Небо. Са­мо­лет. Тур­ция

В про­кат вы­хо­дят «За­лож­ни­ки» Резо Ги­ги­не­ишви­ли

Rossiyskaya Gazeta - - ГИД-ПАРК - Алек­сандр Не­ча­ев

В«За­лож­ни­ках» боль­ше все­го удив­ля­ет фа­ми­лия ре­жис­се­ра. Ес­ли бы кто-ни­будь еще несколь­ко лет на­зад ска­зал, что со­зда­тель кар­ти­ны «Жа­ра», став­шей сим­во­лом бес­смыс­лен­но­го и бес­по­щад­но­го ком­мер­че­ско­го ки­но 2000-х, вдруг сде­ла­ет се­рьез­ный дра­ма­ти­че­ский фильм с успеш­ной фе­сти­валь­ной судь­бой, мно­гие это вос­при­ня­ли бы как нон­сенс. Но вот по­ди ж ты: на дво­ре 2017-й, и ми­ро­вая пре­мье­ра «За­лож­ни­ков» про­хо­дит на Бер­лин­ском ки­но­фе­сти­ва­ле.

Фильм ос­но­ван на ре­аль­ных со­бы­ти­ях. 18 но­яб­ря 1983 го­да груп­па гру­зин­ской «зо­ло­той мо­ло­де­жи» се­ла в са­мо­лет Тби­ли­си — Ба­ту­ми и за­хва­ти­ла его. От­кры­ли стрель­бу — по­гиб­ли несколь­ко пас­са­жи­ров и стю­ар­дес­са — по­тре­бо­ва­ли ле­теть в Тур­цию. В ито­ге пи­ло­ты ни в ка­кую Тур­цию не по­ле­те­ли, а при­зем­ли­ли са­мо­лет в Тби­ли­си, где его штур­мо­вал спец­наз. Тер­ро­ри­сты бы­ли за­дер­жа­ны и при­го­во­ре­ны к выс­шей ме­ре на­ка­за­ния — все, кро­ме од­ной де­вуш­ки. Ги­ги­не­ишви­ли дос­ко­наль­но изу­чил все до­ку­мен­ты об этом тер­ак­те и пред­ло­жил зри­те­лю свою ин­тер­пре­та­цию со­бы­тий но­яб­ря 1983-го.

По­сле бер­лин­ской пре­мье­ры «За­лож­ни­ки» мно­го га­стро­ли­ро­ва­ли по фе­сти­ва­лям са­мо­го раз­но­го уров­ня (на сче­ту филь­ма, к при­ме­ру, приз «Ки­но­тав­ра» за ре­жис­су­ру), по­это­му во­круг них успел сло­жить­ся кри­ти­че­ский кон­сен­сус: мол, Ги­ги­не­ишви­ли снял ки­но о том, как стрем­ле­ние к сво­бо­де и невоз­мож­ность жить в уду­ша­ю­щих объ­я­тьях со­вет­ской вла­сти до­ве­ли гру­зин­скую мо­ло­дежь до чу­до­вищ­ных пре­ступ­ле­ний. Это от­ча­сти прав­да, и в этом од­на из про­блем филь­ма: ре­аль­ность, в ко­то­рой не от боль­шо­го ума за­хва­ти­ли са­мо­лет на­ка­чан­ные нар­ко­ти­ка­ми и ал­ко­го- лем де­ти гру­зин­ской эли­ты, ре­жис­сер пре­вра­ща­ет в миф о несчаст­ных уз­ни­ках СССР, для ко­то­рых пре­ступ­ле­ние — един­ствен­ный шанс по­ды­шать сво­бод­ным воз­ду­хом за­гра­ни­цы. То есть «за­лож­ни­ки» — это не жерт­вы их су­ма­сброд­но­го ре­ше­ния, а они са­ми, обес­пе­чен­ные и при­ви­ле­ги­ро­ван­ные, спо­соб­ные при же­ла­нии по­лу­чить ле­галь­ное раз­ре­ше­ние на вы­езд за ру­беж.

Од­на­ко нель­зя не от­ме­тить, что Ги­ги­не­ишви­ли ра­бо­та­ет над сво­им ми­фом чуть тонь­ше, чем то­го ожи­да­ешь. Да, со­вет­ская власть тут дей­стви­тель­но по­ка­за­на ду­ши­тель­ни­цей эле­мен­тар­ных сво­бод (а не та­ко­вой ли она бы­ла?). Кар­ти­на крас­но­ре­чи­во на­чи­на­ет­ся со сце­ны, в ко­то­рой бе­ло­ку­рый сол­дат с ав­то­ма­том гру­бо про­го­ня­ет юных гру­зин с ба­тум­ско­го пля­жа. По­сле 11 ве­че­ра за­хо­дить в мо­ре за­пре­ще­но из-за бли­зо­сти гра­ни­цы — сол­да­ты яко­бы бо­я­лись, что в тем­но­те плов­цы смо­гут до­стичь тер­ри­то­ри­аль­ных вод Тур­ции. И свою сим­па­тию к пер­со­на­жам ре­жис­сер и не ду­ма­ет скры­вать. Вп­ро- чем, это во­все не сле­пая сим­па­тия, оправ­ды­ва­ю­щая ги­бель пас­са­жи­ров и чле­нов эки­па­жа. Да, о мно­гом (в том чис­ле и об упо­треб­ле­нии ге­ро­я­ми нар­ко­ти­ков) он умал­чи­ва­ет. Но при этом не пре­вра­ща­ет свое ки­но в окон­ча­тель­ную апо­ло­гию пре­ступ­ни­ков. Не слу­чай­но в по­след­нем ак­те «За­лож­ни­ков», ко­гда са­мо­лет уже по­са­жен в Тби­ли­си, по­жи­лые род­ствен­ни­ки ге­ро­ев по­вто­ря­ют: «За­чем они это сде­ла­ли? У них же все бы­ло!» И не слу­чай­но мать из­бе­жав­шей рас­стре­ла де­вуш­ки го­ды спу­стя ска­жет ей: «Раз­ве ва­ша сво­бо­да сто­и­ла жиз­ней дру­гих лю­дей?» И по­лу­чит па­ра­док­саль­ный от­вет: «Мы сде­ла­ли это по­то­му, что вы нам го­во­ри­ли, в ка­кой пло­хой стране мы жи­вем».

В фи­на­ле «За­лож­ни­ки» вы­хо­дят на уро­вень гло­баль­ных обо- бще­ний. Это фильм о том, что встре­ча ин­фан­тиль­ных иде­а­ли­стов, же­ла­ю­щих про­гнуть мир под се­бя, с ре­аль­но­стью при­во­дит к фа­таль­ным по­след­стви­ям. И, ко­неч­но, о том, что сво­бо­да, за ко­то­рую за­пла­че­но чужой кро­вью, об­ре­че­на. Горь­кая иро­ния «За­лож­ни­ков» еще и во вре­ме­ни дей­ствия филь­ма — все пер­со­на­жи, ко­то­рые тут сплошь мо­ло­дые кра­сав­цы и кра­са­ви­цы, по­ло­ма­ли се­бе жиз­ни в кон­це 1983-го. Они бы­ли уве­ре­ны, что ес­ли не ре­шат­ся на бунт, то так и умрут при со­вет­ской вла­сти. То есть сто­и­ло по­до­ждать со­всем чуть-чуть, и про­изо­шло бы неиз­беж­ное — их мо­ло­дость одо­ле­ла бы дрях­лый ма­разм позд­не­со­вет­ско­го устрой­ства. Но этот фильм еще и о Ро­ке, ко­то­рый ве­дет ге­ро­ев к тра­ги­че­ской раз­вяз­ке — да­же осо­зна­вая об­ре­чен­ность, они идут до кон­ца.

В этом ки­но да­ле­ко не все иде­аль­но. Сце­на­рий, по­жа­луй, сы­ро­ват. А Ги­ги­не­ишви­ли так до кон­ца и не опре­де­лил­ся, что кон­крет­но он сни­ма­ет — то ли дра­му, то ли ост­ро­сю­жет­ный трил­лер. Но чи­сто ки­не­ма­то­гра­фи­че­ские до­сто­ин­ства тут все же пе­ре­ве­ши­ва­ют недо­стат­ки. И про­ис­хо­дит это не в по­след­нюю оче­редь бла­го­да­ря ка­ме­ре Вла­ди­сла­ва Опе­льян­ца, ко­то­рый и без то­го пре­крас­ный опе­ра­тор, но тут, ка­жет­ся, прыг­нул вы­ше го­ло­вы. Обра­ти­те, на­при­мер, вни­ма­ние на то, как сня­та сце­на сва­дьбы — она яв­но до­стой­на на­зы­вать­ся од­ной из луч­ших сцен пост­со­вет­ско­го ки­но.

«За­лож­ни­ки»: убить за сво­бо­ду...

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.