Я ве­ду чест­ную иг­ру с жиз­нью

Дмит­рий Хво­ро­стов­ский о том, как жить и петь во­пре­ки же­сто­ким ис­пы­та­ни­ям

Rossiyskaya Gazeta - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Ма­рия Ба­ба­ло­ва

Впо­не­дель­ник, 16 ок­тяб­ря, Дмит­рий Хво­ро­стов­ский бу­дет при­ни­мать по­здрав­ле­ния с 55-ле­ти­ем. С вес­ны 2015 го­да он ге­ро­и­че­ски бо­рет­ся со страш­ной бо­лез­нью — ра­ком го­лов­но­го моз­га. И этот день он встре­тит в кру­гу са­мых близ­ких и до­ро­гих ему лю­дей. И, на­вер­ня­ка, груст­но по­сме­ет­ся над тем, ка­кие аб­сурд­ные, фан­тас­ма­го­ри­че­ские фор­мы ино­гда при­ни­ма­ет по­пу­ляр­ность, а по­пыт­ка со­пе­ре­жи­вать пре­вра­ща­ет­ся в «ночь ужа­сов», де­лая ре­аль­ную жизнь по­хо­жей на пош­лый хор­рор.

Дмит­рия Хво­ро­стов­ско­го при­ро­да ода­ри­ла го­ло­сом уни­каль­ной кра­со­ты — фе­но­ме­наль­ным ба­ри­то­ном гип­но­ти­че­ской си­лы. Его имя ста­ло непре­мен­ным укра­ше­ни­ем афиш са­мых пре­стиж­ных кон­церт­ных за­лов и луч­ших опер­ных до­мов ми­ра — нью-йорк­ской «Мет­ро­по­ли­те­но­пе­ры», лон­дон­ско­го «Ко­вен­тГар­де­на» и Вен­ской го­су­дар­ствен­ной опе­ры. Дмит­рий Хво­ро­стов­ский сде­лал од­ну из са­мых бле­стя­щих ка­рьер со­вре­мен­но­сти в пла­не­тар­ном мас­шта­бе. Но на пи­ке сла­вы и успе­ха судь­ба при­го­то­ви­ла ему страш­ное испытание — бо­лезнь, от од­но­го назва­ния ко­то­рой сты­нет кровь. Но Дмит­рий Хво­ро­стов­ский с бес­при­мер­ным му­же­ством про­дол­жа­ет жить, лю­бить и ра­бо­тать!

Наш раз­го­вор с Дмит­ри­ем Хво­ро­стов­ским со­всем не­дав­но со­сто­ял­ся в Москве.

Как жить, ко­гда судь­ба под­ки­ды­ва­ет та­кие ис­пы­та­ния? Д МИТРИЙ Х В О Р О С ТО В С К И Й : Слож­но. Очень. Но я за­ме­тил, что чув­ство стра­ха в та­ких об­сто­я­тель­ствах пол­но­стью атро­фи­ру­ет­ся. При­хо­дит по­ни­ма­ние то­го, что ни­кто те­бе не по­мо­жет. Лишь толь­ко ты сам се­бе. И тут глав­ное — не дать сла­би­ны. Здесь толь­ко во­ля и тер­пе­ние твои вер­ные со­юз­ни­ки.

По­лу­ча­ет­ся? ДМИТ­РИЙ ХВО­РО­СТОВ­СКИЙ: Я за­ни­ма­юсь каж­дый день, пре­одо­ле­вая труд­но­сти и со­мне­ния: смо­гу ли я вновь на­чать ра­бо­тать? И го­во­рю се­бе: СМО­ГУ! Я еще по­ка не сда­юсь. Се­го­дня для ме­ня каж­дое вы­ступ­ле­ние пе­ред пуб­ли­кой — лак­му­со­вая бу­маж­ка, про­вер­ка се­бя, сво­е­го го­ло­са, ко­то­рый мо­жет за­зву­чать по-но­во­му да­же во­пре­ки тво­е­му фи­зи­че­ско­му со­сто­я­нию. Го­лос не все­гда пред­ска­зу­е­мая вещь, но он ме­ня в по­след­нее вре­мя не под­во­дил.

Дмит­рия Хво­ро­стов­ско­го при­ро­да ода­ри­ла го­ло­сом уни­каль­ной кра­со­ты — фе­но­ме­наль­ным ба­ри­то­ном гип­но­ти­че­ской си­лы.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.