Две­на­дца­тая «Вол­на»

В ше­сти волж­ских го­ро­дах вра­чи при­ня­ли 1126 че­ло­век

Rossiyskaya Gazeta - - МЕДИЦИНА - Ири­на Крас­но­поль­ская

Итак, две­на­дца­тая по сче­ту «Вол­на здо­ро­вья» за­вер­ше­на. На­пом­ню: «Вол­на» — глав­ная со­став­ля­ю­щая «Ли­ги здо­ро­вья на­ции» — об­ще­ствен­ной ор­га­ни­за­ции, со­здан­ной по ини­ци­а­ти­ве ака­де­ми­ка Лео Ан­то­но­ви­ча Бо­ке­рия и дей­ству­ю­щей под его по­сто­ян­ным по­кро­ви­тель­ством. «Вол­на» при­ча­ли­ва­ла в ше­сти волж­ских го­ро­дах: Уг­ли­че, Мыш­кине, Ко­стро­ме, Яро­слав­ле, Че­ре­пов­це, Дубне.

Эти за­мет­ки об ито­гах «Вол­ны» нач­ну с цифр. Бо­лее все­го вос­тре­бо­ва­на по­мощь ото­ла­рин­го­ло­гов, оку­ли­стов. Ска­жем, в Че­ре­пов­це ото­ла­рин­го­лог при­нял 50 че­ло­век. 22 по­лу­чи­ли на­прав­ле­ние в сто­ли­цу. В Яро­слав­ле со­ис­ка­те­лей та­кой по­мо­щи, впро­чем, как и дру­гой, бы­ло вдвое мень­ше. А в близ­кой к Москве неболь­шой Дубне — 35. И по­чти по­ло­ви­на из них на­прав­ле­на на даль­ней­шее об­сле­до­ва­ние и ле­че­ние в Моск­ву. Все­го же, ска­жем, на при­е­ме у ото­ла­рин­го­ло­га Ека­те­ри­ны Мол­ча­но­вой по­бы­ва­ли 200 че­ло­век. 84 на­прав­ле­ны в фе­де­раль­ные цен­тры. Та­кой же об­щий счет у оф­таль­мо­ло­гов про­фес­со­ра Еле­ны Мар­ко­вой, мед­сест­ры Юлии Ни­ки­шо­вой. На­прав­лен­ных в фе­де­раль­ные цен­тры 116. Боль­ше все­го па­ци­ен­тов у ги­не­ко­ло­гов, ко­то­рые ве­дут при­ем не на теп­ло­хо­де, а в од­ном из ме­ди­цин­ских учре­жде­ний пунк­та сто­ян­ки. Ги­не­ко­ло­ги — это про­фес­со­ра Еле­на Ува­ро­ва и Ин­на Апо­ли­хи­на, Вя­че­слав Чур­син, На­деж­да Бе­ля­е­ва, Ген­на­дий Хе­гай. Они при­ня­ли 326 че­ло­век. На­прав­ле­ния на даль­ней­шее об­сле­до­ва­ние и ле­че­ние по­лу­чи­ли 129 че­ло­век. В той же Дубне за по­мо­щью об­ра­ти­лись 52 че­ло­ве­ка. В неболь­шом Че­ре­пов­це 73 че­ло­ве­ка — боль­ше, чем в круп­ном Яро­слав­ле, где об­ра­тив­ших­ся бы­ло 68. Кар­дио­ло­ги Ба­ку­лев­ско­го цен­тра Нон­на Зи­ми­на, Ве­ра Дон­цо­ва, Свет­ла­на Ха­ри­то­но­ва при­ня­ли 150 де­тей. На­прав­ле­ние на даль­ней­шее ле­че­ние по­лу­чи­ли 30. Та­кая де­таль: в Яро­слав­ле к ним об­ра­ти­лись за по­мо­щью 26 де­тей. В Дубне 25.

От­кла­ды­вать смер­тель­но опас­но

Оста­нов­люсь. Не ста­ну да­лее утом­лять циф­ра­ми. А при­ве­ла их по­то­му, что за ни­ми, ес­ли угод­но, некая кар­ти­на и, от­нюдь, не мас­лом. Ба­ку­лев­ский центр ку­ри­ру­ет не­ко­то­рые из по­се­щен­ных на­ми ре­ги­о­нов: зна­ет со­сто­я­ние дет­ских сер­дец, по­то­му что со­труд­ни­ча­ет с мест­ны­ми спе­ци­а­ли­ста­ми, от­сле­жи­ва­ет тех де­ти­шек, ко­то­рые ра­нее по­лу­чи­ли по­мощь. В Че­ре­пов­це, на­при­мер, ро­ди­те­ли при­нес­ли на при­ем двух­лет­не­го мальчика. Он ро­дил­ся с тя­же­лей­шим по­ро­ком серд­ца. Ма­лыш не вы­жил бы, ес­ли бы… Ес­ли бы са­на­виа­ция сроч­но не до­ста­ви­ла его в от­де­ле­ние экс­трен­ной хи­рур­гии но­во­рож­ден­ных Ба­ку­лев­ско­го цен­тра, спе­ци­а­ли­сты ко­то­ро­го немед­лен­но про­опе­ри­ро­ва­ли ма­лы­ша. Да­ли шанс жить. Что­бы ре­бе­нок на­брал си­лен­ки для вы­пол­не­ния ра­ди­каль­ной кор­рек­ции. Че­рез год она бы­ла успеш­но про­ве­де­на. И на на­шем теп­ло­хо­де ре­бе­нок по­явил­ся, что­бы все уви­де­ли ре­зуль­тат — вот та­кой итог «Вол­ны».

Прав­да, не все­гда все так глад­ко. При­шла на теп­ло­ход ба­буш­ка с кро­хот­ной де­воч­кой. Ма­ма де­воч­ки умер­ла от лей­ко­за. Отец от ре­бен­ка от­ка­зал­ся. Де­воч­ке сроч­но нуж­на опе­ра­ция на серд­це. От­кла­ды­вать смер­тель­но опас­но. Но ба­буш­ка ни­как не мо­жет при­нять ре­ше­ние. Вра­чи ее дол­го уго­ва­ри­ва­ли… По­ка судь­ба ма­лыш­ки не ре­ше­на.

Те­ра­пев­ти­че­ская, да­же кар­дио­ло­ги­че­ская по­мощь на ме­стах бо­лее или ме­нее пред­став­ле­на. За­мет­но ху­же с «уз­ки­ми» спе­ци­а­ли­ста­ми. К ото­ла­рин­го­ло­гу бук­валь­но по­ток де­тей, пло­хо ды­ша­щих из-за аде­но­и­дов, стра­да­ю­щих обыч­ны­ми про­студ­ны­ми за­бо­ле­ва­ни­я­ми. То есть те­ми неду­га­ми, ко­то­рые не тре­бу­ют при­ме­не­ния вы­со­ких тех­но­ло­гий, ко­то­рые необ­хо­ди­мо ле­чить не от­кла­ды­вая и по ме­сту жи­тель­ства. Спра­ши­ва­ла тех, кто со­про­вож­дал этих де­ти­шек: в чем де­ло? По­че­му? От­вет один: нет спе­ци­а­ли­стов, очень низ­кие зар­пла­ты ме­ди­ков.

В Дубне две мо­ло­дые оча­ро­ва­тель­ные ма­мы — у од­ной ше­сти­лет­ний сын, у вто­рой — доч­ка вто­ро­класс­ни­ца. Де­ти об­щи­тель­ные, ухо­жен­ные. Но… сла­бо­слы­ша­щие. При­шли к сур­до­ло­гу. Ма­мы объ­яс­ни­ли: за по­мо­щью ез­дят в Моск­ву, на ме­сте сур­до­ло­га нет. Или: де­тей к ото­ла­рин­го­ло­гу при­вел… уро­лог: вы­нуж­ден сов­ме­щать. Ма­ма, при­вед­шая 16-лет­не­го сы­на без на­прав­ле­ния, ска­за­ла, что «по­плы­ла бы за на­шим теп­ло­хо­дом. По­то­му что сын про­сто по­ги­ба­ет». Не­во­ору­жен­ным гла­зом вид­но, что по­мощь тре­бу­ет­ся сроч­но: у пар­ня об­шир­ное но­во­об­ра­зо­ва­ние но­со­вых па­зух с кос­ме­ти­че­ской де­фор­ма­ци­ей ли­ца. «Вол­на» вы­да­ет на­прав­ле­ние на немед­лен­ное об­сле­до­ва­ние в фе­де­раль­ный центр.

По­чти анек­дот. Но груст­ный

Ве­ли­ка по­треб­ность в оф­таль­мо­ло­ги­че­ской по­мо­щи. Неред­ко она то­же след­ствие от­сут­ствия дет­ских оф­таль­мо­ло­гов. По­то­му обыч­ная па­то­ло­гия — ухуд­ше­ние зре­ния, не про­пи­сан­ные во­вре­мя оч к и , н е же­ла н и е р о д и т е л е й «уро­до­вать» де­тей оч­ка­ми, да­же ес­ли их врач на­зна­чил. Вот за­хо­дит в ка­би­нет ма­ма с оча­ро­ва­тель­ной в куд­ряш­ках ма­лыш­кой. Де­воч­ка по­сто­ян­но щу­рит­ся. Пу­стяк? Про­сто осо­бен­ность ре­бен­ка? Да нет! Это при­знак на­чи­на­ю­щей­ся па­то­ло­гии. Не за­ме­ти­ли? Да, не вез­де есть та­кие дет­ские оф­таль­мо­ло­ги, как На­деж­да Ва­си­льев­на или дет­ский кар­дио­лог Оль­га Ро­ма­но­ва из Ко­стро­мы. На­до ви­деть, слы­шать, как они «до­кла­ды­ва­ют» каж­до­го ре­бен­ка, как гра­мот­но на­блю­да­ют за их со­сто­я­ни­ем, как об­ща­ют­ся с их ро­ди­те­ля­ми.

Счи­та­ет­ся, что пе­ди­атр мо­жет ле­чить взрос­ло­го. А вот на­обо­рот, что­бы взрос­лый поль­зо­вал ре­бен­ка, не очень по­лу­ча­ет­ся. Че­люст­но-ли­це­вой хирург Ве­ро­ни­ка Пав­ло­вич и ор­то­донт На­та­лья Ху­бу­ла­ва по­ло­ви­ну тех, кто об­ра­тил­ся на теп­ло­ход, на­пра­ви­ли на ле­че­ние в Моск­ву. В ос­нов­ном это де­ти с врож­ден­ны­ми за­бо­ле­ва­ни­я­ми, ко­то­рые долж­ны вы­яв­лять­ся во вре­мя бе­ре­мен­но­сти, внут­ри­утроб­но. Сра­зу по­сле рож­де­ния их на­до опе­ри­ро­вать, что­бы ис­пра­вить ошиб­ки при­ро­ды. Не­до­пу­сти­мо, ко­гда на ме­сте не мо­гут по­мочь ре­бен­ку, у ко­то­ро­го непра­виль­но рас­тет один зуб, или не та «уз­деч­ка» язы­ка.

Эн д о к р и н о л о г и « В о л н ы » Игорь Чу­гу­нов и Па­вел Око­ро­ков от­ме­ти­ли вы­со­кий уро­вень эн­до- кри­но­ло­ги­че­ской служ­бы в Че­ре­пов­це, Яро­слав­ской об­ла­сти, в Тве­ри. Ос­нов­ная при­чи­на об­ра­ще­ния на «Вол­ну» — па­то­ло­гия щи­то­вид­ной же­ле­зы. Но вез­де про­бле­ма — недо­ступ­ность спе­ци­фи­че­ских ла­бо­ра­тор­ных и ин­стру­мен­таль­ных ме­то­дов ис­сле­до­ва­ния.

Слу­чай по­чти анек­до­ти­че­ский. Не ста­ну на­зы­вать го­род, в ко­то­ром на при­ем к ги­не­ко­ло­гам при­шла 47-лет­няя жен­щи­на с боль­шим жи­во­том. Бе­ре­мен­ность? Про­ве­ден­ные мест­ны­ми спе­ци­а­ли­ста­ми ис­сле­до­ва­ния по­ка­за­ли: ми­о­ма мат­ки. И… да­ли жен­щине со­вет: по­до­ждать на­ступ­ле­ния ме­но­па­у­зы. Со­вет, угро­жа­ю­щий здо­ро­вью да и са­мой жиз­ни жен­щи­ны.

«Как это при­хо­ди­те? Вы обя­за­ны!»

Отрад­но — это бы­ло за­мет­но: мно­гих де­тей со­про­вож­да­ют па­пы. Отрад­но, что, как пра­ви­ло, де­ти при­хо­ди­ли в со­про­вож­де­нии мест­ных спе­ци­а­ли­стов, с необ­хо­ди­мы­ми до­ку­мен­та­ми. Не отрад­но. У тех, кто про­шел про­це­ду­ру КТ, спра­ши­ва­ла: КТ сде­ла­но бес­плат­но или за день­ги? Мо­жет, мне силь­но не по­вез­ло, но толь­ко один раз был от­вет: бес­плат­но. Прав­да, це­ны по срав­не­нию с Моск­вой, мож­но ска­зать, ве­ге­та­ри­ан­ские. Но это не очень гре­ет ду­шу.

Неболь­шое от­ступ­ле­ние. За пол­ча­са до при­хо­да теп­ло­хо­да в Ко­стро­му про­фес­со­ру-оф­таль­мо­ло­гу Елене Юрьевне Мар­ко­вой по­зво­ни­ли на мо­биль­ный: «Мы хо­тим к вам на при­ем!» «По­жа­луй­ста, — го­во­рит Еле­на Юрьев­на. — По­сле 10 сен­тяб­ря я бу­ду в Москве. Сей­час я в ко­ман­ди­ров­ке». В от­вет раз­дра­жен­но: «Мы зна­ем, где вы. Вы под­хо­ди­те к Ко­стро­ме». «Хо­ро­шо! При­хо­ди­те на теп­ло­ход!» Еще бо­лее раз­дра­жен­но: «Что зна­чит, при­хо­ди­те! Кто нас встре­тит?» «Про­сто при­хо­ди­те, и я вас при­му». «Как это про­сто при­хо­ди­те? Вы обя­за­ны!» И та­кое от­но­ше­ние, увы, не ред­кость. Ком­мен­та­рии? Мы при­вык­ли, мы при­учи­ли от­но­сить­ся к ме­ди­цин­ской по­мо­щи, как к од­но­му из ви­дов услуг. По­жи­на­ем пло­ды.

Вдо­ва пол­ков­ни­ка

В этих за­мет­ках, ес­ли за­ме­ти­ли, не на­зы­ваю имен, фа­ми­лий де­тей, их ро­ди­те­лей. У каж­до­го из них не толь­ко своя бе­да, но и своя судь­ба. И, на­вер­ное, не нуж­но без осо­бой на­доб­но­сти огла­шать по­дроб­но­сти. Но в од­ном слу­чае де­лаю ис­клю­че­ние. На­де­юсь, пой­ме­те по­че­му.

Че­тыр­на­дца­ти­лет­ний Алек­сей Слад­ков из Тве­ри глу­хой, не го­во­рит. Он на ин­тер­нет-обу­че­нии. Ему необ­хо­ди­мы слу­хо­вые ап­па­ра­ты, ко­то­рые поз­во­лят хо­тя бы ори­ен­ти­ро­вать­ся в про­стран­стве. Алек­сею офор­ми­ли ин­ва­лид­ность. Ему по­ло­же­ны бес­плат­ные ап­па­ра­ты. Но за ни­ми оче­редь. Ре­аль­но по­лу­чить их Алек­сей смо­жет лишь в кон­це го­да. А тут еще од­на бе­да: маль­чи­ку тре­бу­ет­ся сроч­ная опе­ра­ция на серд­це. Во вре­мя сто­ян­ки в Тве­ри по­зво­ни­ла кар­дио­лог Ве­ра Ива­нов­на Дон­цо­ва: «Нуж­но по­мочь од­ной се­мье!» С Алек­се­ем и его ма­мой Ири­ной Вик­то­ров­ной раз­го­ва­ри­ва­ли в ка­ю­те сур­до­ло­га Ва­си­фа Ма­ме­до­ва. Алек­сей млад­ший сын. Есть два стар­ших. Ири­на Вик­то­ров­на внуч­ка Ге­роя Со­вет­ско­го Со­ю­за Мат­вея Кузь­ми­ча Мер­ку­ло­ва. Му­жем Ири­ны Вик­то­ров­ны был пол­ков­ник по­гра­нич­ных войск Сер­гей Бо­ри­со­вич Слад­ков. Слу­жил в Аф­га­ни­стане, слу­жил в Алма-Ате, в Та­джи­ки­стане. Ири­на с детьми — все­гда ря­дом. По­том не ста­ло Со­вет­ско­го Со­ю­за. По­том пол­ков­ни­ка, ве­те­ра­на по­гра­нич­ных войск уво­ли­ли «по со­сто­я­нию здо­ро­вья». И бы­ла дол­гая тяж­ба на те­му: где жить. На­ко­нец, да­ли, как го­во­рит Ири­на Вик­то­ров­на, «очень до­стой­ное, хо­ро­шее жи­лье в Тве­ри». Толь­ко пол­ков­ник в него не по­пал: умер в 60 лет по­чти на­ка­нуне но­во­се­лья. Стар­шие сы­но­вья за­ра­ба­ты­ва­ют «на дво­их» пять­де­сят ты­сяч руб­лей в ме­сяц. Пенсия Алек­сея два­дцать ты­сяч. «На жизнь вполне хва­та­ет, — го­во­рит мне Ири­на Вик­то­ров­на. — Но де­нег на опе­ра­цию в Москве, на при­об­ре­те­ние слу­хо­вых ап­па­ра­тов взять негде». На­зы­ваю име­на вдо­вы пол­ков­ни­ка, ее сы­на в на­деж­де на то, что в Тве­ри их не оста­вят в бе­де. По­мо­гут.

Спе­ци­а­ли­сты «Вол­ны» не толь­ко — и это не вы­со­кие сло­ва — лю­бов­но смот­рят каж­до­го ре­бен­ка. «Вол­на» — это ма­стер-клас­сы об­ра­зо­ва­ния кол­лег, об­ще­ния с детьми, их ро­ди­те­ля­ми. А «Ли­га здо­ро­вья на­ции» — это про­па­ган­да здо­ро­во­го об­ра­за жиз­ни. Про­па­ган­да, что важ­но, не на сло­вах. На де­ле. «Есть, на­при­мер, та­кой ло­зунг у «Ли­ги», — го­во­рит ее ви­це-пре­зи­дент Ни­ко­лай Ко­но­нов. — «Де­сять ты­сяч ша­гов к жиз­ни». И во мно­гих ре­ги­о­нах по­яви­лись «марш­ру­ты здо­ро­вья». Все-та­ки не толь­ко дур­ной при­мер за­ра­зи­те­лен. И это гре­ет ду­шу. Да­же в ту хо­лод­ную, ненаст­ную по­го­ду, ко­то­рая со­про­вож­да­ла две­на­дца­тую «Вол­ну здо­ро­вья».

В пла­ва­ние «Вол­ну» про­во­жа­ли ака­де­мик Лео Бо­ке­рия и ми­нистр здра­во­охра­не­ния РФ Ве­ро­ни­ка Сквор­цо­ва.

Ка­кая бы ни бы­ла по­го­да, «Вол­ну» встре­ча­ли со­ис­ка­те­ли по­мо­щи.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.