Пра­ви­ла де­ле­ния

Фе­де­раль­ная на­ло­го­вая служ­ба пре­се­чет прак­ти­ку ис­поль­зо­ва­ния схем «дроб­ле­ния» биз­не­са для ухо­да от на­ло­гов

Rossiyskaya Gazeta - - ПОДРОБНОСТИ - Сер­гей Ки­рил­лов

Фе­де­раль­ная на­ло­го­вая служ­ба про­дол­жа­ет ве­сти ак­тив­ную борь­бу с ком­па­ни­я­ми, ко­то­рые ис­поль­зу­ют схе­мы дроб­ле­ния биз­не­са для ухо­да от на­ло­гов. Лик­ви­да­ция по­доб­ной прак­ти­ки поз­во­лит вер­нуть в бюд­жет­ную си­сте­му круп­ные сум­мы пла­те­жей, ко­то­рые сей­час в нее не по­сту­па­ют, сде­лать ры­нок бо­лее кон­ку­рент­ным и обес­пе­чить за­щи­ту прав по­тре­би­те­лей.

Схе­мой «дроб­ле­ния» биз­не­са поль­зу­ют­ся круп­ные и сред­ние пред­при­я­тия. Та­ким об­ра­зом они ста­ра­ют­ся из­бе­жать неже­ла­тель­ных про­ве­рок со сто­ро­ны кон­тро­ли­ру­ю­щих ор­га­нов, а глав­ное, по­лу­чить по­ло­жен­ные неболь­шо­му биз­не­су пре­фе­рен­ции в ви­де воз­мож­но­сти сни­зить на­ло­го­вую на­груз­ку.

Смысл в том, что ма­лый биз­нес ис­поль­зу­ет спе­ци­аль­ные ре­жи­мы на­ло­го­об­ло­же­ния: упро­щен­ную си­сте­му на­ло­го­об­ло­же­ния (УСН) ли­бо еди­ный на­лог на вме­нен­ный до­ход (ЕНВД). На­ло­го­вая на­груз­ка у них мень­ше, чем у бо­лее круп­ных пред­при­я­тий, ра­бо­та­ю­щих по об­щей си­сте­ме на­ло­го­об­ло­же­ния.

При при­ме­не­нии УСН ор­га­ни­за­ции и пред­при­ни­ма­те­ли (ИП) упла­чи­ва­ют 6 про­цен­тов от до­хо­да ли­бо 15 про­цен­тов от при­бы­ли (до­хо­ды ми­нус рас­хо­ды), а так­же стра­хо­вые взно­сы. Эти став­ки зна­чи­тель­но ни­же со­во­куп­ных ста­вок на­ло­га на до­бав­лен­ную сто­и­мость (18 про­цен­тов) и на­ло­га на при­быль ор­га­ни­за­ций (20 про­цен­тов), ко­то­рые при­ме­ня­ют ком­па­нии, и на­ло­га на до­хо­ды фи­зи­че­ских лиц (13 про­цен­тов), ес­ли речь идет об ин­ди­ви­ду­аль­ном пред­при­ни­ма­те­ле. При этом На­ло­го­вый ко­декс (НК) уста­нав­ли­ва­ет опре­де­лен­ные огра­ни­че­ния, при пре­вы­ше­нии ко­то­рых субъ­ек­ты ма­ло­го и сред­не­го биз­не­са утра­чи­ва­ют пра­во при­ме­нять спе­ци­аль­ный на­ло­го­вый ре­жим УСН. К та­ким огра­ни­че­ни­ям от­но­сят­ся: чис­лен­ность ра­бот­ни­ков — она не долж­на пре­вы­шать 100 че­ло­век, оста­точ­ная сто­и­мость ос­нов­ных средств — не боль­ше 150 мил­ли­о­нов руб­лей. Огра­ни­че­ние по до­ле уча­стия дру­гих юр­лиц уста­нов­ле­но на уровне 25 про­цен­тов. Ли­мит УСН по до­хо­дам, по­лу­чен­ным за год, со­став­ля­ет 150 мил­ли­о­нов руб­лей. Ес­ли хо­тя бы один из пе­ре­чис­лен­ных кри­те­ри­ев не со­блю­ден, на­ло­го­пла­тель­щик утра­чи­ва­ет пра­во на при­ме­не­ние УСН.

ЕНВД, ко­то­рый поз­во­ля­ет ор­га­ни­за­ци­ям и пред­при­ни­ма­те­лям не ис­чис­лять вы­руч­ку от про­даж, а опре­де­лять сум­му на­ло­га от фи­зи­че­ских по­ка­за­те­лей тор­го­вых пло­ща­дей, так­же име­ет ряд огра­ни­че­ний. Сре­ди них, на­при­мер, есть и та­кое: для роз­нич­ной тор­гов­ли тор­го­вая пло­щадь ма­га­зи­на не долж­на пре­вы­шать 150 квад­рат­ных мет­ров.

Стре­мясь вос­поль­зо­вать­ся пре­фе­рен­ци­я­ми, ко­то­рые по­ло­же­ны ма­лым и сред­ним пред­при­я­ти­ям, вла­дель­цы круп­ных ком­па­ний «дро­бят» биз­нес на несколь­ко внешне са­мо­сто­я­тель­ных ор­га­ни­за­ций или ИП, что­бы их де­я­тель­ность фор­маль­но от­ве­ча­ла тре­бо­ва­ни­ям за­ко­на.

Искус­ствен­ное раз­де­ле­ние биз­не­са на ча­сти при­во­дит к то­му, что бюджет недо­по­лу­ча­ет боль­шие сум­мы на­ло­гов, ма­лый биз­нес стра­да­ет из-за недоб­ро­со­вест­ной кон­ку­рен­ции со сто­ро­ны бо­лее круп­ных иг­ро­ков, а по­тре­би­те­ли вво­дят­ся в за­блуж­де­ние: они по­ку­па­ют то­ва­ры у но­ми­наль­ных ор­га­ни­за­ций и пред­при­ни­ма­те­лей, а не у ре­аль­но­го про­дав­ца, что услож­ня­ет за­щи­ту их прав. Ко­неч­но, ни­кто не от­ме­нял пра­во на­ло­го­пла­тель­щи­ков ис­поль­зо­вать за­ко­но­да­тель­ные пре­фе­рен­ции по на­ло­гам для эко­но­мии средств. Од­на­ко меж­ду раз­ре­шен­ной за­ко­ном оп­ти­ми­за­ци­ей и на­ру­ша­ю­щим нор­мы за­ко­на «дроб­ле­ни­ем» с це­лью по­лу­че­ния необос­но­ван­ной вы­го­ды есть чет­кая грань.

Про­яв­ле­ни­ем недоб­ро­со­вест­но­сти яв­ля­ет­ся со­зда­ние (вы­де­ле­ние) юри­ди­че­ско­го ли­ца ис­клю­чи­тель­но для умень­ше­ния на­ло­го­вой на­груз­ки без це­ли ве­де­ния фак­ти­че­ской пред­при­ни­ма­тель­ской де­я­тель­но­сти. Су­деб­ная прак­ти­ка, ис­хо­дя из об­щих за­ко­но­да­тель­ных прин­ци­пов, вы­ра­бо­та­ла этот под­ход уже дав­но. Те­перь это за­фик­си­ро­ва­но и от­дель­ной ста­тьей 54.1 НК «Пре­де­лы осу­ществ­ле­ния прав по ис­чис­ле­нию на­ло­го­вой ба­зы и (или) сум­мы на­ло­га, сбо­ра, стра­хо­вых взно­сов».

Дроб­ле­ние или, как сей­час ино­гда мод­но го­во­рить, «разу­круп­не­ние» биз­не­са — лишь част­ный слу­чай со­зда­ния фик­тив­ных до­ку­мен­тов для при­кры­тия ре­аль­ной си­ту­а­ции и сни­же­ния на­ло­го­вых вы­плат.

В по­след­нем об­зо­ре Вер­хов­ный суд пря­мо ука­зал, что ес­ли «ви­ди­мость дей­ствий несколь­ких юри­ди­че­ских лиц при­кры­ва­ла фак­ти­че­скую де­я­тель­ность од­но­го хо­зяй­ству­ю­ще­го субъ­ек­та», на­ло­го­вый ор­ган мо­жет до­на­чис­лить пла­те­жи «ис­хо­дя из под­лин­но­го эко­но­ми­че­ско­го со­дер­жа­ния их де­я­тель­но­сти пу­тем кон­со­ли­да­ции до­хо­дов и ис­чис­ле­ния на­ло­гов по об­щей си­сте­ме на­ло­го­об­ло­же­ния».

И в этой по­зи­ции нет ни­че­го но­во­го, прак­ти­ка пре­одо­ле­ния та­ких зло­упо­треб­ле­ний сло­жи­лась уже в боль­шин­стве ре­ги­о­нов стра­ны. Уже да­же Кон­сти­ту­ци­он­ный суд в июле про­шло­го го­да при­знал кон­сти­ту­ци­он­ны­ми дей­ствия на­ло­го­ви­ков по про­вер­кам и при­вле­че­нию к упла­те недоб­ро­со­вест­ных пред­при­ни­ма­те­лей в та­ких си­ту­а­ци­ях, по­сколь­ку, как ска­зал суд, «на­ло­го­пла­тель­щик не впра­ве рас­по­ря­жать­ся по сво­е­му усмот­ре­нию той ча­стью при­над­ле­жа­ще­го ему иму­ще­ства, ко­то­рая в ви­де опре­де­лен­ной де­неж­ной сум­мы под­ле­жит взно­су в каз­ну». Вы­во­ды Кон­сти­ту­ци­он­но­го су­да бы­ли под­креп­ле­ны по­зи­ци­я­ми Ев­ро­пей­ско­го су­да по пра­вам че­ло­ве­ка, ко­то­рый при­знал, что «по­пыт­ки зло­упо­треб­ле­ния си­сте­мой на­ло­го­об­ло­же­ния долж­ны пре­се­кать­ся».

Важ­но и то, что бы­ло сра­зу от­ве­че­но на все пре­тен­зии го­ре-оп­ти­ми­за­то­ров — «а что же вы не ло­ви­ли нас рань­ше» и «где в за­коне тер­мин «дроб­ле­ние биз­не­са». Кон­сти­ту­ци­он­ный суд так­же с ис­поль­зо­ва­ни­ем ев­ро­пей­ской прак­ти­ки ука­зал, что «невоз­мож­но ожи­дать, что­бы за­ко­но­да­тель­ное по­ло­же­ние опи­сы­ва­ло во всех по­дроб­но­стях все спо­со­бы, с по­мо­щью ко­то­рых дан­ный на­ло­го­пла­тель­щик мог бы вво­дить в за­блуж­де­ние на­ло­го­вые ор­га­ны».

Ка­за­лось бы, си­ту­а­ция яс­на. Од­на­ко не­ко­то­рые на­ло­го­пла­тель­щи­ки все еще ис­поль­зу­ют схе­мы «дроб­ле­ния» биз­не­са. А при воз­ник­но­ве­нии обос­но­ван­ных пре­тен­зий на­ло­го­вых ор­га­нов пы­та­ют­ся до­ка­зать, что все за­кон­но. Центр при­тя­же­ния дан­ных схем, су­дя по по­след­ним пуб­ли­ка­ци­ям и су­деб­ной прак­ти­ке, сло­жил­ся на Даль­нем Во­сто­ке.

По­ка­за­тель­ным был при­мер с са­ха­лин­ским пред­при­ни­ма­те­лем Ана­то­ли­ем Зма­чин­ским. Имея в соб­ствен­но­сти ав­то­за­пра­воч­ную стан­цию и предо­став­ляя ее в арен­ду ор­га­ни­за­ци­ям, при­ме­ня­ю­щим УСН, он вы­сту­пал по­став­щи­ком ГСМ. При до­сти­же­нии уста­нов­лен­но­го за­ко­ном пре­дель­но­го объ­е­ма вы­руч­ки для льгот­но­го на­ло­го­об­ло­же­ния (60 мил­ли­о­нов руб­лей) арен­да­тор АЗС сра­зу же ме­нял­ся, и схе­ма ра­бо­та­ла за­но­во до до­сти­же­ния пре­де­ла вы­руч­ки но­вым арен­да­то­ром. Ре­ше­ни­ем на­ло­го­вой ин­спек­ции пред­при­ни­ма­те­лю бы­ло пред­пи­са­но за­пла­тить на­ло­гов в 4 ра­за боль­ше, чем преду­смот­ре­но для ма­ло­го биз­не­са (до на­ло­го­вой про­вер­ки за два го­да он за­пла­тил все­го око­ло 6 мил­ли­о­нов руб­лей при вы­руч­ке всех под­кон­троль­ных лиц око­ло 600 млн). Су­ды под­твер­ди­ли право­ту на­ло­го­ви­ков.

Дру­гая ис­то­рия раз­вер­ну­лась на Кам­чат­ке. Ин­спек­ция ФНС по Пет­ро­пав­лов­ску-кам­чат­ско­му об­на­ру­жи­ла в ра­бо­те ком­па­ний биз­не­сме­на Сер­гея Ми­тю­ши­на, вла­дель­ца ООО «Ав­то­мир», при­зна­ки дроб­ле­ния. Биз­нес с обо­ро­том в 1,4 мил­ли­ар­да руб­лей пла­тил в бюджет все­го око­ло 6 мил­ли­о­нов руб­лей без уче­та зар­плат­ных от­чис­ле­ний. След­ствен­ное управ­ле­ние СК РФ по Кам­чат­ско­му краю уста­но­ви­ло, что Ми­тю­шин со­здал схе­му дроб­ле­ния биз­не­са пу­тем пе­ре­но­са ча­сти до­хо­дов на вза­и­мо­за­ви­си­мые юри­ди­че­ские ли­ца. А те, по мне­нию про­ве­ря­ю­щих, фак­ти­че­ски за­ни­ма­лись од­ним ви­дом де­я­тель­но­сти: тор­го­ва­ли ав­то­то­ва­ра­ми оди­на­ко­во­го ас­сор­ти­мен­та и пред­став­ля­ли один бренд — «Ав­то­мир». Ис­поль­зо­ва­ние схе­мы дроб­ле­ния под­твер­ди­лось и тем, что ком­па­ния ве­ла де­я­тель­ность в од­ном ме­сте, ски­доч­ные кар­ты при­ни­ма­лись во всех ее внешне неза­ви­си­мых от­де­ле­ни­ях. Бы­ла да­же еди­ная кас­со­вая зо­на, где мож­но бы­ло рас­счи­тать­ся с лю­бым «са­мо­сто­я­тель­ным» про­дав­цом.

Фор­маль­ная са­мо­сто­я­тель­ность и неза­ви­си­мость друг от дру­га про­дав­цов раз­би­ва­лась при про­стом изу­че­нии струк­ту­ры вла­де­ния и да­же, как от­ме­ти­ли су­ды, не оспа­ри­ва­лась Ми­тю­ши­ным. Един­ствен­ным учре­ди­те­лем и ген­ди­рек­то­ром «Ав­то­цен­тра» и «Ав­то­ши­ны» яв­лял­ся сам Сер­гей Ми­тю­шин. Так­же все три ком­па­нии и ИП осу­ществ­ля­ли де­я­тель­ность на од­ной тер­ри­то­рии, име­ли од­них и тех же контр­аген­тов, да­же поль­зо­ва­лись еди­ным рас­чет­но-кас­со­вым цен­тром. «Ав­то­ши­на», «Ав­то­центр» и ИП зна­чи­лись арен­да­то­ра­ми по­ме­ще­ний в тор­го­вом цен­тре, од­на­ко день­ги за арен­ду по­чти не пла­ти­ли, по­сколь­ку еди­ный фи­нан­со­вый по­ток кон­цен­три­ро­вал­ся в ру­ках од­но­го ру­ко­во­ди­те­ля. Не воз­ме­ща­ли они рас­хо­ды и на со­дер­жа­ние тор­го­во­го ком­плек­са, а так­же на ре­кла­му и из­го­тов­ле­ние по­да­роч­ных сер­ти­фи­ка­тов и дис­конт­ных карт, ко­то­рые у всех ком­па­ний то­же бы­ли об­щие с «Ав­то­ми­ром». По су­ти, все де­ле­ние биз­не­са пре­сле­до­ва­ло од­ну цель: что­бы на каж­дую тор­го­вую точ­ку при­хо­ди­лось не бо­лее 150 квад­рат­ных мет­ров ли­бо вы­руч­ка не пре­вы­ша­ла 60 мил­ли­о­нов руб­лей.

В от­но­ше­нии вла­дель­ца «Ав­то­ми­ра» бы­ло воз­буж­де­но уго­лов­ное де­ло по ста­тье «Ук­ло­не­ние от упла­ты на­ло­гов в осо­бо круп­ном раз­ме­ре», ко­то­рое преду­смат­ри­ва­ет на­ка­за­ние вплоть до ли­ше­ния сво­бо­ды на шесть лет. Пред­при­ни­ма­тель вы­ра­зил про­тест, но про­иг­рал суд сра­зу в трех ин­стан­ци­ях, а су­деб­ный акт, под­твер­жда­ю­щий право­ту ФНС, всту­пил в си­лу.

Суд рас­смот­рел кас­са­ци­он­ную жа­ло­бу Ми­тю­ши­на. Его ак­тив­но под­дер­жи­ва­ют не­ко­то­рые пред­ста­ви­те­ли ре­ги­о­наль­ной вла­сти. По мне­нию на­ло­го­вых ор­га­нов, это вы­гля­дит стран­но. Те, кто по ро­ду сво­ей де­я­тель­но­сти дол­жен, пре­жде все­го, сто­ять на стра­же за­ко­на и ин­те­ре­сов бюд­же­та, не хо­тят ре­аль­но разо­брать­ся в си­ту­а­ции. В кон­це кон­цов, и от их по­зи­ции то­же стра­да­ет бюджет Кам­чат­ки, не по­лу­чая по­ло­жен­ных по за­ко­ну на­ло­го­вых от­чис­ле­ний.

Меж­ду тем поль­за де­я­тель­но­сти на­ло­го­ви­ков для эко­но­ми­ки в це­лом со­вер­шен­но оче­вид­на. Ни­ка­кие ме­ры под­держ­ки ма­ло­го биз­не­са не по­мо­гут, ес­ли «ма­лы­ша­ми» бу­дут на­зы­вать­ся круп­ные со­сто­яв­ши­е­ся ком­па­нии с сот­ня­ми мил­ли­о­нов и мил­ли­ар­да­ми обо­ро­тов. Они про­сто не вы­дер­жат кон­ку­рент­ной борь­бы. А за от­сут­ствие кон­ку­рен­ции бу­дут пла­тить пре­жде все­го по­тре­би­те­ли.

Ни­ка­кие ме­ры под­держ­ки ма­ло­го биз­не­са не по­мо­гут, ес­ли «ма­лы­ша­ми» бу­дут на­зы­вать­ся круп­ные ком­па­нии

Чи­тай­те так­же: ФНС пе­ре­смот­рит «чер­ный спи­сок» стран-оф­шо­ров rg.ru/art/1577562

ФНС и су­ды вы­ра­бо­та­ли чет­кие кри­те­рии для вы­яв­ле­ния фик­тив­но­го «разу­круп­не­ния» биз­не­са.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.