Диа­лек­ти­ка охо­ты

Russian Reporter - - ФИЛЬМЫ - СПЛИТ Найт М. Шья­ма­лан

Пе­дан­тич­ный зло­дей в оч­ках си­сад­ми­на и за­стег­ну­той на­глу­хо ру­баш­ке по­хи­ща­ет на пар­ков­ке тор­го­во­го цен­тра тро­их стар­ше­класс­ниц и пря­чет их в от­но­си­тель­но ком­фор­та­бель­ном и свет­лом под­ва­ле. Что мож­но ожи­дать от та­ко­го на­ча­ла? Ра­зу­ме­ет­ся, ис­то­рию о сек­су­аль­ном на­си­лии — ну или как ми­ни­мум изощ­рен­ном чле­но­вре­ди­тель­стве. Это­го и ждут от по­хи­ти­те­ля де­ву­шек — по­ка тот вдруг не за­хо­дит к ним в ко­стю­ме стро­гой учи­тель­ни­цы. Что с этим де­лать и как по­ни­мать? Этот же во­прос задавали се­бе зри­те­ли по­чти каж­до­го фильма Най­та М. Шья­ма­ла­на, па­ра­док­саль­но­го ре­жис­се­ра и сце­на­ри­ста. Сце­на­рии Шья­ма­ла­на под­ры­ва­ли правила гол­ли­вуд­ской дра­мы и в то же вре­мя оста­ва­лись в ее про­ве­рен­ных ка­но­нах. «Сплит», ис­то­рия о зло­дее с дис­со­ци­а­тив­ным рас­строй­ством лич­но­сти, идет враз­рез не про­сто с гол­ли­вуд­ски­ми стан­дар­та­ми, а со все­ми пред­став­ле­ни­я­ми о жизни и судь­бе, при­ня­ты­ми в об­ще­стве, и по­зи­тив­ной жиз­нен­ной повестки. Сей­час мод­но быть по­тер­пев­шим — ис­кать в про­шлом неиз­ле­чи­мые трав­мы, сва­ли­вать свои недо­стат­ки на бы­лые оскорб­ле­ния и де­мо­ни­зи­ро­вать обид­чи­ков. Де­лать боль­но дру­гим нехо­ро­шо, спо­ру нет. Но Шья­ма­лан в «Сп­ли­те» за­да­ет­ся во­про­сом по су­ще­ству — а что ес­ли трав­ма и вправ­ду, как счи­тал Ниц­ше, де­ла­ет че­ло­ве­ка силь­нее? Да, шра­мы мо­гут изуро­до­вать те­бя, но они же и пре­вра­ща­ют твою ко­жу в бро­ню. В ка­че­стве на­гляд­но­го по­со­бия по при­клад­но­му ниц­ше­ан­ству Шья­ма­лан вы­би­ра­ет ме­та­фо­ру охо­ты; до­бы­ча и охот­ник пре­вра­ща­ют­ся у него прак­ти­че­ски в ге­ге­лев­скую па­ру — Ра­ба и Гос­по­ди­на. Тот, кто при­над­ле­жит к гос­под­ству­ю­ще­му боль­шин­ству, — наи­вен, бес­пе­чен и бес­по­мо­щен. Тот, кто хо­ро­шо по­ни­ма­ет до­бы­чу, сам от­ча­сти до­бы­ча (тут Шья­ма­лан да­ет се­кунд­ный кадр скульп­тур­ной груп­пы с ра­не­ной льви­цей, хищ­ни­ком, став­шим жерт­вой). Тот, кто зна­ет, что та­кое боль, ни­ко­гда не бу­дет де­лить мир на чер­ное и бе­лое.

Ва­си­лий Ко­рец­кий, ки­но­обо­зре­ва­тель

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.