Три то­ва­ри­ща

По­че­му бри­тан­ские ре­пор­те­ры в но­яб­ре 1991 года по­шли на смерть ра­ди сво­е­го со­вет­ско­го кол­ле­ги

Rossiyskaya Gazeta - Weekly - - ПУБЛИКАЦИИ «РОДИНЫ» - Вла­ди­мир Сне­ги­рев

Ро­ри Пек. Пер­вая встре­ча

В фев­ра­ле 1991 года, пе­ре­жи­дая аме­ри­кан­ские бом­беж­ки в под­ва­ле баг­дад­ско­го оте­ля « Аль- Ра­шид », я раз­го­во­рил­ся с бри­тан­ским жур­на­ли­стом Ро­ри Пе­ком. Он был фри­лан­сер, но в те дни под­ря­дил­ся сни­мать вой­ну для ВВС. Ско­ро вы­яс­ни­лось, что мы мно­го лет бро­ди­ли фак­ти­че­ски по од­ним и тем же аф­ган­ским тро­пам, толь­ко он с мод­жа­хе­да­ми, ая с со­вет­ски­ми.

Это нас сра­зу силь­но сбли­зи­ло. Мы на­пе­ре­бой вспо­ми­на­ли на­зва­ния ки­шла­ков, име­на по­ле­вых ко­ман­ди­ров, бои и за­са­ды. В ка­кой­то мо­мент Ро­ри спро­сил ме­ня:

— От­че­го, по­ки­дая Аф­га­ни­стан, вы бро­си­ли там сво­их плен­ных? Не по­ни­маю, — го­во­рил он, бу­ра­вя ме­ня сво­и­ми хо­лод­ны­ми ир­ланд­ски­ми гла­за­ми, — по­че­му вы за­бы­ли этих лю­дей? Я не раз ви­дел ва­ших пар­ней и все­гда ужа­сал­ся их уча­сти.

Ни­ко­гда я не чув­ство­вал се­бя так неуют­но, как в тот ве­чер, си­дя в под­ва­ле под зву­ки си­рен воз­душ­ной тре­во­ги. Да, сле­до­ва­ло при­знать: на­ше огром­ное го­су­дар­ство пре­да­ло сол­дат, ко­то­рых са­мо же от­пра­ви­ло во­е­вать в чу­жую стра­ну. Сна­ча­ла оно не смог­ло обес­пе­чить их безопасность, а по­том и во­все от­вер­ну­лось от них, по­пав­ших в бе­ду.

То­гда же мы с Ро­ри до­го­во­ри- лись: ес­ли вы­бе­рем­ся из Баг­да­да жи­вы­ми, то вме­сте от­пра­вим­ся в Аф­га­ни­стан — ис­кать и спа­сать плен­ных.

Пи­тер Джуве­нал. Се­кун­дант в ру­ко­паш­ной

Од­на­ко не так- то про­сто ока­за­лось вы­пол­нить этот план. По­тре­бо­ва­лось уча­стие Русла­на Ау­ше­ва (он то­гда воз­гла­вил аф­ган­ских ве­те­ра­нов), со­гла­со­ва­ние с по­гран­вой­ска­ми, МИДом, внеш­ней раз­вед­кой, пре­зи­дент­ски­ми струк­ту- ра­ми… То­гда, на­пом­ню, Ка­бул еще был под вла­стью На­джи­бул­лы, вой­на по­лы­ха­ла во­всю, а нам пред­сто­я­ло, пе­рей­дя гра­ни­цу в рай­оне Иш­ка­ши­ма, за­тем пеш­ком прой­ти три сот­ни ки­ло­мет­ров, что­бы добрать­ся до глав­ных мод­жа­хед­ских баз. Ма­ло кто ве­рил в успех этой за­теи.

Но в ито­ге, за­кон­чив сра­же­ние с бю­ро­кра­та­ми, наш ма­лень­кий от­ряд в кон­це но­яб­ря 1991 года пе­ре­шел по мо­сту че­рез бур­ный Пяндж и ока­зал­ся на со­пре­дель­ной тер­ри- то­рии, кон­тро­ли­ру­е­мой ис­лам­ски­ми пар­ти­за­на­ми. Нас бы­ло трое: бри­тан­ские жур­на­ли­сты Ро­ри Пек и Пи­тер Джуве­нал, а так­же я, вы­да­вав­ший се­бя за фин­на.

Сей­час, по про­ше­ствии мно­гих лет, по­ни­ма­ешь, что это дей­стви­тель­но был марш­рут с би­ле­том в один ко­нец. И толь­ко неве­ро­ят­ным ве­зе­ни­ем мож­но объ­яс­нить то, что спу­стя ме­сяц мы жи­вы­ми и невре­ди­мы­ми вер­ну­лись об­рат­но, про­де­лав путь дли­ной в пол­ты­ся­чи ки­ло­мет­ров по за­сне­жен­ным го­рам и вы­пол­нив свою за­да­чу. Мы на­шли плен­ных и су­ме­ли вер­нуть их до­мой — тех, кто это­го за­хо­тел.

Я не мо­гу ска­зать, что на­ши от­но­ше­ния в хо­де это­го пу­те­ше­ствия скла­ды­ва­лись без­об­лач­но. Нет, вы­хо­дец из кру­гов бри­тан­ско­го ис­теб­лиш­мен­та Ро­ри Пек то и де­ло ты­кал ме­ня ли­цом в по­след­ствия на­ше­го недав­не­го во­ен­но­го при­сут­ствия: раз­ру­шен­ные бом­ба­ми ки­шла­ки, со­жжен­ные тан­ки и бро­не­ма­ши­ны, осто­вы сби­тых вер­то­ле­тов. На­вер­ное, он был уве­рен в том, что я то­же обя­зан де­лить ви­ну за все эти кош­ма­ры, раз со­вет­ский. Мы по это­му по­во­ду ча­сто спо­ри­ли.

— Это по­ко­ле­ние, — по­ка­зы­вал он ру­кой на аф­ган­цев, — об­ре­че­но на то, что­бы все­гда пло­хо от­но­сить­ся к вам. Оно уже уми­ра­ло под ва­ши­ми бом­ба­ми.

— Но, быть мо­жет, это по­ко­ле­ние пой­мет, что ком­му­ни­сти­че­ский ре­жим и про­стые лю­ди — это не од­но и то же. Нель­зя же все­гда жить с нена­ви­стью в серд­це. Нель­зя же­лать смер­ти всем рус­ским.

Ему не нра­ви­лись мои воз­ра­же­ния. Ро­ри на­зи­да­тель­ным то­ном на­чи­нал по­учать, мол, я не знаю аф­ган­цев, а он их зна­ет.

— Аф­ган­цы не уме­ют про­щать обид. Они пло­хо оде­ты, но у них очень хо­ро­шая па­мять, — ед­ва ли не по сло­гам втол­ко­вы­вал он мне. — Вы пы­та­лись си­лой на­вя­зать им свою во­лю и при этом раз­бом­би­ли пол­стра­ны. Рас­крой по­ши­ре свои гла­за и огля­нись во­круг. Раз­ве ты не ужас­нешь­ся от уви­ден­но­го?

— Пол­стра­ны раз­бом­би­ли, а еще пол­стра­ны от­стро­и­ли, — пы­тал­ся оправ­ды­вать­ся я. — Ты ви­дел вой­ну из сво­е­го око­па, ая — из сво­е­го. Для те­бя эти пар­ти­за­ны — свет в окош­ке, а для ме­ня бу­ду­щее Аф­га­ни­ста­на за те­ми, ко­го мы под­дер­жи­ва­ли.

— Жал­кие ком­му­ни­сты! — баг­ро­вел Ро­ри.

Мне хо­те­лось его уда­рить. Я с тру­дом сдер­жи­вал­ся от то­го, что­бы за­ехать по ры­жей фи­зио­но­мии.

— Ну, ко­неч­но, — пе­ре­би­вал я. — Всю прав­ду зна­ешь толь­ко ты один.

В его гла­зах за­ки­па­ло бе­шен­ство. Он смот­рел на ме­ня в упор и го­во­рил еще мед­лен­нее, с рас­ста­нов­кой — яв­ный при­знак дикого раз­дра­же­ния:

— Слу­шай ме­ня вни­ма­тель­но. Слу­шай и за­по­ми­най… Но и ме­ня уже нес­ло: — Нет, это ты слу­шай ме­ня! Так мы сто­я­ли друг про­тив дру­га по­сре­ди тол­пы, креп­ко сжав ку­ла­ки, а Пи­тер чуть в сто­рон­ке невоз­му­ти­мо сни­мал окру­жа­ю­щее сво­ей те­ле­ка­ме­рой. Ес­ли бы мы схва­ти­лись, он — я уве­рен — так же

Вла­ди­мир Сне­ги­рев — край­ний сле­ва, Ро­ри Пек — тре­тий сле­ва, ря­дом с ним — Пи­тер Джуве­нал. И два мест­ных уз­бе­ка — про­вод­ни­ки.

Плот из ав­то­мо­биль­ных ка­мер и во­ло­вьих шкур по­мог пе­ре­пра­вить­ся че­рез Пяндж.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.