Те­атр: дом или отель?

Пе­ред сто­лет­ним юби­ле­ем Те­атр име­ни Ста­ни­слав­ско­го и Не­ми­ро­ви­ча-Дан­чен­ко вы­би­ра­ет путь

Rossiyskaya Gazeta - - КУЛЬТУРА - Ва­ле­рий Ки­чин

Се­год­ня опе­рой Чай­ков­ско­го «Пи­ко­вая да­ма» от­кры­ва­ет свой 99-й, предъ­юби­лей­ный се­зон Мос­ков­ский ака­де­ми­че­ский му­зы­каль­ный те­атр име­ни Ста­ни­слав­ско­го и Не­ми­ро­ви­ча-Дан­чен­ко. Мы го­во­рим с ху­до­же­ствен­ным ру­ко­во­ди­те­лем опер­ной труп­пы те­ат­ра Алек­сан­дром Ти­те­лем.

В пе­ча­ти по­яви­лись вы­ска­зы­ва­ния, со­глас­но ко­то­рым те­ат­ру гро­зит пе­ре­ме­на кур­са — дрейф от ака­де­ми­че­ско­го «те­ат­ра-до­ма» к те­ат­ру ев­ро­пей­ско­го ти­па — как вы­ра­зил­ся из­вест­ный немец­кий ин­тен­дант, к «те­ат­ру-оте­лю». Это воз­мож­но? Ведь те­атр ос­но­ван Ста­ни­слав­ским и Не­ми­ро­ви­чем-Дан­чен­ко, они ав­то­ры этой идеи те­ат­ра-до­ма, они его стро­и­ли. АЛЕК­САНДР ТИ­ТЕЛЬ: Те­атр-дом озна­ча­ет ни боль­ше ни мень­ше, как ре­пер­ту­ар­ный те­атр с по­сто­ян­ной труп­пой. Что от­нюдь не от­ме­ня­ет его «ев­ро­пей­с­ко­сти», по­сколь­ку оба па­ра­мет­ра в той или иной сте­пе­ни ле­жат в ос­но­ве опер­ных те­ат­ров Гер­ма­нии, а их там ед­ва ли не боль­ше, чем во всей осталь­ной За­пад­ной Ев­ро­пе. Раз­но­чте­ния лишь в со­от­но­ше­нии сво­ей труп­пы и га­стро­ле­ров и в спо­со­бе про­ка­та ре­пер­ту­а­ра. И, ко­неч­но, плюс осо­бая ат­мо­сфе­ра те­ат­ра-до­ма. Все 98 лет наш те­атр так и раз­ви­вал­ся, как пра­ви­ло, пе­ре­хо­дя от учи­те­лей к уче­ни­кам: Кон­стан­тин Ста­ни­слав­ский — Все­во­лод Мей­ер- хольд — Вла­ди­мир Не­ми­ро­ви­чДан­чен­ко — Па­вел Мар­ков — Ио­сиф Ту­ма­нов — Леонид Ба­ра­тов — Лев Михайлов, мой ма­стер в ГИТИСе, воз­глав­ляв­ший те­атр 20 лет! Кста­ти, по на­ше­му об­ра­зу и по­до­бию вы­стро­ил в 1947 го­ду свою за­ме­ча­тель­ную «Ко­ми­ше опер» вы­да­ю­щий­ся ре­жис­сер Валь­тер Фель­зен­штейн. И немец­кий те­атр по-преж­не­му гор­дит­ся и це­нит те воз­мож­но­сти, ко­то­ры­ми рас­по­ла­га­ет по­доб­ная те­ат­раль­ная мо­дель, рав­но как и ви­дит ее недо­стат­ки. Ко­неч­но, мы те­атр-дом и долж­ны та­ко­вым оста­вать­ся. Кста­ти: толь­ко что от­кры­ли се­зон Боль­шой и Ма­ри­ин­ский те­ат­ры. В Боль­шом в пар­тии Го­ду­но­ва вы­сту­пил Дмит­рий Улья­нов, в «Ад­ри­ане Ле­куврер» в Ма­ри­ин­ке — На­жмид­дин Мав­ля­нов. В недав­но пред­став­лен­ной «Ле­ди Мак­бет Мцен­ско­го уез­да» на фе­сти­ва­ле в Зальц­бур­ге — Дмит­рий Улья­нов, Ксе­ния Дуд­ни­ко­ва и Алек­сей Шиш­ля­ев. В го­то­вя­щей­ся премьере Вен­ской Шта­ат­со­пер «Иг­рок» — Еле­на Гу­се­ва, Еле­на Мак­си­мо­ва и Дмит­рий Улья­нов. В ок­тябрь­ской премьере «До­на Кар­ло­са» в па­риж­ской Опе­ра-Ба­стий — Хи­б­ла Герз­ма­ва. Это все вос­пи­тан­ни­ки на­ше­го те­ат­ра-до­ма.

Для зри­те­ля те­атр-дом — до­пол­ни­тель­ный и очень увле­ка­тель­ный сю­жет: с ин­те­ре­сом сле­дишь за ро­стом лю­би­мых ма­сте­ров, да­же их неуда­чи ста­но­вят­ся ин­те­рес­ны. Так стро­ят­ся на­ши вза­и­мо­от­но­ше­ния с вах­тан­гов­ца­ми и «Лен­ко­мом», с те­ат­ра­ми Же­но­ва­ча или Фо­мен­ко. И мне как зри­те­лю бы­ло бы боль­но рас­ста­вать­ся с та­ким ти­пом те­ат­ра. Хо­тя у него мно­го про­тив­ни­ков, они счи­та­ют его рус­ской ар­ха­и­кой. АЛЕК­САНДР ТИ­ТЕЛЬ: У нас есть зри­те­ли, ко­то­рые хо­дят на спек­такль несколь­ко раз — по­смот­реть, как сыг­ра­ет, как спо­ет тот или иной ар­тист. Кол­лек­ци­о­ни­ро­ва­ние и пе­сто­ва­ние ин­ди­ви­ду­аль­но­стей в труп­пе — очень важ­ная часть по­ня­тия «те­атр-дом». Но этот дом дол­жен быть от­крыт иде­ям и лю­дям. Долж­но быть ощу­ще­ние сво­е­го ис­то­ри­че­ско­го про­шло­го, насто­я­ще­го и бу­ду­ще­го. То­гда каж­дый спек­такль — по­рож­де­ние имен­но это­го те­ат­ра. Его эс­те­ти­ки. Мы не мо­жем быть ман­кур­та­ми. Мы на­след­ни­ки, мы сто­им на пле­чах на­ших пред­ше­ствен­ни­ков. Часть ство­ла мощ­но­го те­ат­раль­но­го дре­ва, а Москва по­преж­не­му од­на из те­ат­раль­ных Мекк ми­ра.

Вы всту­па­е­те в 99-й се­зон, че­рез год — юби­лей, 100 лет те­ат­ру. Че­го ждать от этих се­зо­нов? АЛЕК­САНДР ТИ­ТЕЛЬ: На­чи­на­ю­щий­ся се­зон — по­след­ний этап под­го­тов­ки к сто­ле­тию. А век­то­ры ре­пер­ту­ар­ной по­ли­ти­ки бы­ли обо­зна­че­ны еще в на­ча­ле де­ся­ти­ле­тия — в 2011 го­ду. Идея — по­ста­нов­ка вы­да­ю­щих­ся об­раз­цов ми­ро­вой опе­ры, ко­то­рые ни­ко­гда не ста­ви­лись на на­шей сцене. Так у нас по­яви­лись «Аи­да», «Дон Жу­ан», «Тан­гей­зер» — Ва­г­нер во­об­ще ни­ко­гда здесь не зву­чал. Дру­гой век­тор — по­ста­нов­ка со­чи­не­ний, ко­то­рые крайне ред­ко ста­вят­ся в Рос­сии, хо­тя успеш­но идут на За­па­де. Так воз­ник­ли пре­мье­ры «Вер­те­ра», «Ма­нон», «Лю­чии ди Лам­мер­мур»… Еще од­но на­прав­ле­ние: мы об­ра­ща­ем­ся к ра­ри­те­там: «Ме­дея», «Де­мон», «Май­ская ночь»… Ко­неч­но, осо­бое вни­ма­ние рос­сий­ско­му опер­но­му пла­сту, от Глин­ки до Про­ко­фье­ва, Шо­ста­ко­ви­ча и Вайн­бер­га: наш те­атр при Ми­хай­ло­ве был страст­ным про­па­ган­ди­стом со­вре­мен­ной му­зы­ки, его на­зы­ва­ли ла­бо­ра­то­ри­ей со­вет­ской опе­ры. В этом се­зоне мы воз­об­но­вим «Об­ру­че­ние в мо­на­сты­ре» Про­ко­фье­ва, где за пульт вста­нет Алек­сандр Ла­за­рев; в фев­ра­ле в мо­ей по­ста­нов­ке вый­дет «Ену­фа» — ве­ли­кая опе­ра по­тря­са­ю­ще­го чеш­ско­го ком­по­зи­то­ра Яна­че­ка, ди­ри­жер — Ев­ге­ний Браж­ник, ху­дож­ник — Вла­ди­мир Аре­фьев; за­вер­шит се­зон «Мак­бет» Вер­ди в по­ста­нов­ке Ка­мы Гин­ка­са, Сер­гея Барх­и­на и на­ше­го глав­но­го ди­ри­же­ра Фе­лик­са Ко­ро­бо­ва. На Ма­лой сцене Кон­стан­тин Бо­го­мо­лов и ди­ри­жер Фи­липп Чи­жев­ский со сво­им ба­роч­ным ан­сам­блем Questa Musica по­ста­вят ора­то­рию Ген­де­ля «Три­умф вре­ме­ни и бес­чув­ствия».

При­гла­ше­ние Бо­го­мо­ло­ва, ни­ко­гда не ста­вив­ше­го опе­ру, — дань мо­де? По­пыт­ка при­влечь дру­гую пуб­ли­ку? АЛЕК­САНДР ТИ­ТЕЛЬ: На­ша Ма­лая сце­на на 209 мест рас­счи­та­на на экс­пе­ри­мент — и с вы­бо­ром со­чи­не­ния, и с его трак­тов­кой. Есте­ствен­но, в гра­ни­цах ху­до­же­ствен­но­го, а не ра­ди скан­да­ла лю­бой це­ной. Все-та­ки мы на­след­ни­ки ве­ли­ко­го рус­ско­го и со­вет­ско­го те­ат­ра, ко­то­рый все­гда ис­кал, как во­пло­тить жизнь че­ло­ве­че­ско­го ду­ха. Но те же Ста­ни­слав­ский и Не­ми­ро­вич со­зда­ва­ли сту­дии, где мож­но бы­ло экс­пе­ри­мен­ти­ро­вать и рис­ко­вать — так воз­ни­ка­ли но­вые те­ат­раль­ные идеи.

Все это — раз­бег пе­ред юби­лей­ным се­зо­ном. Что бу­дем слу­шать в год сто­ле­тия? АЛЕК­САНДР ТИ­ТЕЛЬ: Рас­крыть все пла­ны по­ка не мо­гу, но уже из­вест­но, что от­кро­ет­ся со­тый се­зон воз­об­нов­ле­ни­ем «Вой­ны и ми­ра». Это очень мас­штаб­ная и этап­ная ра­бо­та те­ат­ра — ею нач­нет­ся фе­сти­валь Сер­гея Про­ко­фье­ва: «Вой­на и мир», «Об­ру­че­ние в мо­на­сты­ре», «Лю­бовь к трем апель­си­нам», к опе­ре при­со­еди­нит­ся ба­лет — так бу­дет озна­ме­но­ва­но на­ча­ло се­зо­на. В юби­лей­ный год пред­по­ла­га­ет­ся ми­ро­вая пре­мье­ра но­во­го со­чи­не­ния, за пульт ко­то­ро­го вста­нет Вла­ди­мир Юров­ский, один из са­мых яр­ких со­вре­мен­ных ди­ри­же­ров. Бу­дет и клас­си­че­ская опе­ра, рас­счи­тан­ная на на­ших ве­ду­щих со­ли­стов. Бро­дит идея, что сей­час на­сту­па­ет вре­мя ко­про­дук­ции и что имен­но го­тов­но­стью к ней опре­де­ля­ют­ся уро­вень и ранг те­ат­ра. АЛЕК­САНДР ТИ­ТЕЛЬ: Ко­про­дук­ции бы­ли у нас и рань­ше, бу­дут и впредь. Наш те­атр весь­ма ав­то­ри­те­тен в Ев­ро­пе. Осо­бен­но бла­го­да­ря мос­ков­ской кон­фе­рен­ции Opera Europe, про­шед­шей в ок­тяб­ре 2012 го­да, ко­гда бо­лее 100 де­я­те­лей ев­ро­пей­ско­го опер­но­го те­ат­ра по­бы­ва­ли у нас на «Войне и ми­ре». Но ко­про­дук­ция — это не па­на­цея, а од­на из ре­пер­ту­ар­ных воз­мож­но­стей. Раз­ви­тие ко­про­дук­ци­он­ных свя­зей ста­ло вы­год­но в Ев­ро­пе по­сле то­го, как ушли гра­ни­цы и по­яви­лась еди­ная ва­лю­та — ев­ро. Там срав­ни­тель­но неболь­шие рас­сто­я­ния и от­лич­ные до­ро­ги, что важ­но для пе­ре­воз­ки де­ко­ра­ций. Ко­про­дук­ция в опер­ном ми­ре — про­яв­ле­ние ми­ро­во­го гло­ба­лиз­ма. Она за­ме­ни­ла силь­но по­до­ро­жав­шие га­стро­ли: мож­но в Вене уви­деть спек­такль из Лон­до­на, в Мюн­хене — из Фло­рен­ции. Но есть и обо­рот­ная сто­ро­на: этот про­цесс ни­ве­ли­ру­ет ли­ца те­ат­ров, они ста­но­вят­ся по­до­би­ем про­кат­ных пло­ща­док.

Но та­кой те­атр по­до­бен су­пер­мар­ке­ту, где в лю­бом го­ро­де лю­бой стра­ны еди­ный стан­дарт, вы слов­но ни­ку­да не вы­ез­жа­ли. А ЛЕКСАНДР Т ИТЕЛЬ: Во всем нуж­на ра­зум­ность. Мы ста­вим в год три спек­так­ля на Боль­шой сцене и два — на Ма­лой. И на этом фоне раз в се­зон или в два вполне мо­жет быть од­на ко­про­дук­ция. Ко­неч­но, все ослож­ня­ет­ся де­фи­ци­том опер­ных ре­жис­се­ров в Рос­сии. В СССР ми­ни­стер­ство куль­ту­ры рас­пре­де­ля­ло вы­пуск­ни­ков в те­ат­ры. Так, ме­ня рас­пре­де­ли­ли в Сверд­лов­ский те­атр опе­ры и ба­ле­та. И там я в пер­вый же год по­ста­вил спек­такль! Сей­час ми­ни­стер­ство от этой функ­ции от­ка­за­лось, вы­пуск­ни­ки му­чи­тель­но ищут ра­бо­ту, ди­рек­то­ра те­ат­ров не хо­тят рис­ко­вать. А ре­жис­су­ра — про­фес­сия, ко­то­рой на­до учить­ся на прак­ти­ке.

Ка­кой вы ви­ди­те ре­пер­ту­ар­ную по­ли­ти­ку ва­ше­го те­ат­ра? АЛЕК­САНДР ТИ­ТЕЛЬ: Она долж­на от­ве­чать по­треб­но­стям мос­ков­ской пуб­ли­ки. Долж­но быть тща­тель­но вы­ве­ре­но со­че­та­ние клас­си­че­ско­го по­пу­ляр­но­го ре­пер­ту­а­ра («Аи­да», «Пи­ко­вая да­ма», «Кар­мен») и ре­пер­ту­а­ра вто­рой вол­ны по­пу­ляр­но­сти («Ита­льян­ка в Ал­жи­ре», «Ма­нон», «Та­ис»), а так­же опер­ных пар­ти­тур XX и уже XXI ве­ка. Это и в Ев­ро­пе так, хо­тя там бо­лее ши­ро­кий круг ин­те­ре­сов. Ес­ли у нас трой­ка ли­де­ров — Чай­ков­ский, Вер­ди и Пуч­чи­ни, то в Ев­ро­пе к этой груп­пе до­бав­ля­ют­ся Мо­царт, Ва­г­нер, Ген­дель. Ак­ту­аль­ность те­ат­ра опре­де­ля­ет­ся не ко­ли­че­ством ко­про­дук­ций, а тем, нас­коль­ко он при­ча­стен к сво­бод­но­му об­ра­ще­нию идей и ху­до­же­ствен­ных эс­те­тик. Нас­коль­ко чув­ству­ет ве­тер ху­до­же­ствен­ных пе­ре­мен в ми­ре и спо­со­бен от­би­рать то, что со­от­вет­ству­ет его идео­ло­гии, твор­че­ским ин­те­ре­сам и куль­тур­но-ис­то­ри­че­ским тра­ди­ци­ям. В рус­ском те­ат­ре есть что бе­речь, про­дол­жать и раз­ви­вать.

Опе­ра Чай­ков­ско­го «Пи­ко­вая да­ма» про­зву­чит в но­вом се­зоне пер­вой.

Алек­сандр Ти­тель: Те­атр-дом озна­ча­ет ни боль­ше ни мень­ше как ре­пер­ту­ар­ный те­атр с по­сто­ян­ной труп­пой. Что не от­ме­ня­ет его «ев­ро­пей­с­ко­сти».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.