Не­дет­ский стар­тап

Дет­ско­му фон­ду ис­пол­ня­ет­ся 30 лет

Rossiyskaya Gazeta - - ОБЩЕСТВО - Та­тья­на Вла­ды­ки­на

14 ОК­ТЯБ­РЯ ис­пол­ня­ет­ся 30 лет Рос­сий­ско­му Дет­ско­му фон­ду, ко­то­рый стал пер­вым опы­том доб­ро­воль­ной по­мо­щи в Со­вет­ском Со­ю­зе. Ко­гда со­зда­вал­ся фонд, бы­ло не мод­ным при­хо­дить в дет­ские до­ма и пе­ре­чис­лять день­ги незна­ко­мо­му боль­но­му ре­бен­ку. Дет­ский фонд вер­нул в жизнь за­бы­тое сло­во «бла­го­тво­ри­тель­ность» в 80-е го­ды. В 1988 го­ду по­сле страш­но­го зем­ле­тря­се­ния в Ар­ме­нии он по­мог най­ти и вер­нуть род­ствен­ни­кам 543 ма­лы­ша. По­сле ава­рии на Чер­но­быль­ской АЭС фонд по­мог прой­ти ре­а­би­ли­та­цию 22 ты­ся­чам де­тей. Фонд по­мог 8750 де­тям и 3000 се­мьям, по­стра­дав­шим от на­вод­не­ния на Даль­нем Во­сто­ке. Дет­ско­му фон­ду счи­та­ли сво­им дол­гом по­мочь Ми­ха­ил Гор­ба­чев, Ни­ко­лай Рыж­ков, Ан­дрей Гро­мы­ко, по­след­ний, кстати, по­жерт­во­вал свой го­но­рар за кни­гу вос­по­ми­на­ний, вы­пу­щен­ных за гра­ни­цей. Кор­ре­спон­дент «РГ» рас­спро­си­ла ос­но­ва­те­ля фон­да, пи­са­те­ля Аль­бер­та Ли­ха­но­ва о том, как при­ни­ма­ли идею бла­го­тво­ри­тель­но­сти в СССР и труд­но ли се­го­дня де­лать доб­ро.

Бла­го­тво­ри­тель­ность се­го­дня в мо­де, но вы на­чи­на­ли свое доб­рое де­ло 30 лет на­зад, ко­гда сло­во «бла­го­тво­ри­тель­ность» зву­ча­ло непри­выч­но... АЛЬБЕРТ ЛИХАНОВ: То­гда это сло­во бы­ло в за­бве­нии. Сло­во исто­ри­че­ское, но мы вос­ста­но­ви­ли его в обо­ро­те на­ше­го пра­во­го про­стран­ства. Мы пер­вые впи­са­ли в на­шем уста­ве этот тер­мин и его про­пу­сти­ло ми­ни­стер­ство юс­ти­ции. То­гда, что­бы со­здать фонд, мно­го че­го тре­бо­ва­лось. Это сей­час три че­ло­ве­ка мо­гут со­брать ко­пии пас­пор­тов, за­ве­рить за­яв­ле­ние в но­та­ри­аль­ной кон­то­ре и устро­ить фонд. У ме­ня на об­ра­зо­ва­ние фон­да ушло несколь­ко лет.

Я со­брал сту­ден­тов в ла­ге­ре и го­во­рю: кто хо­чет, утром вы­хо­дим по­мо­гать дет­ско­му до­му

За­чем вам по­на­до­бил­ся фонд? Дет­ские до­ма вро­де бы ра­бо­та­ли, боль­ных де­тей ле­чи­ли... АЛЬБЕРТ ЛИХАНОВ: Мне до­ве­лось узнать ос­но­ва­тель­но те­му си­рот­ства, хо­тя я сам из пол­ной се­мьи. Бу­дучи глав­ным ре­дак­то­ром жур­на­ла «Сме­на», я ез­дил по стране и вся­кий раз за­хо­дил в дом ре­бен­ка или в шко­лу-ин­тер­нат, и дол­го ча­са­ми раз­го­ва­ри­вал с ди­рек­то­ра­ми. Сна­ча­ла они бы­ва­ли на­пря­жен­ны­ми, по­том рас­слаб­ля­лись и рас­ска­зы­ва­ли про ре­аль­ность, ко­то­рая сло­жи­лась к 80-м го­дам.

А до это­го вре­ме­ни дет­ские до­ма бы­ли иде­аль­ны? АЛЬБЕРТ ЛИХАНОВ: Нуж­но от­дать долж­ное си­сте­ме дет­ских до­мов, со­здан­ных в Со­вет­ском Со­ю­зе по­сле Граж­дан­ской вой­ны. Это де­лал Дзер­жин­ский. Его ру­га­ют, но он со­здал си­сте­му, ко­то­рую не смог­ли со­здать ни Лу­на­чар­ский, ко­то­рый за это брал­ся и был ми­ни­стром про­све­ще­ния, ни Сверд­лов. Де­ти но­че­ва­ли на ули­це, го­ло­да­ли, во­ро­ва­ли, ро­ди­те­ли по­гиб­ли, на­до бы­ло их спа­сать. Это бы­ло гу­ман­ное де­ло, ко­то­рое при­шлось де­лать же­лез­ны­ми ме­то­да­ми. То­гда со­шлись очень пра­виль­ные идеи: что­бы спа­сти си­ро­ту, нуж­но толь­ко под­нять его са­мо­го в его соб­ствен­ных гла­зах, а зна­чит — дать об­ра­зо­ва­ние. Хо­тя бы семь лет шко­лы. По­сле се­ми лет при­ни­ма­ли в тех­ни­кум, ко­то­рый че­рез два го­да да­вал спе­ци­аль­ность, на­прав­ле­ние на ра­бо­ту и кой­ку в об­ще­жи­тии. Эта ди­рек­ти­ва — дать всем де­тям об­ра­зо­ва­ние, обер­ну­лась тем, что ре­бя­та со­ци­аль­но вы­рав­ни­ва­лись. Они хо­те­ли све­та и шли к нему. Я был на сле­тах вы­пуск­ни­ков дет­ских до­мов. Зал был по­лон ад­ми­ра­лов, ге­не­ра­лов, про­фес­со­ров. Ака­де­мик Ни­ко­лай Ду­би­нин — наш вы­да­ю­щий­ся ге­не­тик, из бес­при­зор­ни­ков. Есть фо­то­гра­фия, где ря­дом с Ле­ни­ным сто­ит бес­при­зор­ник, бу­ду­щий про­фес­сор Ду­би­нин. Та власть вы­та­щи­ла сот­ни ты­сяч де­тей из ни­от­ку­да. К 80-м го­дам все силь­но из­ме­ни­лось. По нор­ма­ти­вам ре­бен­ку по­ла­га­лось паль­то на че­ты­ре го­да, две па­ры но­сок, в спаль­нях со­рок че­ло­век, а в до­мах ре­бен­ка на 20 мла­ден­цев две ня­неч­ки. Все бы­ло до­воль­но ху­до, но я был пи­са­те­лем и поз­во­лял се­бе рас­ска­зы­вать об этом раз­ным лю­дям, сек­ре­та­рям ЦК ком­со­мо­ла.

Вас слу­ша­ли? АЛЬБЕРТ ЛИХАНОВ: С со­чув­стви­ем. Ну да, ки­ва­ли они, а что же даль­ше? Я по­се­тил Михаила Про­ко­фье­ва, ми­ни­стра про­све­ще­ния. Это был за­ме­ча­тель­ный, ин­тел­ли­гент­ней­ший ака­де­мик. Он стал мне рас­ска­зы­вать, как устро­е­на си­сте­ма дет­ских до­мов, а я ему про паль­то на че­ты­ре го­да, но­соч­ки, то­го нет, сего нет. В это вре­мя бы­ло по­ста­нов­ле­ние вы­пу­ще­но о вос­пи­та­нии тру­дом в сель­ской мест­но­сти. Вос­пи­тан­ни­ки про­хо­ди­ли прак­ти­ку на МТС. Что­бы на сне­гу ле­жать под трак­то­ром, нуж­на те­ло­грей­ка, шап­ка, са­по­ги. Это­го не бы­ло. Я ви­дел это сво­и­ми гла­за­ми, ко­гда был в Ко­стром­ской об­ла­сти, се­ло Чер­но­пе­нье, в дет­ском до­ме. Ря­дом был ком­со­моль­ский мо­ло­деж­ный ла­герь. Ре­бя­та бал­де­ли, пес­ни пе­ли по но­чам, я со­брал их и го­во­рю: кто хо­чет, завтра утром идем по­мо­гать дет­ско­му до­му. Утром вы­шли я, же­на, на­ши дру­зья и все. А ко­гда до­шли до се­ре­ди­ны Вол­ги — с бе­ре­га за на­ми тя­ну­лась лен­точ­ка из сту­ден­тов. Это се­ло ста­ло стар­том. У ме­ня был то­ва­рищ по ком­со­мо­лу, Вик­тор При­быт­ков, по­мощ­ник Чер­нен­ко. И вдруг Чер­нен­ко ста­но­вит­ся ге­не­раль­ным сек­ре­та­рем, мой то­ва­рищ зво­нит мне: неси завтра за­пис­ку на имя Чер­нен­ко. За ночь я на­пи­сал за­пис­ку из 45 пунк­тов. Так на­чи­нал­ся Дет­ский фонд.

Судь­ба — это все-та­ки вос­пи­та­ние, а не жил­пло­щадь

Се­го­дня по дет­до­мам у вас не долж­но быть на­ре­ка­ний. АЛЬБЕРТ ЛИХАНОВ: Се­го­дня дет­ские до­ма при­над­ле­жат ми­ни­стер­ству тру­да и соц­за­щи­ты (рань­ше их ку­ри­ро­ва­ло ми­ни­стер­ство про­све­ще­ния). Я не мо­гу это­го по­нять, ведь дви­га­те­лем для вос­ста­нов­ле­ния ре­бен­ка в сво­их дет­ских пра­вах яв­ля­ет­ся об­ра­зо­ва­ние и вос­пи­та­ние, а не соц­по­мощь, под ко­то­рой мы по­ни­ма­ем обес­пе­че­ние, бла­го­устрой­ство. Но судь­ба это все-та­ки вос­пи­та­ние, а не жил­пло­щадь.

Труд­но тво­рить доб­ро? АЛЬБЕРТ ЛИХАНОВ: Са­мое труд­ное се­го­дня — об­ни­ща­ние на­ше­го на­ро­да. Лю­дям са­мим на­до по­мо­гать, а я бы рас­счи­ты­вал на то, что­бы они по­мо­га­ли тем, ко­му еще ху­же. Мы несколь­ко лет за­ня­ты про­бле­мой дет­ско­го ту­бер­ку­ле­за. К кон­цу со­вет­ской вла­сти с дет­ским ту­бер­ку­ле­зом бы­ло как бы по­кон­че­но. Сей­час воз­ник­ла но­вая фор­ма и как ре­зуль­тат — вы­со­кая смерт­ность у де­тей и под­рост­ков. Мы ста­ра­ем­ся по­мочь 140 про­ти­во­ту­бер­ку­лез­ным дет­ским са­на­то­ри­ям. По­ка со­бра­ли 13 мил­ли­о­нов, но это по­мощь толь­ко 28 са­на­то­ри­ям.

Мы все­гда ря­дом с го­су­дар­ством , ко­гда ему пло­хо. Ко­гда бы­ла же­лез­но­до­рож­ная ка­та­стро­фа Уфа — Че­ля­бинск, мы при­влек­ли огром­ную меж­ду­на­род­ную по­мощь и в боль­ни­це име­ни Спе­ран­ско­го соз­да­ли дет­ский ожо­го­вый центр. Вот это воз­мож­но­сти фон­да. Го­су­дар­ствен­ное уча­стие в го­су­дар­ствен­ном де­ле.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.