По­след­ний урок Ва­си­лия Та­ра­на

Сель­ский учи­тель, ухо­дя на фронт, пе­ре­жи­вал, что остал­ся дол­жен кол­хо­зу 17 руб­лей

Rossiyskaya Gazeta - Weekly - - К СЛОВУ -

КА­ЛЕН­ДАРЬ ПОЭЗИИ

Здрав­ствуй­те, Дмит­рий!

Про­чла Ва­шу ко­лон­ку о по­эте Геор­гии Су­во­ро­ве, по­гиб­шем на Нарв­ском плац­дар­ме, и за­хо­те­лось рас­ска­зать об от­це.

Мой отец Ва­си­лий Ива­но­вич Та­ран был мо­би­ли­зо­ван из деревни Са­ра­то­во Горь­ков­ско­го рай­о­на Ом­ской об­ла­сти в пер­вые дни вой­ны и по­сле крат­ко­го обу­че­ния в бий­ской Шко­ле ко­ман­ди­ров от­прав­лен на фронт.

Отец и ма­ма ра­бо­та­ли учи­те­ля­ми в де­ре­вен­ской шко­ле, по­же­ни­лись за во­семь ме­ся­цев до на­ча­ла вой­ны и жда­ли по­яв­ле­ния пер­вен­ца, ме­ня.

У от­ца бы­ла боль­шая биб­лио­те­ка. Пе­ред вой­ной отец на­чал пи­сать кни­гу. Оде­вал­ся он ще­го­ле­ва­то для сель­ско­го учи­те­ля. Но­сил со­роч­ки со съем­ны­ми крах­маль­ны­ми во­рот­нич­ка­ми, шля­пу, имел кар­ман­ные ча­сы на се­реб­ря­ной це­поч­ке. В той же шко­ле ра­бо­та­ла еще од­на мо­ло­дая учи­тель­ни­ца. Втро­ем (отец, ма­ма и она) учи­ли де­тей, втро­ем го­то­ви­ли шко­лу к празд­ни­кам, по­мо­га­ли кол­хо­зу в по­ле, вме­сте про­во­ди­ли сво­бод­ное вре­мя.

Лет­ни­ми ве­че­ра­ми пе­ре­прав­ля­лись на лод­ке на дру­гой бе­рег Ир­ты­ша, жгли там ко­стер, пе­ли, шу­ти­ли. Отец иг­рал на ги­та­ре.

Сти­хи отец пи­сал с юно­сти. Не­ко­то­рые из них пе­ча­та­лись в «Ом­ской прав­де ». Уй­дя на фронт, он и от­ту­да пи­сал сти­ха­ми це­лые пись­ма ма­ме. А пе­ре­пис­ка их на­ча­лась еще до вой­ны. Ма­ма в ожи­да­нии ро­дов уеха­ла в Ке­ме­ро­во к ро­ди­те­лям.

С вол­не­ни­ем пе­ре­чи­ты­ваю пись­мо от­ца, на­пи­сан­ное на вто­рой день вой­ны.

« Се­го­дня, 23 июня 1941 го­да, в 7 ча­сов я встал, но не успел умыть­ся, как подъ­е­хал на ма­шине Ше­ре­ме­тьев, пред­се­да­тель кол­хо­за, и со­об­щил о том, что Гер­ма­ния объ­яви­ла нам вой­ну. Преж­де ста­ло страш­но­ва­то, а по­том вс­пом­нил, что за нас про­ле­та­рии все­го ми­ра. По­это­му по­бе­дить долж­ны мы. Но жить даль­ше так нель­зя, ведь ни одеть, ни обуть, ни по­ку­шать и пр. Все это из-за них, га­дов. Все на­ши сред­ства мы угроб­ля­ем на во­ен­ное при­го­тов­ле­ние. На­де­юсь, Ксе­ня, я вер­нусь с по­бе­дой... »

По­лу­чив до­ку­мент о мо­би­ли­за­ции, отец по­ни­ма­ет, что они с ма­мой мо­гут боль­ше не уви­деть­ся, и он со свой­ствен­ной ему пе­дан­тич­но­стью пи­шет «На­каз Ксе­нии »: «Рас­че­ты с сель­со­ве­том у ме­ня про­из­ве­де­ны по­чти пол­но­стью. Кол­хо­зу дол­жен 17 руб., но это я брал ке­ро­син и из­весть для шко­лы. Все пла­ны и учеб­ни­ки ле­жат в гар­де­робе…»

Я по­яви­лась на свет 10 июля 1941 го­да. Отец не мог при­е­хать за на­ми с ма­мой, так как уже был дан при­каз всем муж­чи­нам оста­вать­ся на ме­стах.

По­няв из те­ле­грам­мы, что от­ца вот- вот от­пра­вят на фронт, ма­ма ри­ну­лась в труд­ную до­ро­гу. На по­воз­ках, те­ле­гах, а то и пеш­ком, со мной на ру­ках, она до­бра­лась до рай­цен­тра, где фор­ми­ро­ва­лась ко­лон­на мо­би­ли­зо­ван­ных. Отец успел по­дер­жать ме­ня на ру­ках!

Ко­неч­но, Дмит­рий, все, о чем пи­шу, я зна­ла из ма­ми­ных рас­ска­зов с ран­не­го дет­ства. И эти его сти­хи на обо­ро­те фо­то­гра­фии: Пом­нишь, Ксе­неч­ка, тра­ва шу­ме­ла, Ко­лы­ха­ясь зо­ло­той вол­ной? Да­ле­ко уехав за де­рев­ню, Мы простились, ми­лая, с то­бой. И ни вздо­ха, ни од­ной сле­зин­ки, Хоть обо­им бы­ло тя­же­ло. Про­во­див по­след­нюю ма­ши­ну, Ты од­на вер­ну­лась на се­ло... В од­но из пи­сем вло­жен ли­сток со сти­ха­ми, на­пи­сан­ны­ми ка­ран­да­шом, «По­дру­ге »: Как жи­ву я в гро­хо­те сна­ря­дов, В сви­сте пуль, в ды­му по­ро­хо­вом? Ты со мной, лю­би­мая, ты ря­дом, Хоть в раз­лу­ке мы с то­бой жи­вем...

В на­ча­ле 1943- го спра­ши­ва­ет ма­му в пись­ме: « Зна­ешь ли ты, ми­лая, что с на­ча­ла это­го учеб­но­го го­да в шко­лах вво­дит­ся раз­дель­ное обу­че­ние маль­чи­ков и де­во­чек?»

В том же го­ду, в но­яб­ре, пи­шет: «Се­го­дня, ко­па­ясь в че­мо­дане, на са­мом дне на­шел твой пла­то­чек с ба­боч­ка­ми, пом­нишь?.. » И тут же — сти­хи «Пла­то­чек »: Пла­то­чек бе­лый ма­лень­кий С си­нею кай­мой Об­вя­зан нит­кой алень­кой Тво­ею же ру­кой. Он обе­ща­ет мне да­ле­кую До­ро­гу на Во­сток — По­да­рок этот скром­нень­кий, С ка­ем­кою пла­ток. Но ско­ро, си­не­окая, Мы встре­тим­ся с то­бой. Пла­то­чек этот ма­лень­кий Уви­дишь ты с кай­мой. При встре­че по­це­лу­ем­ся. Ты ска­жешь: « Я с то­бой!» И свя­жем жизнь пре­крас­ную Ка­ем­кой го­лу­бой.

В пись­ме от 14 сен­тяб­ря 1943-го пи­шет: «Зна­ешь, Ксе­нич­ка, я тре­тий год не за­ни­ма­юсь в шко­ле, но все еще тя­нет. Ах! Как бы я сей­час про­чи­тал ре­бя­там урок... »

Дер­жу в ру­ках по­след­нее пись­мо от­ца от 24 мар­та 1944-го. В нем он пи­шет: «Идем осво­бож­дать со­вет­скую Эсто­нию!»

По­том поч­та­льон при­нес по­хо­рон­ку: « Ваш сын и муж по­гиб 26 мар­та 1944 го­да смер­тью храб­рых... »

Ма­ма мно­го раз пи­са­ла за­про­сы о ме­сте за­хо­ро­не­ния от­ца и ни ра­зу не по­лу­чи­ла яс­но­го от­ве­та. Она так и не вы­шла за­муж.

Ма­мин быв­ший уче­ник в кон­це со­ро­ко­вых про­хо­дил ар­мей­скую служ­бу в Эсто­нии и слу­чай­но об­на­ру­жил на клад­би­ще го­ро­да Вы­ру мо­ги­лу с таб­лич­кой « Та­ран В. И. ». Ма­ма на­пи­са­ла пись­мо, ука­зав в ад­ре­се: «Учи­те­лю 1« а » клас­са шко­лы № 1 го­ро­да Вы­ру ». Так на­ча­лась на­ша мно­го­лет­няя друж­ба с эс­тон­ской учи­тель­ни­цей и ее се­мьей.

В 1969 го­ду ма­ма по­еха­ла в Вы­ру, и там об­на­ру­жи­лось, что на мо­гиль­ной пли­те ука­за­на дру­гая да­та рож­де­ния по­гиб­ше­го Та­ра­на В. И. По­лу­ча­лось, что это бы­ла не мо­ги­ла от­ца. Мы не зна­ли, что ду­мать.

Ко­гда в Ин­тер­не­те по­явил­ся сайт о по­гиб­ших, дочь на­шла имя де­да, зва­ние, от­ку­да при­зван, да­ту смер­ти и «по­хо­ро­нен в де­ревне в 1 км юж­нее го­ро­да Нар­ва ». Слиш­ком позд­но узна­ла ма­ма о мо­ги­ле от­ца; ей бы­ло под 90 лет, а от­но­ше­ния Эсто­нии и Рос­сии уже не рас­по­ла­га­ли к по­ис­ку.

Уве­ре­на, что, раз­рас­та­ясь, Нар­ва по­гло­ти­ла и де­рев­ню, и за­хо­ро­не­ния. Су­ще­ству­ет ли те­перь в этом го­ро­де клад­би­ще со­вет­ских во­и­нов? Мо­жет быть, я в мои семь­де­сят пять смог­ла бы по­бы­вать там и по­кло­нить­ся пра­ху от­ца от име­ни мо­их двух до­че­рей и трех вну­ков. С прось­бой по­мочь мне в этом об­ра­ща­юсь к эс­тон­ским и рос­сий­ским ди­пло­ма­там. ЗОЯ ВА­СИ­ЛЬЕВ­НА ТА­РАН-ВИТРУК, ТОМСК, VITRUKZOYA@MAIL.RU

По­чти в каж­дое пись­мо до­мой стар­ший лей­те­нант Ва­си­лий Та­ран вкла­ды­вал сти­хи, по­свя­щен­ные лю­би­мой жене Ксе­нии.

Си­бир­ский по­эт и сель­ский учи­тель Ва­си­лий Ива­но­вич Та­ран.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.