Пре­об­ра­же­ние на камне

Ан­дрей Юрин о кла­дах, це­нах на зо­ло­то и экс­клю­зив­но о но­вом брас­ле­те, ко­то­рый по­пол­нит Ал­маз­ный фонд

Rossiyskaya Gazeta - - ЭКОНОМИКА - Ма­ри­на Гу­сен­ко

Вдвое уве­ли­чи­лись про­да­жи юве­лир­ной прод у к ции в Рос­сии за пять лет, несмот­ря ни на ка­кие эко­но­ми­че­ские слож­но­сти. А рос­сий­ские юве­ли­ры тем вре­ме­нем на­ча­ли вы­хо­дить на меж­ду­на­род­ные рын­ки.

Как раз­ви­ва­ет­ся се­го­дня юве­лир­ная от­расль, ры­нок дра­го­цен­ных кам­ней и ме­тал­лов? Не пла­ни­ру­ет ли Рос­сия продать часть сво­их со­кро­вищ, что­бы по­пол­нить бюд­жет? И когда из­де­лия луч­ших со­вре­мен­ных ма­сте­ров юве­лир­но­го ис­кус­ства по­пол­нят Ал­маз­ный фонд, ко­то­рый от­ме­ча­ет в но­яб­ре свое пя­ти­де­ся­ти­ле­тие?

На эти и дру­гие во­про­сы «РГ» от­ве­тил ру­ко­во­ди­тель Го­хра­на Рос­сии Ан­дрей Юрин.

История в брил­ли­ан­тах

Ан­дрей Вла­ди­ми­ро­вич, сколь­ко лет са­мой ста­рой кол­лек­ции Ал­маз­но­го фон­да? И при­хо­ди­лось ли со­кро­ви­ща про­да­вать? АН­ДРЕЙ ЮРИН: Са­мые ста­рин­ные — 300-лет­ние ве­щи. Стар­ше нет. Ведь на вы­став­ке пред­став­ле­ны юве­лир­ные укра­ше­ния и цен­но­сти им­пе­ра­тор­ской се­мьи.

Наи­бо­лее ран­них экс­по­на­тов — два, и оба они да­ти­ру­ют­ся на­ча­лом XVIII ве­ка — это на­груд­ный знак («пер­со­на») в ви­де оваль­но­го ме­да­льо­на с эма­ле­вым изоб­ра­же­ни­ем Пет­ра Iи знак ор­де­на Св. апо­сто­ла Ан­дрея Пер­во­зван­но­го (воз­мож­но при­над­ле­жав­ший Пет­ру I).

По зна­чи­мо­сти на­груд­ные зна­ки с порт­ре­том цар­ству­ю­ще­го мо­нар­ха не усту­па­ли ор­де­нам. Это бы­ли лич­ные по­жа­ло­ва­ния из рук им­пе­ра­то­ра за осо­бые за­слу­ги пе­ред Оте­че­ством и сви­де­тель­ство­ва­ли о его вы­со­чай­шем рас­по­ло­же­нии.

Пер­вые ми­ни­а­тю­ры с порт­ре­том Пет­ра I (по за­ка­зу са­мо­го ца­ря) бы­ли ис­пол­не­ны из­вест­ным ан­глий­ским ху­дож­ни­ком Ш. Бу­а­том в 1698 го­ду. Впо­след­ствии их из­го­тав­ли­ва­ли рос­сий­ские ма­сте­ра.

На ран­нее про­ис­хож­де­ние зна­ка из со­бра­ния Ал­маз­но­го фон­да ука­зы­ва­ет юный воз­раст изоб­ра­жен­но­го Пет­ра I, а так­же сдер­жан­ная по фор­ме опра­ва из зо­ло­та и се­реб­ра, укра­шен­ная ин­дий­ски­ми ал­ма­за­ми огран­ки «ро­за» в глу­хих вы­со­ких ка­стах. опла­ты внеш­них по­ста­вок, в свя­зи с чем было при­ня­то ре­ше­ние на­пра­вить часть цен­но­стей на про­да­жу. По­это­му се­го­дня во мно­гих за­ру­беж­ных кол­лек­ци­ях есть из­де­лия, ко­то­рые ра­нее на­хо­ди­лись в Ал­маз­ном фон­де.

Про­да­ли нема­ло, по­чти треть. Но са­мое цен­ное, зна­чи­мое оста­лось. И по­том юве­ли­ры Го­хра­на в 1980-х го­дах вос­со­зда­ли, но уже в со­вре­мен­ном ви­де, те из­де­лия, ко­то­рые бы­ли про­да­ны за гра­ни­цу. И вот уже по­чти 90 лет кол­лек­ция оста­ет­ся в аб­со­лют­ной непри­кос­но­вен­но­сти. ня. И часть кол­лек­ции бы­ла в 1945 го­ду пе­ре­ве­зе­на в Советский Со­юз. Это бы­ли только дра­го­цен­но­сти, при­чем вы­со­чай­ше­го ху­до­же­ствен­но­го уров­ня. За­тем, по ре­ше­нию со­вет­ско­го правительства, они бы­ли воз­вра­ще­ны в Гер­ма­нию в 1950-х го­дах. Это был акт доб­рой во­ли.

А есть люди, ко­то­рые про­сто за­ве­ща­ют свои дра­го­цен­но­сти му­зею? АН­ДРЕЙ ЮРИН: Да. Хо­тя это и не ча­сто про­ис­хо­дит.

То, что мы ви­дим на вы­став­ке «Ал­маз­ный фонд» — это, на­вер­ное, лишь вер­ши­на айс­бер­га. АН­ДРЕЙ ЮРИН: Ко­неч­но, это да­ле­ко не весь Ал­маз­ный фонд, но на ней пред­став­ле­ны са­мые ин­те­рес­ные экс­по­на­ты, ко­то­рые ин­те­рес­ны ши­ро­ко­му кру­гу по­се­ти­те­лей.

На­при­мер, зо­ло­той сли­ток, ко­то­рый был под­нят в 1981 го­ду во время сов­мест­ной опе­ра­ции с Ве­ли­ко­бри­та­ни­ей с за­топ­лен­но­го в 1942 го­ду нем­ца­ми крей­се­ра «Эдин­бург», когда Советский Со­юз по ленд-ли­зу рас­счи­ты­вал­ся слит­ка­ми. Его цен­ность здесь уже не только как слит­ка, но и как ве­щи, ко­то­рая на дне Ба­рен­це­ва мо­ря про­ле­жа­ла 40 с лиш­ним лет.

У нас на­столь­ко ин­те­рес­ные экс­по­на­ты, как, ска­жем, по­гре­муш­ка-сви­сток им­пе­ра­то­ра Алек­сандра I, ко­то­рую невоз­мож­но убрать в за­пас­ни­ки, по­то­му что она ин­те­рес­на все­гда. А есть ве­щи, кам­ни уни­каль­ные, они об­нов­ля­ют­ся.

И ка­ко­во со­от­но­ше­ние вы­став­ки к са­мо­му Ал­маз­но­му фон­ду? АН­ДРЕЙ ЮРИН: Вы­став­ля­ет­ся, на­вер­ное, око­ло 10 про­цен­тов от все­го Ал­маз­но­го фон­да, но это са­мое ин­те­рес­ное.

Зо­ло­то все­гда в цене

За 50 лет как из­ме­ни­лась це­на кол­лек­ции Ал­маз­но­го фон­да? АН­ДРЕЙ ЮРИН: Она только рас­тет. Ес­ли в 2001 го­ду зо­ло­то сто­и­ло 271 дол­лар за трой­скую ун­цию, то сей­час — 1277 дол­ла­ров.

Рост — бо­лее чем в че­ты­ре ра­за в дол­ла­ро­вом вы­ра­же­нии. В руб­ле­вом вы­ра­же­нии — по­чти в де­сять раз. Се­го­дня це­на в руб­лях на зо­ло­то — 2381 рубль за грамм, а было 240 руб­лей за грамм. А ес­ли посмот­рим, как ве­дут се­бя все драг­ме­тал­лы, то уви­дим, что пла­ти­на се­го­дня ста­ла не только де­шев­ле зо­ло­та, но да­же де­шев­ле и пал­ла­дия. Пал­ла­дий се­го­дня вы­шел на вто­рое ме­сто сре­ди драг­ме­тал­лов по сто­и­мо­сти. А са­мое до­ро­гое — зо­ло­то. Ко­неч­но, ху­до­же­ствен­ную сто­и­мость кол­лек­ции ни­ка­ки­ми день­га­ми не из­ме­рить.

Ваш про­гноз: зо­ло­то не по­де­ше­ве­ет, как пла­ти­на? АН­ДРЕЙ ЮРИН: Ду­маю, нет. Но мы не только его ко­пим. А так­же пал­ла­дий, се­ре­б­ро и дру­гие ме­тал­лы. Прав­да, при­о­ри­тет все-та­ки по зо­ло­ту и уни­каль­ным кам­ням, ко­то­рые пред­став­ля­ют осо­бую цен­ность.

По­ни­ма­е­те, зо­ло­то, пал­ла­дий, се­ре­б­ро — это же не только ме­талл для юве­лир­ных из­де­лий. Пал­ла­дий, на­при­мер, ак­тив­но ис­поль­зу­ет­ся в ав­то­мо­би­ле­стро­е­нии, когда мы го­во­рим о ка­та­ли­за­то­рах и о сни­же­нии вред­ных вы­бро­сов, то там без пал­ла­дия по­ка не об­хо­дит­ся. А зо­ло­то, се­ре­б­ро свя­за­ны с ра­дио­элек­трон­ной про­мыш­лен­но­стью, с вы­со­ко­тех­но­ло­гич­ным про­из­вод­ством. Пла­ти­на, как и пал­ла­дий, ис­поль­зу­ют­ся в ав­то­мо­биль­ной про­мыш­лен­но­сти.

И сколь­ко зо­ло­та на­ко­пи­ла Рос­сия? Или это сек­рет? А Н Д Р Е Й ЮРИН: Сов­мест­но с Цен­траль­ным Бан­ком — бо­лее пол­то­ры ты­ся­чи тонн, и зо­ло­той за­пас су­ще­ствен­но по­пол­ня­ет­ся. Это тренд, ко­то­рый се­го­дня во всем ми­ре на­рас­та­ет. Цен­траль­ные бан­ки и го­су­дар­ства на­кап­ли­ва­ют зо­ло­то.

Я так по­ня­ла, что и кам­ни вы по­ку­па­е­те. А по­том про­да­е­те на аук­ци­оне. И сколь­ко в год по­лу­ча­ет­ся за­ра­бо­тать? АН­ДРЕЙ ЮРИН: В этом го­ду объ­ем ре­а­ли­за­ции со­ста­вил око­ло 7 мил­ли­ар­дов руб­лей. Эти день­ги по­сту­па­ют в фе­де­раль­ный бюд­жет.

Вы так­же пы­та­лись продать за­па­сы юве­лир­ных из­де­лий из со­вет­ских кол­лек­ций. Ни­кто не бе­рет? АН­ДРЕЙ ЮРИН: Те из­де­лия, ко­то­рые бы­ли сде­ла­ны в 1980-х го­дах, как се­го­дня по­ка­за­ли наши про­да­жи, не поль­зу­ют­ся спро­сом, по­то­му что се­го­дня есть го­раз­до бо­лее ин­те­рес­ные ве­щи. Но мы про­дол­жим эту прак­ти­ку. Их все-та­ки по­ку­па­ют, но это не- боль­шие объ­е­мы — несколь­ко мил­ли­о­нов руб­лей. В ос­нов­ном юве­ли­ры, что­бы по­чи­нить, пе­ре­де­лать юве­лир­ное из­де­лие, ре­но­ва­цию про­ве­сти.

Мо­жет, не му­чить­ся, от­дать на пе­ре­плав­ку? АН­ДРЕЙ ЮРИН: Что ка­са­ет­ся из­де­лий без кам­ней, то, ско­рее все­го, при­мем имен­но та­кое ре­ше­ние. Для го­су­дар­ства это бу­дет вы­год­нее.

Они до­ста­точ­но про­стые по сво­е­му ди­зай­ну — из­де­лия мас­со­во­го спро­са.

Еще один ис­точ­ник по­пол­не­ния фон­да — из­де­лия, ко­то­рые неле­галь­но вво­зят­ся и изы­ма­ют­ся. Здесь встре­ча­ет­ся что-то ин­те­рес­ное? АН­ДРЕЙ ЮРИН: Все, что изы­ма­ет­ся та­мож­ней, по при­го­во­рам су­да, об­ра­ща­ет­ся в соб­ствен­ность Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции, по­сту­па­ет в Го­су­дар­ствен­ный фонд дра­го­цен­ных ме­тал­лов и дра­го­цен­ных кам­ней. И даль­ше при­ни­ма­ет­ся ре­ше­ние — хра­нить, ес­ли ве­щи пред­став­ля­ют ху­до­же­ствен­ную цен­ность, ли­бо на­пра­вить на аф­фи­наж для пре­вра­ще­ния в слит­ки.

В ос­нов­ном это юве­лир­ные из­де­лия. Не уни­каль­ные, бу­дем го­во­рить, мас­со­вые из­де­лия. Ино­гда, прав­да, бы­ва­ют ис­то­ри­че­ские ве­щи, ко­то­рые пы­та­ют­ся вы­вез­ти из стра­ны. Но го­во­рить о ши­ро­ком по­то­ке здесь нельзя. А древ­ние кла­ды к вам по­сту­па­ют? АН­ДРЕЙ ЮРИН: Это­го ста­но­вит­ся все мень­ше и мень­ше. Недав­но в Москве на­шли мо­не­ты. Но они мед­ные — в му­зей по­сту­пят.

Коль­ца околь­цу­ют

Ми­ни­стер­ство фи­нан­сов за­яви­ло о под­го­тов­ке к мар­ки­ров­ке юве­лир­ных из­де­лий. Что ва­ша ор­га­ни­за­ция де­ла­ет в этом на­прав­ле­нии? АН­ДРЕЙ ЮРИН: Это от­дель­ный раз­го­вор. В ми­ни­стер­стве фи­нан­сов при­ня­то ре­ше­ние по под­го­тов­ке вве­де­ния элек­трон­ной си­сте­мы от­сле­жи­ва­ния то­ва­ров.

И имен­но эта си­сте­ма, мы счи­та­ем, на­ве­дет долж­ный по­ря­док на рын­ке про­да­жи дра­го­цен­ных кам­ней, дра­го­цен­ных ме­тал­лов. И са­мое глав­ное, она за­щи­тит по­тре­би­те­ля от недоб­ро­со­вест­но­го про­дав­ца и из­го­то­ви­те­ля из­де­лий, когда ста­нет воз­мож­ным про­сле­дить судь­бу

каж­до­го из­де­лия — от до­бы­чи кам­ня до ре­а­ли­за­ции в ма­га­зине.

И как она бу­дет ра­бо­тать? АН­ДРЕЙ ЮРИН: Сей­час эта си­сте­ма на­хо­дит­ся на ста­дии раз­ра­бот­ки. Она за­клю­ча­ет­ся в том, что на эта­пе до­бы­чи кам­ня бу­дет спе­ци­аль­ным об­ра­зом мар­ки­ро­вать­ся его упа­ков­ка.

Невоз­мож­но до­стать ка­мень, не на­ру­шив упа­ков­ку. И все по­сле­ду­ю­щие опе­ра­ции с ним бу­дут от­сле­жи­вать­ся элек­трон­ной си­сте­мой. И по­тре­би­тель бу­дет точ­но знать, что тот ка­мень, ко­то­рый у него встав­лен в из­де­лие, име­ет вот та­кую-то ис­то­рию, то­гда-то был до­быт.

Но упа­ков­ку мож­но под­ме­нить. И по­ло­жить в нее что по­па­ло. АН­ДРЕЙ ЮРИН: Нет, это невоз­мож­но, по­то­му что она ра­зо­вая. Она утра­чи­ва­ет свои свой­ства по­сле вскры­тия. В ма­га­зин он по­сту­пит уже в из­де­лии с клей­мом.

Мы счи­та­ем, что в сле­ду­ю­щем го­ду си­сте­ма бу­дет раз­ра­бо­та­на. И, на­вер­ное, с 2019 го­да за­пу­стим ее в проб­ном режиме.

Клей­мо бу­дет на са­мом камне или на ме­тал­ле? АН­ДРЕЙ ЮРИН: Мы счи­та­ем, что это бу­дет на из­де­лии, плюс при­ло­жен пас­порт к нему. И, по до­го­во­рен­но­сти с роз­нич­ны­ми се­тя­ми, мар­ки­ров­ка бу­дет ста­вить­ся и на круп­ных кам­нях.

А син­те­ти­ка нас­коль­ко ча­сто вы­да­ет­ся за на­ту­раль­ные кам­ни? А Н Д Р Е Й ЮРИН: Син­те­ти­ка бур­но раз­ви­ва­ет­ся. Это путь даль­ней­ше­го раз­ви­тия от­рас­ли, это стра­те­гия. Есте­ствен­но, здесь важ­но для по­тре­би­те­ля от­де­лить син­те­ти­че­ский ка­мень от при­род­но­го. И си­сте­ма ко­ди­ро­ва­ния поз­во­лит это де­лать.

Но­вые Фа­бер­же

А во­об­ще ры­нок юве­лир­ных из­де­лий сей­час рас­тет, па­да­ет? А Н Д Р Е Й ЮРИН: Ес­ли в 2011 го­ду юве­лир­ных из­де­лий в Рос­сии было про­да­но на 133 мил­ли­ар­да руб­лей, в 2012 го­ду — на 171 мил­ли­ард, в 2013 го­ду — на 189 мил­ли­ар­дов, то да­же в те, как мы счи­та­ем, кри­зис­ные го­ды: в 2014 го­ду — на 210 мил­ли­ар­дов, 2015-м — на 220 мил­ли­ар­дов. И в 2016 го­ду — на 226 мил­ли­ар­дов руб­лей. То есть кри­зис кри­зи­сом, все го­во­рят, что де­нег нет, а зо­ло­тиш­ко-то при­ку­па­ют. АН­ДРЕЙ ЮРИН: Да, вот та­кая ста­ти­сти­ка.

Ска­жи­те, а есть спрос на на­шу юве­лир­ную про­дук­цию за ру­бе­жом? АН­ДРЕЙ ЮРИН: Впер­вые в этом го­ду наши юве­ли­ры при под­держ­ке Рос­сий­ско­го экс­порт­но­го цен­тра вы­еха­ли для уча­стия в меж­ду­на­род­ных яр­мар­ках.

Ко­неч­но, ши­ро­ко из­ве­стен за ру­бе­жом наш зна­ме­ни­тый юве­лир Иль­гиз Фа­зул­зя­нов, ко­то­рый в Па­ри­же от­кры­ва­ет свой ма­га­зин. Это пер­вый слу­чай в ис­то­рии но­вой Рос­сии. То есть сей­час вновь рос­сий­ский юве­лир про­би­ва­ет до­ро­гу на за­пад­ный ры­нок. То, что было во вре­ме­на Фа­бер­же, ко­неч­но, утра­че­но. Бу­дем на­де­ять­ся, все еще впе­ре­ди.

А где сей­час в ми­ре жи­вут са­мые луч­шие юве­ли­ры? АН­ДРЕЙ ЮРИН: Ита­лия, Фран­ция. Араб­ские Эми­ра­ты сей­час на­чи­на­ют то­же ак­тив­но в этом плане ра­бо­тать. И Рос­сия, ко­неч­но.

Как вы ду­ма­е­те, бу­дет рас­ти ин­те­рес к на­шим ма­сте­рам? АН­ДРЕЙ ЮРИН: Од­но­знач­но бу­дет. По­то­му что это са­мо­быт­ность и ха­рак­тер, то, как рос­сий­ский ху­дож­ник ви­дит, как он мо­жет это по­ка­зать. Ко­неч­но, призна­ние — де­ло не од­но­го дня. Но на­до про­бо­вать, про­би­вать­ся, по­ка­зы­вать наши юве­лир­ные из­де­лия.

Имен­но по­это­му на вы­став­ке «Ал­маз­ный фонд» 9 но­яб­ря от­кры­лась экс­по­зи­ция со­вре­мен­ных юве­ли­ров Рос­сии — по­бе­ди­те­лей кон­кур­са, ко­то­рый про­во­дит Го­хран Рос­сии.

И то­гда вы бу­де­те за­ку­пать их для Ал­маз­но­го фон­да? АН­ДРЕЙ ЮРИН: А по­че­му нет? Лет че­рез пять это вполне воз­мож­но.

Ан­дрей Юрин: Ал­маз­ный фонд по­пол­нял­ся в ос­нов­ном уни­каль­ны­ми ал­ма­за­ми. Те­перь в кол­лек­цию нач­нут до­бав­лять ис­то­ри­че­ские дра­го­цен­но­сти.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.