ИЗ ПО­ЧТЫ КАЛЕНДАРЯ ПО­Э­ЗИИ

Rossiyskaya Gazeta - Weekly - - К СЛОВУ - ТА­ТЬЯ­НА СМИР­НО­ВА, Д. ВАРЛАМОВО, ХАРОВСКИЙ РАЙ­ОН, ВО­ЛО­ГОД­СКАЯ ОБ­ЛАСТЬ

Вче­ра вер­ну­лась из де­рев­ни, ез­ди­ла про­тап­ли­вать дом. Вот где ду­ма­ет­ся и пи­шет­ся лег­ко! Толь­ко ино­гда про­чер­тит в небе са­мо­лет, про­кри­чит неча­ян­но пти­ца. По­че­му-то в та­кой ти­шине из всех по­этов мне ча­ще все­го вспо­ми­на­ет­ся Кон­стан­тин Ни­ко­ла­е­вич Ба­тюш­ков. Во­лог­да, где он ро­дил­ся, неда­ле­ко от нас. Что ме­ня еще сбли­жа­ет с Ба­тюш­ко­вым? Я, как и он, бы­ла биб­лио­те­ка­рем. Толь­ко ве­ли­кий по­эт ра­бо­тал в Пуб­лич­ной биб­лио­те­ке Пе­тер­бур­га по­мощ­ни­ком хра­ни­те­ля ма­ну­скрип­тов. Был на­зна­чен по­чет­ным биб­лио­те­ка­рем этой биб­лио­те­ки. Свя­зы­ва­ет нас и да­та рож­де­ния. Толь­ко у него 18 мая по ста­ро­му сти­лю, а у ме­ня по- но­во­му. Так же, как Ба­тюш­ков, я ме­чусь непри­ка­ян­но в по­ис­ках при­ло­же­ния сво­их сил и спо­соб­но­стей из го­ро­да в де­рев­ню и об­рат­но, не на­хо­дя се­бе се­рьез­но­го при­ме­не­ния. Вся­кий раз, при­ез­жая в наш Ха­ровск (рай­он­ный центр), ощу­ща­ешь пу­сто­ту и ра­зо­ре­ние, как по­сле вой­ны — непри­кры­тые глаз­ни­цы мно­гих окон смотрят упре­ком — хо­зя­е­ва по­ки­ну­ли свои до­ма на­все­гда. За­кры­ли да­же во­ен­ко­мат (оп­ти­ми­зи­ро­ва­ли!) — сквозь стек­ла пер­во­го эта­жа вид­не­ют­ся остав­лен­ные на сто­ле крас­ные чаш­ки и за­мерз­шие ком­нат­ные цве­ты в горш­ках на под­окон­ни­ках. Как буд­то лю­ди ис­чез­ли пря­мо из-за чай­но­го сто­ла, сроч­но скрыв­шись неве­до­мо ку­да. А ведь еще год на­зад здесь бы­ло теп­ло и на­деж­но, и я про­си­жи­ва­ла ча­сы в ста­рень­ком во­ен­ном ар­хи­ве, со­би­рая ма­те­ри­ал к сво­ей кни­ге па­мя­ти «Вой­на де­рев­ни Варламово». Где те­перь ис­кать тот ар­хив?.. При­ез­жая в Во­лог­ду, мы все­гда идем на Со­бор­ную гор­ку — там, где па­мят­ник Ба­тюш­ко­ву. По­эт на­пут­ству­ет мо­ло­до­же­нов, хра­нит сек­ре­ты влюб­лен­ных пар, про­во­жа­ет в боль­шую жизнь вы­пуск­ни­ков. А по­про­си про­ци­ти­ро­вать по­эта — ско­рее все­го, ни­кто не вспом­нит да­же па­ры строк. «О, па­мять серд­ца! Ты силь­ней рас­суд­ка па­мя­ти пе­чаль­ной...»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.