За­каз и есть лез­вие сво­бо­ды и твор­че­ства

По­сле­сло­вие Ан­дрея Кон­ча­лов­ско­го к от­кры­тию па­мят­ни­ка Ива­ну III в Ка­лу­ге

Rossiyskaya Gazeta - - СОБЫТИЯ И КОММЕНТАРИИ - Вла­ди­мир Еме­лья­нен­ко

Го­су­дарь, ко­то­рый объ­еди­нил русские зем­ли во­круг Моск­вы, по­кон­чил с ор­дын­ским игом, из­дал свод су­деб­ных за­кон о в , п о с т р о и л Мос к о в с к и й Кремль, учре­дил герб Рос­сии — дву­гла­во­го ор­ла, те­перь слов­но бы­лин­ный бо­га­тырь в брон­зе скуль­пто­ра Ан­дрея Ко­роб­цо­ва, вот-вот сой­дет с по­ста­мен­та. Ав­тор идеи ху­до­же­ствен­но­го ре­ше­ния па­мят­ни­ка ре­жис­сер Ан­дрей Кон­ча­лов­ский не смог при­е­хать в Ка­лу­гу. Он в Ита­лии сни­ма­ет фильм о Ми­ке­лан­дже­ло, ку­да и до­зво­нил­ся кор­ре­спон­дент «РГ».

— То, что в Рос­сии не было па­мят­ни­ка ос­но­ва­те­лю го­су­дар­ства Рос­сий­ско­го — во­пи­ю­щая неспра­вед­ли­вость. На­ко­нец эта неспра­вед­ли­вость устра­не­на, — сра­зу сде­лал за­яв­ле­ние ре­жис­сер.

Ан­дрей Сер­ге­е­вич, кос­вен­но ведь и вы при­ло­жи­ли ру­ку ху­дож­ни­ка, к то­му, что за­бра­ко­ва­ли це­лых две­на­дцать про­ек­тов па­мят­ни­ков Ива­ну III и на го­ды ото­дви­ну­ли уста­нов­ку мо­ну­мен­та в Ка­лу­ге. АН­ДРЕЙ КОН­ЧА­ЛОВ­СКИЙ: Изна­чаль­но мы за­да­ли чет­кие идео­ло­ги­че­ские па­ра­мет­ры — со­здать об­раз со­би­ра­те­ля зе­мель рус­ских, но не раз­ра­бо­та­ли ху­до­же­ствен­ные кри­те­рии. В ито­ге все преж­ние про­ек­ты бы­ли по­хо­жи, но не было вид­но глав­но­го: а что сде­лал Иван III? Так слу­чи­лось по­то­му, что ни на од­ном пред­ла­га­е­мом мо­ну­мен­те не было вид­но лич­но­сти. Не вид­но дер­зо­сти мыш­ле­ния ху­дож­ни­ка. Ощу­ще­ние, буд­то ма­ке­ты сде­лал один, а не две­на­дцать раз­ных ма­сте­ров. По­ни­ма­е­те, у ху­дож­ни­ков сво­е­го Сто­я­ния на Уг­ре не слу­чи­лось. Оно им нуж­но. Нуж­на бы­ла рас­ко­ван­ность, вплоть до «Укра­ди у Ми­ке­лан­дже­ло ги­пер­бо­лу!» «Укра­ди у Му­хи­ной ме­та­фо­ру!» Не на­до бо­ять­ся пре­уве­ли­че­ния, че­рез ко­то­рое мож­но рас­смот­реть мас­штаб ис­то­ри­че­ско­го со­бы­тия и лич­но­сти.

«Па­лец, ука­зу­ю­щий на лу­ну, еще не лу­на»

Скуль­пто­ру Ан­дрею Ко­роб­цо­ву уда­лась дер­зость мыш­ле­ния? АН­ДРЕЙ КОН­ЧА­ЛОВ­СКИЙ: Он до­стиг ощу­ще­ния мо­щи дви­же­ния. Че­рез ги­пер­бо­лу бы­лин­но­сти Ива­на, го­то­во­го шаг­нуть с по­ста­мен­та в мир, Ко­роб­цов ма­стер­ски пе­ре­дал ме­та­фо­рич­ность рус­ско­го ду­ха. Его Иван III — сим­вол рус­ско­го ду­ха. Это о нем пи­сал До­сто­ев­ский: «Ши­рок, ши­рок мир рус­ско­го че­ло­ве­ка. Хо­ро­шо бы сузить». В ши­ро­те и есть дви­же­ние, что в камне и брон­зе пе­ре­дать труд­но. Ан­дрей Ко­роб­цов смог. Вас на­зы­ва­ют ав­то­ром идеи ху­до­же­ствен­но­го ре­ше­ния па­мят­ни­ка Ива­ну III. А как же быть со сво­бо­дой твор­че­ства скуль­пто­ра, ес­ли вы да­ви­ли — своим ав­то­ри­те­том как ре­жис­сер и как сто­ро­на за­каз­чи­ка в ли­це пред­се­да­те­ля твор­че­ско­го со­ве­та РВИО? АН­ДРЕЙ КОН­ЧА­ЛОВ­СКИЙ: Есть та­кая буд­дий­ская муд­рость: «Па­лец, у к а з у ющий н а л у н у, е ще н е лу­на». Да, я го­во­рил Ко­роб­цо­ву: «Смот­ри на ве­ли­ких. На «Ро­ди­ну­мать» Ву­че­ти­ча. На па­мят­ник Ста­ли­ну Мер­ку­ло­ва. На Ми­ке­лан­дже­ло, на Му­хи­ну. Смо­жешь, сво­руй их дер­зость, мас­штаб мыш­ле­ния. Смо­жешь, увидь Ива­на в кос­мо­се». Но пред­ло­жить идею, еще не вы­ра­зить ее. А Ко­роб­цов та­лант­лив. Па­мят­ник Ива­ну III — рус­ско­му Ива­ну, ко­то­рый ис­то­ча­ет ко­лос­са ль­ную си­лу, — его твор­че­ская мысль, пе­ре­дан­ная в ди­на­ми­ке. Это и есть Рос­сия, иду­щая впе­ред. Ве­дет ее Иван. Те­перь мы зна­ем ка­кой. Ве­ли­кий. Кста­ти, в ис­то­рии и на­род­ной па­мя­ти жи­вут три ве­ли­ких го­су­да­ря — Петр Ве­ли­кий, Ека­те­ри­на Ве­ли­кая и Иван III Ве­ли­кий. Вот это ве­ли­чие в па­мят­ни­ке есть. Че­го я не мо­гу ска­зать об иных па­мят­ни­кам ца­рям. Мо­да на них по­шла в го­ру, но тут воз­ни­ка­ет та же са­мая про­бле­ма, что и с преж­ни­ми за­бра­ко­ван­ны­ми про­ек­та­ми па­мят­ни­ков Ива­ну III. Скуль­пто­ры ведь ра­бо­та­ют по си­сте­ме гос­за­ка­за. А вкус у за­казч и к а о д и н : « Ч т о б ы п о х о же было». Но скульп­ту­ра не тер­пит фо­то­гра­фич­но­сти. Ес­ли тер­пит, то пе­ре­ста­ет быть скульп­ту­рой. Она пре­вра­ща­ет­ся в то, что мы ви­дим в но­во­мод­ных па­мят­ни­ках: ца­ри, ре­во­лю­ци­о­не­ры, па­ха­ри, кос­мо­нав­ты друг на дру­га по­хо­жи как близ­не­цы. Их «прав­ди­вая» ана­то­мия ли­ше­на ори­ги­наль­но­сти и смыс­ла мо­ну­мен­таль­ной па­мя­ти.

Стрем­ле­ние че­рез мо­ну­мен­та­ли­за­цию вер­нуть оте­че­ствен­ной ис­то­рии ее вы­да­ю­щих­ся сы­нов и до­че­рей вас об­на­де­жи­ва­ет? АН­ДРЕЙ КОН­ЧА­ЛОВ­СКИЙ: Стрем­ле­ние об­на­де­жи­ва­ет, ис­пол­не­ние — нет. Я эти мо­ну­мен­ти­ки на­зы­ваю «шах­мат­ны­ми дос­ка­ми». Их мож­но дви­гать из го­ро­да в го­род, и ни­че­го в вос­при­я­тии не изменится. Люди мо­гут и не за­ме­тить пе­ре­ме­ще­ния. Это гло­баль­ная про­бле­ма. Вот сей­час был во Фло- рен­ции. Ря­дом с ле­ген­дар­ной фи­гу­рой Да­ви­да, в несколь­ких мет­рах от нее сто­ит «го­род­ская скульп­ту­ра»… ак­ку­рат­но на­ло­жен­ные, про­сти­те, ка­каш­ки. «Скульп­ту­ра» ра­за в три боль­ше, чем Да­вид. Мыш­ле­ние рус­ско­го на­ро­да, ко­неч­но, мно­го кон­сер­ва­тив­нее. Но со­во­куп­ность сла­бо­го зна­ния ис­то­рии и еще бо­лее сла­бо­го ис­то­ри­че­ско­го ми­ро­воз­зре­ния, в со­че­та­нии со стрем­ле­ни­ем уго­дить за­каз­чи­ку, то­же ве­дут нас к ка­каш­кам.

Вы­хо­дит, твор­че­ская цен­зу­ра во бла­го? АН­ДРЕЙ КОН­ЧА­ЛОВ­СКИЙ: Все аб­со­лют­ные ше­дев­ры в ис­то­рии че­ло­ве­че­ства де­ла­лись по за­ка­зу. Все из­вест­ные ми­ру ра­бо­ты Ми­ке­лан­дже­ло, му­зы­ка Мо­цар­та, Бет­хо­ве­на, со­вет­ская мо­ну­мен­таль­ная скульп­ту­ра — несо­мнен­ная часть ми­ро­во­го куль­тур­но­го до­сто­я­ния, — все тво­ри­лось по за­ка­зу. Это не цен­зу­ра. За­каз и есть лез­вие сво­бо­ды и твор­че­ства. Тот же па­мят­ник Ива­ну III мож­но было «сфо­то­гра­фи­ро­вать». Есть при­жиз­нен­ное изоб­ра­же­ние Ива­на III кон­ца XV ве­ка. Речь идет о зна­ме­ни­той ши­той пе­лене, со­здан­ной, по-ви­ди­мо­му, в ма­стер­ской невест­ки ве­ли­ко­го кня­зя Еле­ны Во­ло­шан­ки. Есть опи­са­ния ве­не­ци­ан­ских и дру­гих ев­ро­пей­ских куп­цов. Есть про­филь­ный порт­рет из кни­ги фран­цуз­ско­го пу­те­ше­ствен­ни­ка Ан­дре Те­ве «Все­об­щая кос­мо­гра­фия» 1575 го­да. Есть на­ко­нец вер­сия, что Иван III за­мет­но су­ту­лил­ся, за что его зва­ли «Гор­ба­тый». Скуль­птор по­шел по пу­ти тща­тель­но­го изу­че­ния и сме­ло­го обоб­ще­ния. По­лу­чил­ся кос­мос рус­ско­го ду­ха.

Ан­дрей Кон­ча­лов­ский: Че­рез ги­пер­бо­лу бы­лин­но­сти Ива­на, скуль­птор ма­стер­ски пе­ре­дал ме­та­фо­рич­ность рус­ско­го ду­ха.

Ка­лу­га. Глав­ная пло­щадь Ста­рый Торг. 12 но­яб­ря. От­кры­тие па­мят­ни­ка со­би­ра­те­лю зе­мель рус­ских го­су­да­рю Ива­ну III.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.