«Воз­мож­но, был гру­бо­ват...»

Rossiyskaya Gazeta - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ -

успе­ла на­ко­пить за­дол­жен­ность на сум­му бо­лее 800 ты­сяч руб­лей и ско­ро мог­ла остать­ся без един­ствен­но­го жи­лья, — рас­ска­зал ру­ко­во­ди­тель дви­же­ния «Стоп! Кол­лек­тор» Вя­че­слав Ку­ри­лин. — По су­ти, ей нуж­но бы­ло еже­ме­сяч­но вы­пла­чи­вать по 30—35 ты­сяч руб­лей. При том что пен­сия в 15 ты­сяч руб­лей поз­во­ля­ла пла­тить не бо­лее ше­сти ты­сяч.

Об­ще­ствен­ни­ки пред­ло­жи­ли жен­щине прой­ти че­рез про­це­ду­ру банк­рот­ства, взя­ли на се­бя юри­ди­че­ское со­про­вож­де­ние ее де­ла и по­мог­ли от­сто­ять дом. А кро­ме то­го, со­об­щи­ли об ис­то­рии с му­жем в пра­во­охра­ни­тель­ные ор­га­ны. И к че­сти по­ли­ции и про­ку­ра­ту­ры исто­рию су­и­ци­да трех­лет­ней дав­но­сти рас­кру­ти­ли и до­ве­ли до су­да. На ска­мье под­су­ди­мых ока­зал­ся 28-лет­ний со­труд­ник «Ин­ве­ст­га­ран­та» Ар­ка­дий Ни­коль­ский — кол­лек­тор, по дан­ным «РГ», два го­да на­зад уже про­хо­див­ший по де­лу о до­ве­де­нии до са­мо­убий­ства че­ля­бин­ки Фа­ри­ды Ибра­ги­мо­вой, ис­то­рия ко­то­рой очень ши­ро­ко об­суж­да­лась в стране. Пе­ре­хва­тив до зар­пла­ты пять ты­сяч руб­лей, Фа­ри­да очень ско­ро столк­ну­лась с угро­за­ми рас­пра­вы над по­жи­лой ма­те­рью и до­че­рью. И ко­гда кол­лек­то­ры на­ча­ли стре­лять по ок­нам их квар­ти­ры, не вы­дер­жа­ла — по­пы­та­лась отра­вить­ся и че­рез год, так и не опра­вив­шись, скон­ча­лась в боль­ни­це.

Воз­мож­но, имен­но эта тра­ге­дия по­бу­ди­ла вла­сти уже­сто­чить за­ко­но­да­тель­ство о кол­лек­тор­ской де­я­тель­но­сти. Од­на­ко сам Ни­коль­ский то­гда, как вы­яс­ни­лось, су­мел вый­ти из во­ды су­хим, за­клю­чив до­су­деб­ное со­гла­ше­ние со след­стви­ем. 4 ок­тяб­ря про­шло­го го­да Ле­нин­ский суд Че­ля­бин­ска при­знал его ви­нов­ным в вы­мо­га­тель­стве в со­ста­ве ор­га­ни­зо­ван­ной груп­пы и при­го­во­рил к пя­ти го­дам услов­но. А че­рез де­вять ме­ся­цев огла­сил при­го­вор еще трем участ­ни­кам груп­пы, при­знан­ным ви­нов­ны­ми по ста­тье о са­мо­управ­стве.

— Что­бы до­ка­зать ви­ну Ни­коль­ско­го по но­во­му де­лу о до­ве­де­нии до са­мо­убий­ства, след­ствию при­шлось про­де­лать боль­шую и кро­пот­ли­вую ра­бо­ту, — со­об­щил про­ку­рор Ку­на­шак­ско­го рай­о­на Па­вел Кир­тя­нов. — Он не от­ри­цал, что зво­нил по­гиб­ше­му и «воз­мож­но, был с ним гру­бо­ват». Но на­ста­и­вал на том, что не по­нуж­дал его ни к ка­ким дей­стви­ям, кро­ме воз­вра­ще­ния дол­га. В хо­де след­ствия бы­ли про­ве­де­ны несколь­ко экс­пер­тиз, вклю­чая линг­ви­сти­че­скую экс­пер­ти­зу sms-со­об­ще­ний, су­деб­но-пси­хо­ло­ги­че­скую экс­пер­ти­зу со­сто­я­ния по­гиб­ше­го и пси­хи­ат­ри­че­скую экс­пер­ти­зу са­мо­го об­ви­ня­е­мо­го, ко­то­рая при­зна­ла его вме­ня­е­мым. В чем у ме­ня, ес­ли чест­но, воз­ни­ка­ли со­мне­ния. Этот че­ло­век по­лу­чал ка­кое-то ги­пер­тро­фи­ро­ван­ное на­сла­жде­ние от сво­ей «ра­бо­ты».

В ито­ге по­сле ги­бе­ли двух че­ло­век Ку­на­шак­ский рай­он­ный суд при­го­во­рил кол­лек­то­ра к двум го­дам ко­ло­нии-по­се­ле­ния. Про­ку­ра­ту­ра уже об­жа­ло­ва­ла это ре­ше­ние, как чрез­мер­но мяг­кое. В этом ее под­дер­жи­ва­ет и ре­ги­о­наль­ный штаб ОНФ.

В свя­зи с ро­стом чис­ла су­и­ци­дов по вине кол­лек­то­ров об­ще­ствен­ни­ки тре­бу­ют бо­лее опе­ра­тив­но­го ре­а­ги­ро­ва­ния на за­яв­ле­ния граж­дан по по­доб­но­го ро­да де­лам. А са­мим граж­да­нам на­по­ми­на­ют о том, что по су­ще­ству­ю­ще­му за­ко­но­да­тель­ству все обя­за­тель­ства долж­ни­ка ав­то­ма­ти­че­ски пе­ре­хо­дят к его на­след­ни­кам. А зна­чит, все­гда сле­ду­ет прежде по­ду­мать о близ­ких и по­пы­тать­ся най­ти ре­ше­ние про­бле­мы в уста­нов­лен­ном за­ко­ном по­ряд­ке.

Кста­ти, «по­служ­ной спи­сок» кол­лек­то­ра Ни­коль­ско­го за­слу­жи­ва­ет осо­бо­го вни­ма­ния. Свой пер­вый срок за гра­беж он по­лу­чил в 2010 го­ду. От­бы­вал его в вос­пи­та­тель­ной ко­ло­нии для несо­вер­шен­но­лет­них. В 2012 го­ду был услов­но осуж­ден за кра­жу, а в 2014 го­ду та­к­же услов­но — за гра­беж. В сен­тяб­ре 2016 го­да из­бе­жал от­вет­ствен­но­сти за гра­беж «за при­ми­ре­ни­ем сто­рон». А в но­яб­ре 2017 го­да по­лу­чил но­вый услов­ный срок за мо­шен­ни­че­ство. И толь­ко в сен­тяб­ре 2018 го­да, по­счи­тав все непо­га­шен­ные су­ди­мо­сти, суд при­го­во­рил его к ре­аль­но­му сро­ку по де­лу о кра­же. Од­на­ко и этот при­го­вор был об­жа­ло­ван и еще не всту­пил в за­кон­ную си­лу.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.