ГДЕ ЧЕЛОВЕК

Russian Reporter - - ОТ РЕДАКТОРА - Ви­та­лий Лей­бин,

Та­кие ве­щи раз­ру­ша­ют мир. И бук­валь­но, и внут­ри — ру­шит­ся по­ни­ма­ние мель­чай­ших свя­зей, по­ря­док в ду­ше.

Тра­ге­дия в По­ли­тех­ни­че­ском кол­ле­дже в Кер­чи за­пре­дель­ная в этом смыс­ле: 19 по­гиб­ших на мо­мент сда­чи но­ме­ра, мно­же­ство по­стра­дав­ших, бо­лее 50 человек по­лу­чи­ли ра­не­ния, боль­шин­ство — со­всем мо­ло­дые ре­бя­та, прак­ти­че­ски де­ти.

В этот день мы сда­ва­ли но­мер, и это да­ло нам пси­хо­ло­ги­че­скую фо­ру: в та­кие мо­мен­ты важ­но что-то де­лать, а не пе­ре­жи­вать ужас в се­бе. Про­фес­си­о­наль­ные ре­флек­сы и де­фор­ма­ция. Ме­ня­ем об­лож­ку? Ко­му ехать в Керчь?

В тот мо­мент мы зна­ли толь­ко, что по­до­зре­ва­е­мый — 18-лет­ний сту­дент чет­вер­то­го кур­са Вла­ди­слав Рос­ля­ков, что он вро­де бы ку­пил пом­по­вую вин­тов­ку и устро­ил бой­ню в ду­хе тра­ге­дии в аме­ри­кан­ской шко­ле «Ко­лум­байн». Сви­де­те­ли, оче­вид­цы, ма­га­зин… Стоп.

Мы, к со­жа­ле­нию или к сча­стью, ра­бо­та­ем в жур­на­ле, а не на ин­фор­ма­ци­он­ном сай­те, и вы зна­е­те о тра­ге­дии уже боль­ше на­ше­го. И от этой мыс­ли мне ста­ло лег­че. Не знаю, чем и ко­му сей­час мо­жет по­мочь лиш­няя де­таль или, не дай бог, вер­сия. В по­след­нее вре­мя мы на­учи­лись це­нить от­сут­ствие до­мыс­лов боль­ше, чем лиш­нюю ин­фор­ма­цию.

По­это­му мы име­ли рос­кошь пре­вра­тить­ся в обыч­ных лю­дей.

А что мо­жет сде­лать обыч­ный человек — ес­ли он не спа­са­тель, ме­дик, сле­до­ва­тель или жур­на­лист, ра­бо­та­ю­щий на ме­сте?

Про­сто по­со­чув­ство­вать род­ным по­гиб­ших и по­стра­дав­шим. Ка­жет­ся, что сей­час ря­дом и мои ушед­шие род­ные и близ­кие. Не всех это уте­шит, но я знаю точ­но, что смерть лю­би­мо­го че­ло­ве­ка — во­все не ко­нец об­ще­ния с ним.

По­нять: ес­ли мы вы­яс­ним, как, то по­пы­та­ем­ся по­мочь тем, ко­му смо­жем.

По­го­во­рить с близ­ки­ми — мо­жет быть, у ко­го-то из них шок и нуж­на под­держ­ка. Хо­тя, ду­маю, все в по­ряд­ке.

По­бла­го­да­рить тех, кто спа­сал и спа­са­ет. Спа­си­бо вам! Мы-то зна­ем, что ре­пор­тер на ме­сте тра­ге­дии дол­жен най­ти ге­ро­ев: их сме­лость, про­фес­си­о­на­лизм, по­двиг сви­де­тель­ству­ют о том, что мир еще не со­шел с ума. По­ка мы зна­ем ма­ло, но узна­ем боль­ше.

Ни в ко­ем слу­чае не ис­кать но­вых ви­нов­ных на ос­но­ве со­мни­тель­ных пер­вых вер­сий. (Они и на этот раз бы­ли — и, как все­гда, про­во­ци­ро­ва­ли гнев и агрес­сию. Мне ка­жет­ся, про­во­ци­ро­вать лю­дей, пре­бы­ва­ю­щих в шо­ке, — то­же пре­ступ­ле­ние.)

Не до­ве­рять тем, кто пы­та­ет­ся ис­поль­зо­вать тра­ге­дию в по­ли­ти­че­ских це­лях и для про­че­го пи­а­ра: по­до­зри­тель­ны они яв­но.

Ска­зать «стоп» бес­смыс­лен­но­му сер­фин­гу в но­во­стях — все уже про­смот­ре­но, сю­же­ты и сви­де­тель­ства по­вто­ря­ют­ся уже по тре­тье­му ра­зу, а ни поль­зы, ни об­лег­че­ния от это­го нет.

И тут мож­но рас­су­дить ло­ги­че­ски. Для то­го что­бы раз­ру­шен­ный мир вос­ста­но­вить, в него нуж­но вне­сти по­ря­док. Обыч­но это до­сти­га­ет­ся уси­ли­ем мыс­ли. Но как мыс­лить, ко­гда ин­фор­ма­ции еще ма­ло?

Ко­неч­но, нуж­но бу­дет по­нять, как все про­изо­шло: учесть об­сто­я­тель­ства, ко­то­рые мо­гут про­яс­нить, как это мог­ло слу­чить­ся у нас и с на­ми. У сле­до­ва­те­лей своя ра­бо­та, у об­ще­ства — своя. Но тре­бу­ет­ся вре­мя: стрем­ле­ние сде­лать хоть что-то как мож­но быст­рее яв­но не по­мо­жет. Экс­трен­ные, но ха­о­тич­ные ме­ры ино­гда уте­ша­ют и чи­нов­ни­ков, и пуб­ли­ку; ес­ли так — что ж, пусть бу­дет па­ра бес­смыс­лен­ных за­ко­но­про­ек­тов.

Но о чем мож­но ду­мать, что­бы со­брать­ся, ко­гда фак­тов так ма­ло? Не знаю, но точ­но на­до ду­мать без гне­ва и стра­ха, спо­кой­но.

Я вот вспом­нил ве­ли­ко­го кри­ми­но­ло­га и гу­ма­ни­ста Ниль­са Кри­сти. На лек­ции в Москве он как-то ком­мен­ти­ро­вал и стрель­бу в аме­ри­кан­ских шко­лах: лю­ди ста­ли даль­ше друг от дру­га, за­кры­лись и окук­ли­лись в оди­но­че­стве, с ко­то­рым не все мо­гут справ­лять­ся. Там, где рань­ше был оте­че­ский под­за­тыль­ник, те­перь — вы­зов по­ли­ции; где гнус­ные, но мел­кие под­рост­ко­вые тер­ки, те­перь — без слов и ру­га­ни — хо­лод­ные пуш­ки.

Воз­мож­но, это не име­ет от­но­ше­ния к де­лу, но за­хо­те­лось уви­деть лю­дей бли­же. Лю­дей, а не роль или функ­цию. И это уже непло­хо.

шеф-ре­дак­тор «РР»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.