Как прой­ти в биб­лио­те­ку

TERRITORIЯ от­кры­лась но­вым спек­так­лем Ро­бе­ра Ле­па­жа «Ночь в биб­лио­те­ке»

Rossiyskaya Gazeta - - ГИД-ПАРК - Ирина Кор­не­е­ва

По­лу­мрак, зе­ле­ные лам­пы с при­глу­шен­ным све­том, мас­сив­ные ду­бо­вые сто­лы, удоб­ные вра­ща­ю­щи­е­ся крес­ла. Без­молв­ные по­се­ти­те­ли и доб­ро­же­ла­тель­ные со­труд­ни­ки. Но пер­вое впе­чат­ле­ние от об­ста­нов­ки обыч­ной уют­ной биб­лио­те­ки об­ман­чи­во. Здесь по­ве­ле­ва­ют взгля­дом, управ­ля­ют си­лой мыс­ли, кни­ги вы­би­ра­ют лег­ким дви­же­ни­ем го­ло­вы, а во вре­ме­ни и про­стран­стве пе­ре­ме­ща­ют­ся с по­мо­щью од­но­го взма­ха рес­ниц. Ну и, ко­неч­но, спе­ци­аль­ных оч­ков вир­ту­аль­ной ре­аль­но­сти с тех­но­ло­ги­ей ви­део 360°, но об этом, несмот­ря на объ­ем­ную гар­ни­ту­ру на го­ло­ве, при­ят­нее за­быть — ведь на­сколь­ко ин­те­рес­нее ду­мать, что ма­ши­на вре­ме­ни уже изоб­ре­те­на.

Две се­кун­ды при­сталь­но­го вни­ма­ния — и ты в Ва­шинг­тоне, в со­вре­мен­ной на­ци­о­наль­ной биб­лио­те­ке кон­грес­са США, вос­хи­ща­ешь­ся ее мо­ну­мен­таль­ным ве­ли­чи­ем. Еще две — и ты в Алек­сан­дрии, в еще не сго­рев­шем ве­ли­ком хра­ни­ли­ще бу­маж­ных свит­ков, и там ста­но­вишь­ся сви­де­те­лем, как в прах и пе­пел пре­вра­ща­ют­ся все че­ло­ве­че­ские устрем­ле­ния, а огонь по­жи­ра­ет все на­коп­лен­ные до тех пор че­ло­ве­че­ством зна­ния. Взгляд чуть ле­вее — и пе­ре­но­сишь­ся в Ме­хи­ко, в по­стро­ен­ное в лоне вы­сох­ше­го озе­ра са­мое мод­ное кни­го­хра­ни­ли­ще, где про­бле­му огра­ни­чен­но­го про­стран­ства смог­ли ре­шить раз и на­все­гда: тут не зна­ют, что та­кое «не хва­та­ет ме­ста». Опус­ка­ешь взгляд — и по­па­да­ешь на борт «На­у­ти­лу­са» ка­пи­та­на Не­мо.

Ру­ко­во­ди­тель фе­сти­ва­ля TERRITORIЯ Ев­ге­ний Ми­ро­нов го­во­рит, что Ле­паж каж­дый раз удив­ля­ет, «хо­тя, ка­за­лось бы, вы­пу­стив с ним спек­такль, уже зна­ешь ка­кие-то его се­кре­ты.. . А здесь ты по­па­да­ешь в тай­ну и ста­но­вишь­ся сви­де­те­лем со­бы­тий, под впе­чат­ле­ни­ем от ко­то­рых хо­дишь по­том несколь­ко дней. О про­ек­те «Ночь в биб­лио­те­ке» я узнал дав­но, ко­гда еще ре­пе­ти­ро­вал «Гам­ле­та», и да­же как-то рев­но­вал: Ле­паж «мно­го­ста­ноч­ник», в па­у­зах он от­кры­вал план­шет, а там уже бы­ли ка­кие-то тех­ни­че­ские де­та­ли но­во­го про­ек­та … Од­на­жды я за гл я н ул н а экран, за­ин­те­ре­со­вал­ся. Про­шло вре­мя. И в Мон­ре­а­ле, ко­гда мы

В на­уш­ни­ках бар­хат­ный го­лос Ев­ге­ния Ми­ро­но­ва расскажет вам, что кни­га уми­ра­ет, ко­гда чи­та­тель за­кры­ва­ет ее

при­е­ха­ли к нему на пе­ре­го­во­ры, я и пред­ста­вить се­бе не мог, что ко­гда-ни­будь смо­гу при­вез­ти этот про­ект, по­то­му что он очень до­ро­гой. Но мечта осу­ще­стви­лась — бла­го­да­ря под­держ­ке мно­гих лю­дей. И он раз­ру­ша­ет все сте­рео­ти­пы, его те­атр — это тер­ри­то­рия аб­со­лют­ной сво­бо­ды».

От­прав­ным пунк­том этой те­ат­раль­ной фан­та­зии Ле­па­жа ста­ла од­но­имен­ная кни­га ка­над­ско­го эс­се­и­ста Аль­бер­то Ман­ге­ля. По­че­му вре­мя дей­ствия в ней — ночь? «Утром би­б­лио­те­ка пред­став­ля­ет со­бой от­ра­же­ние пред­на­ме­рен­но­го, стро­го­го и ра­зум­но­го ми­ро­во­го по­ряд­ка, — счи­та­ет Ман­гель. — Но­чью же она, ка­жет­ся, на­хо­дит удо­воль­ствие в сво­ем бес­по­ряд­ке: фун­да­мен­таль­ном, и вме­сте с тем, ра­дост­ном. Би­б­лио­те­ка, по­гру­жен­ная в тем­но­ту, да­ет во­лю во­об­ра­же­нию. При све­те мы чи­та­ем о тво- ре­ни­ях дру­гих лю­дей; в тем­но­те мы са­ми ста­но­вим­ся твор­ца­ми на­шей ис­то­рии». Вир­ту­аль­ную ис­то­рию по­се­ще­ния де­ся­ти кра­си­вей­ших биб­лио­тек ми­ра в спек­так­ле Ле­па­жа (и в их чис­ле Са­ра­е­во и Ме­хи­ко, Алек­сан­дрия и Ва­шинг­тон, Ко­пен­га­ген и Па­риж сред­не­ве­ко­вый и со­вре­мен­ный) сто­ит на­чи­нать с ви­зи­та в книж­ное со­бра­ние аб­бат­ства Ад­монт в ав­стрий­ских Аль­пах — са­мую боль­шую мо­на­стыр­скую биб­лио­те­ку ми­ра. В ре­аль­ной жиз­ни она недо­ся­га­е­ма: по­стро­е­на би­б­лио­те­ка бы­ла в эпо­ху про­све­ще­ния, но по сей день толь­ко мо­на­хи аб­бат­ства име­ют пра­во при­ка­сать­ся к хра­ня­щим­ся там дра­го­цен­ным кни­гам. Че­ты­ре скульп­ту­ры в уг­лах за­ла изоб­ра­жа­ют смерть, страш­ный суд, ад и рай. Здесь это не про­сто сим­во­лы. Бар­хат­ный го­лос Ев­ге­ния Ми­ро­но­ва (ак­тер озву­чи­вал рус­скую вер­сию про­ек­та) расскажет вам в на­уш­ни­ки, что каж­дая кни­га уми­ра­ет, ко­гда чи­та­тель за­кры­ва­ет ее. И рож­да­ет­ся за­но­во, ко­гда ее от­кры­ва­ют сно­ва...

Бор­хес пред­став­лял се­бе рай в ви­де биб­лио­те­ки, а вот ад для че­ло­ве­ка чи­та­ю­ще­го — это ме­сто без книг. Би­б­лио­теч­ный ад — это еще и ме­сто для осуж­ден­ных книг. В Па­риж­ской на­ци­о­наль­ной биб­лио­те­ке в 19 ве­ке кни­ги, при­знан­ные непри­стой­ны­ми, от­прав­ля­ли на пол­ки от­де­ла под на­зва­ни­ем «ад». Но и са­ма би­б­лио­те­ка мо­жет быть адом: «Она драз­нит чи­та­те­ля ви­дом книг, ко­то­рые он ни­ко­гда не от­кро­ет. Му­ча­ет его де­мон­стра­ци­ей бес­ко­неч­ных воз­мож­но­стей, ли­ша­ю­щих смыс­ла лю­бой кон­крет­ный вы­бор, от­ни­ма­ет на­деж­ду ко­г­да­ни­будь пе­ре­вер­нуть по­след­нюю стра­ни­цу…» Сколь сла­дост­ны и бес­ко­неч­ны эти му­ки, мож­но су­дить в Муль­ти­ме­диа Арт Му­зее це­лый ме­сяц с 12 ок­тяб­ря до 12 но­яб­ря. Се­ан­сы — каж­дые пол­ча­са.

XII Меж­ду­на­род­ный фе­стив а л ь - школ а с о в р е м е н н о г о ис­кус­ства TERRITORIЯ про­хо­дит в Москве с 12 ок­тяб­ря по 12 но­яб­ря. Про­грам­ма — на сай­те www.territoryfest.ru

Те­атр и хай-тек: зе­ле­ные лам­пы, ду­бо­вые сто­лы, оч­ки вир­ту­аль­ной ре­аль­но­сти.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.