Van Cleef & Arpels

ПЕР­ВЫЕ И ЕДИН­СТВЕН­НЫЕ ЖЕН­СКИЕ ПЛАНЕТАРНЫЕ ЧА­СЫ

Revolution - - Sihh 2018 - Жан Бье­най­ме, МЕЖ­ДУ­НА­РОД­НЫЙ ДИ РЕК­ТОР ПО МАРКЕТИН ГУ И КОМ­МУ­НИ­КА­ЦИИ VAN CLEEF & ARPELS Ра­фа­эль Мин­гам, ЗА­МЕ­СТИ­ТЕЛЬ ДИ­РЕК­ТО­РА ПО ЧАСО ВОМУ МАР­КЕ­ТИН­ГУ VAN CLEEF & ARPELS

Солн­ца, Лу­ны, Ве­не­ры и Мар­са на небо­сво­де. По­ми­мо то­го, за­кры­ва­ю­щее ци­фер­блат сфе­ри­че­ское сап­фи­ро­вое стек­ло за­ста­ви­ло на­кло­нить ось вра­ще­ния брил­ли­ан­то­вой Лу­ны во­круг Зем­ли в на­прав­ле­нии от цен­тра ци­фер­бла­та, что­бы ис­клю­чить риск, что брил­ли­ант по­ца­ра­па­ет стек­ло из­нут­ри. Что за­бав­но, ре­зуль­тат в опре­де­лен­ной сте­пе­ни от­ра­жа­ет аст­ро­но­ми­че­скую ре­аль­ность, так как плос­ко­сти вра­ще­ния Лу­ны во­круг Зем­ли и Зем­ли во­круг Солн­ца не сов­па­да­ют. Пла­не­тар­ный ци­фер­блат ча­сов «Ле­ди Ар­пельз Пла­не­та­ри­ум», как и у пред­ше­ству­ю­щей мо­де­ли, вы­пол­нен из аван­тю­ри­на. Это без­упреч­ный вы­бор ма­те­ри­а­ла: аван­тю­рин — са­мая кра­си­вая ими­та­ция звезд­но­го неба.

Идея ги­брид­но­го устрой­ства, объ­еди­ня­ю­ще­го тра­ди­ци­он­ный ме­ха­низм и вы­пол­нен­ный на ос­но­ве пье­зо­элек­три­ка мо­дуль под­свет­ки, ко­то­рая бы­ла пред­став­ле­на в ви­де про­то­ти­па в 2016 г., те­перь ре­а­ли­зо­ва­на в се­рии из 12 мо­де­лей Midnight Zodiac Lumineux, каж­дая из ко­то­рых по­свя­ще­на од­но­му зна­ку Зо­ди­а­ка. Глав­ные звез­ды со­от­вет­ству­ю­ще­го со­звез­дия на си­нем эма­ле­вом ци­фер­бла­те вы­пол­не­ны по­лу­про­зрач­ной эма­лью, под ни­ми уста­нов­ле­ны све­то­из­лу­ча­ю­щие ди­о­ды, ко­то­рые по­сле на­жа­тия кноп­ки све­тят­ся в те­че­ние несколь­ких се­кунд. Осо­бен­но эф­фект­но это вы­гля­дит в тем­но­те.

Кол­лек­ция юве­лир­ных ча­сов по­пол­ни­лась как мо­де­ля­ми ка­те­го­рии «вы­со­кое юве­лир­ное ис­кус­ство», где у брен­да тра­ди­ци­он­но силь­ные по­зи­ции, так и но­вы­ми мо­де­ля­ми Sweet Alhambra, в ко­то­рых сно­ва обыг­ры­ва­ет­ся мо­тив че­ты­рех­лист­ни­ка, од­ной из цен­траль­ных тем в твор­че­стве ком­па­нии. Вы­пуск ча­сов с пер­ла­мут­ро­вым де­ко­ром нели­ми­ти­ро­ван, а мо­де­ли, укра­шен­ные ма­ла­хи­том, ла­зу­ри­том и би­рю­зой, вы­пу­ще­ны се­ри­я­ми по 50 эк­зем­пля­ров каж­дая.

Ко­гда вы на­ча­ли ра­бо­тать над но­вой кол­лек­ци­ей? ЖАН: При­мер­но с 1906-го, с са­мо­го ос­но­ва­ния «Ван Клиф энд Ар­пельз» (Van Cleef & Arpels). ( Сме­ет­ся.) Зна­е­те, для нас это ис­то­рия без на­ча­ла и кон­ца. Хо­тя, ра­зу­ме­ет­ся, мы ста­ра­ем­ся вно­сить в нее раз­но­об­ра­зие. Ча­ще все­го за вдох­но­ве­ни­ем об­ра­ща­ем­ся к при­ро­де. Че­ты­ре го­да на­зад ре­ши­ли, что на­до пред­ста­вить ли­ней­ку, вы­стро­ен­ную во­круг те­мы цве­тов, ну и за­од­но рас­ши­рить «Эр д’иси э Эр д’aй­ёр» (Heure d’ici & Heure d’ailleurs — «Вре­мя здесь и вре­мя там») до пол­но­цен­ной кол­лек­ции. Хо­те­лось раз­вить и те­му кос­мо­са: три го­да на­зад мы пред­ста­ви­ли муж­скую вер­сию «Пла­не­та­ри­ума», те­перь вы­пу­сти­ли жен­скую. Над ней ра­бо­та­ли где-то два с по­ло­ви­ной го­да. На ци­фер­бла­те этих ча­сов кра­су­ет­ся ми­ни­а­тюр­ная мо­дель ча­сти Сол­неч­ной си­сте­мы, и мы рас­ши­ря­ем ее до це­лой все­лен­ной вы­пус­ком ли­ней­ки по­э­ти­че­ских услож­не­ний «Мид­найт Зо­ди­ак Лю­ми­нё» (Midnight Zodiac Lumineux). В нее во­шли 12 ча­сов, каж­дые из ко­то­рых по­свя­ще­ны то­му или ино­му зна­ку. Это то­же по­ряд­ка двух лет ра­бо­ты. Про дам­ские услож­не­ния сей­час го­во­рят по-раз­но­му: од­ни счи­та­ют, что их де­ла­ют для жен­щин, а дру­гие — что для муж­чин, ко­то­рые раз­би­ра­ют­ся в тех­ни­че­ской сто­роне во­про­са и бе­рут та­кие мо­де­ли в по­да­рок. А вы что ска­же­те? ЖАН: Во­об­ще, изю­мин­ка на­ших ча­сов не в ме­ха­ни­ке, мы не стре­мим­ся блес­нуть ин­же­нер­ны­ми та­лан­та­ми. В чи­стой ме­ха­ни­ке пусть упраж­ня­ют­ся дру­гие мар­ки, те, что из­на­чаль­но за­ни­ма­лись толь­ко ча­са­ми, у них в этом опы­та ку­да боль­ше. Мы же хо­тим рас­ска­зать ис­то­рию, и на­ши ме­ха­низ­мы все­гда под­чи­не­ны ху­до­же­ствен­но­му за­мыс­лу. Бла­го­да­ря ка­либ­ру мы мо­жем сде­лать нечто бо­лее ди­на­мич­ное, со­здать сво­е­го ро­да ми­ни-те­атр со сце­ной-ци­фер­бла­том и разыг­рать на нем неболь­шое пред­став­ле­ние: на­при­мер, встре­чу двух влюб­лен­ных на мо­сту. Так что я бы ска­зал, на­ши ча­сы в первую оче­редь ори­ен­ти­ро­ва­ны на це­ни­те­лей пре­крас­но­го. При­мер­но на ту же ауди­то­рию, ко­то­рая по­ку­па­ет на­ши юве­лир­ные укра­ше­ния. РА­ФА­ЭЛЬ: Ча­сы у нас ча­сто по­ку­па­ют имен­но жен­щи­ны, для се­бя. Хо­тя это, ко­неч­но, не зна­чит, что на­ши ча­сы ни­ко­му не да­рят. Жан: А ес­ли муж­чи­на идет за по­дар­ком жене или по­дру­ге в «Ван Клиф энд Ар­пельз», он мо­жет быть уве­рен, что не про­га­да­ет. Жен­ствен­ность мы по­ни­ма­ем на все сто. Но вы не за­бы­ва­е­те и о муж­ских мо­де­лях, я про «Вре­мя здесь и вре­мя там». ЖАН: Да, вы пра­вы. Но­вин­ку, по су­ти, мож­но счи­тать идей­ным на­след­ни­ком «Эр д’иси», по­свя­щен­ных Пье­ру Ар­пель­зу. Тот же ка­либр с сек­тор­ной ин­ди­ка­ци­ей ми­нут и «пры­га­ю­щи­ми» ин­ди­ка­то­ра­ми ча­са в мест­ном и до­маш­нем ча­со­вых по­я­сах, толь­ко те­перь в кор­пу­се «Мид­найт». На­сколь­ко успеш­ной бы­ла преды­ду­щая мо­дель? Жен­ской мар­ке на муж­ском рын­ке, на­вер­ное, непро­сто? ЖАН: Для нас эти ча­сы в первую оче­редь дань ува­же­ния Пье­ру Ар­пель­зу, ко­то­рый за­ло­жил фун­да­мент кол­лек­ции еще в 1949-м. Мы хо­тим под­дер­жать тра­ди­цию и со­хра­нить на­сле­дие, а объ­ем про­даж — вопрос вто­рич­ный. Без тра­ди­ций мы ни­кто. К то­му же ме­ха­низм «Эр д’иси» нам нра­вит­ся, и хо­те­лось вновь его ис­поль­зо­вать, толь­ко в бо­лее му­же­ствен­ном кор­пу­се. На­сколь­ко для вас во­об­ще важ­на муж­ская ауди­то­рия? ЖАН: Зна­е­те, мы при­вык­ли ду­мать о сво­их ча­сах по-дру­го­му. Да, жен­ствен­ность мы и вправ­ду по­ни­ма­ем от­лич­но, и вы­со­кое юве­лир­ное ис­кус­ство — наш ко­нек. Но на­ша глав­ная цель — рас­ска­зы­вать ис­то­рии. Неко­то­рые из них бли­же по ду­ху муж­чи­нам, неко­то­рые — жен­щи­нам, как, ска­жем, те­ма при­ро­ды. Пре­вы­ше все­го мы це­ним те ис­то­рии, ко­то­рые пой­мет лю­бой, те, ко­то­рые не на­це­ле­ны на ту или иную уз­кую ауди­то­рию.

На­ша стра­те­гия — удив­лять пуб­ли­ку ма­стер­ством, вы­ра­жать на­шу сущ­ность в ди­зайне и по­ка­зы­вать по­э­зию вре­ме­ни

Ка­кие но­вин­ки 2018-го вас осо­бен­но за­це­пи­ли? ЖАН: Труд­ный вопрос… По­жа­луй, юве­лир­ные ча­сы «Оду­ван­чик» (Dandelion) — един­ствен­ный эк­зем­пляр, ис­пол­не­ние про­сто ве­ли­ко­леп­ное. Ну и дам­ский «Пла­не­та­ри­ум» (Lady Arpels Planétarium). РА­ФА­ЭЛЬ: «Пла­не­ти­ри­ум»! В цен­тре ци­фер­бла­та на­хо­дит­ся Солн­це, во­круг него вра­ща­ют­ся три пла­не­ты. Мер­ку­рий со­вер­ша­ет пол­ный обо­рот во­круг ци­фер­бла­та за 88 су­ток, Ве­не­ра из зе­ле­ной эма­ли — за 224, Зем­ля, со­от­вет­ствен­но, за 365. Лу­на же вра­ща­ет­ся во­круг Зем­ли, про­хо­дя пол­ную орбиту за 29,5 су­ток. Это насто­я­щий пла­не­та­рий, небес­ные све­ти­ла тут не для кра­со­ты. Над ним мы, как и над про­шлой мо­де­лью, ра­бо­та­ли вме­сте с Кри­сти­а­ном ван дер Кло­увом. Кор­пус у этих ча­сов 38-мил­ли­мет­ро­вый, чуть мень­ше, чем муж­ская мо­дель. По су­ти, ко­гда мы на­чи­на­ли ра­бо­тать над эти­ми ча­са­ми, адап­та­ция ка­либ­ра для неболь­шо­го кор­пу­са и бы­ла од­ной из глав­ных за­дач. Но при этом в ди­зайне всех на­ших ча­сов ощу­ща­ет­ся глу­би­на. Как Жан ска­зал, ци­фер­блат — это ми­ни-сце­на, на ко­то­рой раз­во­ра­чи­ва­ет­ся пред­став­ле­ние, и впи­сать та­кой стиль в мак­си­маль­но скром­ные га­ба­ри­ты бы­ло непро­сто.

Пе­рей­дем к «Зо­ди­а­ку»? ЖАН: Как я и го­во­рил, в этом го­ду мы за­пус­ка­ем но­вую ли­ней­ку по­э­ти­че­ских услож­не­ний, по­свя­щен­ных 12 зна­кам Зо­ди­а­ка. Ес­ли пом­ни­те, па­ру лет на­зад мы вы­пу­сти­ли ча­сы Midnight Nuit Lumineuse. Это бы­ла на­сто­я­щая сен­са­ция: мы ста­ли пер­вой круп­ной ком­па­ни­ей, ко­то­рая смог­ла внед­рить в ча­сы ме­ха­ни­че­ский ис­точ­ник све­та. Мы хо­те­ли про­дол­жить ра­бо­тать в этом на­прав­ле­нии. В ито­ге из­го­то­ви­ли 12 ча­сов с эма­ле­вы­ми ци­фер­бла­та­ми, зо­ло­ты­ми фи­гу­ра­ми и пье­зо­эле­мен­та­ми. По­про­буй­те на­жать на кноп­ку — сра­зу по­чув­ству­е­те виб­ра­цию. Это ке­ра­ми­че­ский эле­мент, ко­то­рый и вы­ра­ба­ты­ва­ет ток. На­сколь­ко но­вые ча­сы ушли впе­ред в тех­но­ло­гии по срав­не­нию с той пер­вой мо­де­лью? ЖАН: Ча­сы Midnight Nuit Lumineuse бы­ли ско­рее кон­цеп­том, но за три го­да с их вы­пус­ка нам уда­лось мно­гое улуч­шить. Ос­нов­ных за­дач бы­ло две: во-пер­вых, уве­ли­чить вы­ра­бот­ку элек­тро­энер­гии, что­бы све­то­ди­о­ды го­ре­ли ин­тен­сив­нее, а во-вто­рых, уве­ли­чить про­дол­жи­тель­ность све­че­ния — на ори­ги­наль­ных ча­сах свет го­рел все­го две-три се­кун­ды. Те­перь же пье­зо­эле­мен­та хва­та­ет на ра­бо­ту две­на­дца­ти све­то­ди­о­дов про­тив ше­сти. Бо­лее то­го, те­перь свет мож­но под­дер­жи­вать до ше­сти се­кунд. В це­лом, сам прин­цип мы не ме­ня­ли, но тех­но­ло­гия ста­ла эф­фек­тив­нее. Те­ма оформ­ле­ния в прин­ци­пе то­же не из­ме­ни­лась — ночь, звезд­ное небо. Мы хо­те­ли со­здать ча­сы, с ко­то­ры­ми лю­бой смо­жет ощу­тить связь. Свой знак Зо­ди­а­ка все зна­ют, вер­но? Нам нра­вит­ся ра­бо­тать с ис­то­ри­я­ми, в ко­то­рых каж­дый мо­жет най­ти что-то лич­ное. Жан упо­ми­нал встре­чу на мо­сту, и да­же ес­ли са­ми вы на мо­стах ни с кем не встре­ча­лись, ро­ман­ти­ку сце­ны все рав­но про­чув­ству­е­те. Так же и со зна­ка­ми Зо­ди­а­ка. А еще мы за­ме­ти­ли, что та­кие ис­то­рии очень хо­ро­шо про­да­ют­ся ( сме­ет­ся). Но вол­шеб­ство в них есть, од­но­знач­но. На­ко­нец, это от­лич­ный по­да­рок! Не со­мне­ва­юсь! Еще, ду­маю, от ва­ше­го «Оду­ван­чи­ка» то­же мало кто от­ка­жет­ся. ЖАН: В этом го­ду у нас по­лу­чи­лось та­кое те­ма­ти­че­ское пу­те­ше­ствие — из кос­мо­са на Зем­лю. Те­му Зем­ли мы рас­кры­ли че­рез цве­ты, что очень в нашем ду­хе. Мы пред­ста­ви­ли кол­лек­цию юве­лир­ных ча­сов «Жар­ден», в ко­то­рую во­шли как мо­де­ли се­рий­но­го про­из­вод­ства, так и ча­сы, ко­то­рые вый­дут все­го в од­ном эк­зем­пля­ре. Все цве­ты раз­ные, вот, на­при­мер, «При­му­ла» (Primrose) с ин­кру­ста­ци­ей из ро­зо­вых сап­фи­ров и брил­ли­ан­тов. РА­ФА­ЭЛЬ: «Жар­ден» — это ча­сы с сек­ре­том. Это наш ко­рон­ный но­мер, как и мо­де­ли-транс­фор­ме­ры. В свое вре­мя мы вы­пу­сти­ли укра­ше- ние-мол­нию Zip, ко­то­рое мож­но пре­вра­тить из оже­ре­лья в брас­лет. С та­ки­ми необыч­ны­ми кон­цеп­та­ми очень ин­те­рес­но ра­бо­тать. А ка­кие мо­де­ли в этой ли­ней­ке со­зда­ны в од­ном эк­зем­пля­ре? ЖАН: Все­го в кол­лек­ции 11 мо­де­лей, для се­рий­но­го про­из­вод­ства из них пред­на­зна­че­ны три: «При­му­ла», «Мар­га­рит­ка» (Marguerite) и «Кос­мос» (Cosmos).

Ка­кие са­мые до­ро­гие? ЖАН: «Оду­ван­чик», те, ко­то­рые нра­вят­ся Жа­ну. Це­на — по­ряд­ка двух мил­ли­о­нов, ра­бо­та­ли над ним 3000 ча­сов. Че­го сто­ят од­ни толь­ко жел­тые и бе­лые брил­ли­ан­ты! На ку­по­ле они, кста­ти, за­креп­ле­ны по­движ­но, из-за че­го ча­сы и вправ­ду по­хо­жи на насто­я­щий оду­ван­чик: как буд­то дро­жа­щий на вет­ру. Как вы про­счи­ты­ва­е­те, ка­кие те­мы и об­ра­зы «вы­стре­лят», а ка­кие — нет? Ведь тео­ре­ти­че­ски на ци­фер­бла­те мож­но вос­про­из­ве­сти все что угод­но. ЖАН: От­кро­вен­но го­во­ря, к ме­га­по­пу­ляр­но­сти мы не стре­мим­ся и мар­ке­тин­го­вой стра­те­гии у нас как та­ко­вой нет. За­то есть источ­ни­ки вдох­но­ве­ния —об­щие те­мы, к ко­то­рым мы об­ра­ща­ем­ся ча­ще все­го. Ка­кие-то из них сей­час бо­лее ак­ту­аль­ны, чем дру­гие, но в це­лом, в вы­бо­ре мы по­сле­до­ва­тель­ны. На­при­мер, в ос­но­ве на­ших «по­э­ти­че­ских услож­не­ний» ле­жит идея един­ства вре­ме­ни и эмо­ций. Зна­е­те, по­смот­реть, сколь­ко сей­час вре­ме­ни, мож­но и по те­ле­фо­ну. Что там, ча­сы есть да­же на хо­ло­диль­ни­ках. А вот ко­гда речь идет о мо­де­лях вро­де на­ше­го про­шло­год­не­го на­столь­но­го ав­то­ма­та «Фея Ун­ди­на» (Automate Fée Ondine), мы го­во­рим не столь­ко о са­мих ча­сах и ми­ну­тах, сколь­ко о том, как они про­хо­дят, — ра­дост­но, иг­ри­во. Ины­ми сло­ва­ми, на­ша стра­те­гия — раз за ра­зом удив­лять пуб­ли­ку ма­стер­ством, вы­ра­жать на­шу сущ­ность в ди­зайне и по­ка­зы­вать по­э­зию вре­ме­ни.

Мы хо­тим рас­ска­зать ис­то­рию, и на­ши ме­ха­низ­мы под­чи­не­ны ху­до­же­ствен­но­му за­мыс­лу

1. Ча­сы Lady Arpels Planétarium Poetic Complications, бе­лое зо­ло­то, диа­метр 38 мм, брил­ли­ан­ты. Ав­то­ма­ти­че­ский ме­ха­низм с пла­не­тар­ным мо­ду­лем. 2. Ча­сы Sweet Alhambra из жел­то­го зо­ло­та, де­ко­ри­ро­ван­ные ла­зу­ри­том. 22,7 × 22,7 мм, квар­це­вый ме­ха­низм. Ли­ми­ти­ро­ван­ная се­рия из 50 эк­зем­пля­ров. 3. Ча­сы Midnight Zodiac Lumineux, бе­лое зо­ло­то, диа­метр 42 мм. Ме­ха­низм с ав­то­ма­ти­че­ским за­во­дом и элек­тро­ме­ха­ни­че­ским устрой­ством, за­став­ля­ю­щим све­тить­ся изоб­ра­же­ния звезд на си­нем эма­ле­вом ци­фер­бла­те

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.