Один факт — один лайк

Поль­зо­ва­те­ли Се­ти пи­шут эн­цик­ло­пе­дию сво­ей про­фес­сии

Rossiyskaya Gazeta - - ОБЩЕСТВО - Еле­на Но­во­се­ло­ва

За­ме­ча­тель­ный флеш­моб под на­зва­ни­ем «Один лайк — один факт» рас­кру­чи­ва­ет­ся в «Твит­те­ре». За каж­дый «боль­шой па­лец» ав­то­ры те­ма­ти­че­ских тре­дов (или вет­вей об­суж­де­ния) де­лят­ся с окру­жа­ю­щи­ми ин­те­рес­ны­ми зна­ни­я­ми из сво­ей про­фес­си­о­наль­ной об­ла­сти. На­чав­шись ле­том, но­вое раз­вле­че­ние к осе­ни силь­но из­ме­ни­ло фор­мат: из су­гу­бо раз­вле­ка­тель­но­го с рас­ска­зи­ка­ми о се­бе и сво­их ко­ти­ках ста­ло по­чти об­ра­зо­ва­тель­ным.

К при­ме­ру, свои «де­ре­вья фактов» с сот­ня­ми рет­ви­тов вы­рас­ти­ли ли­те­ра­ту­ро­ве­ды, вме­стив­шие в 280 сим­во­лов (объ­ем со­об­ще­ния бук­валь­но на днях вы­рос в два ра­за) све­де­ния о том, что же­на Есе­ни­на бы­ла внуч­кой Ль­ва Тол­сто­го, а у ге­роя «Пи­ко­вой да­мы» не бы­ло име­ни, Гер­манн — это фа­ми­лия. Уже есть тре­ды от био­ло­гов: «До изоб­ре­те­ния ней­ло­на луч­шие чул­ки де­ла­ли из па­у­ти­ны па­у­ка нефи­лы». От ис­то­ри­ков: «Од­но из пер­вых упо­ми­на­ний то ли на­ро­да, то ли про­фес­сии «русь» (rhos) — Бер­тин­ские ан­на­лы, го­су­дар­ство фран­ков, 839 год». От юри­стов: «Лю­ди еще не при­ду­ма­ли, как раз­гра­ни­чить юри­ди­че­ски небо и кос­мос. По­это­му все за­ви­сит от ти­па воз­душ­но­го суд­на». И да­же от па­то­ло­го­ана­то­мов: ци­ти­ро­вать не бу­дем, по­сколь­ку уме­ние этих спе­ци­а­ли­стов на­зы­вать ве­щи сво­и­ми име­на­ми мно­ги­ми вос­при­ни­ма­ет­ся как ци­низм. В де­ло всту­пи­ли бай­ке­ры и ху­дож­ни­ки, аст­ро­но­мы и ре­ли­гио­ве­ды, спе­цы в бью­ти-ин­ду­стрии и ку­ли­на­ры. Идея же по­де­лить­ся с ми­ром не очень вос­тре­бо­ван­ным в обыч­ной жиз­ни, но бес­спор­но лю­бо­пыт­ным за­па­сом зна­ний, ко­то­рый от­кла­ды­ва­ет­ся в про­цес­се по­лу­че­ния выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния, при­шла вы­пуск­ни­це Санкт-Пе­тер­бург­ско­го уни­вер­си­те­та, линг­ви­сту и на­чи­на­ю­щей пи­са­тель­ни­це Алек­сан­дре Го­лу­бе­вой. Она рас­ска­зы­ва­ла о язы­ке, ис­поль­зуя при этом раз­ные его ре­ги­стры, вклю­чая и об­сцен­ную лек­си­ку. Со­бра­ла ты­ся­чи одоб­ре­ний за несколь­ко дней. Жур­на­ли­стам объ­яс­ни­ла: фи­лол о г не д ол­жен бо­ять­ся с л о в . И ушла в под­по­лье.

О том, да­ет ли та­кой под­ход лиш­ние «лай­ки» и яв­ля­ют­ся ли ко­рот­кие ис­то­рии — пред­по­чти­тель­ным фор­ма­том для Ин­тер­не­та, наш раз­го­вор с на­уч­ным обо­зре­ва­те­лем пор­та­ла «XX2 век» Лек­сом Кра­вец­ким.

Вот ви­ди­те: из ка­ких-то глу­по­стей, бол­тов­ни, ко­то­рая ни­ко­го, кро­ме близ­ких зна­ко­мых, не ин­те­ре­су­ет, по­лу­чи­лась увле­ка­тель­ная шту­ка, за­чат­ки на­род­ной эн­цик­ло­пе­дии… Это тен­ден­ция? ЛЕКС КРАВЕЦКИЙ: Ес­ли и тен­ден­ция, то рож­ден­ная мно­го лет на­зад. Все соц­се­ти про­шли этот путь от тре­па о се­бе ти­па «я се­го­дня на зав­трак пил ко­фе» до прак­ти­че­ски жур­на­ли­сти­ки, в том чис­ле спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ной. И это яв­ствен­но ста­ло за­мет­но уже лет семь на­зад: этим осо­бен­но от­ли­чал­ся рос­сий­ский «Жи­вой жур­нал», где боль­шин­ство бло­гов не столь­ко о са­мих ав­то­рах, сколь­ко о вся­ких ви­дах че­ло­ве­че­ской де­я­тель­но­сти. До «Твит­те­ра» это толь­ко сей­час до­шло.

Но вам не ка­жет­ся, что та­кие длин­ные «вет­ви» по те­мам в «Твит­те­ре» объ­яс­ня­ют­ся и тем, что «ко­рот­ко и яс­но»? ЛЕКС КРАВЕЦКИЙ: Ча­сто при­хо­дит­ся слы­шать, что на­род в Ин­тер­не­те длин­ные тек­сты не чи­та­ет, по­это­му ста­тью на сайт нуж­но пи­сать не боль­ше, чем в пол­стра­ни- цы. Но на прак­ти­ке это не под­твер­жда­лось — ни со ста­тья­ми, ни с ви­део. «Твит­тер» экс­плу­а­ти­ру­ет идею афо­риз­ма, вот с этим мо­жет быть свя­зан ин­те­рес. Есть за­прос на крат­кие и эмо­ци­о­наль­ные фор­му­ли­ров­ки. Это раз­но­вид­ность ин­тер­нет-твор­че­ства, но не един­ствен­ный его ва­ри­ант. Бе­з­услов­но, есть за­прос и на по­дроб­но­сти.

Ка­кие фор­ма­ты в Ин­тер­не­те сей­час в мо­де? Как ме­ня­ет­ся гео­гра­фия се­те­во­го про­стран­ства? ЛЕКС КРАВЕЦКИЙ: Не уве­рен, что есть фор­мат, ко­то­рый осо­бен­но по­пу­ля­рен. Уж точ­но он не свя­зан с объ­е­ма­ми ин­фор­ма­ции, ско­рее с ее по­да­чей. К при­ме­ру, ви­део­ро­ли­ки смот­рят и трех­ми­нут­ные, и трех­ча­со­вые. Это не про­сто мои на­блю­де­ния. Мы ста­ти­сти­ку со­би­ра­ли, под­клю­чая к сай­ту счет­чик, и че- рез гугл-ана­ли­тик смот­ре­ли, сколь­ко че­ло­век про­чи­та­ло или про­смот­ре­ло кон­тент. Ну ре­аль­но ни­ка­кой кор­ре­ля­ции меж­ду дли­ной и ко­ли­че­ством про­смот­ров.

Мы ста­ти­сти­ку со­би­ра­ли: ре­аль­но ни­ка­кой кор­ре­ля­ции меж­ду дли­ной и ко­ли­че­ством про­смот­ров

Лекс, как вы счи­та­е­те, ис­поль­зо­ва­ние ма­та — это обя­за­тель­ный ин­гре­ди­ент для за­ра­ба­ты­ва­ния «лай­ков»? ЛЕКС КРАВЕЦКИЙ: С этим мож­но как раз и про­счи­тать­ся. Несколь­ко лет на­зад, ко­гда нецен­зур­ная лек­си­ка бы­ла силь­но та­бу­и­ро­ва­на в на­шем со­зна­нии, упо­треб­ле­ние или под­черк­ну­тое неупо­треб­ле­ние ма­та бы­ло свое­об­раз­ным мар­ке­ром «свой-чу­жой». Но сей­час ин­те­рес к та­ким по­да­чам по­гас. Некая агрес­сив­ность язы­ка мо­жет спо­соб­ство­вать успе­ху, но мо­жет и на­прочь де­ло за­гу

бить.

В по­го­ню за «лай­ка­ми» вклю­чи­лись ли­те­ра­ту­ро­ве­ды, био­ло­ги, юри­сты и да­же па­то­ло­го­ана­то­мы.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.