Удрать в Болдино

Наш кор­ре­спон­дент по­бы­вал там, где каж­дая осень — Бол­дин­ская

Rossiyskaya Gazeta - Weekly - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Дмит­рий Ше­ва­ров, се­ло Боль­шое Болдино, Ни­же­го­род­ская об­ласть

Па­мять о Бол­дин­ской осе­ни Пушкина хра­нит­ся в нас как туманное пре­да­ние об уро­ках ли­те­ра­ту­ры, о мок­рых на­хох­лив­ших­ся гал­ках, си­дев­ших за школь­ным ок­ном на об­ле­тев­шей ста­рой бе­ре­зе. Рас­сказ учи­тель­ни­цы о бол­дин­ском Пуш­кине так ожив­лял нас, что ей при­хо­ди­лось го­во­рить: « Де­ти, ти­ше, ти­ше...»

Болдино пред­став­ля­лось нам ка­ким- то ве­се­лым ост­ро­вом. Ведь Пуш­кин так и на­звал свою ро­до­вую вот­чи­ну в пись­ме к не­ве­сте: «Болдино име­ет вид ост­ро­ва, окру­жен­но­го ска­ла­ми... » По­яс­не­ния учи­тель­ни­цы о том, что под ска­ла­ми по­эт имел в ви­ду хо­лер­ные ка­ран­ти­ны, ни­чуть не ума­ля­ло на­ри­со­ван­ной во­об­ра­же­ни­ем кар­ти­ны: ост­ров, ска­лы, Пуш­кин.

Дет­ская меч­та по­пасть на пуш­кин­ский ост­ров ско­ро за­тми­лась, и толь­ко недав­но я вдруг по­нял, что Болдино на са­мом де­ле су­ще­ству­ет и ту­да мож­но по­ехать. И пусть про­шло 177 лет по­сле то­го, как на по­рог бол­дин­ско­го до­ма впер­вые сту­пил Пуш­кин, — это ни­че­го не зна­чит, ко­гда за ок­ном сно­ва осень.

Мы уже не воль­ны пи­сать пе­ром, ска­кать в сед­ле, не раз­би­рая до­ро­ги, и стре­лять­ся на ду­э­лях, но у нас еще оста­ет­ся та свобода, ко­то­рую Пуш­кин це­нил пре­вы­ше дру­гих: свобода удрать в Болдино.

Си­но­ним сча­стья

При­чи­на, по ко­то­рой в 1830 го­ду Пуш­кин по­ехал в Болдино, за пять­сот верст от Моск­вы, бы­ла про­за­ич­нее неку­да. По­эт со­брал­ся же­нить­ся. Отец вы­де­лил ему две­сти душ сво­е­го име­ния. Что­бы вой­ти во вла­де­ние ими, на­до бы­ло при­е­хать в Бол­ди- но и офор­мить их за­лог. Толь­ко так мож­но бы­ло вы­ру­чить день­ги на сва­дьбу. Не столь­ко да­же на са­му сва­дьбу, сколь­ко на при­да­ное бес­при­дан­ни­це На­та­ше Гон­ча­ро­вой.

Пуш­кин ду­мал упра­вить­ся за ме­сяц, но тут на Рос­сию на­дви­ну­лась хо­ле­ра. Ка­ран­тин­ные по­сты за­кры­ли об­рат­ный путь. Эти де­вя­но­сто дней в Бол­дин­ском «пле­ну» для со­вре­мен­но­го че­ло­ве­ка мог­ли бы стать невы­но­си­мой пыт­кой: один в вет­хом до­ме, в раз­лу­ке с неве­стой, по­чти без вся­кой свя­зи с внеш­ним ми­ром (пись­ма шли неде­ля­ми), без раз­вле­че­ний и ком­фор­та. Ка­кой уж там ком­форт, ес­ли мыл­ся в кад­ке, а ноч­ной ва­зы в усадь­бе так и не на­шли и «ба­ри­ну» пришлось при­спо­со­бить под столь на­сущ­ный пред­мет ста­рый гли­ня­ный гор­шок.

Пра­во, немно­гие бы из нас вы­дер­жа­ли та­кую осень. А Пуш­кин об­рел в ней сво­бо­ду. И Болдино на­все­гда оста­лось в рус­ской куль­ту­ре синонимом вдох­но­вен­но­го уеди­не­ния и упо­и­тель­но­го твор­че­ства. Синонимом сча­стья.

По­сле осе­ни 1830-го Пуш­ки­ну еще два ра­за уда­лось при­е­хать в Болдино, и до кон­ца жиз­ни он меч­тал пе­ре­вез­ти сю­да се­мью.

« Дай Бог те­бя мне уви­деть здо­ро­вою, де­тей це­лых и жи­вых! да плю­нуть на Пе­тер­бург, да по­дать в от­став­ку, да удрать в Болдино!..» ( Из пись­ма А.С. Пушкина — Н.Н. Пуш­ки­ной. 18 мая 1834.)

Друг мой Бел­кин

— Ку­пи­те под­ста­кан­ник. Про­вод­ни­ца за­ман­чи­во по­вер­те­ла в ру­ках веч­но­го спут­ни­ка пу­те­ше­ству­ю­щих. По­том по­ин­те­ре­со­ва­лась: « А что это вы чи­та­е­те?» — Белкина. То есть Пушкина. В по­езд я взял «По­ве­сти Белкина » не по­то­му, что хо­тел как- то спе­ци­аль­но на­стро­ить се­бя на пуш­кин­ский лад, а про­сто при­выч­ка — брать в до­ро­гу од­ну из лю­би­мых кни­жек. По­рой и от­крыть ее в пути не успе­ваю, но са­ма мысль, что в лю­бой мо­мент я мо­гу су­нуть в нее нос и про­чи­тать: « В од­но яс­ное хо­лод­ное утро Иван Пет­ро­вич Бе­ре­стов вы­ехал про­гу­лять­ся вер­хом... » — эта мысль все­гда ме­ня со­гре­ва­ет.

В «Ба­рышне-кре­стьян­ке» как-то осо­бен­но ост­ро чув­ству­ет­ся, что « По­ве­сти Белкина » на­пи­са­ны на ра­дость лю­би­мо­му че­ло­ве­ку — На­та­ше Гон­ча­ро­вой. Все в этих по­ве­стях усы­па­но зна­ка­ми, по­нят­ны­ми лишь дво­им.

Вот толь­ко недав­но выяснилось (по­гля­ди­те ста­тью С. Ип­по­ли­то­ва « Пуш­кин и Бел­кин: история зна­ком­ства » в жур­на­ле «Во­про­сы ли­те­ра­ту­ры», 2015 год), что фа­ми­лия Белкина во­все не взя­та ав­то­ром с по­тол­ка: кня­зья Бел­ки­ны бы­ли со­се­дя­ми Гон­ча­ро­вых по По­лот­ня­но­му За­во­ду, а « слав­ный ма­лый » Бел­кин, воз­мож­но, си­дел за од­ним сто­лом с по­этом и его неве­стой 26 мая 1830 го­да.

— Ско­ро Сер­гач, — за­гля­ды­ва­ет про­вод­ни­ца, — сто­им две ми­ну­ты.

Че­рез пол­ча­са на пу­стой сер­гач­ской плат­фор­ме ме­ня встре­ча­ет Сла­ва — мно­го­опыт­ный водитель бол­дин­ско­го му­зея. На ви­дав­шей ви­ды « Вол­ге » мы ныр­ну­ли в ночь.

Теп­лые под­ло­кот­ни­ки

Осе­нью, и осо­бен­но по вы­ход­ным, Боль­шое Болдино пе­ре­жи­ва­ет стол­по­тво­ре­ние. Ве­ре­ни­цы ав­то­бу­сов и ма­шин вы­стра­и­ва­ют­ся вдоль шос­се. За де­вять ме­ся­цев ны­неш­не­го го­да му­зей по­се­ти­ли 55 900 че­ло­век — на де­сять ты­сяч боль­ше, чем за те же ме­ся­цы в про­шлом го­ду.

К кон­цу дня экс­кур­со­во­ды ва­лят­ся с ног. Жур­нал по­се­ще­ний пол­нит­ся на­зва­ни­я­ми сел, городов и стран. Вор­ку­та и Мурманск, Ека­те­рин­бург и Ха­ба­ровск, Сур­гут и Чу­кот­ка, Ри­га и Харь­ков. И тут же — Гол­лан­дия, Ко­рея и за­мор­ский ост­ров Мар­ти­ни­ка.

Ра­дост­но ви­деть, что, при­ни­мая столь­ко го­стей, бол­дин­цы оста­ют­ся неспеш­ны, при­вет­ли­вы и доб­ро­же­ла­тель­ны. Чи­сто­та, ухо­жен­ность и ин­тел­ли­гент­ность не за­кан­чи­ва­ют­ся здесь на вы­хо­де из му­зея, а рас­про­стра­ня­ют­ся на все се­ло. При этом Боль­шое Болдино не те­ря­ет кре­стьян­ский уклад: по утрам по­ют пе­ту­хи, ку­ри­цы сну­ют под но­га­ми, и ни­кто не от­го­ра­жи­ва­ет­ся от со­се­дей двух­мет­ро­вы­ми за­бо­ра­ми — вез­де ста­рые доб­рые шта­кет­ни­ки.

Че­ты­ре го­да на­зад му­зей пе­ре­ве­ли с об­ласт­но­го бюд­же­та на рай­он­ный. Все­мир­но из­вест­ные пе­на­ты ге­ния низ­ве­ли до уров­ня му­ни­ци­паль­но­го бюд­жет­но­го учре­жде­ния, сель­ско­го ДК. Недав­но при­ня­то ре­ше­ние о воз­вра­ще­нии му­зе­яза­по­вед­ни­ка «Болдино» с 1 ян­ва­ря 2018 го­да в число об­ласт­ных учре­жде­ний куль­ту­ры. Но по­че­му не фе­де­раль­ных? По­че­му не урав­нять Болдино в пра­вах и воз­мож­но­стях с му­зе­ем- за­по­вед­ни­ком в Ми­хай­лов­ском, ко­то­рое все­гда име­ло об­ще­на­ци­о­наль­ный ста­тус.

«. .. Да плю­нуть на Пе­тер­бург, да по­дать в от­став­ку, да удрать в Болдино!»

« . ..Степь да степь; со­се­дей ни ду­ши; ез­ди вер­хом сколь­ко ду­ше угод­но... »

Здесь Пуш­кин вы­гля­дит утом­лен­ным го­стя­ми. К сча­стью, по по­не­дель­ни­кам в му­зее вы­ход­ной и народная тро­па к по­эту на один день за­рас­та­ет оду­ван­чи­ка­ми.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.