О кон­ку­рен­ции, сни­же­нии цен и ма­ну­фак­ту­ре Minerva

Revolution - - Sihh 2018 - Ни­ко­ля Ба­рец­ки, ГЕ­НЕ­РАЛЬ­НЫЙ ДИ­РЕК­ТОР MONTBLANC

Как вы от­но­си­тесь к боль­шо­му ко­ли­че­ству но­вич­ков на Меж­ду­на­род­ном са­лоне вы­со­ко­го ча­со­во­го ис­кус­ства в Же­не­ве (SIHH)? Ду­ма­е­те, в бли­жай­шие го­ды их чис­ло воз­рас­тет? Мне ка­жет­ся, что чем боль­ше участ­ни­ков, тем луч­ше, ведь глав­ное в ча­со­вом ис­кус­стве — это но­ва­тор­ство и дух со­пер­ни­че­ства. Пре­крас­но, ко­гда по­яв­ля­ет­ся 10 или 20 но­вых ма­рок. Зна­чит, вы­став­ка дей­стви­тель­но поль­зу­ет­ся ав­то­ри­те­том. В об­щем, я рад но­вич­кам. А для «Мон­бла­на» это ничего не ме­ня­ет, ме­ста всем хва­тит. В по­след­ние го­ды про­из­во­ди­те­ли жа­лу­ют­ся на пло­хие про­да­жи и со­кра­ща­ют кол­лек­ции. Но у «Мон­бла­на» мо­дель­ный ряд все­гда мно­го­чис­лен­ный, рас­счи­тан­ный на раз­ных по­ку­па­те­лей. По­че­му? Вы за­ра­нее зна­е­те, что бу­дет поль­зо­вать­ся спро­сом, или про­сто ста­ра­е­тесь удо­вле­тво­рить са­мые раз­ные вку­сы? Ду­маю, неко­то­рые ча­со­вые мар­ки про­сто слиш­ком при­мель­ка­лись. А «Мон­блан» — нет. У нас есть опыт и зна­ние де­ла, и мы за­во­е­вы­ва­ем но­вые сег­мен­ты рын­ка. Сей­час стре­мим­ся к неко­то­ро­му упро­ще­нию струк­ту­ры. Объ­е­мы про­из­вод­ства те же, но мы про­ре­жи­ва­ем кол­лек­ции, ста­ра­ем­ся на­ве­сти в них по­ря­док. У нас два ос­нов­ных на­прав­ле­ния: клас­си­че­ское и спор­тив­ное. К спор­тив­ным от­но­сят­ся толь­ко две кол­лек­ции: «Тай­му­окер» (Timewalker) и пред­став­лен­ная здесь 1858. Раз­но­бой в клас­си­че­ских кол­лек­ци­ях то­же сни­жа­ем. Что же ка­са­ет­ся твор­че­ско­го са­мо­вы­ра­же­ния, то здесь на вы­став­ке у нас пред­став­ле­но че­ты­ре­пять но­вых ка­либ­ров. И по­ка у нас есть же­ла­ние и воз­мож­ность ра­бо­тать в этом на­прав­ле­нии, ис­кус­ствен­но се­бя огра­ни­чи­вать не со­би­ра­ем­ся. Лю­бо­пыт­ный под­ход. Но вам не ка­жет­ся, что пре­успе­ва­ют се­го­дня в ос­нов­ном мар­ки од­ной мо­де­ли — те, у ко­то­рых все сво­дит­ся к од­ной глав­ной кол­лек­ции? Со­гла­шусь, но лишь от­ча­сти. Я ра­бо­тал в несколь­ких ком­па­ни­ях, и у од­ной из них в про­из­вод­стве бы­ли ча­сы, до­стиг­шие по­ис­ти­не куль­то­во­го ста­ту­са, но нуж­но дви­гать­ся даль­ше. Ду­маю, вы­де­лить ка­кую-то кон­крет­ную мо­дель у «Мон­бла­на» не по­лу­чит­ся: из-за на­шей гиб­кой це­но­вой по­ли­ти­ки, из-за то­го, что яр­кие раз­ра­бот­ки у нас есть и в спор­те, и в клас­си­ке. Кро­ме то­го, у «Ми­нер­вы» (Minerva) очень бо­га­тая ис­то­рия и огром­ный опыт в со­зда­нии ка­либ­ров. В этом го­ду мы, кста­ти, празд­ну­ем 160-ле­тие ма­ну­фак­ту­ры. Ко­неч­но, важ­но опре­де­лить­ся, на ка­кую мо­дель в той или иной кол­лек­ции де­лать став­ку. При­чем здесь важ­на по­сле­до­ва­тель­ность и ло­ги­ка: фа­во­ри­та нель­зя ме­нять каж­дый год. В 2018-м, как я уже ска­зал, за­пус­ка­ем две клю­че­вые кол­лек­ции, на ко­то­рые, мне ка­жет­ся, бу­дет огром­ный спрос. А там по­смот­рим, ка­кая мо­дель бу­дет про­да­вать­ся луч­ше все­го. Кол­лек­ции эти — 1858 и «Стар Ле­га­си» (Star Legacy). Кста­ти, «Стар» — это наш пер­ве­нец. Она по­яви­лась 20 лет на­зад, ко­гда мы толь­ко на­чи­на­ли за­ни­мать­ся ча­са­ми. Очень на нее рас­счи­ты­ва­ем. «Мон­блан» по­зи­ци­о­ни­ру­ет се­бя как мар­ку с весь­ма до­ступ­ны­ми мо­де­ля­ми, но как вам уда­ет­ся дер­жать це­ны на та­ком уровне? Ведь су­ще­ству­ет мно­же­ство фак­то­ров, вли­я­ю­щих на по­вы­ше­ние сто­и­мо­сти ча­сов. Все за­ви­сит от то­го, на ко­го ком­па­ния ори­ен­ти­ру­ет­ся. Че­ты­ре го­да на­зад, еще при преды­ду­щем ге­не­раль­ном ди­рек­то­ре, мы ре­ши­ли, что це­но­вая по­ли­ти­ка долж­на быть по­сле­до­ва­тель­ной. И на­ши по­ку­па­те­ли это це­нят. Мо­де­ли в це­но­вом диа­па­зоне от 2000 до 5000 ев­ро поль­зу­ют­ся спро­сом, у дру­гих ком­па­ний це­ны бы­ва­ют за­вы­ше­ны. Раз­ра­бот­ку и про­из­вод­ство мы в ос­нов­ном осу­ществ­ля­ем соб­ствен­ны­ми си­ла­ми, а зна­чит, мо­жем поз­во­лить се­бе оп­ти­ми­зи­ро­вать за­тра­ты и со­кра­тить на­цен­ку. Но важ­но по­ни­мать, что «Мон­блан» все это де­ла­ет не для мак­си­маль­ной при­быль­но­сти, а ра­ди на­ших кли­ен­тов. Та­кая у нас стра­те­гия. Ваш пред­ше­ствен­ник Же­ром Лам­бер объ­еди­нил «Мон­блан» и «Ми­нерву» (до это­го они су­ще­ство­ва­ли как две от­дель­ные мар­ки). Рас­ска­жи­те, во что вы­рос­ло это сли­я­ние. Ре­ше­ние Же­ро­ма о сли­я­нии бы­ло бле­стя­щим. И де­ло не толь­ко в том, что у ма­рок те­перь об­щее ру­ко­вод­ство, — «Ми­нер­ва» и «Мон­блан» пре­вра­ти­лись в еди­ную про­из­вод­ствен­ную струк­ту­ру. Се­го­дня мы ра­бо­та­ем по очень про­стой схе­ме: все кол­лек­ции и но­вин­ки под­чи­не­ны од­ной идее и сле­ду­ют од­ним и тем же прин­ци­пам. Вдох­но­ве­ние мы чер­па­ем в ме­ха­низ­мах «Ми­нер­вы», ко­то­рые ис­поль­зо­ва­ны и в 1858, и в «Стар Ле­га­си», и в «Тай­му­оке­ре». Так под­дер­жи­ва­ет­ся ис­то­ри­че­ская пре­ем­ствен­ность. К при­ме­ру, в кол­лек­ции 1858, про­ник­ну­той ду­хом при­клю­че­ний и стра­стью к по­ко­ре­нию гор­ных вершин, мы пред­ста­ви­ли но­вый од­но­кно­поч­ный хро­но­граф с ка­либ­ром 13.21. Это на­след­ник ме­ха­низ­ма, со­здан­но­го «Ми­нер­вой» в на­ча­ле про­шло­го ве­ка. Та­ким об­ра­зом, кол­лек­ция су­ще­ству­ет не са­ма по се­бе, а ста­но­вит­ся ча­стью це­ло­го, ча­стью на­сле­дия «Ми­нер­вы». Или дру­гой при­мер. Несколь­ко лет на­зад у нас вы­хо­дил слож­ный тур­бий­он Villeret Cylindrique Geosphères Vasco da Gama. Те­перь же в кол­лек­ции 1858 по­яви­лась «Гео­сфе­ра» (Geosphere) с ме­ха­низ­мом 29.25, при со­зда­нии ко­то­ро­го мы ис­поль­зо­ва­ли опыт «Вас­ко да Га­мы», но смог­ли уло­жить­ся в го­раз­до бо­лее при­вле­ка­тель­ные це­но­вые рам­ки. В этом во­про­се мы се­бе вер­ны. По-дру­го­му ни­как. От­дель­ной кол­лек­ции «Виль­ре» (Villeret) боль­ше нет, есть толь­ко «Мон­блан», и при со­зда­нии но­ви­нок мы об­ра­ща­ем­ся к до­сти­же­ни­ям «Ми­нер­вы». Вот в чем на­ша цен­ность и что от­ли­ча­ет нас от дру­гих ма­рок. Да, ма­ну­фак­ту­ра у нас вы­со­чай­ше­го уров­ня, но это не всё — у нас так­же мас­са твор­че­ских идей. Уве­ли­чи­лись ли объ­е­мы про­из­вод­ства «Ми­нер­вы»? Рань­ше ма­ну­фак­ту­ра вы­пус­ка­ла в год око­ло 200 ка­либ­ров. Из­ме­ни­лось ли что-то по­сле сли­я­ния с «Мон­бла­ном»? На­рас­тить объ­е­мы про­из­вод­ства мы не стре­ми­лись. «Ми­нер­ва» — ма­ну­фак­ту­ра за­ме­ча­тель­ная, но все же неболь­шая. В на­ши пла­ны не вхо­ди­ло вы­пус­кать там боль­ше ча­сов. Глав­ное для нас — сде­лать кол­лек­ции бо­лее по­сле­до­ва­тель­ны­ми. В кон­це кон­цов, про­из­вод­ство в неболь­ших ко­ли­че­ствах толь­ко по­вы­ша­ет цен­ность ме­ха­низ­мов. Опять же при­ве­ду в при­мер ка­либр 13.21. Это од­но­кно­поч­ный хро­но­граф, ис­пол­не­ние ве­ли­ко­леп­ное, а це­на — все­го 28 000 ев­ро. На рын­ке та­ких пред­ло­же­ний боль­ше не най­ти. За по­след­ние го­ды вы немно­го за­бро­си­ли Montblanc Art Collection. Со­би­ра­е­тесь ли вы вновь за­нять­ся арт-на­прав­ле­ни­ем, по­пол­нять кол­лек­цию, устра­и­вать вы­став­ки? Да, ко­неч­но. Нуж­но обя­за­тель­но по­ка­зы­вать, что ис­кус­ство — это не пыль­ные и ни­ко­му не ин­те­рес­ные экс­по­на­ты. Се­го­дня ис­кус­ство ак­ту­аль­но, оно долж­но при­вле­кать мо­ло­дых лю­дей. К нам при­шли но­вые со­труд­ни­ки. Они внес­ли опре­де­лен­ную но­виз­ну, а так­же по­ни­ма­ние, че­го сей­час хо­чет мо­ло­дежь. В про­шлом го­ду мы ор­га­ни­зо­ва­ли 17 ме­ро­при­я­тий по все­му ми­ру, и пуб­ли­ка при­хо­ди­ла са­мая раз­но­об­раз­ная. Бу­дем и даль­ше участ­во­вать в вы­став­ках. Кро­ме то­го, мы пол­но­стью пе­ре­смот­ре­ли на­шу пре­мию Montblanc de la Culture Arts Patronage, за­ду­ман­ную как дань ува­же­ния ме­це­на­там. А в ап­ре­ле в Мюн­хене прой­дет на­ша еже­год­ная пре­зен­та­ция кол­лек­ции пись­мен­ных при­над­леж­но­стей Patron of Art, как раз по­свя­щен­ная тем, кто по­мо­га­ет лю­дям ис­кус­ства. Как об­сто­ят де­ла с жен­ски­ми ча­са­ми? Сей­час буд­то на­сту­пи­ло за­ти­шье. Бу­дут ли гром­кие пре­мье­ры? Здесь в Же­не­ве пре­мьер жен­ских ча­сов и прав­да не бы­ло, но это ничего не зна­чит.

Чем боль­ше участ­ни­ков вы­став­ки, тем луч­ше, ведь глав­ное в ча­со­вом ис­кус­стве — это но­ва­тор­ство и дух со­пер­ни­че­ства

То есть в те­че­ние го­да мож­но ждать но­ви­нок? Имен­но. «Мон­блан» по боль­шей ча­сти рас­счи­тан на муж­чин. Но в на­ших ма­га­зи­нах око­ло 40 % кли­ен­тов — жен­щи­ны (ко­то­рые по­ку­па­ют в том чис­ле руч­ки и дру­гую кан­це­ля­рию). Че­ты­ре го­да на­зад по­яви­лась жен­ская кол­лек­ция Bohème, ко­то­рая за­ня­ла в ас­сор­ти­мен­те осо­бое ме­сто. На нее при­хо­дит­ся око­ло 20 % всех про­даж. Так что ча­сы неболь­ших раз­ме­ров и жен­ские кол­лек­ции — очень вы­год­ное на­прав­ле­ние, бу­дем и даль­ше его раз­ви­вать. Хо­чет­ся пред­ло­жить что-то со­вер­шен­но но­вое, спо­соб­ное уди­вить по­ку­па­тель­ни­цу. У нас есть идеи, как пре­об­ра­зить ди­зайн жен­ских ча­сов, но боль­ше по­ка рас­ска­зы­вать не бу­ду. Го­во­ря о про­да­жах, по­нят­но, что у вас есть соб­ствен­ные бу­ти­ки, но вме­сте с тем вы со­труд­ни­ча­е­те с ма­га­зи­на­ми-парт­не­ра­ми. Лег­ко ли их убе­дить, что в ми­ре вы­со­ко­го ча­со­во­го ис­кус­ства «Мон­блан» за­ни­ма­ет за­кон­ное ме­сто? И ко­го убе­дить слож­нее: парт­не­ров или ко­неч­но­го по­ку­па­те­ля? Убе­дить парт­не­ров, на­вер­ное, са­мое про­стое. При­чи­ны оче­вид­ны: до­ста­точ­но за­гля­нуть к нам во вре­мя Же­нев­ско­го са­ло­на, и все во­про­сы от­па­да­ют. Здесь они мо­гут оце­нить ка­че­ство на­ших ча­сов, на­ши опыт и зна­ния. Мы со­труд­ни­ча­ем с из­вест­ны­ми, про­ве­рен­ны­ми ма­га­зи­на­ми по все­му ми­ру, они по­мо­га­ют нам вый­ти на ко­неч­но­го по­ку­па­те­ля. Лю­ди ду­ма­ют: «Ес­ли здесь про­да­ет­ся “Мон­блан”, зна­чит, это неспро­ста». Так что с этой за­да­чей мы спра­ви­лись. Се­го­дня глав­ное — до­сту­чать­ся до по­ку­па­те­ля, объ­яс­нить, что мы со­бой пред­став­ля­ем. Не мо­гу ска­зать, что это осо­бен­но тя­же­ло, но де­ло в том, что в сфе­ре вы­со­ко­го ча­со­во­го ис­кус­ства мы но­вич­ки. А зна­чит, на­до мно­гое рас­ска­зы­вать, объ­яс­нять и по­ка­зы­вать. Сей­час очень важ­но не толь­ко пред­ло­жить пра­виль­ный про­дукт, но и рас­ска­зать пра­виль­ную ис­то­рию. Ка­кие ис­то­рии вы рас­ска­зы­ва­е­те кли­ен­там? «Мон­блан» — мар­ка очень чест­ная, и по­ку­па­те­ли это зна­ют. На­ши ис­то­рии — не ре­клам­ный трюк, мы все­гда толь­ко за прав­ду, за под­лин­ность. И про по­пыт­ки во­пло­тить дух «Ми­нер­вы» в на­ших ча­сах мы рас­ска­зы­ва­ем не для крас­но­го слов­ца. Это дей­стви­тель­но так. Вот что мы пы­та­ем­ся до­не­сти до по­ку­па­те­лей. Не так дав­но мы, на­при­мер, от­пра­ви­лись в го­ры: при­ро­да, воз­дух, чув­ству­ешь вкус к жиз­ни. Не ду­маю, что мно­гие на­ши кли­ен­ты бы­ва­ли на Эве­ре­сте, но имен­но та­ким при­клю­че­ни­ям и по­свя­ще­на кол­лек­ция 1858. При­чем по­доб­ная вы­лаз­ка ин­те­рес­на всем, а не толь­ко мо­ло­де­жи. Съем­ки кам­па­нии про­хо­ди­ли в Аме­ри­ке, уча­стие при­ни­мал друг на­шей мар­ки Хью Джек­ман. Но мы бы­ли не в гол­ли­вуд­ской сту­дии, а за­би­ра­лись на вы­со­ту 4000 м. Хью в пре­крас­ной фи­зи­че­ской фор­ме, но да­же ему при­шлось нелег­ко. А по­том мы ра­бо­та­ли с из­вест­ным ан­глий­ским аль­пи­ни­стом Кен­то­ном Ку­лом. Он в вос­хож­де­ни­ях, есте­ствен­но, по­ни­ма­ет боль­ше: ку­да он толь­ко не за­би­рал­ся. Ска­зал, что 4000 м — это пре­крас­но, но ему боль­ше по ду­ше 7000–8000 м. При­чем та­кие вы­со­ты он по­ко­ря­ет од­ну за дру­гой. Слу­ша­ешь и по­ни­ма­ешь: да, это ис­то­рия так ис­то­рия. Вот что я под­ра­зу­ме­ваю под под­лин­но­стью. Ко­неч­но, по­ку­па­те­ли са­ми ре­ша­ют, ве­рить нам или нет, но та­ков наш под­ход. Та­ко­ва на­ша сущ­ность. Не зря же мы на­зы­ва­ем­ся в честь го­ры. Пе­ред Же­нев­ским са­ло­ном вы по­ка­за­ли в США в до­лине Джек­сон-хол но­вую кол­лек­цию из­бран­ным жур­на­ли­стам со все­го ми­ра. Что ска­за­ли со­брав­ши­е­ся? Ка­кие ча­сы удо­сто­и­лись наи­боль­ших по­хвал? Жур­на­ли­сты от­ме­ти­ли сра­зу несколь­ко мо­де­лей. Мно­гим при­гля­нул­ся хро­но­граф на ка­либ­ре 13.21, его внеш­ний вид, вы­дер­жан­ный в вин­таж­ной сти­ли­сти­ке. Утвер­жда­ли, что это луч­шее тво­ре­ние «Мон­бла­на». О «Гео­сфе­ре» то­же бы­ло мно­го раз­го­во­ров. Бла­го­да­ря двух­сто­рон­не­му про­свет­ля­ю­ще­му по­кры­тию ка­жет­ся, что стек­ла над ци­фер­бла­том нет — как буд­то ни­что не от­де­ля­ет те­бя от этих ин­ди­ка­то­ров-по­лу­ша­рий. На­деж­ные, хо­ро­шие ча­сы, от­лич­ный ва­ри­ант для вло­же­ния де­нег. Од­ним при­гля­нул­ся брон­зо­вый кор­пус, дру­гие вы­де­ли­ли ва­ри­ант в сталь­ном кор­пу­се. И ке­ра­ми­че­ский обо­док, ко­неч­но. А еще мы по­ка­за­ли кар­ман­ные ча­сы с но­вым ме­ха­низ­мом. Встре­ти­ли с вос­тор­гом. В ито­ге сре­ди фа­во­ри­тов ока­за­лись че­ты­ре-пять мо­де­лей. Ка­кой из но­ви­нок вы са­ми от­да­е­те пред­по­чте­ние? Ес­ли го­во­рить о мо­де­лях, ко­то­рые по­дой­дут и на каж­дый день, и для вы­ла­зок на при­ро­ду, то мой вы­бор — «Гео­сфе­ра». В ча­сах я це­ню две ве­щи: во-пер­вых, ко­неч­но же, ме­ха­низм, а во-вто­рых, как дол­го на ча­сы смот­ришь и не мо­жешь ото­рвать­ся. У «Гео­сфе­ры» на ци­фер­бла­те столь­ко все­го, хо­чет­ся раз­гля­ды­вать и раз­гля­ды­вать. К этой мо­де­ли у ме­ня осо­бое от­но­ше­ние.

На­ши ис­то­рии — не ре­клам­ный трюк, мы все­гда толь­ко за прав­ду, за под­лин­ность. И про по­пыт­ки во­пло­тить дух Minerva в на­ших ча­сах мы рас­ска­зы­ва­ем не для крас­но­го слов­ца

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.