Фран­с­уа Ну­ньес

об ана­мор­фо­зе в ча­со­вом ди­зайне и биз­не­се, а так­же фа­ми­лии во­ди­те­ля в тит­рах

Revolution - - Sihh 2018 - ДИ­РЕК­ТОР ПО РАЗ­РА­БОТ­КЕ КОМ­ПА­НИИ HYT Бе­се­до­вал АЛЕК­СЕЙ КУТКОВОЙ

Преж­де все­го хо­те­лось бы вы­ра­зить вос­хи­ще­ние ва­шим та­лан­том: в це­но­вой ка­те­го­рии око­ло 500 фран­ков пер­вая мо­дель I.N.O.X. ком­па­нии «Вик­то­ри­нокс» ( Victorinox), где вы преж­де ра­бо­та­ли, до сих пор оста­ет­ся мо­ей са­мой лю­би­мой. Спа­си­бо, очень при­ят­но. Эта ли­ней­ка за­ни­ма­ет осо­бое ме­сто в мо­ей жиз­ни. В первую оче­редь ме­ня при­влек­ло, что I.N.O.X. — ча­сы бюд­жет­ные, до­ступ­ные ши­ро­кой мас­се по­ку­па­те­лей. И в то же вре­мя как раз бла­го­да­ря им я за­ду­мал­ся, что, воз­мож­но, по­ра дви­гать­ся даль­ше и про­бо­вать свои си­лы с мо­де­ля­ми бо­лее вы­со­кой це­но­вой ка­те­го­рии, как здесь. Вне­сти све­жую струю в но­вый сег­мент. А рань­ше вы ко­гда-ни­будь за­ни­ма­лись слож­ной ме­ха­ни­кой? Да, моя ка­рье­ра ведь на­ча­лась 30 лет на­зад в «Оде­мар Пи­ге» (Audemars Piguet). Там я про­ра­бо­тал де­сять лет. Так что ча­сы с услож­не­ни­я­ми для ме­ня не в но­вин­ку. Хо­тя не очень при­выч­но ра­бо­тать в ком­па­нии, ко­то­рая устрем­ле­на в бу­ду­щее. Ко­гда мож­но бу­дет взгля­нуть на ре­зуль­та­ты ва­ших тру­дов? Кое-что мы по­ка­за­ли уже здесь. На­при­мер, мо­дель H20. Здесь тот же ме­ха­низм, но мы кое-что из­ме­ни­ли, и те­перь все ви­дит­ся в со­вер­шен­но но­вом све­те. Это как яв­ле­ние ана­мор­фо­за: смот­ришь со сто­ро­ны — ви­дишь, ска­жем, круг, а по­дой­дешь по­бли­же — со­всем дру­гая фи­гу­ра. В этом и за­дум­ка H20: ее шарм опре­де­ля­ет­ся иг­рой с уг­ла­ми зре­ния. Вы ра­бо­та­ли в «Вик­то­ри­нок­се», те­перь в HYT. Ка­кие от­ли­чия этих ком­па­ний для вас су­ще­ствен­ны? Да, раз­ни­ца огром­ная. У ме­ня есть опыт со­труд­ни­че­ства со мно­ги­ми мар­ка­ми: бы­ли и раз­ные це­но­вые ка­те­го­рии, и раз­ные объ­е­мы про­из­вод­ства. До­пу­стим, в «Кель­вине Кляйне» (Calvin Klein) мы вы­пус­ка­ли мил­ли­о­ны ча­сов в год. Сей­час в HYT — все­го 350 эк­зем­пля­ров. Со­вер­шен­но дру­гая це­ле­вая ауди­то­рия. Но я по-преж­не­му страст­но увле­чен сво­им де­лом. В этом плане ничего не ме­ня­ет­ся. И здо­ро­во, что сей­час мне предо­ста­ви­ли прак­ти­че­ски пол­ную сво­бо­ду твор­че­ства. Рань­ше та­ко­го не бы­ло. Ко­неч­но, все бла­го­да­ря на­ше­му ге­не­раль­но­му ди­рек­то­ру Гре­го­ри Дур­ду (Grégory Dourde) и кол­лек­ти­ву в це­лом. Боль­шин­ству из нас лет 20 на­зад уже до­во­ди­лось ра­бо­тать вме­сте. Мы бы­ли в «Кель­вине Кляйне» и по на­ив­но­сти ду­ма­ли, что все у нас так хо­ро­шо по­лу­ча­ет­ся, по­то­му мы очень та­лант­ли­вые ре­бя­та. А на са­мом де­ле нам про­сто по­вез­ло: мы ока­за­лись в нуж­ном со­ста­ве в нуж­ном ме­сте в нуж­ное вре­мя. И сей­час в HYT об­сто­я­тель­ства та­кие же бла­го­при­ят­ные. Как ду­ма­е­те, пра­виль­но ли по­сту­па­ют ком­па­нии, к при­ме­ру, груп­пы «Су­оч» (Swatch Group), не афи­ши­руя име­на со­зда­те­лей тех или иных мо­де­лей, ди­зай­не­ров? На­сколь­ко я знаю, ча­сов­щи­ки у них все­гда оста­ют­ся в те­ни. У нас не так. Зна­е­те, в кон­це лю­бо­го филь­ма в тит­рах пе­ре­чис­ля­ют всех, кто ра­бо­тал на съем­ках, да­же во­ди­те­лей. По­то­му что над кар­ти­ной тру­дил­ся це­лый кол­лек­тив. И мы то­же кол­лек­тив. У нас в ком­па­нии це­нит­ся каж­дый со­труд­ник. Ни я, ни Гре­го­ри не пре­тен­ду­ем на роль са­мых глав­ных. И мне ка­жет­ся, это пра­виль­ный под­ход. Ес­ли пре­не­бре­га­ешь людь­ми — для мар­ки это чре­ва­то по­след­стви­я­ми. Нуж­но с ува­же­ни­ем от­но­сить­ся к ра­бо­те каж­до­го со­труд­ни­ка. И не на­до ничего скрывать: до добра это не до­ве­дет.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.