Рав­не­ние на пра­во

Та­тья­на Москаль­ко­ва пред­ста­ви­ла пре­зи­ден­ту свой пер­вый от­чет­ный до­клад в ка­че­стве ом­буд­сме­на

Rossiyskaya Gazeta - Weekly - - ПРАВО - Еле­на Яко­вле­ва

5 мая Та­тья­на Москаль­ко­ва пред­ста­ви­ла пре­зи­ден­ту от­чет­ный до­клад Упол­но­мо­чен­но­го по пра­вам че­ло­ве­ка. Она да­ла «РГ» ин­тер­вью, в ко­то­ром рас­ска­за­ла о том, что бы­ло для нее са­мым важ­ным в ра­бо­те ом­буд­сме­на в 2016 го­ду, и о встре­че с пре­зи­ден­том.

О ре­сур­се пре­зи­ден­та

Встре­ча с пре­зи­ден­том — это все­гда воз­мож­ность. Чрез­вы­чай­но важ­но эту воз­мож­ность не упу­стить. По­это­му нет смыс­ла про­из­но­сить об­щие фра­зы. Мо­ей за­да­чей бы­ло до­не­сти до пре­зи­ден­та ре­аль­ную кар­ти­ну с пра­ва­ми че­ло­ве­ка, оста­но­вив­шись и на си­стем­ных во­про­сах, и на ре­зо­нанс­ных де­лах, и на от­дель­ных судь­бах лю­дей, ко­то­рые ста­ли жерт­ва­ми во­пи­ю­щей неспра­вед­ли­во­сти.

Да, не­ко­то­рые си­ту­а­ции, увы, по­ка не мо­гут ре­шить­ся без вме­ша­тель­ства гла­вы го­су­дар­ства. На­вер­ное, это непра­виль­но с точ­ки зре­ния си­стем­но­го под­хо­да к де­лу, но мне как Упол­но­мо­чен­но­му по пра­вам че­ло­ве­ка в дан­ном слу­чае важ­но, что на­зы­ва­ет­ся, « не упу­стить мо­мент ». Ес­ли есть воз­мож­ность спа­сти чью- то жизнь, вос­ста­но­вить спра­вед­ли­вость, то все сред­ства хо­ро­ши. Тем бо­лее ре­сурс пре­зи­ден­та.

О че­ло­ве­че­ском из­ме­ре­нии

Для ме­ня в до­кла­де глав­ное то, что мы смог­ли по­ка­зать си­ту­а­цию с пра­ва­ми че­ло­ве­ка че­рез че­ло­ве­че­ское из­ме­ре­ние. Че­рез судь­бы лю­дей, ко­то­рые об­ра­ти­лись к нам за за­щи­той. В 2016 го­ду по­сту­пи­ло бо­лее 42 ты­сяч об­ра­ще­ний.

За каж­дой строч­кой до­кла­да — огром­ный труд со­труд­ни­ков ап­па­ра­та Упол­но­мо­чен­но­го, Вер­хов­но­го су­да РФ, ор­га­нов про­ку­ра­ту­ры и след­ствия, ор­га­нов за­ко­но­да­тель­ной и ис­пол­ни­тель­ной вла­сти, му­ни­ци­па­ли­те­тов, да и про­сто лю­дей, нерав­но­душ­ных к че­ло­ве­че­ско­му го­рю, ко­то­рые по­мог­ли в про­ве­де­нии про­ве­рок и вос­ста­нов­ле­нии на­ру­шен­ных прав.

О пра­во­за­щит­ной кар­те

В сво­ем до­кла­де я сде­ла­ла упор на на­шем нов­ше­стве — ин­тер­ак­тив­ной « Пра­во­за­щит­ной кар­те ». Она поз­во­лит уви­деть си­ту­а­цию с пра­ва­ми че­ло­ве­ка в ре­ги­о­нах стра­ны, в том чис­ле с по­мо­щью раз­ме­щен­ных в ней до­кла­дов упол­но­мо­чен­ных по пра­вам че­ло­ве­ка в субъ­ек­тах РФ. Тем бо­лее что сей­час упол­но­мо­чен­ные по пра­вам че­ло­ве­ка есть во всех 85 ре­ги­о­нах стра­ны. Мы кон­со­ли­ди­ро­ва­ны и ра­бо­та­ем на ос­но­ве вза­им­ной по­мо­щи. Го­су­дар­ствен­ная пра­во­за­щи­та не мо­жет быть раз­роз­нен­ной, это си­сте­ма, ко­то­рая долж­на ра­бо­тать сла­жен­но и опе­ра­тив­но. Нель­зя ре­шить во­прос на ре­ги­о­наль­ном уровне? Зна­чит, сроч­но под­клю­ча­ем ап­па­рат фе­де­раль­но­го упол­но­мо­чен­но­го. Не по­лу­ча­ет­ся у ме­ня — за­дей­ству­ем все воз­мож­ные струк­ту­ры: Гене- раль­ную про­ку­ра­ту­ру, Вер­хов­ный суд, Кон­сти­ту­ци­он­ный суд. Пре­зи­ден­та, в кон­це кон­цов.

О си­ту­а­ции со Свет­ла­ной Дель и Иль­да­ром Да­ди­ным

Упол­но­мо­чен­ный не име­ет пра­ва на « стра­у­си­ную по­ли­ти­ку ». От то­го, что ты сде­ла­ешь вид, буд­то про­бле­мы не су­ще­ству­ет, она ни­ку­да не де­нет­ся. По­это­му мы все­гда ста­ра­ем­ся сра­зу «ид­ти на­встре­чу про­бле­ме » — за­пра­ши­вать ин­фор­ма­цию, де­таль­но в ней раз­би­рать­ся, встре­чать­ся с людь­ми. Так бы­ло не толь­ко с ре­зо­нанс­ны­ми де­ла­ми, но и с те­ми, о ко­то­рых СМИ не со­об­ща­ли ни­че­го. Мел­ких дел не бы­ва­ет, по­чти каж­дое из них вы­во­дит на об­щую про­бле­му. Для ме­ня важ­но не толь­ко по­мочь кон­крет­но­му че­ло­ве­ку, но и по­нять: а по­че­му в прин­ци­пе он ока­зал­ся в та­кой си­ту­а­ции? И как сде­лать, что­бы эта си­ту­а­ция не по­вто­ря­лась с дру­ги­ми?

В част­но­сти, ко­гда на­ча­ли раз­би­рать­ся с си­ту­а­ци­ей по отъ­е­му де­тей у Свет­ла­ны Дель, ока­за­лось, что не су­ще­ству­ет чет­ко­го ме­ха­низ­ма изъ­я­тия де­тей, очень при­бли­зи­тель­но ре­гла­мен­ти­ро­ва­на про­це­ду­ра про­ве­рок.

В де­ле Иль­да­ра Да­ди­на при­хо­ди­лось ис­кать нестан­дарт­ные ре­ше­ния, ид­ти на ком­про­мис­сы ра­ди глав­но­го — по­мочь тем, кто ока­зал­ся в труд­ной, за­ча­стую ту­пи­ко­вой жиз­нен­ной си­ту­а­ции, про­ана­ли­зи­ро­вать, сфор­му­ли­ро­вать ре­ко­мен­да­ции и по­ста­рать­ся сде­лать так, что­бы по­доб­ные си­ту­а­ции не по­вто­ри­лись.

О пре­це­дент­ной ра­бо­те с укра­ин­ским об­муд­сме­ном

В ра­бо­те с Упол­но­мо­чен­ным Вер­хов­ной ра­ды Укра­и­ны Ва­ле­ри­ей Лут­ков­ской мы смог­ли прий­ти к очень эф­фек­тив­ной мо­де­ли со­труд­ни­че­ства. По­сле дол­гих пе­ре­го­во­ров нам уда­лось ор­га­ни­зо­вать пе­ре­ме­ще­ние укра­ин­ских заключенных для от­бы­ва­ния на­ка­за­ния на ро­ди­ну. Они бы­ли осуж­де­ны за пре­ступ­ле­ния, со­вер­шен­ные на тер­ри­то­рии Укра­и­ны, при­го­вор вы­но­сил укра­ин­ский суд, и от­бы­ва­ли на­ка­за­ние в Кры­му, то­гда — тер­ри­то­рии Укра­и­ны. По­том по­лу­ост­ров вер­нул­ся в со­став Рос­сии, а за­клю­чен­ные граж­дане Укра­и­ны ока­за­лись в свое­об­раз­ной пра­во­вой ло­вуш­ке. Вы­пу­стить их нель­зя, пе­ре­дать укра­ин­ской сто­роне — невоз­мож­но: Укра­и­на- то счи­та­ет, что они со­дер­жат­ся на ее тер­ри­то­рии. Лю­ди ока­за­лись от­ре­за­ны от род­ных и близ­ких. По­чти год шли со­гла­со­ва­ния, но нам с мо­ей укра­ин­ской кол­ле­гой уда­лось уста­но­вить свое­об­раз­ный « гу­ма­ни­тар­ный ко­ри­дор». Мы не мог­ли пе­ре­дать лю­дей по за­ко­ну, но все- та­ки пе­ре­ме­сти­ли их по спра­вед­ли­во­сти, тем са­мым по­ка­зав, что пра­ва че­ло­ве­ка важ­нее все­го. Важ­нее по­ли­ти­че­ских раз­но­гла­сий, эко­но­ми­че­ских и ме­дий­ных войн, тер­ри­то­ри­аль­ных спо­ров и тол­ко­ва­ния за­ко­нов. Ока­за­лось, что ес­ли есть чет­кая уве­рен­ность в спра­вед­ли­во­сти тво­ей мис­сии, то невоз­мож­ное воз­мож­но.

Со­блю­де­ние прав че­ло­ве­ка — это при­о­ри­тет, и да­же го­су­дар­ства, на­хо­дя­щи­е­ся, мяг­ко го­во­ря, не в са­мых луч­ших от­но­ше­ни­ях с на­ми, на ос­но­ве это­го при­о­ри­те­та спо­соб­ны най­ти ком­про­мисс. Для Рос­сии и Укра­и­ны это был сво­е­го ро­да пре­це­дент.

Точ­но так же в де­каб­ре про­шло­го года мне уда­лось по­се­тить в СИЗО го­ро­да Ни­ко­ла­е­ва на­ших по­хи­щен­ных во­ен­но­слу­жа­щих Алек­сея Ба­ра­но­ва и Мак­си­ма Один­цо­ва, при­чем въе­хав на тер­ри­то­рию Укра­и­ны че­рез крым­скую гра­ни­цу. Сей­час мы ока­зы­ва­ем им все­мер­ную пра­во­вую под­держ­ку. И опять — от част­но­го к об­ще­му: по­сле этих пре­це­ден­тов мно­гие непро­стые про­бле­мы во вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях на­ших стран те­перь ста­нет ре­шать на­мно­го лег­че.

О лич­ном при­е­ме граж­дан

Чест­но го­во­ря, без при­е­ма граж­дан я се­бе свою ра­бо­ту и не пред­став­ляю. Толь­ко так мож­но по­чув­ство­вать то, что лю­ди обыч­но скры­ва­ют или пря­чут за ка­зен­ны­ми фор­му­ли­ров­ка­ми: боль, на­деж­ду на спра­вед­ли­вость, воз­му- ще­ние… Услы­шать сло­ва бла­го­дар­но­сти и по­нять, что еще один день про­жит не зря.

На лич­ных при­е­мах в ап­па­ра­те Упол­но­мо­чен­но­го мы при­ня­ли 3826 че­ло­век (на 11 про­цен­тов боль­ше, чем в 2015 го­ду), из них 159 че­ло­век я при­ня­ла лич­но. По 27 815 пись­мен­ным об­ра­ще­ни­ям да­ны разъ­яс­не­ния, по 10 109 про­ве­де­ны про­вер­ки, по 784 жа­ло­бам вос­ста­нов­ле­ны на­ру­шен­ные пра­ва граж­дан. Все эти циф­ры при­ве­де­ны в мо­ем до­кла­де. Это не про­сто важ­но — необ­хо­ди­мо. Услы­шать мне­ние лю­дей — зна­чит точ­но ди­а­гно­сти­ро­вать со­ци­аль­ные бо­лез­ни об­ще­ства.

О Люд­ми­ле Алек­се­е­вой, Ми­ха­и­ле Геф­те­ре, Ген­ри Рез­ни­ке

Да, на­ши взгля­ды на не­ко­то­рые ас­пек­ты за­щи­ты прав и сво­бод че­ло­ве­ка мо­гут не сов­па­дать, но мы со­труд­ни­ча­ем, по­сто­ян­но све­ря­ем « пра­во­за­щит­ные ча­сы » и уме­ем на­хо­дить вза­и­мо­по­ни­ма­ние. Кста­ти, и Ген­ри Мар­ко­вич Резник, и ува­жа­е­мая Люд­ми­ла Ми­хай­лов­на Алек­се­е­ва, и Ми­ха­ил Яко­вле­вич Геф­тер — чле­ны Экс­перт­но­го со­ве­та при Упол­но­мо­чен­ном по пра­вам че­ло­ве­ка. Я во мно­гом до­ве­ряю их мне­нию и очень бла­го­дар­на им за их ра­бо­ту в со­ве­те.

О ра­бо­те без при­стра­стий

Те­ма прав че­ло­ве­ка ча­сто по­ли­ти­зи­ру­ет­ся. Но я-то счи­таю, что на са­мом де­ле она на­хо­дит­ся вне по­ли­ти­ки. Глав­ное — это эф­фек­тив­ность за­щи­ты прав и сво­бод граж­дан, и ра­ди до­сти­же­ния этой це­ли мы го­то­вы со­труд­ни­чать с лю­бы­ми кон­струк­тив­ны­ми си­ла­ми граж­дан­ско­го об­ще­ства. То же са­мое и с те­ми, ко­го мы за­щи­ща­ем. Для ме­ня со­вер­шен­но ни­ка­кой ро­ли не иг­ра­ют ни по­ли­ти­че­ские при­стра­стия че­ло­ве­ка, чьи пра­ва на­ру­ше­ны, ни его ре­ли­ги­оз­ные убеж­де­ния. Ни его ори­ен­та­ция, на­ко­нец. Лю­бой граж­да­нин Российской Фе­де­ра­ции об­ла­да­ет рав­ны­ми пра­ва­ми. Моя ра­бо­та — эти пра­ва за­щи­щать.

Ес­ли есть воз­мож­ность спа­сти чью-то жизнь, вос­ста­но­вить спра­вед­ли­вость, то все сред­ства хо­ро­ши

Та­тья­на Москаль­ко­ва: От то­го, что ты сде­ла­ешь вид, буд­то про­бле­мы не су­ще­ству­ет, она ни­ку­да не де­нет­ся.

До­клад о де­я­тель­но­сти Упол­но­мо­чен­но­го по пра­вам че­ло­ве­ка в РФ за 2016 год чи­тай­те на сай­те rg.ru/dok/ 1403565

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.