Да­ле­кий путь к серд­цам дру­зей

Но­вая кни­га На­у­ма Кор­жа­ви­на ро­ди­лась из ста­рой тет­ра­ди, ко­то­рую сбе­рег­ли его чи­та­те­ли

Rossiyskaya Gazeta - Weekly - - К СЛОВУ - Дмит­рий Ше­ва­ров

Со­чась сквозь ту­чи, льет­ся дождь осен­ний. Мне на­до встать, что­бы до­жить свой век, И рвать ту­ман тя­же­лых на­стро­е­ний, И про­ры­вать­ся к чи­стой си­не­ве. Я жить хо­чу. Дви­же­нья и от­ва­ги. Смой, ча­стый дождь, весь сор с ду­ши мо­ей, Пусть, как до­ро­га, сте­лет­ся бу­ма­га,— Да­ле­кий путь к серд­цам мо­их дру­зей. Жить! Слы­шать рель­сов ра­дост­ные

сто­ны, Сто­ять в про­хо­де час, не про­хо­дя... Мол­чать и ду­мать... И в окне ва­го­на Пить при­вкус га­ри в ка­пель­ках до­ждя. НАУМ КОРЖАВИН, 1950

В се­ре­дине 1950-х го­дов хо­ди­ли в спис­ках две по­э­мы На­у­ма Кор­жа­ви­на — «На­чаль­ник твор­че­ства» и «Тань­ка». Сре­ди тех, кто пе­ре­пи­сал их с сам­из­да­тов­ско­го эк­зем­пля­ра в за­вет­ную тет­радь, бы­ла и сту­дент­ка сверд­лов­ско­го фил­фа­ка На­та­ша То­лоч­ко. Вско­ре она вы­шла за­муж за Вик­то­ра Рут­мин­ско­го, неза­дол­го до это­го вер­нув­ше­го­ся с Ко­лы­мы по­сле ше­сти­лет­не­го за­клю­че­ния и экс­тер­ном окон­чив­ше­го уни­вер­си­тет.

Мо­ло­дые по­еха­ли в Моск­ву и, уви­дев на вок­за­ле ки­оск «Справ­ка », по­до­шли и ска­за­ли, что хо­тят най­ти че­ло­ве­ка по име­ни Наум Ман­дель (псев­до­ним Коржавин по­явит­ся чуть поз­же) 1925 го­да рождения. Оказалось, что по­эт жи­вет не в Москве, а в Мы­ти­щах. Влюб­лен­ных фи­ло­ло­гов это не оста­но­ви­ло, они по­еха­ли ис­кать по­эта в Под­мос­ко­вье. И на­шли, и по­зна­ко­ми­лись, и вме­сте ка­та­лись на лод­ке по ре­ке Ма­мон­тов­ке.

Коржавин в ту по­ру, в 1959 го­ду, окон­чил Ли­т­ин­сти­тут, в ко­то­рый пер­вый раз по­сту­пил еще в 1945 го­ду. То­гда его сту­ден­че­ство пре­рвал арест — 20 де­каб­ря 1947 го­да На­у­ма Ман­де­ля аре­сто­ва­ли пря­мо в об­ще­жи­тии, где он жил в од­ной ком­на­те с Ра­су­лом Гам­за­то­вым и Вла­ди­ми­ром Тенд­ря­ко­вым. Ра­сул толь­ко успел спро­сить сквозь сон: « Эм­ка, ты ку­да?»

Сле­до­ва­те­ли со­чли его «со­ци­аль­но опас­ным » юро­ди­вым, от­пра­ви­ли в ин­сти­тут Серб­ско­го, а че­рез несколь­ко ме­ся­цев по­ста­нов­ле­ни­ем Осо­бо­го со­ве­ща­ния при МГБ по­эта при­го­во­ри­ли к ссыл­ке, что по тем вре­ме- нам бы­ло са­мым мяг­ким при­го­во­ром из воз­мож­ных. Три го­да по­эт про­вел в се­ле Чу­ма­ко­во Но­во­си­бир­ской об­ла­сти, а по­том еще три го­да в Ка­ра­ган­де...

По­сле ко­рот­кой от­те­пе­ли и дол­гих мы­тарств Наум Коржавин в 1973 го­ду эми­гри­ро­вал в США. Жил в Бо­стоне. Сей­час — в го­род­ке Ча­пел Хилл (штат Се­вер­ная Ка­ро­ли­на).

На­та­лия Бро­ни­сла­вов­на То­лоч­ко мно­го лет учи­ла де­тей ли­те­ра­ту­ре в сверд­лов­ской шко­ле № 13. Виктор Рут­мин­ский трид­цать лет пре­по­да­вал бух­гал­тер­ский учет, по­свя­тив при этом свою внут­рен­нюю жизнь рус­ской по­э­зии Се­реб­ря­но­го ве­ка. По­лу­чив воз­мож­ность по­сле пе­ре­строй­ки де­лить­ся своими зна­ни­я­ми, Виктор Сер­ге­е­вич Рут­мин­ский чи­тал лек­ции по ис­то­рии ли­те­ра­ту­ры в уни­вер­си­те­те и биб­лио­те­ках, рас­ска­зы­вал о рус­ской по­э­зии на об­ласт­ном ра­дио. Его по­мощ­ни­цей и вер­ным дру­гом все эти го­ды оста­ва­лась На­та­лия Бро­ни­сла­вов­на. Бы­вая в Москве в ко­ман­ди­ров­ках, она все сво­бод­ное вре­мя про­си­жи­ва­ла в Ле­нин­ской биб­лио­те­ке, пе­ре­пи­сы­вая для Вик­то­ра Сер­ге­е­ви­ча с до­ре­во­лю­ци­он­ных или эми­грант­ских из­да­ний сти­хо­тво­ре­ния тех по­этов, что в со­вет­ское вре­мя бы­ли вы­черк­ну­ты из оте­че­ствен­ной по­э­зии. Так, На­та­лия Бро­ни­сла­вов­на от ру­ки пе­ре­пи­са­ла все­го Хо­да­се­ви­ча, весь сбор­ник «Tristia» Ман­дель­шта­ма. По­пу­ляр­ность лек­ций и тру­дов Вик­то­ра Сер­ге­е­ви­ча бы­ла столь ве­ли­ка, что по­сле его ухо­да в 2001 го­ду од­на из улиц Ека­те­рин­бур­га бы­ла на­зва­на име­нем Рут­мин­ско­го.

Виктор Сер­ге­е­вич и На­та­лия Бро­ни­сла­вов­на меч­та­ли ко­гда-ни­будь из­дать те по­э­мы и сти­хи На­у­ма Кор­жа­ви­на, ко­то­рые они пе­ре­пи­са­ли в 1950-е го­ды. Ведь эти про­из­ве­де­ния так и оста­ва­лись неопуб­ли­ко­ван­ны­ми. По­э­ма «На­чаль­ник твор­че­ства» не со­хра­ни­лась да­же у са­мо­го ав­то­ра.

По­на­ча­лу по­эт был про­тив это­го из­да­ния, счи­тая, что он да­ле­ко ушел от сво­их ран­них ве­щей, но все ре­шил зво­нок Наталии Бро­ни­сла­вов­ны в Се­вер­ную Ка­ро­ли­ну. Вот как она рас­ска­за­ла об этом раз­го­во­ре на презентации кни­ги в Ека­те­рин­бур­ге: «В ок­тяб­ре про­шло­го го­да я по­зво­ни­ла ему и ска­за­ла: «Эм­ма, ну что же де­лать — ты ста­рый и я ста­рая, а твоя по­э­ма, мной пе­ре­пи­сан­ная, ведь она так и про­па­дет. Так нель­зя! Ее на­до из­дать хо­тя бы неболь­шим ти­ра­жом. У ме­ня сей­час есть воз­мож­ность с по­мо­щью мо­их уче­ни­ков из­дать твою кни­гу. Но мне нуж­но твое ре­ше­ние. Да­вай по­ду­май...» Он по­ду­мал неко­то­рое вре­мя и ска­зал: «Я раз­ре­шаю...»

И вот недав­но в Ека­те­рин­бур­ге дру­же­ским ти­ра­жом в три­ста эк­зем­пля­ров вы­шла кни­га На­у­ма Кор­жа­ви­на* — зри­мое во­пло­ще­ние чи­та­тель­ской пре­дан­но­сти лю­би­мо­му по­эту. Тет­радь со сти­ха­ми, пе­ре­пи­сан­ны­ми шесть­де­сят (!) лет на­зад, ста­ла кни­гой.

Вот что в пре­ди­сло­вии к ней пи­шет На­та­лия То­лоч­ко: «Та­кие сти­хи, ве­рю я, ожив­ля­ют в об­ще­стве стрем­ле­ние к справедливости. Про­сто необ­хо­ди­мо, что­бы и в са­мые труд­ные вре­ме­на лю­ди уме­ли быть чест­ны­ми, ис­крен­ни­ми и со­стра­да­тель­ны­ми, — а вре­ме­на все­гда труд­ные...»

*Наум Коржавин. На­чаль­ник твор­че­ства. По­э­мы и сти­хо­тво­ре­ния. Ека­те­рин­бург, 2017.

На­та­лия То­лоч­ко и Виктор Рут­мин­ский. Сверд­ловск, 1970- е го­ды.

Та­ким уви­дел по­эта ху­дож­ник Ни­ко­лай Пре­де­ин.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.