Де­ло на мил­ли­он

Банк Рос­сии хо­чет обес­пе­чить вла­дель­цам про­блем­ных бан­ков ско­рый суд

Rossiyskaya Gazeta - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Игорь Зуб­ков

ДЕ­ЛА по за­пре­там на вы­езд недоб­ро­со­вест­ных бан­ки­ров за гра­ни­цу Банк Рос­сии пред­ла­га­ет рас­смат­ри­вать в упро­щен­ном по­ряд­ке. Об этом ди­рек­тор Юри­ди­че­ско­го де­пар­та­мен­та ЦБ РФ Алек­сей Гуз­нов рас­ска­зал в ин­тер­вью «Рос­сий­ской га­зе­те».

Он так­же объ­яс­нил, ка­кой ви­дит­ся ЦБ про­це­ду­ра ре­а­би­ли­та­ции кли­ен­тов-от­каз­ни­ков, ка­ко­вы при­о­ри­те­ты ре­гу­ля­то­ра при рас­ши­ре­нии пра­ва на про­фес­си­о­наль­ное суж­де­ние и ка­кой ста­тус по­лу­чат крип­то­ва­лю­ты.

Алек­сей Ген­на­дье­вич, пе­ред ЦБ сто­ит за­да­ча пред­ло­жить ре­гу­ли­ро­ва­ние крип­то­ва­лют, при этом ис­хо­дя из то­го, что един­ствен­ным сред­ством пла­те­жа в стране оста­нет­ся рубль. Как это? АЛЕК­СЕЙ ГУЗ­НОВ: Для на­ча­ла пред- сто­ит опре­де­лить, что та­кое с точ­ки зре­ния пра­ва крип­то­ва­лю­та, то­ке­ны и т.д. Об­ще­при­знан­ных опре­де­ле­ний нет. Во мно­гих стра­нах это опре­де­ле­но как ак­ти­вы, фи­нан­со­вые ин­стру­мен­ты и т. д. В лю­бом слу­чае я как пра­во­вед дол­жен на­пом­нить, что с точ­ки зре­ния Кон­сти­ту­ции за­кон­ным сред­ством пла­те­жа в Рос­сии яв­ля­ет­ся рубль.

ICO (при­вле­че­ние ин­ве­сти­ций в ви­де про­да­жи но­вых еди­ниц крип­то­ва­лют — то­ке­нов) не мо­жет быть в руб­лях, по­лу­ча­ет­ся про­ти­во­ре­чи­вая кон­струк­ция. АЛЕК­СЕЙ ГУЗ­НОВ: Да, ре­ше­ния пред­сто­ит при­нять в рам­ках про­ти­во­ре­чи­вой па­ра­диг­мы. Пол­но­стью мы по­ка по­зи­цию не вы­ра­бо­та­ли, но в лю­бом слу­чае крип­то­ва­лю­ты не мо­гут быть при­зна­ны за­кон­ным сред­ством пла­те­жа.

По боль­шо­му сче­ту, ин­те­рес к крип­то­ва­лю­там воз­ник из-за бур­но­го роста це­ны. Це­на вли­я­ет на ожи­да­ния, фор­ми­ру­ет за­прос на ре­гу­ли­ро­ва­ние, в част­но­сти, от­но­ше­ний, воз­ни­ка­ю­щих в про­цес­се ICO.

Ги­по­те­ти­че­ски ICO мо­жет быть рас­смот­ре­но как некий эк­ви­ва­лент пуб­лич­но­го раз­ме­ще­ния ак­ций (IPO) в циф­ро­вой сре­де, а то­ке­ны — как некий вид цен­ных бу­маг. То­гда на­пра­ши­ва­ет­ся со­зда­ние ме­ха­низ­ма, ко­то­рый поз­во­ля­ет ле­галь­ные де­неж­ные сред­ства транс­фор­ми­ро­вать в циф­ро­вые еди­ни­цы, ко­то­рые мо­гут вы­пус­кать­ся в рам­ках ICO. Есть стра­ны, ко­то­рые ре­гу­ли­ру­ют и кон­тро­ли­ру­ют эти про­цес­сы. Есть и про­ти­во­по­лож­ный под­ход. На­до оце­нить все ва­ри­ан­ты.

На кон­фе­рен­ции о пра­во­вом ре­гу­ли­ро­ва­нии фи­нан­со­во­го рын­ка, ко­то­рую Банк Рос­сии про­ве­дет 14 но­яб­ря, этой те­ме бу­дет по­свя­щен от­дель­ный «круг­лый стол» с уча­сти­ем как спе­ци­а­ли­стов, спо­соб­ных пред­ло­жить тех­но­ло­ги­че­ские ре­ше­ния, так и лю­дей, ко­то­рые оце­ни­ва­ют эти нов­ше­ства сквозь приз­му пра­ва.

Без лиш­них фор­маль­но­стей

Банк Рос­сии до­воль­но дав­но на­ста­и­ва­ет на рас­ши­ре­нии сво­е­го пра­ва на так на­зы­ва­е­мое про­фес­си­о­наль­ное суж­де­ние. В этом го­ду был вы­пу­щен кон­суль­та­тив­ный до­клад на эту те­му, она так­же бу­дет об­суж­дать­ся на кон­фе­рен­ции, о ко­то­рой вы упо­мя­ну­ли. Есть ли уже за­ко­но­про­ект об этом? АЛЕК­СЕЙ ГУЗ­НОВ: Есть, и мы на­чи­на­ли его об­суж­де­ние за пре­де­ла­ми Бан­ка Рос­сии. Дис­кус­сия идет о сфе­рах от­но­ше­ний, где для обес­пе­че­ния ка­че­ства над­зо­ра без про­фес­си­о­наль­но­го суж­де­ния не обой­тись, и ме­ха­низ­мах, ко­то­рые поз­во­ли­ли бы ба­лан­си­ро­вать на­ше суж­де­ние и оцен­ку это­го же фак­та со сто­ро­ны са­мой фи­нан­со­вой ор­га­ни­за­ции.

Опыт при­ме­не­ния опре­де­лен­ных эле­мен­тов про­фес­си­о­наль­но­го суж­де­ния у нас уже есть. На­при­мер, мы в 2004 го­ду за­яви­ли те­му так на­зы­ва­е­мых ненад­ле­жа­щих ак­ти­вов, то есть ис­точ­ни­ков ка­пи­та­ла, сфор­ми­ро­ван­ных за счет средств, ко­то­рые сам же банк и предо­ста­вил. Так фор­ми­ро­ва­лись ка­пи­та­лы в 90-х го­дах у мно­гих из­вест­ных (в про­шлом) кре­дит­ных ор­га­ни­за­ций. Мы ак­тив­но на­ча­ли с этим бо­роть­ся, но по­ни­ма­ли всю слож­ность си­ту­а­ции. Ре­ше­ние при­ни­ма­лось по­сле об­суж­де­ния всех ню­ан­сов в ко­ми­те­те бан­ков­ско­го над­зо­ра, и ту­да при­гла­ша­лись ру­ко­во­ди­те­ли бан­ков, ко­то­рые мог­ли до­ка­зы­вать свою по­зи­цию.

Ины­ми сло­ва­ми, ко­гда мы го­во­рим о про­фес­си­о­наль­ном суж­де­нии, мы го­во­рим о ре­гу­ля­тив­ной си­ту­а­ции, ко­гда од­ной нор­мы недо­ста­точ­но для опи­са­ния фак­ти­че­ских об­сто­я­тельств. Нор­ма то­гда долж­на за­да­вать не столь­ко фор­ма­ли­зо­ван­ную струк­ту­ру, сколь­ко наб о р н е к от о р ых п р и з н а к о в , пред­по­ло­же­ний, быть нор­мой­прин­ци­пом.

В лю­бом слу­чае ре­гу­ля­то­ру долж­но быть предо­став­ле­но пра­во на при­ме­не­ние та­ко­го ме­ха­низ­ма. Уже сей­час, в част­но­сти, мы оце­ни­ва­ем на ос­но­ва­нии про­фес­си­о­наль­но­го суж­де­ния ак­ти­вы, ка­пи­тал, за­ло­ги, вли­я­ю­щие на ве­ли­чи­ну ре­зер­вов бан­ков, и мо­жем по­тре­бо­вать от­ра­зить в от­чет­но­сти ре­зуль­тат на­шей оцен­ки.

В чем слож­ность с пра­во­вой точ­ки зре­ния: ма­ло при­сут­ству­ет фор­маль­ная сто­ро­на во­про­са. Ос­па­ри­ва­ние та­ко­го ро­да ре­ше­ний в су­де про­бле­ма­тич­но, для су­да это бу­дет боль­шой вы­зов. По­это­му спо­ры долж­ны в ос­нов­ном ре­шать­ся на уровне диа­ло­га под­над­зор­ной ор­га­ни­за­ции и ре­гу­ля­то­ра.

В ка­ких сфе­рах Банк Рос­сии мо­жет по­лу­чить пра­во на про­фес­си­о­наль­ное суж­де­ние рань­ше все­го? А ЛЕКСЕЙ ГУЗ НОВ: Оцен­ка ак­ти­вов, ка­че­ства си­стем управ­ле­ния рис­ка­ми и внут­рен­не­го кон­тро­ля. Речь мо­жет так­же ид­ти о рас­про­стра­не­нии это­го ин­сти­ту­та на дру­гие ви­ды фи­нан­со­вых ор­га­ни­за­ций по­ми­мо бан­ков.

Пред­по­ла­га­ет­ся при этом, что со­труд­ни­ки над­зор­но­го бло­ка по­лу­чат им­му­ни­тет от су­деб­но­го пре­сле­до­ва­ния? АЛЕК­СЕЙ ГУЗ­НОВ: Это сей­час об­суж­да­ет­ся в пра­ви­тель­стве. Ба­зель­ский ко­ми­тет бан­ков­ско­го над­зо­ра неод­но­крат­но нам ука­зы­вал, что у нас не ре­а­ли­зо­ван прин­цип за­щи­ты со­труд­ни­ков над­зо­ра, при­ни­ма­ю­щих от­вет­ствен­ные ре­ше­ния, непо­сред­ствен­но вли­я­ю­щие на фи­нан­со­вое по­ло­же­ние участ­ни­ка рын­ка.

Те­мы рас­ши­ре­ния про­фес­си­о­наль­но­го суж­де­ния и им­му­ни­те­та со­труд­ни­ков над­зор­но­го бло­ка вза­и­мо­свя­за­ны.

Тре­бо­ва­ния к ре­гу­ля­то­ру, ес­ли об­ще­ство до­ве­ря­ет ему про­фес­си­о­наль­ное суж­де­ние, до­ста­точ­но вы­со­ки. Но то­гда мы долж- ны по­лу­чить пра­во дей­ство­вать так, что­бы у кон­крет­но­го со­труд­ни­ка не воз­ник­ли по­след­ствия в ви­де иму­ще­ствен­ных тре­бо­ва­ний к нему.

Са­на­ции стра­хов­щи­ков воз­мож­ны уже в 2018 го­ду

Банк Рос­сии ча­сто упре­ка­ют, что ка­кие-то бан­ки он спа­са­ет, а у ка­ких-то при тех же про­бле­мах про­сто от­би­ра­ет ли­цен­зию. Нет ли идеи нор­ма­тив­но уточ­нить кри­те­рии са­на­ции бан­ков? АЛЕК­СЕЙ ГУЗ­НОВ: Опре­де­лен­ные кри­те­рии есть: это бан­ки, чье банкротство мо­жет по­влечь за со­бой «эф­фект до­ми­но» для бан­ков­ской си­сте­мы и стра­хо­вые вы­пла­ты по ко­то­рым пре­вы­ша­ют за­тра­ты на са­на­цию. Ед­ва ли мож­но за­фик­си­ро­вать в за­коне, что пре­вы­ше­ние по­тен­ци­аль­ных по­терь над по­тен­ци­аль­ны­ми за­тра­та­ми долж­но со­став­лять ка­кой-то стро­го ого­во­рен­ный раз­мер, на­при­мер 10 про­цен­тов. А ес­ли бу­дет чуть ни­же, то что, да­же не рас­смат­ри­вать ва­ри­ан­ты фи­нан­со­во­го оздо­ров­ле­ния бан­ка? Это как раз сфе­ра про­фес­си­о­наль­но­го суж­де­ния. Об­ще­ство до­ве­ря­ет Бан­ку Рос­сии оцен­ку каж­до­го кон­крет­но­го слу­чая, за­да­ет обос­но­ван­ные во­про­сы, и мы каж­дый раз го­то­вы по­дроб­но по­яс­нять свои дей­ствия. Кро­ме бан­ков, ин­сти­тут са­на­ции пред­ла­га­ет­ся рас­про­стра­нить и на стра­хов­щи­ков. Этот про­ект бу­дет ре­а­ли­зо­ван по ана­ло­гии с про­це­ду­рой са­на­ции бан­ков или это бу­дет иная кон­струк­ция? АЛЕК­СЕЙ ГУЗ­НОВ: Да, мы бы хо­те­ли ви­деть ин­стру­мент, ко­то­рый во мно­гом был бы ана­ло­ги­чен ме­ха­низ­му фи­нан­со­во­го оздо­ров­ле­ния кре­дит­ных ор­га­ни­за­ций. У Бан­ка Рос­сии, у Агент­ства по стра­хо­ва­нию вкла­дов на­ко­пи­лось уже до­ста­точ­но опы­та его при­ме­не­ния, и к стра­хо­вой де­я­тель­но­сти он вполне при­ме­ним.

Про­бле­ма в том, что ка­кие бы за­плат­ки на ба­зо­вый за­кон о стра­хо­ва­нии не ста­ви­лись, в нем «за­ши­ты» ре­гу­ля­тор­ные под­хо­ды на­ча­ла 90-х го­дов. Их суть — ре­гу­ли­ро­ва­ния долж­но быть как мож­но мень­ше.

Что­бы по­вы­сить ка­че­ство и устой­чи­вость стра­хо­вой от­рас­ли, эту на­прав­лен­ность за­ко­на на­до ме­нять, в том чис­ле ме­нять си­сте­му мер, пре­ду­пре­жда­ю­щих зло­упо­треб­ле­ния со сто­ро­ны ру­ко­во­ди­те­лей и вла­дель­цев стра­хо­вых ком­па­ний.

Опять-та­ки, на та­ких ме­рах по­стро­е­на си­сте­ма бан­ков­ско­го над­зо­ра, она мо­би­ли­зу­ет вла­дель­цев пред­при­ни­мать уси­лия для под­дер­жа­ния устой­чи­во­сти бан­ка. Во­прос о са­на­ции стра­хо­вой ком­па­нии так­же дол­жен ре­шать­ся толь­ко по­сле то­го, как пред­при­ня­ты все уси­лия, мо­би­ли­зу­ю­щие вла­дель­цев вос­ста­но­вить фи­нан­со­вую устой­чи­вость стра­хов­щи­ка.

Пер­вые слу­чаи са­на­ции стра­хо­вых ком­па­ний воз­мож­ны уже в 2018 го­ду? АЛЕК­СЕЙ ГУЗ­НОВ: Мы на­де­ем­ся, что ме­ха­низм бу­дет го­тов в сле­ду­ю­щем го­ду. Во вся­ком слу­чае, ин- сти­тут са­на­ции че­рез Фонд кон­со­ли­да­ции бан­ков­ско­го сек­то­ра был со­здан в очень крат­кие сро­ки и прак­ти­че­ски сра­зу он за­ра­бо­тал.

Не­дав­но Банк Рос­сии по­обе­щал рас­про­стра­нить «пе­ри­од охла­жде­ния» на кол­лек­тив­ные до­го­во­ры стра­хо­ва­ния, ко­то­рые бан­ки на­вя­зы­ва­ют за­ем­щи­кам. Кли­ент по­лу­чит пра­во на воз­врат всей сум­мы, упла­чен­ной за стра­хов­ку, вклю­чая ко­мис­сию бан­ка, или толь­ко стра­хо­вую пре­мию? АЛЕК­СЕЙ ГУЗ­НОВ: Идет дис­кус­сия, воз­мож­ны ва­ри­ан­ты. Здесь мно­го ню­ан­сов, ко­то­рые не поз­во­ля­ют до­бить­ся ка­ких-то бо­ну­сов для за­ем­щи­ков вве­де­ни­ем «пе­ри­о­да охла­жде­ния» в «ло­бо­вую». В част­но­сти, стра­хо­вая пре­мия не фик­си­ру­ет­ся в ка­че­стве са­мо­сто­я­тель­но­го эле­мен­та.

Бан­ки­рам не оста­вят вре­ме­ни на бег­ство

Банк Рос­сии пла­ни­ру­ет огра­ни­чи­вать вы­езд за гра­ни­цу недоб­ро­со­вест­ных бан­ки­ров. Как имен­но бу­дут вво­дить­ся огра­ни­че­ния? АЛЕК­СЕЙ ГУЗ­НОВ: Речь идет о си­сте­ме пре­ду­пре­жде­ния, ко­то­рая сти­му­ли­ро­ва­ла бы воз­вра­щать дол­ги тех лиц, от де­я­тель­но­сти ко­то­рых по­стра­да­ли кре­ди­то­ры, вклад­чи­ки и дру­гие кли­ен­ты и контр­аген­ты бан­ков.

Сей­час в си­лу то­го, что воз­мож­но­сти до­бить­ся экс­тра­ди­ции от­но­си­тель­но неве­ли­ки, мы не мо­жем в пол­ной ме­ре обес­пе­чить ре­а­ли­за­цию прин­ци­па неот­вра­ти­мо­сти на­ка­за­ния. Ес­ли под­хо­дить к во­про­су чуть ши­ре, то речь идет не толь­ко об уго­лов­ном на­ка­за­нии, но и о раз­де­ле­нии тех убыт­ков, ко­то­рые по­нес­ли кре­ди­то­ры.

Пер­вый опыт бо­лее или ме­нее э ффек­тив­но­го п р и в л е ч е н и я скры­ва­ю­ще­го­ся за гра­ни­цей бан­ки­ра к граж­дан­ско-пра­во­вой от­вет­ствен­но­сти — это де­ло в от­но­ше­нии быв­ше­го вла­дель­ца Меж­пром­бан­ка (Сер­гея Пу­га­че­ва, часть за­ру­беж­ных ак­ти­вов ко­то­ро­го аре­сто­ва­на. — Прим. ред.). Это уда­лось не толь­ко бла­го­да­ря ак­тив­ной по­зи­ции Агент­ства по стра­хо­ва­нию вкла­дов, но и бла­го­да­ря то­му, что кре­ди­то­ры по­шли на опре­де­лен­ные рас­хо­ды. Од­на­ко это не во всех слу­ча­ях воз­мож­но. С дру­гой сто­ро­ны, мы долж­ны най­ти ба­ланс с за­щи­ща­е­мым Кон­сти­ту­ци­ей пра­вом ли­ца на вы­езд.

Я уве­рен, что огра­ни­че­ния долж­ны вво­дить­ся су­деб­ным ре­ше­ни­ем. Ини­ци­и­ро­вать его мо­жет Банк Рос­сии, ко­то­рый оце­ни­ва­ет де­я­тель­ность ли­ца в пред­две­рии от­зы­ва ли­цен­зии, но че­рез пра­во­охра­ни­тель­ные ор­га­ны, ко­то­рые ви­дят уго­лов­но-пра­во­вую со­став­ля­ю­щую про­ис­хо­дя­ще­го.

Ре­ше­ние долж­но при­ни­мать­ся на до­ста­точ­но ран­ней ста­дии, ина­че оно не бу­дет эф­фек­тив­ным, с дру­гой сто­ро­ны, его необ­хо­ди­мость долж­на быть оце­не­на все­ми ком­пе­тент­ны­ми пуб­лич­ны­ми ин­сти­ту­та­ми.

Ес­ли это бу­дет пол­но­цен­ный су­деб­ный про­цесс, то его на­ча­ло про­сто по­слу­жит сиг­на­лом, что по­ра бе­жать, раз­ве нет? АЛЕК­СЕЙ ГУЗ­НОВ: Нет, ко­неч­но. Есть спо­со­бы упро­щен­но­го су­до­про­из­вод­ства, та­ко­го ро­да ме­ха­низ­мы бу­дут за­дей­ство­ва­ны в этом слу­чае.

И про­ект, и об­суж­де­ние это­го ин­сти­ту­та идут очень непро­сто. Ду­маю, ка­кую-то часть сле­ду­ю­ще­го го­да мы по­тра­тим на раз­ра­бот­ку всех этих ме­ха­низ­мов.

В спис­ках не зна­чат­ся

Не­дав­но Банк Рос­сии при­знал, что нуж­на про­це­ду­ра ре­а­би­ли­та­ции кли­ен­тов, ко­то­рым бы­ло от­ка­за­но в об­слу­жи­ва­нии в од­ном из бан­ков, а по­том — ав­то­ма­том — во вто­ром, тре­тьем и так да­лее. Как мо­жет вы­гля­деть ме­ха­низм ис­клю­че­ния из «чер­ных спис­ков» кли­ен­тов-от­каз­ни­ков? АЛЕК­СЕЙ ГУЗ­НОВ: Сей­час идет ак­тив­ное об­суж­де­ние с ши­ро­ким кру­гом участ­ни­ков. Воз­мож­но, кре­дит­ная ор­га­ни­за­ция, ко­то­рая от­ка­за­ла кли­ен­ту в осу­ществ­ле­нии опе­ра­ции, бу­дет по его жа­ло­бе пе­ре­оце­ни­вать си­ту­а­цию и ини­ци­и­ро­вать ис­клю­че­ние дан­ных о нем из ин­фор­ма­ци­он­но­го об­ме­на. Вто­рой воз­мож­ный ме­ха­низм (они не аль­тер­на­тив­ные, а до­пол­ня­ю­щие друг дру­га) — вза­и­мо­дей­ствие это­го пред­при­ни­ма­те­ля с Бан­ком Рос­сии, что­бы мы, в свою оче­редь, мог­ли по­смот­реть, нас­коль­ко кор­рект­но фи­нан­со­вая ор­га­ни­за­ция оце­ни­ла опе­ра­цию, как бы­ла рас­смот­ре­на жа­ло­ба на от­каз.

Не ис­клю­чаю, что это по­тре­бу­ет кор­рек­ций за­ко­но­да­тель­ства. Ве­ро­ят­но, и кре­дит­ным ор­га­ни­за­ци­ям пред­сто­ит по­ме­нять свои си­сте­мы внут­рен­не­го кон­тро­ля, чет­ко ука­зать в сво­их пра­ви­лах, что факт от­ка­за в преды­ду­щем бан­ке мо­жет рас­це­ни­вать­ся лишь как сиг­нал о по­вы­шен­ном рис­ке кли­ен­та, он не дол­жен при­во­дить к ав­то­ма­ти­че­ско­му от­ка­зу. То, с чем мы столк­ну­лись, это как раз во мно­гом след­ствие при­ня­тия бан­ка­ми ав­то­ма­ти­че­ских ре­ше­ний — им так про­ще дей­ство­вать, де­шев­ле, мо­жет быть. Но не все­гда та­кое фор­маль­ное от­но­ше­ние к кли­ен­там оправ­дан­но.

Пе­ред банк­рот­ством бан­ки­ры бе­гут за гра­ни­цу, при­хва­тив часть ак­ти­вов. ЦБ хо­чет на­ру­шить эту схе­му.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.