Си­лу­эты «тан­цу­ю­щей Ве­ны»

В Москве от­кры­лась вы­став­ка Густа­ва Клим­та и Эго­на Ши­ле из кол­лек­ций Аль­бер­ти­ны

Rossiyskaya Gazeta - - КУЛЬТУРА - Жан­на Ва­си­лье­ва

ВГа­ле­рею ис­кус­ства стран Ев­ро­пы и Аме­ри­ки XIX—ХХ вв. ГМИИ им. А.С. Пуш­ки­на с хо­ду бы­ло не по­пасть уже на сле­ду­ю­щий день по­сле от­кры­тия вы­став­ки «Густав Климт. Эгон Ши­ле. Ри­сун­ки из му­зея Аль­бер­ти­на (Ве­на)». Ес­ли учесть, что это пер­вая боль­шая вы­став­ка в Москве двух ге­ро­ев вен­ско­го мо­дер­на ру­бе­жа XIX—XX ве­ков, при­чем из Аль­бер­ти­ны — од­но­го из луч­ших вен­ских му­зеев, то мож­но ска­зать: по­пав­шим по­вез­ло.

В ГМИИ им. А.С. Пуш­ки­на Аль­бер­ти­на при­вез­ла 120 ри­сун­ков Густа­ва Клим­та и Эго­на Ши­ле. Об­щее у этих двух фе­но­ме­наль­ных ри­со­валь­щи­ков «тан­цу­ю­щей Ве­ны» не толь­ко да­та смер­ти, но и то, что на­ря­ду с Оска­ром Ко­кош­кой они ока­за­лись ед­ва ли не са­мы­ми яр­ки­ми ху­дож­ни­ка­ми Ве­ны эпо­хи мо­дер­на. К сло­ву, бо­е­вой ло­зунг «Со­вре­мен­но­сти ее ис­кус­ство, а ис­кус­ству его сво­бо­ду», ко­то­рый укра­сил па­ви­льон Се­цес­си­о­на в Вене, и сей­час зву­чит ак­ту­аль­но. Для Эго­на Ши­ле Климт был учи­те­лем. Не зря в от­крыт­ке для Вен­ских ма­стер­ских он изоб­ра­зил учи­те­ля и се­бя в оде­я­ни­ях, по­хо­жих на ря­су, с ним­ба­ми на го­ло­ве. Ни­ка­ко­го свя­то­тат­ства — про­сто Климт од­но вре­мя но­сил ря­су и да­же со­би­рал­ся стать мо­на­хом. Кро­ме то­го, ху­дож­ни­ки Се­цес­си­о­на, об­ра­щав­ши­е­ся к ар­ха­и­че­ским тра­ди­ци­ям в по­ис­ках но­во­го сим­во­ли­че­ско­го язы­ка, не прочь бы­ли по­чув­ство­вать се­бя про­по­вед­ни­ка­ми но­во­го ис­кус­ства.

Этот ри­су­нок Ши­ле ту­шью — сво­е­го ро­да ключ к вы­став­ке. Дру­гое де­ло, что за­тем Эгон Ши­ле от­пра­вил­ся прочь от сти­ли­зо­ван­ных ан­тич­ных бо­гов и ге­ро­ев на за­став­ках жур­на­ла вен­ско­го Се­цес­си­о­на Ver Sacrum, от Те­се­ев и Апол­ло­нов, впле­тен­ных в де­ко­ра­тив­ный ор­на­мент зо­ло­тых лав­ро­вых ли­стьев, — к из­ло­мам экс­прес­си­о­низ­ма, к над­ры­ву и бес­по­щад­ной от­кро­вен­но­сти ви­де­ния. Уже в 1910 го­ду он за­явит: «До мар­та я шел пу­тем Клим­та. Се­го­дня ду­маю, что я стал его про­ти­во­по­лож­но­стью…»

При пер­вом взгля­де на экс­по­зи­цию мо­жет по­ка­зать­ся, что она де­мон­стри­ру­ет как раз это рас­хож­де­ние Клим­та как ху­дож­ни­ка Се­цес­си­о­на, столь близ­ко­го к сим­во­лиз­му, и Ши­ле как от­ча­ян­но­го бун­та­ря, воз­му­ти­те­ля бюр­гер­ско­го спо­кой­ствия, уго­див­ше­го в тюрь­му по неле­по­му об­ви­не­нию. Об­ви­не­ние бы­ло по­том сня­то, но от тех страш­ных дней оста­лись пись­ма и ри­сун­ки. Па­ра из них пред­став­ле­на на вы­став­ке. На­руж­ная дверь, на­ри­со­ван­ная из­нут­ри ка­ме­ры, по­ра­жа­ет тем, что плос­кость ри­сун­ка ком­по­зи­ци­он­но на­по­ми­на­ет ли­сты жур­на­ла Ver Sacrum: дверь ед­ва на­ме­че­на ли­ни­ей, вы­де­ля­ет­ся на бе­лом фоне лишь пря­мо­уголь­ник зам­ка, а тя­же­лым «фри­зом» на­ви­са­ет тю­рем­ная ре­шет­ка, че­рез ко­то­рую вид­ны вет­ви де­ре­вьев и ку­со­чек кры­ши ка­ко­го-то зда­ния.

Но это не един­ствен­ное «при­бли­же­ние» Ши­ле к ор­на­мен­таль­но­му язы­ку мо­дер­на. Экс­по­зи­ция вы­стро­е­на так, что­бы по­ка­зать не толь­ко раз­ви­тие каж­до­го ху­дож­ни­ка, но и пе­ре­клич­ки меж­ду плав­ны­ми, рит­ми­че­ски без­упреч­ны­ми ри­сун­ка­ми Клим­та и взвих­рен­ной из­ло­ман­ной гра­фи­кой его уче­ни­ка. Де­ло да­же не в том, что гра­ни­цы меж­ду пре­крас­ным и без­об­раз­ным ока­зы­ва­ют­ся по­движ­ны и неопре­де­лен­ны. Ка­жет­ся, что ино­гда Ши­ле за­став­ля­ет сво­их мо­де­лей при­ни­мать «де­ко­ра­тив­ные» по­зы пер­со­на­жей Клим­та, но уси­ли­ва­ет, из­ме­ня­ет их на­пря­же­ни­ем су­до­ро­ги. Тра­ди­ци­он­ное про­ти­во­сто­я­ние Кра­со­ты и Смер­ти, что бы­ло цен­траль­ным сю­же­том в сим­во­ли­ке Клим­та, у Ши­ле раз­во­ра­чи­ва­ет­ся в дра­ме ли­ний, поз, от­ча­ян­ных из­ло­мов. В от­ли­чие от Клим­та, у Ши­ле нет и сле­да эпо­са, древ­но­сти, «веч­но­сти» эс­те­ти­че­ской тра­ди­ции, тут смерть, боль и лю­бовь, что сильнее смер­ти, разыг­ры­ва­ют свою дра­му здесь и сей­час.

Ес­ли Климт проч­но свя­зан с об­ра­зом со­здан­но­го им «Бет­хов е нско­го фри­за » , в к ото­ром ис­кус­ство­ве­ды про­сле­жи­ва­ют от­зву­ки 9-й сим­фо­нии Бет­хо­ве­на, то ра­бо­ты Ши­ле мож­но со­от­не­сти с опе­рой «Воц­цек» Бер­га. В пла­виль­ном кот­ле Ве­ны про­сту­па­ли ог­нен­ные об­ра­зы бу­ду­ще­го ХХ ве­ка.

В ри­сун­ках из Аль­бер­ти­ны про­сту­па­ли кон­ту­ры бу­ду­ще­го ХХ ве­ка.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.