов не мог про­изой­ти очень быст­ро. Швей­цар­ским фаб­ри­кам так­же со­дей­ство­ва­ло изменение вку­сов кли­ен­ту­ры: в моду вхо­ди­ли на­руч­ные ав­то­ма­ти­че­ские часы и на­руч­ные хронографы; по обо­им этим на­прав­ле­ни­ям аме­ри­кан­ские мар­ки испытывали серьезные труд­но­сти, тогда как у главных швей­цар­ских иг­ро­ков на рын­ке на­руч­ных ча­сов нуж­ные калибры бы­ли уже за­пу­ще­ны в про­из­вод­ство или же опе­ра­тив­но раз­ра­ба­ты­ва­лись.

Позитивные из­ме­не­ния в де­я­тель­но­сти «Шлюп и Ко» ста­ли оче­вид­ны­ми для сто­рон­не­го взгля­да в 1948 г., ко­гда ком­па­ния по­стро­и­ла ря­дом с преж­ней штаб-квар­ти­рой новое и обо­ру­до­ван­ное по по­след­не­му сло­ву тех­ни­ки трех­этаж­ное фаб­рич­ное зда­ние — оно со­хра­ни­лось до сих пор, ра­зу­ме­ет­ся, в мо­дер­ни­зи­ро­ван­ном и рас­ши­рен­ном ви­де. Так­же в 1947 г. к ра­бо­те в ком­па­нии при­сту­пил Поль Лю­ти (Paul Lüthi), молодой пред­при­им­чи­вый род­ствен­ник бра­тьев Шлюп (есть све­де­ния, что он был женат на их сест­ре), ко­то­рый с эн­ту­зи­аз­мом вклю­чил­ся в про­цесс мо­дер­ни­за­ции кол­лек­ции, а в 1957 г. взял браз­ды прав­ле­ния в свои руки. Кстати, это сов­па­ло с мо­мен­том окон­ча­тель­но­го выбора на­зва­ния «Ра­до» в ка­че­стве ос­нов­но­го и един­ствен­но­го. До то­го про­ис­хо­ди­ли интересные со­бы­тия, по­ка­зы­ва­ю­щие, что путь к при­ня­тию это­го ре­ше­ния был дол­гим и из­ви­ли­стым. Так, в 1952 г. бы­ла за­ре­ги­стри­ро­ва­на тор­го­вая мар­ка «Ра­до­ма­тик» (Radomatic), с оче­вид­но­стью пред­по­ла­гав­шая вы­пуск ав­то­ма­ти­че­ских ча­сов. Так­же в 1952-м пуб­ли­ко­ва­лись ре­клам­ные объ­яв­ле­ния с ав­то­ма­ти­че­ски­ми ча­са­ми «Ра­до» — од­на­ко со­мне­ния в пра­виль­но­сти имен­но та­ко­го выбора на­зва­ния ча­сов, по­хо­же, оста­ва­лись, так как в се­ре­дине 1950-х бы­ли пред­при­ня­ты уси­лия за­но­во за­пу­стить бренд «Эк­зе­кто» (на­пом­ню, эта мар­ка бы­ла за­ре­ги­стри­ро­ва­на в 1932 г.). Как оказалось, надежды на бренд «Эк­зе­кто» не оправ­да­лись: в США права на та­кое название при­над­ле­жа­ли «Хар­ман Уоч» (Harman Watch Co.) из Нью-йор­ка, а в стра­нах Ла­тин­ской Америки, где биз­нес раз­ви­вал­ся ди­на­мич­но, от­ка­зы­ва­лись ре­ги­стри­ро­вать права на мар­ку с та­ким на­зва­ни­ем — оно име­ло недву­смыс­лен­ное зна­че­ние при­зна­ка качества, что не до­пус­ка­ет­ся.

В ран­ние го­ды вы­пус­ка ав­то­ма­ти­че­ских ча­сов был изоб­ре­тен один из наи­бо­лее узна­ва­е­мых при­зна­ков брен­да — «живой» вра­ща­ю­щий­ся ан­кер на ци­фер­бла­те. Уди­ви­тель­но, но нет ни­ка­ких све­де­ний о том, кто, ко­гда точ­но и как при­ду­мал этот эле­мент, ко­то­рый с неко­то­ро­го вре­ме­ни используется для маркировки ав­то­ма­ти­че­ских ча­сов «Ра­до», вклю­чая со­вре­мен­ные. Вра­ща­ю­щий­ся ан­кер из­го­тов­лен, как на­сто­я­щий ат­ри­бут ме­ха­ни­че­ских ча­сов: в ци­фер­блат впрес­со­вы­ва­ет­ся ру­би­но­вый ка­мень, в ко­то­ром мон­ти­ру­ет­ся крас­ный (реже дру­го­го цвета) кру­жок со сти­ли­зо­ван­ным ме­тал­ли­че­ским яко­рем. В 1960-е эта де­таль де­ко­ра ци­фер­бла­та рас­смат­ри­ва­лась как неотъ­ем­ле­мая часть ими­джа брен­да — изоб­ра­же­ни­ем яко­ря де­ко­ри­ро­ва­лись ро­то­ры си­сте­мы ав­то­ма­ти­че­ско­го за­во­да ме­ха­низ­мов.

Еще од­на фир­мен­ная ди­зай­нер­ская де­таль «Ра­до» по­яви­лась в кон­це 1950-х, скорее все­го в 1957 г., ко­гда бы­ла вы­пу­ще­на первая кол­лек­ция «Грин Хорс» (Green Horse), ко­то­рую со­ста­ви­ли ав­то­ма­ти­че­ские часы с во­до­стой­ким до 120 мет­ров кор­пу­сом. Пре­вос­ход­ный по тем вре­ме­нам по­ка­за­тель обес­пе­чи­вал­ся спе­ци­аль­ной кон­струк­ци­ей креп­ле­ния зад­ней крыш­ки кор­пу­са — она уста­нав­ли­ва­лась на бай­о­не­те. Для от­кры­тия кор­пу­са тре­бо­ва­лось по­вер­нуть крыш­ку при­мер­но на чет­верть обо­ро­та, по­это­му в ней бы­ли преду­смот­ре­ны не сколько-ни­будь, а имен­но че­ты­ре па­за. На центральной ча­сти зад­ней крыш­ки со­глас­но су­ще­ство­вав­шей тогда пре­крас­ной тра­ди­ции име­ет­ся фир­мен­ный ме­да­льон с ре­льеф­ным изоб­ра­же­ни­ем двух мор­ских конь­ков ли­цом к ли­цу, ко­то­рые со­про­вож­да­ют­ся над­пи­сью «Water-sealed» (кстати, Water-sealed — то­же тор­го­вое на­име­но­ва­ние «Ра­до» с 1958 г.). Эти же два мор­ских конь­ка фи­гу­ри­ро­ва­ли на ци­фер­бла­те моделей «Грин Хорс», а в даль­ней­шем — дру­гих мно­го­чис­лен­ных пред­ста­ви­те­лей семейства «Хорс»: Golden Horse, Purple Horse, Sapphire Horse, Silver Horse… Ис­поль­зо­ва­ние слова horse (ан­гл. «ло­шадь») в ка­че­стве со­став­ной ча­сти на­зва­ния на­руч­ных ча­сов опре­де­ля­лось, по-ви­ди­мо­му, по­пу­ляр­но­стью ло­ша­ди как сим­во­ла в даль­не­во­сточ­ных стра­нах, где это жи­вот­ное

счи­та­ет­ся одним из сим­во­лов уда­чи. Ес­ли же за­гля­нуть в ру­ко­вод­ство по фэн­шуй, ока­жет­ся, что ло­шадь — это сим­вол ско­ро­сти, выносливости, упор­ства, сме­ло­сти, хорошей ре­пу­та­ции и славы. Неп­ло­хая ха­рак­те­ри­сти­ка. При­мер­но в 1960-е зад­ни­ки кор­пу­сов во­до­стой­ких ча­сов «Ра­до» на­ча­ли мар­ки­ро­вать ме­да­льо­ном не с дву­мя, а с тре­мя мор­ски­ми конь­ка­ми, что делается и сей­час, в част­но­сти так оформ­ле­ны вин­таж­ные мо­де­ли Hyperchrome Captain Cook кол­лек­ции это­го го­да, прав­да, уже без над­пи­си «WaterSealed». За­од­но ис­чез­ли с ци­фер­бла­тов пар­ные мор­ские конь­ки, усту­пив ме­сто фир­мен­но­му знач­ку с яко­рем.

Про­рыв­ным в ис­то­рии «Ра­до» сто­ит на­звать 1962 г., ко­гда бренд вме­сте со Стра­ной Со­ве­тов от­ме­чал 45-лет­нюю го­дов­щи­ну. В СССР успешно ре­а­ли­зо­вы­вал­ся се­ми­лет­ний план раз­ви­тия на­род­но­го хо­зяй­ства, одоб­рен­ный XXI съез­дом КПСС (впо­след­ствии вы­би­ва­ю­щу­ю­ся из кан­вы се­ми­лет­ку по­ста­но­ви­ли счи­тать седьмой пя­ти­лет­кой); так­же бы­ла проведена рас­сек­ре­чен­ная опе­ра­ция «Ана­дырь», спро­во­ци­ро­вав­шая Ка­риб­ский кри­зис, а в «Ра­до» тем вре­ме­нем вы­пу­сти­ли мо­дель «Ди­аСтар 1» (Diastar 1) — пер­вые в ми­ре часы, кор­пус ко­то­рых мож­но при­знать устой­чи­вым к по­яв­ле­нию ца­ра­пин (по мень­шей ме­ре это свой­ство га­ран­ти­ро­ва­лось в обыч­ных каж­до­днев­ных об­сто­я­тель­ствах). Счи­та­ет­ся, что идея неца­ра­па­е­мо­го кор­пу­са при­ш­ла в го­ло­ву Мар­ку Ле­дер­рею (Marc Lederrey), одному из раз­ра­бот­чи­ков «Ра­до», в на­ча­ле 1960-х. Как гла­сит ле­ген­да, по ро­ду де­я­тель­но­сти ему при­хо­ди­лось ча­сто по­се­щать фаб­ри­ки, где ком­па­ния за­ка­зы­ва­ла кор­пу­са для сво­их ча­сов, и в ка­кой-то мо­мент г-н Ле­дер­рей за­дал­ся, ка­за­лось бы, оче­вид­ным во­про­сом: по­че­му бы не сде­лать кор­пус из то­го чрез­вы­чай­но креп­ко­го спла­ва, ко­то­рый идет на из­го­тов­ле­ние ре­жу­щих ин­стру­мен­тов, ис­поль­зу­ю­щих­ся в его об­ра­бот­ке? Речь шла о так на­зы­ва­е­мых твер­дых спла­вах, со­сто­я­щих из кри­стал­лов кар­би­да воль­фра­ма мик­рон­но­го размера и свя- зы­ва­ю­ще­го их ко­баль­та. Материалы та­ко­го типа на­ча­ли использовать в ме­тал­ло­об­ра­бот­ке в Гер­ма­нии в 1920-е (изоб­ре­та­те­лем твер­дых спла­вов счи­та­ет­ся ком­па­ния «Осрам», про­из­во­ди­тель осве­ти­тель­но­го обо­ру­до­ва­ния), в 1929-м тех­но­ло­гия бы­ла вос­про­из­ве­де­на в СССР. В на­шей стране воль­фра­мо­вый твер­дый сплав бо­лее все­го из­ве­стен по на­зва­нию «по­бе­дит», ко­то­рое, как пред­по­ла­га­лось, сим­во­ли­зи­ро­ва­ло уве­рен­ность в том, что быст­ро­ре­жу­щая оснаст­ка поможет стране одер­жать по­бе­ду в ин­ду­стри­а­ли­за­ции. За­тем «по­бе­дит» еще раз оправ­дал название, так как в пер­вые ме­ся­цы вой­ны бы­ло на­ла­же­но про­из­вод­ство бро­не­бой­ных пуль с сер­деч­ни­ком из это­го ма­те­ри­а­ла.

За­дей­ство­вать твер­дые спла­вы в ча­со­вом де­ле бы­ло непро­сто. Рань­ше ча­сов­щи­ки — в про­ти­во­по­лож­ность вре­ме­нам ны­неш­ним — бы­ли да­ле­ки от ма­те­ри­а­ло­ве­де­ния, а тех­но­ло­гия твер­дых спла­вов тре­бо­ва­ла зна­чи­тель­но­го пе­ре­во­ору­же­ния и но­во­го под­хо­да к про­цес­су. Ис­ход­ным ма­те­ри­а­лом бы­ли не по­ло­сы ста­ли, дра­го­цен­ных ме­тал­лов или ла­ту­ни, ко­то­рые пус­ка­лись в мно­го­ста­дий­ный про­цесс штам­пов­ки, но смесь по­рош­ков кар­би­да воль­фра­ма и ко­баль­та, ко­то­рую сле­до­ва­ло сна­ча­ла при зна­чи­тель­ном дав­ле­нии (со­об­ща­ет­ся о дав­ле­нии в ты­ся­чу ат­мо­сфер) спрес­со­вать в за­ра­нее под­го­тов­лен­ных пресс-фор­мах, за­тем по­лу­чен­ные за­го­тов­ки спечь при тем­пе­ра­ту­ре плав­ле­ния свя­зу­ю­ще­го ме­тал­ла, в дан­ном слу­чае ко­баль­та, то есть при­мер­но при 1500 °C. Кстати, са­ма про­це­ду­ра спе­ка­ния (ан­гл. sinter) да­ла на­зва­ния ча­сам «Син­тра» (Sintra), вы­пус­ка­ю­щим­ся с 1993 г. Да­лее сле­до­ва­ло при­ве­сти за­го­тов­ку в то­вар­ный вид, то есть об­ра­бо­тать функ­ци­о­наль­ные по­верх­но­сти и от­по­ли­ро­вать на­руж­ные. По­нят­но, что для от­дел­ки твер­до­сплав­ной де­та­ли тре­бо­вал­ся еще бо­лее проч­ный ин­стру­мент, по­это­му при­шлось за­дей­ство­вать ал­маз. В ча­сах «Ди­астар» ис­поль­зо­ва­лась един­ствен­ная твер­до­сплав­ная де­таль — обо­док, его до­пол­ня­ло по­чти столь же

Ком­па­ни­ей Rado с 1950- х вы­пус­ка­лось великое мно­же­ство моделей, от­ме­чен­ных ори­ги­наль­ным ди­зай­ном и но­ва­тор­ски­ми тех­ни­че­ски­ми ре­ше­ни­я­ми

эк­зо­ти­че­ское по тем вре­ме­нам сап­фи­ро­вое стек­ло, еще бо­лее стой­кое к по­яв­ле­нию ца­ра­пин.

Уни­каль­ный ма­те­ри­ал опре­де­лил свое­об­ра­зие ди­зай­на «Ди­астар». До­ми­ни­ро­вав­ший до то­го классический стиль под­ра­зу­ме­вал на­ли­чие как мож­но бо­лее изящ­но­го кор­пу­са с тон­ким обод­ком, на этом фоне «диа­ста­ры» смот­ре­лись яр­ки­ми, эф­фект­ны­ми, в ка­кой-то сте­пе­ни гро­мозд­ки­ми, но обя­за­тель­но пре­тен­ци­оз­ны­ми: уни­каль­ный внеш­ний вид за­да­вал­ся обод­ком с окру­жав­шим ци­фер­блат плос­ким по­ли­ро­ван­ным коль­цом и ши­ро­кой ко­ни­че­ской внеш­ней по­верх­но­стью, раз­бра­сы­вав­шей от­блес­ки па­дав­ше­го на часы све­та во все сто­ро­ны. Форму обод­ка мож­но оха­рак­те­ри­зо­вать как оваль­ную, бо­лее все­го он по­хож на мас­сив­ный ме­тал­ли­че­ский щит. По­сколь­ку за­вод­ной вал бы­ло за­труд­ни­тель­но (и за­трат­но) про­пус­кать сквозь мас­сив­ный твер­до­сплав­ный обо­док, об­ра­зо­ва­лось из­ряд­ное про­стран­ство меж­ду ча­со­вым стек­лом и верх­ней по­верх­но­стью ме­ха­низ­ма, что за­ста­ви­ло ди­зай­не­ров за­пол­нить его объ­ем­ны­ми эле­мен­та­ми: мас­сив­ны­ми по­ли­ро­ван­ны­ми и гра­не­ны­ми мар­ке­ра­ми ча­со­вой шка­лы, иной раз во­все по­став­лен­ны­ми вер­ти­каль­но. Впе­чат­ле­ние от «Ди­астар 1» бы­ло столь ве­ли­ко, что мно­гие ча­со­вые мар­ки на­ча­ли экс­плу­а­ти­ро­вать неор­ди­нар­ный ди­зайн. Вскоре в моду во­шли на­ро­чи­то мас­сив­ные мо­де­ли с ши­ро­ки­ми ко­ни­че­ски­ми обод­ка­ми, но, ра­зу­ме­ет­ся, по из­но­со­стой­ко­сти они с ча­са­ми «Ра­до» кон­ку­ри­ро­вать не мог­ли.

Надо сказать, «Ра­до» остав­ля­ла ком­па­ни­ям-под­ра­жа­те­лям ма­ло шансов. Мо­дель­ный ряд «диа­ста­ров» 1960-х, 1970-х и 1980-х невероятно раз­но­об­ра­зен. Ори­ги­наль­ные «ова­лы» бы­ли до­пол­не­ны мно­го­чис­лен­ны­ми ва­ри­а­ци­я­ми: ча­са­ми с круг­лым, пря­мо­уголь­ным, квад­рат­ным кор­пу­сом и обя­за­тель­но ши­ро­ким твер­до­сплав­ным обод­ком. Мо­де­ли, как правило, ну­ме­ро­ва­лись: на­при­мер, су­ще­ству­ют часы «Ди­астар 2» с круг­лым кор­пу­сом, квад­рат­ные «Ди­астар 14» с аван­тю­ри­но­вым ци­фер­бла­том, мо­дель «Ди­астар 24 ES» с ме­ха­низ­мом на ка­мер­тон­ном хо­ду, квар­це­вые часы «Ди­астар 48», ве­ли­ко­леп­ный ав­то­ма­ти­че­ский бу­диль­ник «Ди­астар 54», пря­мо­уголь­ные «Ди­астар 67 Гли­сьер» (Diastar 67 Glissière) с сап­фи­ро­вым стек­лом, по­чти пол­но­стью за­кры­ва­ю­щим кор­пус, элек­трон­ные с циф­ро­вой жид­ко­кри­стал­ли­че­ской ин­ди­ка­ци­ей «Ди­астар 86»… В этой свя­зи сле­ду­ет от­ме­тить, что все часы «Ра­до», а не толь­ко «диа­ста­ры», — весь­ма при­вле­ка­тель­ный пред­мет кол­лек­ци­о­ни­ро­ва­ния, по­сколь­ку ком­па­ния с 1950-х вы­пу­сти­ла великое мно­же­ство моделей, от­ме­чен­ных ори­ги­наль­ным ди­зай­ном и но­ва­тор­ски­ми тех­ни­че­ски­ми ре­ше­ни­я­ми. Раз­но­об­ра­зие при этом со­че­та­ет­ся с чет­ким, легко опре­де­ля­е­мым фир­мен­ным сти­лем, эле­мен­ты ко­то­ро­го со­хра­ня­ют­ся в про­дук­ции брен­да по сей день. По­стро­ить по­дроб­ную хро­но­ло­гию вы­пус­ка — увле­ка­тель­ная за­да­ча для со­об­ще­ства кол­лек­ци­о­не­ров, по­сколь­ку усилий од­но­го че­ло­ве­ка тут бу­дет яв­но недо­ста­точ­но.

В ны­неш­нюю эпо­ху ком­па­ния «Ра­до» фак­ти­че­ски во­шла в 1968 г. — вме­сте с вхож­де­ни­ем в груп­пу ASUAG. При­над­леж­ность к мощ­ной про­мыш­лен­ной груп­пе по­мог­ло брен­ду остать­ся на пла­ву в 1970-е, ко­гда вся швей­цар­ская ча­со­вая от­расль ис­пы­ты­ва­ла серьезные труд­но­сти, вы­зван­ные развитием квар­це­вой технологии. Впро­чем, в ASUAG, ку­да вхо­дил так­же кар­тель про­из­во­ди­те­лей ме­ха­низ­мов «Эбош», де­ла шли непло­хо, че­го не ска­жешь о другой большой швей­цар­ской груп­пе — SSIH. Тем не ме­нее в 1983 г. эти две груп­пы бы­ли объ­еди­не­ны — счи­та­лось, что это оп­ти­маль­ный спо­соб избежать банк­рот­ства больших ча­со­вых брен­дов. Надежды оправ­да­лись, созданный по­сле сли­я­ния ASUAG и SSIH кон­церн SMH (пе­ре­име­но­ван­ный в груп­пу «Су­оч» (Swatch Group) в 1998 г.) смог пе­ре­ло­мить нега­тив­ную тен­ден­цию — вме­сте с во­шед­шей в его со­став мар­кой «Ра­до». В ка­та­ло­гах брен­да по­яви­лись но­вые на­зва­ния: в 1986 г. бы­ли вы­пу­ще­ны часы Rado Integral с пол­но­стью за­кры­ва­ю­щим кор­пус сап­фи­ро­вым стек­лом неви­ди­мо­го креп­ле­ния и брас­ле­том с ке­ра­ми­че­ски­ми зве­нья­ми, в 1987-м — стиль­ные Rado La Coupole с им­по­зант­ным сфе­ри­че­ским сап­фи­ро­вым стек­лом, в 1990-м — Rado Ceramica, пер­вые часы с кор­пу­сом и брас­ле­том из вы­со­ко­тех­но­ло­гич­ной цир­ко­ни­е­вой ке­ра­ми­ки, в 1993-м — часы «Син­тра» с кор­пу­сом и брас­ле­том из ти­та­но­со­дер­жа­щей ке­ра­ми­ки пла­ти­но­во­го от­тен­ка. А в год 40-ле­тия пер­вых неца­ра­па­е­мых ча­сов «Ди­астар» се­рий­но вы­пу­ще­ны часы Rado V10k с кор­пу­сом из вы­со­ко­тех­но­ло­гич­но­го ал­маз­но­го ком­по­зи­та, твер­дость по­верх­но­сти ко­то­ро­го срав­ни­ма с твер­до­стью ал­ма­за.

Ком­па­ния «Ра­до» про­дол­жа­ет курс, за­ло­жен­ный в 1950-е и 1960-е: ис­сле­ду­ет но­вые материалы, со­вер­шен­ству­ет су­ще­ству­ю­щие и со­зда­ет но­вые ди­зай­ны вме­сто то­го, что­бы ко­пи­ро­вать чу­жие удач­ные раз­ра­бот­ки, — сло­вом, идет сво­им соб­ствен­ным пу­тем.

Ком­па­ния Rado от­да­ет пред­по­чте­ние ке­ра­ми­ке — ма­те­ри­а­лу проч­но­му, твер­до­му, ком­форт­но­му и при­вле­ка­тель­но­му

Великолепная чет­вер­ка, поз­во­лив­шая ком­па­нии Rado в 1980-е и 1990-е со­хра­нить ста­тус ли­де­ра в про­из­вод­стве неца­ра­па­е­мых на­руч­ных ча­сов: 1. Rado Sintra (эти часы вы­пус­ка­ют­ся с 1993 го­да). 2. Rado La Coupole (с 1987 го­да). 3. Rado Integral (с 1986 го­да). 4.

Са­мые пер­вые часы, вы­пу­щен­ные под мар­кой Rado

Но­вый кор­пус фаб­ри­ки в Лен­г­нау (свер­ху показан се­мей­ный дом Шлю­пов, где ком­па­ния ба­зи­ро­ва­лась с 1917 го­да)

Вы­пу­ще­ны часы Golden Horse. На ил­лю­стра­ции показана мо­дель из ли­ми­ти­ро­ван­ной серии Hyperchrome Golden Horse, вы­пу­щен­ной в 2007 го­ду к 50-ле­тию этой мо­де­ли экс­клю­зив­но для япон­ско­го рын­ка

Rado Diastar 1 — пер­вые неца­ра­па­е­мые часы в ми­ре

Первая ре­кла­ма ав­то­ма­ти­че­ских ча­сов Rado

Пред­став­ле­ны часы Integral (на ил­лю­стра­ции показана мо­дель Integral Jubile, вы­пу­щен­ная в 2006 го­ду к 50-ле­тию этой мо­де­ли)

Часы Rado La Coupole

Часы Rado Ceramica, пер­вые в ми­ре ке­ра­ми­че­ские часы на ке­ра­ми­че­ском брас­ле­те

Rado V10k — наи­бо­лее проч­ные часы в ми­ре часы с кор­пу­сом из ал­ма­зо­со­дер­жа­ще­го ком­по­зи­та Rado True Thinline, са­мые тонкие в ми­ре часы, из­го­тов­лен­ные из вы­со­ко­тех­но­ло­гич­ной ке­ра­ми­ки

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.