За кот­ле­ты из лап­ши — в Си­бирь По­че­му боль­ше­ви­ки так убеж­ден­но боролись с ве­ге­та­ри­ан­ством

Rossiyskaya Gazeta - Weekly - - ПУБЛИКАЦИИ «РОДИНЫ» - ПУБ­ЛИ­КУ­ЕТ­СЯ ВПЕР­ВЫЕ Ека­те­ри­на Зай­це­ва, ве­ду­щая руб­ри­ки «Кух­ня Ро­ди­ны »

«От­кры­ва­ет­ся ши­ро­кое по­ле де­я­тель­но­сти…»

На ру­бе­же XIX— XX ве­ка ве­ге­та­ри­ан­ство, как то­гда го­во­ри­ли «ве­ге­та­ризм » или « ве­ге­та­ри­а­низм », бы­ло но­вым в Рос­сии яв­ле­ни­ем. Об­ще­ство от­но­си­лось к нему с на­сто­ро­жен­но­стью: ве­ге­та­ри­ан­цев за­ча­стую счи­та­ли чу­да­ка­ми и людь­ми ум­ствен­но нездо­ро­вы­ми. Тем не ме­нее 1 де­каб­ря 1901 го­да бы­ло ос­но­ва­но «Санкт-Пе­тер­бург­ское ве­ге­та­ри­ан­ское об­ще­ство », 28 фев­ра­ля 1909 го­да по­доб­ное об­ще­ство по­яви­лось в Москве — чис­ло по­се­ти­те­лей пер­вой ве­ге­та­ри­ан­ской сто­ло­вой к 1914 го­ду со­став­ля­ло 643 ты­ся­чи че­ло­век…

С на­ча­лом Пер­вой ми­ро­вой вой­ны все 14 ве­ге­та­ри­ан­ских об­ществ им­пе­рии за­ни­ма­лись бла­го­тво­ри­тель­ной де­я­тель­но­стью: обо­ру­до­ва­ли кро­ва­ти для во­ен­ных гос­пи­та­лей и предо­став­ля­ли за­лы сто­ло­вых для ши­тья бе­лья. Ве­ли­кую рус­скую ре­во­лю­цию ве­ге­та­ри­ан­цы при­вет­ство­ва­ли с небы­ва­лым во­оду­шев­ле­ни­ем: « Рас­кры­лись пред на­ми свет­лые вра­та лу­че­зар­ной сво­бо­ды, к ко­то­рым дав­но шел из­му­чен­ный на­род рус­ский!» По­яви­лись при­зы­вы ор­га­ни­зо­вать брат­ские ве­ге­та­ри­ан­ские ком­му­ны. Из­да­те­лю « Ве­ге­та­ри­ан­ско­го вест­ни­ка » Оль­ге Про­хас­ко ви­де­лись ра­дуж­ные пер­спек­ти­вы: «Ве­ге­та­ри­ан­цам от­кры­ва­ет­ся ши­ро­кое по­ле де­я­тель­но­сти для ра­бо­ты на устро­е­ние в даль­ней­шем пол­но­го пре­кра­ще­ния войн».

Чем же ве­ге­та­ри­ан­цы не уго­ди­ли боль­ше­ви­кам?

«А мы при­му­са не дер­жим…»

По су­ти, ве­ге­та­ри­ан­ское дви­же­ние ста­ло по­пыт­кой со­здать эле­мент граж­дан­ско­го об­ще­ства в по­ре­фор­мен­ной Рос­сии, а это мень­ше все­го нуж­но бы­ло боль­ше­ви­кам: лю­бая по­пыт­ка граж­дан сор­га­ни­зо­вать­ся по сво­им част­ным ин­те­ре­сам, от­лич­ным от го­су­дар­ствен­ных, в за­ро­ды­ше пре­се­ка­лась вла­стью. По­это­му она чи­ни­ла ве­ге­та- ри­ан­цам все но­вые пре­пят­ствия: уве­ли­чи­ва­ла аренд­ную пла­ту, вво­ди­ла по­вы­шен­ные тре­бо­ва­ния к слу­жеб­но­му пер­со­на­лу, от­тя­ги­ва­ла рас­смот­ре­ние про­ек­та уста­ва.

В кон­це кон­цов, осе­нью 1929 го­да чле­ны Ве­ге­та­ри­ан­ско­го об­ще­ства бы­ли аре­сто­ва­ны и ча­стич­но со­сла­ны в Си­бирь.

Не­уди­ви­тель­но, что де­я­те­ли ли­те­ра­ту­ры и ис­кус­ства то­же от­но­си­лись к ве­ге­та­ри­ан­ству в луч­шем слу­чае иро­нич­но. На­при­мер, Вла­ди­мир Маяковский в крат­кой био­гра­фии « Я сам» пи­шет: «В чет­верг бы­ло ху­же — ем Ре­пин­ские трав­ки. Для фу­ту­ри­ста ро­стом в са­жень — это не де­ло». Иро­ни­зи­ро­ва­ли над ве­ге­та­ри­ан­ством Илья Ильф и Ев­ге­ний Петров. Все пом­нят 18-ю гла­ву ро­ма­на « Две­на­дцать сту­льев», ко­гда « ве­ли­кий ком­би­на­тор» Остап Бен­дер и « пред­во­ди­тель ко­ман­чей » Ип­по­лит Во­ро­бья­ни­нов встре­ча­ют­ся в об­ще­жи­тии с Ко­лей Ка­ла­че­вым и его кра­са­ви­цей-же­ной Ли­зой. И та груст­но при­зна­ет­ся: « А мы при­му­са не дер­жим. За­чем? Мы хо­дим обе­дать в ве­ге­та­ри­ан­скую сто­ло­вую, хо­тя я про­тив ве­ге­та­ри­ан­ской сто­ло­вой. Но ко­гда мы с Ко­лей по­же­ни­лись, он меч­тал о том, как мы вме­сте бу­дем хо­дить в ве­ге­та­ри­ан­ку. Ну вот мы и хо­дим. Я очень люб­лю мя­со. А там кот­ле­ты из лап­ши…»

Впро­чем, и Ль­ву Тол­сто­му, страст­но­му по­клон­ни­ку ве­ге­та­ри­ан­ства, до­ста­ва­лось от со­вре­мен­ни­ков: «Ино­гда слу­ча­лось мне за­ста­вать Ль­ва Ни­ко­ла­е­ви­ча за обе­дом, ко­гда гра­фи­ни не бы­ло до­ма, — вспо­ми­нал пи­са­тель Иван На­жи­вин. — Обык­но­вен­но в та­ких слу­ча­ях я на­хо­дил пе­ред ним греч­не­вую « раз­маз­ню », пе­че­ную кар­тош­ку или ре­пу, хлеб. Гра­фи­ня до­ма — и пе­ред ста­ри­ком цвет­ная ка­пу­ста зи­мой, необык­но­вен­ные пу­дин­ги, два ла­кея в бе­лых пер­чат­ках и пр. И гра­фи­ня жа­лу­ет­ся, как тя­же­ло ей ве­ге­та­ри­ан­ство му­жа: что же мож­но из­го­то­вить в де­ревне по­ря­доч­но­го, а осо­бен­но зи­мой, ес­ли не есть мя­са, ди­чи, ры­бы?»

Ну а на­сколь­ко ап­пе­тит­ным был ве­ге­та­ри­ан­ский обед 1917 го­да, чи­та­те­ли мо­гут убе­дить­ся са­ми.

Москва. Вы­вес­ка ве­ге­та­ри­ан­ской сто­ло­вой на Сре­тен­ке. Ме­ню ве­ге­та­ри­ан­цев бы­ло скуд­но­ва­тым.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.