За Вик­то­рию

«Рос­сий­ская га­зе­та» со­бра­ла и пе­ре­да­ла день­ги ра­не­ной ге­ро­ине из До­нец­ка

Rossiyskaya Gazeta - Weekly - - ОСОБЫЙ СЛУЧАЙ - Руслан Мель­ни­ков, «Рос­сий­ская га­зе­та », До­нецк

В на­ча­ле ап­ре­ля « РГ» рас­ска­зы­ва­ла о жи­тель­ни­це До­нец­ка Вик­то­рии Зу­е­вой, ко­то­рая во вре­мя же­сто­ко­го об­стре­ла со сто­ро­ны укра­ин­ских си­ло­ви­ков спас­ла несколь­ких че­ло­век, в том чис­ле и рос­сий­ских жур­на­ли­стов (« Рос­сий­ская га­зе­та — Неде­ля » № 73 от 6 ап­ре­ля 2017 г.) Вик­то­рия не по­бо­я­лась вый­ти из квар­ти­ры и от­крыть подъ­езд­ную дверь, что­бы лю­ди смог­ли укрыть­ся от оскол­ков. При этом са­ма жен­щи­на бы­ла тя­же­ло ра­не­на и ед­ва не по­гиб­ла на гла­зах у 12-лет­ней до­че­ри. Вик­то­рия вы­жи­ла, ее да­же на­гра­ди­ли ме­да­лью от МЧС ДНР « За со­дей­ствие де­лу спа­се­ния », но из- за ра­не­ния она не мо­жет ра­бо­тать и вы­нуж­де­на жить на 1000 руб­лей в ме­сяц. А ведь жен­щине нуж­но ле­чить­ся са­мой и ста­вить на но­ги ре­бен­ка.

Га­зет­ная пуб­ли­ка­ция не оста­ви­ла чи­та­те­лей рав­но­душ­ны­ми. В ре­дак­цию на­ча­ли по­сту­пать звон­ки со всей Рос­сии. Лю­дей ин­те­ре­со­вал толь­ко один во­прос: « Как по­мочь Вик­то­рии?». Увы, из-за то­го, что Укра­и­на за­бло­ки­ро­ва­ла фи­нан­со­вую си­сте­му ДНР, от­пра­вить в До­нецк де­неж­ный пе­ре­вод про­бле­ма­тич­но. Связь то­же ра­бо­та­ет с пе­ре­бо­я­ми, осо­бен­но в при­фрон­то­вом рай­оне, где жи­вут Зу­е­вы. Ро­стов­ский фи­ли­ал « РГ» взял­ся со­брать и пе­ре­дать по­мощь чи­та­те­лей. За неде­лю на­бра­лось 75 ты­сяч руб­лей. В ДНР это сей­час боль­шая сум­ма.

Тре­вож­ный до­нец­кий ве­чер. Окра­и­на Ки­ев­ско­го рай­о­на. В гул­кий гро­хот раз­ры­вов впле­та­ют­ся ав­то­мат­ные и пу­ле­мет­ные оче­ре­ди. На ули­цах пу­сто. Ни лю­дей, ни ма­шин. Лишь па­ра слу­чай­ных про­хо­жих пе­ре­дви­га­ет­ся быст­ро и опас­ли­во, дер­жась по­бли­же к сте­нам. Гро­мых­ну­ло со­всем ря­дом, в со­сед­них дво­рах. Что- то где- то по­сы­па­лось…

Пя­ти­этаж­ка на ули­це Ча­па­е­ва, в ко­то­рой жи­вут Зу­е­вы, смот­рит на ли­нию со­при­кос­но­ве­ния. Мно­го­квар­тир­ный дом за­сло­ня­ет со­бой от об­стре­лов мик­ро­рай­он. Ра­зу­ме­ет­ся, и до­ста­ет­ся это­му до­му боль­ше дру­гих. Де­ре­вья во дво­ре по­ло­ман­ные, в от­ме­ти­нах. Сне­сен взры­вом подъ­езд­ный ко­зы­рек. Сте­ны по­се­че­ны оскол­ка­ми, це­лых сте­кол прак­ти­че­ски не оста­лось: ок­на за­би­ты фа­нер­ны­ми ли­ста­ми и за­тя­ну­ты плен­кой. В подъ­ез­де кро­ме се­мьи Зу­е­вых жи­вут толь­ко два че­ло­ве­ка, ко­то­рым неку­да уез­жать. Че­рез раз­би­тые ок­на оскол­ки за­ле­та­ют и сю­да, о чем крас­но­ре­чи­во сви­де­тель­ству­ют глу­бо­кие от­ме­ти­ны на сте­нах. Один из оскол­ков на­сквозь про­бил лест­нич­ный про­лет.

Вик­то­рия по- преж­не­му на ко­сты­лях. Сей­час она мо­жет пе­ре­дви­гать­ся толь­ко так.

— Стре­ля­ют по­сто­ян­но. В по­след­нее вре­мя из че­го-то мощ­но­го. Да вы и са­ми слы­ша­ли, как бах­ну­ло где-то со­всем ря­дом. От­ту­да вон при­ле­та­ет. На­ис­ко­сок от нас, за ро­щей Ав­де­ев­ка. А там Яси­но­ва­тая, — по­ка­зы­ва­ет Вик­то­рия из ок­на сво­ей квар­ти­ры.

Али­на не хо­чет уез­жать да­же в пи­о­нер­ский ла­герь. Де­воч­ке пред­ла­га­ли от­дох­нуть в Кры­му и в Ро­стов­ской об­ла­сти. Вик­то­рия умо­ля­ла: по­жи­ви хоть ме­сяц спо­кой­но. Дочь ска­за­ла, что бу­дет жить толь­ко вме­сте с ма­мой.

Во вре­мя раз­го­во­ра она от­мал­чи­ва­ет­ся и креп­ко при­жи­ма­ет­ся к Вик­то­рии, слов­но бо­ит­ся по­те­рять. Пы­та­ет­ся улы­бать­ся, но улыб­ка вы­хо­дит сла­бень­кая. А ког- да раз­го­вор за­хо­дит об об­стре­лах и ра­не­нии ма­те­ри, в гла­зах у де­воч­ки сле­зы.

— Ко­гда Ви­ку за­та­щи­ли в квар­ти­ру, Али­на уви­де­ла ее страш­ную ра­ну. Оско­лок ведь про­шел на­вы­лет и вы­рвал боль­шой ку­сок мя­са. От та­ко­го зре­ли­ща ме­ня са­му всю аж тряс­ло. А что с ди­тем тво­ри­лось... — рас­ска­зы­ва­ет мать Вик­то­рии Ни­на Ива­нов­на.

На­пря­жен­ная Али­на ожи­ва­ет, лишь ко­гда к ней под­пол­за­ет об­щая лю­би­ми­ца — че­ре­па­ха Сим­ка. Сим­ке три года. Реп­ти­лия ста­ла ро­вес­ни­цей тра­ги­че­ских со­бы­тий в Донбассе. Вы­рос­шая в зоне бо­е­вых дей­ствия че­ре­па­ха то­же на­учи­лась пря­тать­ся от об­стре­лов. На свой пан­цирь Сим­ка не на­де­ет­ся. Ко­гда на­чи­на­ет гро­хо­тать, она за­пол­за­ет под по­душ­ки.

Пе­ре­даю по­здрав­ле­ния с днем рож­де­ния от рос­си­ян, ко­то­рые за­хо­те­ли по­мочь. Вик­то­рия не мо­жет сдер­жать слез.

— Я очень- очень бла­го­дар­на! Огром­ное спа­си­бо всем, кто от­клик­нул­ся на мое го­ре. Бу­ду молиться за вас. Дай Бог вам креп­ко­го здо­ро­вья и сча­стья, ми­ра над го­ло­вой и что­бы ни вы, ни ва­ши де­ти ни­ко­гда не узна­ли, что та­кое вой­на, и ни­ко­гда не услы­ша­ли, как ле­тят сна­ря­ды. Спа­си­бо, род­ные!

Спра­ши­ваю, на что в первую оче­редь Вик­то­рия по­тра­тит со­бран­ные день­ги. Жен­щи­на в рас­те­рян­но­сти раз­во­дит ру­ка­ми.

— Нуж­ны про­дук­ты и ви­та­ми­ны Алине. В квар­ти­ре раз­би­ты ок­на, ба­та­реи на­до чи­нить, ле­кар­ства по­ку­пать. Но во­об­ще- то я меч­таю вы­здо­ро­веть по­ско­рее и устро­ить­ся на ра­бо­ту, неваж­но ка­кую, лишь бы зар­пла­ту пла­ти­ли, что­бы доч­ку под­нять.

Вик­то­рия по- преж­не­му на ко­сты­лях. Сей­час она мо­жет пе­ре­дви­гать­ся толь­ко так.

Пя­ти­этаж­ка на ул. Ча­па­е­ва, в ко­то­рой жи­вут Зу­е­вы, — на ли­нии со­при­кос­но­ве­ния. Дом за­сло­ня­ет от об­стре­лов весь мик­ро­рай­он, при­ни­мая огонь на се­бя.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.