За­клю­чен­ные с ве­рой

На­чаль­ник Бу­тыр­ской тюрь­мы Сер­гей Те­лят­ни­ков о том, как вый­ти на сво­бо­ду че­ло­ве­ком

Rossiyskaya Gazeta - - ОБЩЕСТВО - Вла­ди­мир Еме­лья­нен­ко

Граж­да­нин на­чаль­ник Бу­тыр­ской тюрь­мы по­сяг­нул на свя­тое: тюрь­му за­став­ля­ет жить не по по­ня­ти­ям, а по за­ко­ну. Бо­жье­му и люд­ско­му. Вме­сте с пси­хо­ло­га­ми, вра­ча­ми и свя­щен­но­слу­жи­те­ля­ми о н в ер нул в тюрь­му ве­ру и но­вую-ста­рую фи­ло­со­фию за­клю­че­ния — не рас­че­ло­ве­чи­ва­ние, а рас­ка­я­ние. На­чаль­ник СИЗО № 2 го­ро­да Моск­вы или Бу­тыр­ской тюрь­мы, пол­ков­ник внут­рен­ней служ­бы Сер­гей Те­лят­ни­ков рас­ска­зы­ва­ет «РГ», как вый­ти на сво­бо­ду че­ло­ве­ком.

Сер­гей Ве­ни­а­ми­но­вич, вы счи­та­е­те, что мыш­ле­ние за­клю­чен­но­го мож­но из­ме­нить в усло­ви­ях за­клю­че­ния? СЕР­ГЕЙ ТЕЛЯТНИКО: У ме­ня нет пря­мо­го от­ве­та. Есть до­са­да на вопрос… Вот все ду­ма­ют: раз тюрь­ма, то все, ко­нец, дно. А я тут вось­мой год и с пер­вых ша­гов, вме­сте с от­цом Кон­стан­ти­ном Ко­бе­ле­вым, свя­щен­ни­ком По­кров­ско­го хра­ма Бу­тыр­ско­го зам­ка, как мо­жем, вос­ста­нав­ли­ва­ем храм. По­сле ре­во­лю­ции 1917 го­да там бы­ла куз­ни­ца, ме­ди­цин­ские ка­би­не­ты, скла­ды. Да­же пе­ре­сыль­ные ка­ме­ры. По­кров­ский храм по­стро­ен стро­го в се­ре­дине Бу­тыр­ской тюрь­мы. Тю­рем­ный за­мок бе­рет храм в коль­цо, ок­на ка­мер вы­хо­дят на храм. Он был по­стро­ен од­но­вре­мен­но с тюрь­мой, 246 лет на­зад, как ее серд­це. За­клю­чен­ные, когда шла служ­ба, от­кры­ва­ли две­ри ка­мер, вы­хо­ди­ли, как то­гда го­во­ри­ли «на ко­ри­до­ры». И мог­ли, кто мо­лить­ся, кто про­сто за­гля­нуть внутрь се­бя. Я дав­но в этой си­сте­ме, и ви­жу, что лю­бой ную Мек­ку… Знал, что к ним в ру­ки по­па­да­ла экс­тре­мист­ская ли­те­ра­ту­ра. Те­перь они са­ми сде­ла­ли пра­виль­ную мо­лель­ную ком­на­ту. Там есть ме­сто, где идет омо­ве­ние ног, ме­сто пе­ре­оде­ва­ния и пе­ре­обу­ва­ния в та­поч­ки. С на­прав­ле­ни­ем на Мек­ку, все как по­ло­же­но. Вто­рая ком­на­та — класс Ко­ра­на. Там сто­ит те­ле­ви­зор, за­ня­тия и лек­ции идут че­рез ви­део, дис­ки.

Зна­е­те, что я за­ме­тил? Ес­ли че­ло­век об­ра­ща­ет­ся к Бо­гу, ка­кой бы ре­ли­гии он ни был, он со­блю­да­ет пра­ви­ла, а ес­ли на­ру­ша­ет, то, стис­нув зу­бы, ста­ра­ет­ся вер­нуть­ся к тра­ди­ци­ям. Он внут­ри них — как в скор­лу­пе. И не по­те­рян для об­ще­ства. С ним мож­но до­го­во­рить­ся. У нас ведь жест­кие рам­ки за­ко­на. За­клю­чен­ный, про­сти­те, за­клю­чен в них. Есть так на­зы­ва­е­мый 189-й при­каз Ми­ню­ста РФ — рас­по­ря­док дня. И ес­ли че­ло­век не утра­тил связь с д у хо в н ыми за к о н а ми, о н п о умол­ча­нию по­ни­ма­ет: есть за­ко­ны при­ро­ды, есть за­ко­ны Бо­жьи, есть за­ко­ны че­ло­ве­че­ские, а есть за­ко­ны тюрь­мы.

А иудеи и буд­ди­сты у вас мо­лят­ся? СЕР­ГЕЙ ТЕ­ЛЯТ­НИ­КОВ: Рав­вин Моск­вы сам ко мне при­шел: «По­че­му у вас си­на­го­ги нет?» А у нас ев­ре­ев от си­лы че­ло­век 20 бы­ва­ют, но мы от­кры­ли и си­на­го­гу. Буд­ди­стов еще мень­ше. Мы пред­ло­жи­ли ла­ме от­крыть буд­дий­ский храм. По­ка мол­чит. Мы не сда­ем­ся. У нас пра­во­слав­ный ба­тюш­ка и имам в празд­ни­ки вме­сте делают об­хо­ды по ка­ме­рам в хри­сти­ан­ские и му­суль­ман­ские празд­ни­ки. Там при­мер­но по­ло­ви­на му­суль­ман, по­ло­ви­на хри­сти­ан. Я ви­жу: им при­ят­но. Та­кая вклю­чен­ность в жизнь, она дер­жит. Мы же ра­бо­та­ем в

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.