Ска­жи мне, друг...

Ко­гда Ба­тюш­ков неиз­ле­чи­мо за­бо­лел и ни­ко­го не узна­вал, толь­ко имя Жу­ков­ско­го про­яс­ня­ло его рас­су­док

Rossiyskaya Gazeta - Weekly - - К СЛОВУ - Дмит­рий Ше­ва­ров

Они пи­са­ли сло­во « друг » с про­пис­ной — Друг. Но друг дру­га они оце­ни­ли не сра­зу. По­на­ча­лу Ба­тюш­ков на­зы­вал Жу­ков­ско­го «сы­ном ле­ни». За­то уже вско­ре — « тру­до­лю­би­вым Жу­ком».

Быст­ро оце­нив на се­бе бес­ко­рыст­ное уча­стие Ва­си­лия Ан­дре­еви­ча, Ба­тюш­ков про­ник­ся к сво­е­му старшему то­ва­ри­щу по­чти­тель­ной лю­бо­вью. « Дру­же­ство твое мне бу­дет все­гда дра­го­цен­но, — пи­сал он Жу­ков­ско­му, —и я мо­гу сме­ло на­де­ять­ся, что ты, ве­ли­кий чу­дак, мог за­ме­тить в ко­рот­кое вре­мя мою к те­бе при­вя­зан­ность…»

Ба­тюш­ков умел ра­до­вать­ся за дру­зей. По­сле вы­хо­да но­во­го со­чи­не­ния Жу­ков­ско­го он все­гда от­кли­кал­ся ра­дост­ным по­сла­ни­ем: « Мой ми­лый, добрый меч­та­тель!.. Твое но­вое про­из­ве­де­ние пре­лест­но... »

Ко­гда в де­каб­ре 1816 года Жу­ков­ско­му бы­ла на­зна­че­на по­жиз­нен­ная пен­сия, Ба­тюш­ков на­пи­сал Гне­ди­чу: « Не мо­гу те­бе изъ­яс­нить ра­до­сти мо­ей: Жу­ков­ско­го сча­стие, как мое соб­ствен­ное!.. » Имен­но Ба­тюш­ков дал са­мую крат­кую ха­рак­те­ри­сти­ку Жу­ков­ско­му: «У него серд­це на ла­до­ни».

Они ис­пы­ты­ва­ли друг к дру­гу глу­бо­кое до­ве­рие. Мно­го раз они мог­ли по­ссо­рить­ся, но вся­кий раз их доб­рые от­но­ше­ния спа­са­ла рас­су­ди­тель­ность Ва­си­лия Ан­дре­еви­ча — все- та­ки он был стар­ше че­тырь­мя го­да­ми и от­но­сил­ся к Ба­тюш­ко­ву как к млад­ше­му со­бра­ту. Ре­бяч­ли­вые по­ступ­ки Кон­стан­ти­на его по­рой удив­ля­ли, но он все­гда на­хо­дил их про­сти­тель­ны­ми.

В 1813 го­ду Ба­тюш­ков под­шу­тил над Жу­ков­ским, вер­нее, над его «Пев­цом во стане рус­ских во­и­нов » — он на­пи­сал па­ро­дию «Пе­вец в Бе­се­де Сла­вя­но­рос­сов. Эпи­ко-ли­ро-ко­ми­ко-эпо­ро­ди­че­ский гимн». Ухо­дя на вой­ну, в за­ру­беж­ный по­ход рус­ской ар­мии, Ба­тюш­ков оста­вил свое про­из­ве­де­ние Алек­сан­дру Ива­но­ви­чу Тур­ге­не­ву. Тот по­ка­зал его Вя­зем­ско­му. Па­ро­дия быст­ро разо­шлась сре­ди ли­те­ра­то­ров.

На­вер­ное, и сам ав­тор « Пев­ца во стане рус­ских во­и­нов» улыб­нул­ся, чи­тая сти­хо­твор­ную шут­ку. Впро­чем, вряд ли шут­ка его об­ра­до­ва­ла. Ва­си­лий Ан­дре­евич и сам был го­разд на розыг­ры­ши, но ведь все­му свое вре­мя. Вой­на еще про­дол­жа­лась, и сто­и­ло ли по­те­шать­ся над сти­ха­ми, рож­ден­ны­ми в те дни, ко­гда ре­ша­лась судь­ба Оте­че­ства?

Ба­тюш­ков вско­ре по­нял, что по­шу­тил не со­всем удач­но. Но сло­во вы­ле­те­ло — не пой­ма­ешь.

Вер­нув­шись осе­нью 1814 года с вой­ны, Ба­тюш­ков об­на­ру­жил, что его па­ро­дия до сих пор хо­дит по ру­кам. Он уже со­вер­шен­но дру­ги­ми гла­за­ми смот­рел и на жизнь, и на ли­те­ра­ту­ру, и ка­те­го­ри­че­ски не хо­тел, что­бы в нем ви­де­ли пе­ре­смеш­ни­ка.

10 ян­ва­ря 1815 года он на­пи­сал Вя­зем­ско­му: «В от­сут­ствие мое здесь разо­шлись мои сти­хи: «Пе­вец в Бе­се­де ». Глу­пая шут­ка, ко­то­рую я пи­сал для се­бя…»

По­сле это­го он пи­шет боль­шую ста­тью «Нечто о по­эте и по­э­зии », где воз­да­ет дру­гу долж­ное: « Жу­ков­ский, ода­рен­ный пла­мен­ным во­об­ра­же­ни­ем и ред­кою спо­соб­но­стию пе­ре­да­вать дру­гим глу­бо­кие ощу­ще­ния ду­ши силь­ной и бла­го­род­ной — в стане во­и­нов, при гро­ме пу­шек, при за­ре­ве пы­ла­ю­щей сто­ли­цы пи­сал вдох­но­вен­ные сти­хи, ис­пол­нен­ные ог­ня, дви­же­ния и си­лы…»

Жу­ков­ский про­чи­та­ет эту ста­тью лишь в 1816 го­ду, ко­гда она бу­дет опуб­ли­ко­ва­на, но и без это­го Ва­си­лий Ан­дре­евич не дер­жал на Ба­тюш­ко­ва оби­ды. Весь тес­ный круг по­этов во мно­гом дер­жал­ся на бла­го­ду­шии и са­мо­иро­нии Ва­си­лия Ан­дре­еви­ча.

Прав­да, ино­гда Вя­зем­ско­му уда­ва­лось вы­во­дить из рав­но­ве­сия да­же Жу­ков­ско­го, и то­му при­хо­ди­лось на­по­ми­нать кня­зю о том, что « неж­ная осто­рож­ность, пра­во, нуж­на в друж­бе…» Жу­ков­ский все­гда яс­но чув­ство­вал гра­ни­цу меж­ду доб­рой шут­кой и ед­кой на­смеш­кой.

Ко­гда при­дет тяж­кая по­ра ду­шев­но­го неду­га и по­чти все че­ло­ве­че­ские свя­зи Ба­тюш­ко­ва обо­рвут­ся, толь­ко имя лю­би­мо­го дру­га бу­дет по­рой про­яс­нять его рас­су­док. И про­щаль­ные ба­тюш­ков­ские сти­хи то­же о нем: « Жу­ков­ский, вре­мя все про­гло­тит, те­бя, ме­ня и сла­вы дым, но то, что в серд­це мы хра­ним, в ре­ке за­бве­нья не по­то­пит!.. »

Ба­тюш­ков о Жу­ков­ском: « Он у нас ве­ли­кан по­сре­ди пиг­ме­ев... »

Жу­ков­ский о Ба­тюш­ко­ве: « Сын неги и ве­се­лья, по му­зе мне род­ной... »

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.