По­ли­ти­ка

Как мы все по­гру­жа­ем­ся в мрач­ную и под­дель­ную ар­ха­и­ку

Russian Reporter - - СОДЕРЖАНИЕ - Текст: Ви­та­лий Лей­бин при уча­стии Юрия Вес­ны (Ки­ев)

Ре­ли­ги­оз­ная вой­на в сти­ле пост­мо­дерн. Как мы все по­гру­жа­ем­ся в мрач­ную и под­дель­ную ар­ха­и­ку

15 ок­тяб­ря в Мин­ске си­нод Рус­ской пра­во­слав­ной церк­ви объ­явил о пре­кра­ще­нии ев­ха­ри­сти­че­ско­го об­ще­ния с Кон­стан­ти­но­поль­ским (Все­лен­ским) пат­ри­ар­ха­том по­сле его ре­ше­ний о вос­ста­нов­ле­нии в слу­же­нии укра­ин­ских рас­коль­ни­чьих пат­ри­ар­хов и пре­тен­зий на власть над укра­ин­ской цер­ко­вью. В Москве лег­ко­мыс­лен­но шу­тят о «но­вой Бе­ло­веж­ской пу­ще» и невоз­мож­но­сти для па­лом­ни­ков и VIP-пра­во­слав­ных участ­во­вать в ли­тур­гии на Афоне. Меж­ду тем речь идет об оче­ред­ном вит­ке гло­баль­но­го кон­флик­та и, ве­ро­ят­но, но­вых стра­да­ни­ях мил­ли­о­нов лю­дей на Укра­ине

Ки­ев

— Это озна­ча­ет па­де­ние Тре­тье­го Ри­ма как древ­ней­шей кон­цеп­ту­аль­ной за­яв­ки Моск­вы на ми­ро­вое гос­под­ство, — за­явил пре­зи­дент Укра­и­ны Петр По­ро­шен­ко на мо­лит­ве-ми­тин­ге, вер­нее ска­зать, на ми­тин­ге-мо­лит­ве в Ки­е­ве в озна­ме­но­ва­ние на­ме­ре­ния Кон­стан­ти­но­поль­ско­го пат­ри­ар­ха дать Укра­ин­ской церк­ви (в неиз­вест­ной ее бу­ду­щей фор­ме) ав­то­ке­фа­лию. На ме­ро­при­я­тие на ав­то­бу­сах сво­зи­ли мо­ля­щих­ся по раз­на­ряд­ке мест­ных ад­ми­ни­стра­ций, но пло­щадь все рав­но оста­ва­лась по­лу­пу­стой, на­пол­нен­ной ску­ча­ю­щи­ми людь­ми, не ин­те­ре­су­ю­щи­ми­ся тем, что та­кое То­мос и ав­то­ке­фа­лия. Они не вни­ка­ют в то, как пре­зи­дент По­ро­шен­ко хва­лит се­бя, а по­том его вос­хва­ля­ют рас­коль­ни­чьи пат­ри­ар­хи Фи­ла­рет (Де­ни­сен­ко, УПЦ КП) и Ма­ка­рий (Ма­ле­тич, УАПЦ), вос­ста­нов­лен­ные в сане и слу­же­нии ре­ше­ни­ем Кон­стан­ти­но­поль­ско­го си­но­да.

Петр По­ро­шен­ко на­хо­дит­ся в со­сто­я­нии пред­вы­бор­ной кам­па­нии: пре­зи­дент­ские вы­бо­ры на­ме­че­ны на март сле­ду­ю­ще­го го­да. По­ка, по опро­сам, он не про­хо­дит во вто­рой тур, но ис­поль­зу­ют­ся силь­ные и, ве­ро­ят­но, дей­ствен­ные при­е­мы мо­би­ли­за­ции на­ци­о­на­ли­сти­че­ско­го элек­то­ра­та: при­ня­тие но­вых язы­ко­вых за­ко­нов, еще боль­ше огра­ни­чи­ва­ю­щих сфе­ру упо­треб­ле­ния рус­ско­го язы­ка, цер­ков­ная ав­то­ке­фа­лия, при­вет­ствие «Сла­ва Укра­ине — Ге­ро­ям сла­ва» в ар­мии и во­об­ще вой­на «с рос­си­я­на­ми».

От­сю­да пост­мо­дер­низм ре­клам­но-пред­вы­бор­но­го язы­ка («кон­цеп­ту­аль­ная за­яв­ка»), са­мо­ре­кла­ма и бес­ко­неч­ное по­вто­ре­ние са­кра­мен­таль­ной фра­зы про то, что оче­ред­ное его ре­ше­ние и есть «оста­точне “про­ща­вай” Ра­дянсь­ко­му Со­ю­зу і Рос­сій­ской Ім­пе­рії» (окон­ча­тель­ное «про­щай»).

Минск

В Мин­ске, где впер­вые про­хо­дил си­нод РПЦ, пло­щад­ных де­мо­кра­ти­че­ских фор­ма­тов преду­смот­ре­но не бы­ло. Ско­рее, бо­лее близ­кий нам су­ро­вый со­царт. Пла­кат с порт­ре­том пат­ри­ар­ха Ки­рил­ла уста­нов­лен воз­ле «Пре­зи­ден­то­те­ля», где про­хо­дят встре­чи Кон­такт­ной груп­пы по Дон­бас­су; мно­го ми­ли­ции, ма­ло лю­дей, толь­ко оди­но­кий двор­ник сме­та­ет сно­пы чу­дес­но­го све­та — жел­тые кле­но­вые ли­стья. На­ка­нуне си­но­да про­шел мо­ле­бен, ку­да, как от­ме­ча­ли в Мин­ске, про­пус­ка­ли толь­ко по спис­кам при­гла­шен­ных, слов­но на пар­тий­ный съезд.

— Да ну эти все дра­ки иерар­хов за окорм­ля­е­мых — все из-за де­нег, — се­ту­ет мин­ча­нин Дмит­рий. — Вот зна­ко­мая хо­ро­ни­ла род­ствен­ни­ков в За­пад­ной Бе­ло­рус­сии у ка­то­ли­ков, спро­си­ла, сколь­ко за­пла­тить, от­ве­ти­ли: сколь­ко смо­же­те. А в на­шей церк­ви: вон там ви­сит прайс! Прайс, как в ав­то­мой­ке!

Это тот же ро­пот, что мож­но по­все­мест­но слы­шать в Рос­сии со сто­ро­ны пра­во­слав­ной ин­тел­ли­ген­ции: на фа­са­де Рус­ской церк­ви мно­го гео­по­ли­ти­ки, ад­ми­ни­стра­тив­но-ко­манд­ной иерар­хии и «эф­фек­тив­но­го ме­недж­мен­та» — ба­тюш­ки вы­нуж­де­ны тра­тить на от­че­ты и «хоз­рас­че­ты» по­рой не мень­ше вре­ме­ни, чем учи­те­ля и вра­чи. Есть мно­го свет­лых свя­щен­ни­ков, брат­ско­сест­рин­ских при­хо­дов, по­движ­ни­ков и при­ме­ров ми­ло­сер­дия, но сна­ру­жи это­го по­чти не вид­но. Од­на­ко се­то­ва­ния ин­тел­ли­ген­ции о том, что «РПЦ са­мо­изо­ли­ро­ва­лась от ми­ро­во­го пра­во­сла­вия» — ско­рее от неин­фор­ми­ро­ван­но­сти и некри­ти­че­ско­го вос­при­я­тия укра­ин­ской по­ли­ти­че­ской про­па­ган­ды.

— Глу­пость, в ре­ше­нии Свя­тей­ше­го Си­но­да идет речь толь­ко о дву­сто­рон­них от­но­ше­ни­ях с Кон­стан­ти­но­поль­ским пат­ри­ар­ха­том, — го­во­рит пред­се­да­тель Си­но­даль­но­го ин­фор­ма­ци­он­но­го от­де­ла РПЦ Вла­ди­мир Ле­гой­да. — Был ли шанс, что Си­нод при­мет бо­лее мяг­кое ре­ше­ние?

— Тут точ­нее все­го от­ве­тить фор­му­ли­ров­кой Си­но­да. По­сколь­ку Кон­стан­ти­но­поль­ский пат­ри­ар­хат вы­шел за гра­ни­цы ка­но­ни­че­ско­го по­ля, Мос­ков­ский пат­ри­ар­хат не име­ет воз­мож­но­сти про­дол­жать с ним ев­ха­ри­сти­че­ское об­ще­ние.

— А был ли шанс бо­лее теп­ло­го об­ще­ния пат­ри­ар­ха с на­ро­дом в Мин­ске в тот мо­мент, ко­гда пе­ред пра­во­слав­ным ми­ром та­кие ис­пы­та­ния? — я пе­ре­ска­зы­ваю Вла­ди­ми­ру Ле­гой­де свои мин­ские впе­чат­ле­ния.

— Не мо­гу го­во­рить о том, че­му не был оче­вид­цем — я при­е­хал в Минск толь­ко в воскре­се­нье ве­че­ром. Зна­е­те, пе­ред ор­га­ни­за­то­ра­ми все­гда сто­ит во­прос о том, как не до­пу­стить ха­о­са и стол­по­тво­ре­ния. Но я точ­но знаю, как глу­бо­ко, че­рез са­мое серд­це, Свя­тей­ший при­ни­ма­ет ка­та­стро­фу на Укра­ине. Во всех хра­мах со­вер­ша­ет­ся мо­лит­ва о ми­ре, во всех хра­мах пат­ри­арх мо­лит­ся со сво­им на­ро­дом. Я мо­гу по­нять эмо­ции лю­дей в ря­де слу­ча­ев, но не мо­гу упрек­нуть Свя­тей­ше­го — он все­гда мо­лит­ся с людь­ми и о лю­дях.

До­нецк

До­нец­ко-Ма­ри­у­поль­ская епар­хия Укра­ин­ской пра­во­слав­ной церк­ви сей­час раз­де­ле­на ли­ни­ей фрон­та, на ко­то­рой гиб­нут лю­ди. У Алек­сандра Хо­да­ков­ско­го, ве­ро­ят­но, по­след­не­го из из­вест­ных бо­е­вых ко­ман­ди­ров ДНР, остав­ших­ся не толь­ко в жи­вых, но и в строю, как раз в день Мин­ско­го Си­но­да по­гиб­ли двое бо­е­вых то­ва­ри­щей. Со­дру­же­ство бри­га­ды «Во­сток» пы­та­ет­ся по­мо­гать род­ным, и при­хо­дит­ся слы­шать и та­кое: «Я хо­чу за па­пой».

Гла­ва епар­хии мит­ро­по­лит Ила­ри­он ча­ще на­хо­дит­ся в Ма­ри­у­по­ле, в го­ро­де под кон­тро­лем укра­ин­ских вла­стей, что, ве­ро­ят­но, ра­зум­но — мень­ше по­во­дов для на­ци­о­на­ли­стов го­во­рить о под­держ­ке се­па­ра­ти­стов со сто­ро­ны свя­щен­ни­ков УПЦ Мос­ков­ско­го пат­ри­ар­ха­та.

— В на­шей неста­биль­ной и безум­ной жиз­ни бла­го­ра­зу­ми­ем от­ли­ча­лась толь­ко Цер­ковь, — го­во­рит Хо­да­ков­ский. — Для нас она бы­ла но­си­те­лем выс­ше­го смыс­ла. И вдруг сей­час ока­за­лось, что и Цер­ковь в ли­це выс­ших иерар­хов рас­ка­лы­ва­ет­ся! Ощу­ще­ние, что нет по­след­ней ин­стан­ции, ес­ли да­же лю­ди мо­на­ше­ско­го со­сло­вия без­за­щит­ны пе­ред ис­ку­ше­ни­я­ми: они го­то­вы вверг­нуть в рас­при це­лые на­ро­ды, а нам, бед­ным греш­ни­кам, не на ко­го ори­ен­ти­ро­вать­ся. Ес­ли кто-то в Рос­сии на­де­ет­ся, что на­пад­ки на Цер­ковь на Укра­ине, по­пыт­ки отобрать при­хо­ды вы­зо­вут па­де­ние ки­ев­ско­го ре­жи­ма, — это вряд ли. По­сле че­ты­рех лет мас­си­ро­ван­ной про­па­ган­ды, уны­ния и разо­ча­ро­ва­ний лю­ди вос­при­мут но­вые бед­ствия с из­вест­ной до­лей фа­та­лиз­ма. Ес­ли в пра­во­слав­ной церк­ви нач­нет­ся раз­ме­же­ва­ние и неко­то­рые мит­ро­по­ли­ты — не ис­клю­че­но! — дрог­нут, уй­дут в но­вую «ав­то­ке­фа­лию», то к во­ен­но­му рас­ко­лу при­ба­вит­ся и ре­ли­ги­оз­ный. Не­смот­ря ни на что мы все рав­но про­дол­жа­ем мыс­лить Дон­басс еди­ным, да и рус­ских и укра­ин­цев счи­та­ем од­ним. Мы по­ни­ма­ем, что ра­но или позд­но во­ен­ный кон­фликт бу­дет ис­чер­пан, и бу­дем вы­би­рать спо­со­бы диа­ло­га: нач­нем с эко­но­ми­ки, бу­дем из­бе­гать раз­го­во­ра о по­ли­ти­ке. Но это все воз­мож­но бы­ло бы, ес­ли бы со­хра­ня­лось един­ство на цер­ков­ном уровне. Ес­ли про­изой­дет цер­ков­ное раз­об­ще­ние, шан­сов не бу­дет.

Ки­ев

— Чо­го во­ни вче­пи­ли­ся в ту церк­ву? Лю­ди са­мі ви­бе­руть де їм мо­ли­ти­ся, — в Ки­е­ве это по­чти стан­дарт­ное се­то­ва­ние в марш­рут­ках, на ба­за­рах, у хра­мов, на рус­ском и укра­ин­ском, на сур­жи­ке, то есть сме­си го­су­дар­ствен­но­го укра­ин­ско­го с обыч­ным рус­ским.

Ес­ли еще вес­ной ни­ко­му до То­мо­са и про­чей ав­то­ке­фа­лии не бы­ло ни­ка­ко­го де­ла, то по­след­ние неде­ли две-три цер­ков­ные пре­пи­ра­тель­ства, осо­бен­но на фоне про­блем с го­ря­чей во­дой, ро­стом та­ри­фов и по­до­ро­жа­ни­ем про­дук­тов, вы­зы­ва­ют от­кры­тое воз­му­ще­ние. В со­ци­аль­ных се­тях по­пу­ля­рен мем про То­мос: «Клич­ко по­да­ру­вав ки­ев­ля­нам Тер­мос». Де­ло в том, что во мно­гих рай­о­нах укра­ин­ской сто­ли­цы до сих пор не вклю­чи­ли го­ря­чую во­ду, а мэр Клич­ко (ко­гда-то ве­ли­кий бок­сер, а те­перь мэр и объ­ект на­сме­шек) пе­ре­стал уже да­же обе­щать ее вклю­чить, ре­шив, что вполне по-ев­ро­пей­ски не иметь цен­тра­ли­зо­ван­но­го отоп­ле­ния, а по­ку­пать на­гре­ва­те­ли.

Пра­во­слав­ные ки­ев­ские ста­руш­ки осо­бен­но не жа­лу­ют Фи­ла­ре­та, по­до­зре­вая в нем да­же что-то дья­воль­ское:

— Якийсь він та­кий, скіль­ки вже свя­щен­ни­ків по­мер­ло, а цей все жи­ве — нечи­сто якось.

Мит­ро­по­ли­ту Онуф­рию, гла­ве УПЦ Мос­ков­ско­го пат­ри­ар­ха­та,

не­смот­ря на мощ­ную те­ле­ви­зи­он­ную ан­ти­кам­па­нию, мно­го кто от­кры­то сим­па­ти­зи­ру­ет. У УПЦ уже за пе­ри­од с 2014 го­да от­ня­то 50 хра­мов, но при этом имен­но укра­ин­ское пра­во­сла­вие спо­соб­но бы­ло ор­га­ни­зо­вать бо­лее двух­сот ты­сяч человек на крест­ный ход за мир в стране, где сло­во «мир» офи­ци­аль­ны­ми ли­ца­ми мар­ки­ру­ет­ся как про­ис­ки «стра­ны-агрес­со­ра».

Ин­те­рес­но, что на­род, вер­но это или нет, осталь­ные церк­ви при­пи­сы­ва­ет к по­ли­ти­че­ским фи­гу­рам. По­ро­шен­ко, не­смот­ря на то что ка­но­ни­че­ский пра­во­слав­ный, вро­де бы ас­со­ци­и­ру­ет­ся те­перь с Фи­ла­ре­том, УПЦ КП — на сто­роне «пар­тии вой­ны» и мо­лит­ся «за во­и­нов АТО». А уни­а­ты — за Па­ру­бия, спи­ке­ра пар­ла­мен­та, быв­ше­го ко­мен­дан­та май­да­на: имен­но он кон­тро­ли­ро­вал зда­ние, из ко­то­ро­го, ве­ро­ят­нее все­го, стре­ля­ли снай­пе­ры. Про­те­стан­ты, как счи­та­ет­ся, ви­ди­мо, не вполне спра­вед­ли­во, — за Тур­чи­но­ва, ко­то­ро­го в До­нец­ке на­зы­ва­ют «кро­ва­вым пас­ты­рем» (пер­вый гла­ва май­дан­ной Укра­и­ны, на­чав­ший си­ло­вую опе­ра­цию в Дон­бас­се).

Наш кор­ре­спон­дент в эти дни был лич­но сви­де­те­лем спо­ра чуть не до дра­ки — у ко­го за­би­ра­ют Ан­дре­ев­скую цер­ковь и ко­му от­да­ют. (По­ро­шен­ко ре­шил пе­ре­дать ее непо­сред­ствен­но Кон­стан­ти­но­поль­ско­му пат­ри­ар­ха­ту.)

— Так то ж Москва де­лає, — кри­чал му­жик-«пат­ри­от».

— Да это ваш По­ро­шен­ко де­ла­ет, шоб лю­дям суб­си­дию не да­вать! — от­ве­ча­ла ста­руш­ка.

Для бед­ных укра­ин­цев борь­ба за ком­му­наль­ную суб­си­дию — спо­соб вы­жить в усло­ви­ях по­вы­ше­ния та­ри­фов.

До­нецк

10 ок­тяб­ря укра­ин­ские си­ло­ви­ки от­кры­то объ­яви­ли: «Объ­еди­нен­ные си­лы про­ве­ли за­чист­ку од­но­го из на­се­лен­ных пунк­тов Вол­но­вах­ско­го рай­о­на. Про­дви­ну­лись на 1200 мет­ров впе­ред, раз­ми­ни­ро­ва­ли под­хо­ды с укра­ин­ской сто­ро­ны, вы­ста­ви­ли сек­ре­ты и за­сло­ны». Ес­ли еще в на­ча­ле про­шло­го го­да эпи­зо­ды на­ступ­ле­ния на ней­трал­ке ком­мен­ти­ро­ва­лись со стес­не­ни­ем, то те­перь — пря­мо: за­пад­ные парт­не­ры не счи­та­ют это на­ру­ше­ни­ем Мин­ских со­гла­ше­ний, не­смот­ря на то что по­сле каж­дой та­кой бес­смыс­лен­ной по­бе­ды обост­ря­ют­ся ар­тил­ле­рий­ские ду­э­ли, в ре­зуль­та­те че­го гиб­нут и мир­ные граж­дане. Лег­ко за­ме­тить, что та­ки­ми ма­нев­ра­ми в по­след­ние два го­да за­ни­ма­ет­ся имен­но укра­ин­ская сто­ро­на. И это не во­прос мне­ний или взгля­дов — лег­ко про­ве­рить по но­во­стям и от­че­там ОБСЕ.

13 ок­тяб­ря в 17.45 в ре­зуль­та­те об­стре­ла из 120-мил­ли­мет­ро­во­го ми­но­ме­та в по­сел­ке Ма­рьев­ка по­гиб­ли две граж­дан­ские: жен­щи­на 1971 го­да рож­де­ния и ее дочь, сем­на­дца­ти­лет­няя де­воч­ка, су­дя по фо­то, чу­дес­ные свет­лые лю­ди. Об этом укра­ин­ские СМИ в боль­шин­стве сво­ем не со­об­ща­ют (а ес­ли и со­об­ща­ют, то ви­но­ва­ты «се­па­ра­ти­сты», стре­ля­ю­щие по сво­им по­зи­ци­ям); на­ци­о­наль­но со­зна­тель­ные церк­ви не за­ме­ча­ют ги­бе­ли мир­ных хри­сти­ан. Ес­ли бы лю­ди по­гиб­ли от мин «се­па­ра­ти­стов» (что то­же бы­ва­ет), то бы­ло бы ина­че.

— Оче­ред­ное обостре­ние? — Нет, те­ку­щая си­ту­а­ция — ре­гу­ляр­ная, ни­ка­ких рез­ких из­ме­не­ний со сто­ро­ны Укра­и­ны мы не на­блю­да­ем, — го­во­рит Хо­да­ков­ский. — У нас по­сто­ян­но гиб­нут во­ен­но­слу­жа­щие. Двое по­гиб­ших бой­цов по­па­ли в за­са­ду, при­чем по три­ви­аль­ной при­чине — рас­сто­я­ния меж­ду по­зи­ци­я­ми ве­ли­ки, чем лег­ко поль­зу­ют­ся укра­ин­ские ДРГ, пе­ре­ре­за­ли про­вод меж­ду по­зи­ци­я­ми, два че­ло­ве­ка по­шли его чи­нить… На­ши по­зи­ции уже рас­тя­ну­ты на 800 мет­ров, вне ви­ди­мо­сти, нет тех­ни­че­ских средств, мин­ных за­граж­де­ний, при­бо­ров ноч­но­го ви­де­ния и по­дав­но, фи­нан­си­ро­ва­ние пре­кра­ти­лось, для Моск­вы вой­ны нет. Пред­вы­бор­ная си­ту­а­ция, цер­ков­ный во­прос и на­ши сла­бо­сти мо­гут спо­соб­ство­вать ра­ди­ка­ли­за­ции на ли­нии фрон­та, а мы сла­бее, чем в 2014-м — ре­сур­сов мень­ше, лю­ди не про­ник­ну­ты тем ду­хом.

Москва

Па­ра­док­саль­но, но Кремль сво­и­ми дей­стви­я­ми по­мо­га­ет «за­ми­ре­нию» Дон­бас­са, па­де­нию его во­ли к со­про­тив­ле­нию. По­сле ги­бе­ли в тер­ак­те гла­вы ДНР Алек­сандра За­хар­чен­ко из­ме­не­ния по­шли мол­ние­нос­ные и от­то­го непри­лич­ные. Пе­ре­под­чи­не­ны от­но­си­тель­но неза­ви­си­мые под­раз­де­ле­ния, быв­шие в пря­мом

«Она бы­ла но­си­те­лем выс­ше­го смыс­ла. И вдруг сей­час ока­за­лось, что и Цер­ковь в ли­це выс­ших иерар­хов рас­ка­лы­ва­ет­ся! Ощу­ще­ние, что нет по­след­ней ин­стан­ции, ес­ли да­же лю­ди мо­на­ше­ско­го со­сло­вия без­за­щит­ны пе­ред ис­ку­ше­ни­я­ми: они го­то­вы вверг­нуть в рас­при це­лые на­ро­ды»

ко­ман­до­ва­нии ли­де­ра ДНР; те­перь все так или ина­че кон­тро­ли­ру­ют­ся рос­сий­ски­ми со­вет­ни­ка­ми, что несколь­ко умень­ша­ет ве­ро­ят­ность некон­тро­ли­ру­е­мо­го при­ме­не­ния си­лы на ли­нии раз­гра­ни­че­ния.

Од­но­вре­мен­но взя­ты под кон­троль эко­но­ми­че­ские ре­сур­сы, ко­то­рые ак­ку­му­ли­ро­вал Алек­сандр Ти­мо­фе­ев (по­зыв­ной Таш­кент), пра­вая ру­ка За­хар­чен­ко, по­пав­ший те­перь в опа­лу.

Мно­го­лет­ний по­мощ­ник За­хар­чен­ко Алек­сандр Ка­за­ков пи­шет, что за­кон­чи­лась уто­пия на­род­ной рес­пуб­ли­ки, при­шел обыч­ный бю­ро­кра­ти­че­ский ка­пи­та­лизм. Впро­чем, в Крем­ле счи­та­ли эти воль­но­сти сор­том по­лу­во­ен­но­го бар­ства и кор­руп­ции, су­дя по от­зы­вам биз­не­са, небез­осно­ва­тель­но.

На сме­ну За­хар­чен­ко при­шел Де­нис Пу­ши­лин, а вы­бо­ры в ДНР, ко­то­рые со­сто­ят­ся 5 ноября, ли­ше­ны ин­три­ги: ме­ста рас­пи­са­ны, да­же ло­яль­ные кон­ку­рен­ты убра­ны, быв­ший «на­род­ный гу­бер­на­тор» Па­вел Гу­ба­рев снят ре­ше­ни­ем ЦИК, Алек­сандра Хо­да­ков­ско­го про­сто не пу­сти­ли на тер­ри­то­рию Дон­бас­са рос­сий­ские по­гра­нич­ни­ки.

Де­нис Пу­ши­лин — та­лант­ли­вый ка­рье­рист, без­услов­но, ло­яль­ный Крем­лю, не име­ю­щий боль­шой соб­ствен­ной во­ен­ной и биз­нес-под­держ­ки. Он участ­ник мин­ских пе­ре­го­во­ров и в этом смыс­ле силь­но вы­рос как по­ли­тик за че­ты­ре го­да; это луч­ший ком­про­мисс­ный ва­ри­ант, что при­зна­ет да­же Хо­да­ков­ский, по­ла­гая, что Москва тем са­мым устра­ни­ла ве­ро­ят­ность непро­дук­тив­ной кон­ку­рен­ции «ба­шен» — си­ло­ви­ков и ад­ми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та на во­ю­ю­щей тер­ри­то­рии.

А в 2014 го­ду Пу­ши­лин сме­ло и даль­но­вид­но вско­чил в до­нец­кий бунт пря­мо из пи­ра­ми­ды «МММ» и в пер­вом «пра­ви­тель­стве» ДНР ра­бо­тал чуть ли не един­ствен­ным спи­ке­ром вос­ста­ния, ко­то­ро­го не нес­ло сра­зу в глу­по­сти ти­па тео­рий за­го­во­ра — пуб­ли­ка в за­хва­чен­ной вес­ной 2014 го­да до­нец­кой ад­ми­ни­стра­ции бы­ла раз­но­об­раз­ная. Пом­нит­ся, мо­ло­дые до­нец­кие жур­на­лист­ки, во­все не сим­па­ти­зи­ро­вав­шие май­дан­но­му Ки­е­ву, се­то­ва­ли, что «они еще тол­ком власть не за­хва­ти­ли, а уже ве­дут се­бя как бо­яре». Те­перь с вла­стью все нор­маль­но, ес­ли не счи­тать то­го, что клю­чи управ­ле­ния у Моск­вы, а еще, ве­ро­ят­но, у до­пу­щен­ных к остат­кам до­нец­кой эко­но­ми­ки быв­ших укра­ин­ских оли­гар­хов вро­де Сер­гея Кур­чен­ко, ко­то­ро­го еще недав­но Де­нис Пу­ши­лин вме­сте с Алек­сан­дром За­хар­чен­ко в 2015 го­ду об­ли­ча­ли в во­ров­стве и пре­да­тель­ских свя­зях с Ки­е­вом: «На­жи­вать­ся на войне, бло­ка­де, слож­ной эко­но­ми­че­ской си­ту­а­ции мы не поз­во­лим, а все нечи­стые на ру­ку пред­при­ни­ма­те­ли, не спо­соб­ные за­ни­мать­ся от­кры­тым и чест­ным биз­не­сом, бу­дут стро­го на­ка­зы­вать­ся вплоть до уго­лов­но­го пре­сле­до­ва­ния». Те­перь, ви­ди­мо, при­дет­ся поз­во­лить.

До­нецк

— Опе­ра­тив­ный уро­вень мыш­ле­ния Моск­вы — гео­по­ли­ти­ка, — го­во­рит Хо­да­ков­ский. — Они мыс­лят гло­баль­но, им слож­но вни­кать в чув­ства лю­дей в Дон­бас­се. Это им­пер­ское со­зна­ние — с вы­со­ты сво­е­го по­ло­же­ния не ви­деть лю­дей. А для нас вой­на, по­все­днев­ная жизнь, не поз­во­ля­ет вос­при­ни­мать си­ту­а­цию аб­стракт­но: мы ло­ка­ли­зо­ва­ны в сво­ей бе­де, в сво­ей тра­ге­дии. Мы нена­ви­дим Мин­ские со­гла­ше­ния из-за ци­нич­но­сти, хо­тя и по­ни­ма­ем, что диа­лог с Укра­и­ной ну­жен. У нас на­сту­пи­ла неко­то­рая рас­син­хро­ни­за­ция с Моск­вой, но она для нас в лю­бом слу­чае — без­ого­во­роч­ный ав­то­ри­тет. Мы толь­ко опа­са­ем­ся гло­баль­но­го пре­да­тель­ства.

— Пре­да­тель­ства?

— Мы уже не ве­рим, что те, кто вы­ше нас в Рос­сии, все­гда по­сту­па­ют пра­виль­но, что они ви­дят все ню­ан­сы. Мы уже зна­ем: там спо­соб­ны оши­бать­ся и недо­учи­ты­вать раз­ные фак­то­ры. На­ши — в смыс­ле, на­ро­да Дон­бас­са — ин­те­ре­сы мо­гут быть по­став­ле­ны на вто­рое ме­сто, мы — сред­ство, в том чис­ле и ре­ше­ния лич­ных за­дач. По­ли­ти­ки — это обыч­ные страст­ные лю­ди, за­ча­стую со сво­и­ми част­ны­ми ин­те­ре­са­ми. — Спро­шу пря­мо про пре­да­тель­ство: вы ду­ма­е­те, что За­хар­чен­ко уби­ли свои? Есть ли ка­кие-то кон­крет­ные ре­зуль­та­ты рас­сле­до­ва­ния? Что вы ду­ма­е­те о плен­ке, ко­то­рую рас­про­стра­ни­ла укра­ин­ская СБУ, где по­мощ­ник Пу­ши­ли­на об­суж­да­ет сме­ще­ние За­хар­чен­ко?

На этой плен­ке двое муж­чин (один из них — Алек­сандр Лав­рен­тьев) в ка­ба­ке на тер­ри­то­рии Тур­ции го­во­рят о том, что За­хар­чен­ко дол­жен уй­ти, в та­ком тоне, что мож­но усмот­реть в этом как «обыч­ный» по­ли­ти­че­ский за­го­вор, так и на­ме­ре­ние си­ло­во­го устра­не­ния. Склей­ки есть, но раз­го­вор вы­гля­дит прав­до­по­доб­ным по ри­то­ри­ке. «РР» по­пы­тал­ся свя­зать­ся с Лав­рен­тье­вым че­рез его стра­ни­цу «ВКон­так­те»; сна­ча­ла он от­ве­тил, что мно­го ин­те­рес­но­го рас­ска­жет на пресс-кон­фе­рен­ции, ко­то­рой все нет.

— Мы с вес­ны по­ни­ма­ли, что Москва недо­воль­на За­хар­чен­ко и бу­дет его сме­щать, по­это­му и го­то­ви­лись к вы­бо­рам, — го­во­рит Хо­да­ков­ский. — Я пред­по­ла­гал, что его раз­лу­чат с Ти­мо­фе­е­вым и тем са­мым при­дут к ком­про­мис­су. Cчи­таю, что ни­кто в Рос­сии не ре­шил­ся на край­ние ме­ры — и по­то­му, что они бы­ли не нуж­ны, и по­то­му, что опас­ны: дру­гие цен­тры си­лы быст­ро вос­поль­зо­ва­лись бы этим. Так не де­ла­ют, фигура та­ко­го уров­ня — это не Яма­да­е­вы. Фак­тов не имею. По­это­му две вер­сии — укра­ин­ская, там вы­бо­ры, ими­д­же­вые плю­сы на­ли­цо. Вто­рое — кри­ми­наль­ный след; при За­хар­чен­ко и Ти­мо­фе­е­ве и тра­ди­ци­он­но кри­ми­наль­ные сфе­ры то­же

22 ОК­ТЯБ­РЯ — 5 НОЯБРЯ 2018 Ки­ев. Ку­по­ла Ки­е­во-Пе­чер­ской лав­ры

1. Ки­ев. Со­фий­ская пло­щадь на празд­ник По­кро­ва. Петр По­ро­шен­ко во вре­мя мас­со­вой мо­лит­вы «за Укра­и­ну, ее ар­мию и еди­ную по­мест­ную цер­ковь» 1

22 ОК­ТЯБ­РЯ — 5 НОЯБРЯ 2018

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.