Экс­пе­ди­ция

Russian Reporter - - СОДЕРЖАНИЕ - Текст: Руслан Хе­ста­нов Фо­то­гра­фии: Ма­рия Фигура

Куль­ту­ро­ло­гия на ко­ле­сах. Ка­кую Рос­сию от­кры­ва­ют ис­сле­до­ва­тель­ские экс­пе­ди­ции

Три го­да на­зад по­ле­вы­ми ис­сле­до­ва­ни­я­ми в уни­вер­си­те­те «Выс­шая шко­ла эко­но­ми­ки» за­ни­ма­лись лишь две груп­пы: од­на бы­ла ор­га­ни­зо­ва­на при фа­куль­те­те Го­су­дар­ствен­но-му­ни­ци­паль­но­го управ­ле­ния, вто­рая — при Шко­ле куль­ту­ро­ло­гии. Два го­да на­зад рек­то­рат при­знал этот опыт ин­те­рес­ным и ини­ци­и­ро­вал про­грам­му «От­кры­ва­ем Рос­сию за­но­во», в ко­то­рую те­перь во­вле­че­ны пред­ста­ви­те­ли боль­шин­ства уни­вер­си­тет­ских дис­ци­плин и на­прав­ле­ний. Ка­кой Рос­сия вы­гля­дит с ко­лес ав­то­мо­биль­ных экс­пе­ди­ций Шко­лы куль­ту­ро­ло­гии?

«Я бро­сил­ся к ней, все еще скры­вая кин­жал, что­бы он не по­ме­шал мне уда­рить в ее бок под гру­дью…» По­вест­во­ва­ние «Крей­це­ро­вой со­на­ты» уже сры­ва­лось в над­рыв. Вот-вот одер­жи­мый при­пад­ком рев­но­сти Ва­си­лий Позд­ны­шев дол­жен за­ре­зать свою же­ну. Не тут-то бы­ло! Ве­ли­кую по­весть Тол­сто­го, ко­то­рую мы слу­ша­ли на про­тя­же­нии все­го пу­ти от Ма­хач­ка­лы до Дер­бен­та в на­шем сверх­но­вом Suzuki, пре­ры­ва­ет га­иш­ник. Нет, он не ма­шет нам жез­лом. Он вы­ска­ки­ва­ет из пат­руль­ной ма­ши­ны, воз­дев ру­ки к небе­сам, что-то кри­чит, вгля­ды­ва­ясь в ло­бо­вое стек­ло на­шей ма­ши­ны. Или его взгляд об­ра­щен ку­да-то по­верх нас?.. Нет, все-та­ки на­прав­лен пря­мо.

Глу­шим звук, опус­ка­ем стек­ло, по­чти­тель­но мед­лен­но кра­дем­ся к при­врат­ни­ку дер­бент­ских врат — и слы­шим твер­дое, но с неожи­дан­ным от­тен­ком прось­бы: «Ну оста­но­вись. Дай по­смот­реть!..» На­чи­наю по­ни­мать, о чем идет речь, толь­ко то­гда, ко­гда га­иш­ник про­со­вы­ва­ет го­ло­ву в окош­ко и, ра­зи­нув рот, смот­рит на па­нель на­шей Suzuki SХ4. Креп­кий аро­мат муж­ских ду­хов про­ни­ка­ет

в са­лон. Ст­раж по­ряд­ка го­во­рит, что чи­тал об этой но­вой мо­де­ли, но до сих пор в Дер­бент та­кие не до­ез­жа­ли. Рас­сла­бив­шись, ра­душ­но поз­во­ляю ему оце­нить объ­е­мы ба­гаж­ни­ка, да­же по­си­деть в во­ди­тель­ском крес­ле.

По­сколь­ку тра­ди­ци­он­но на­ши экс­пе­ди­ции мо­биль­ные — ино­гда ав­то­мо­би­ли да­ют спон­со­ры, ино­гда едем на сво­их, — пер­вые впе­чат­ле­ния о ре­ги­оне скла­ды­ва­ют­ся от ма­не­ры ез­ды мест­но­го на­се­ле­ния, от ка­че­ства трасс и все­го, что на них и во­круг них. В Да­ге­стане уди­ви­ла ма­не­ра га­иш­ни­ков здо­ро­вать­ся с во­ди­те­лем за ру­ку. Не при­пом­ню по­хо­же­го обы­чая ни в од­ном дру­гом ре­ги­оне. Хо­тя ис­ко­ле­си­ли мы всю ев­ро­пей­скую часть быв­ше­го СССР от Мол­до­вы до Ура­ла, от Ка­ре­лии до Ар­ме­нии.

По­след­ние че­ты­ре го­да марш­рут на­ших ве­сен­них экс­пе­ди­ций так или ина­че про­хо­дит че­рез Да­ге­стан. Пер­вые на­ши опы­ты бы­ли свя­за­ны с пе­ре­ва­ри­ва­ни­ем эк­зо­ти­ки и по­пыт­ка­ми адап­ти­ро­вать свое по­ве­де­ние к мест­ным тра­ди­ци­ям. Же­лая про­явить ува­же­ние, на­при­мер, к ис­лам­ской куль­ту­ре уку­ты­ва­ния жен­ских тел, на­ши сту­дент­ки

все­рьез за­ин­те­ре­со­ва­лись но­вой ма­не­рой оде­вать­ся. Но их стрем­ле­ние рас­тво­рить­ся сре­ди мест­ных жен­ских масс до­воль­но быст­ро угас­ло. Од­на­ж­ды к уку­тан­ным по по­след­не­му сло­ву ша­ри­а­та ис­сле­до­ва­тель­ни­цам по­до­шли две мо­ло­дые авар­ки и со­чув­ствен­но по­ин­те­ре­со­ва­лись: «Вы бе­жен­ки с Укра­и­ны? Мо­жем мы вам чем-то по­мочь?..»

Экс­пе­ри­мент «сой­ти за мест­ных» был об­ре­чен. За­то нам уда­лось за­стать Да­ге­стан в пе­ри­од ин­тен­сив­но­го пре­об­ра­зо­ва­ния от сель­ской ци­ви­ли­за­ции к го­род­ской. Ни­где на Кав­ка­зе не со­хра­ни­лось жи­вых сел, пат­ри­ар­халь­ных ин­сти­ту­тов и укла­дов в той же сте­пе­ни нетро­ну­то­сти, что и в Да­ге­стане. Быт сель­ских гор­цев ото­шел в про­шлое, а их на­след­ни­ки пе­ре­се­ли­лись в го­ро­да. На­при­мер, в Се­вер­ной Осе­тии жи­вые се­ла, как и вез­де в Рос­сии, уже пре­вра­ти­лись в дач­ные по­се­ле­ния и ме­ста от­ды­ха. В Ин­гу­ше­тии и Чечне, на пер­вый взгляд, сель­ская жизнь бьет клю­чом, но здесь пре­ем­ствен­ность бы­ла обо­рва­на мас­со­вым на­силь­ствен­ным пе­ре­се­ле­ни­ем гор­цев в Сред­нюю Азию при ста­лин­ском ре­жи­ме.

В Да­ге­стане ста­рый уклад так­же ухо­дит в про­шлое, но здесь еще есть сле­ды сель­ской ци­ви­ли­за­ции. Мно­гие се­ла со­хра­ни­ли спе­ци­а­ли­за­цию про­мыс­лов. В се­ле Ку­ба­чи — кста­ти, рас­ту­щем, а не уга­са­ю­щем, — по-преж­не­му про­из­во­дят юве­лир­ные из­де­лия. В Ун­цу­ку­ле — де­ре­вян­ные из­де­лия с ме­тал­ли­че­ской на­сеч­кой. В Цов­к­ра-2 мож­но еще уви­деть по­след­них пред­ста­ви­те­лей про­мыс­ла ка­на­то­ход­цев, неко­гда за­ра­ба­ты­вав­ших на яр­мар­ках юга Рос­сии, Кав­ка­за и Ближ­не­го Во­сто­ка, а в ХХ ве­ке — в со­вет­ских цир­ках.

Сель­ская спе­ци­а­ли­за­ция скла­ды­ва­лась, с од­ной сто­ро­ны, в от­вет на ры­ноч­ный спрос, на по­треб­ность со­се­дей ку­пить осо­бый то­вар, а во-вто­рых, под вли­я­ни­ем тон­ко­го ме­ха­низ­ма, ко­то­рый мы, при­бег­нув к на­уч­но­му жар­го­ну, на­зва­ли «сель­ским ми­ме­тиз­мом» — име­ет­ся в ви­ду склон­ность сель­ско­го жи­те­ля под­ра­жать успеш­но­му опы­ту род­ни и со­се­дей. К сло­ву, в ка­за­чьих ста­ни­цах и по­се­ле­ни­ях на юге Рос­сии мы неред­ко стал­ки­ва­лись с та­ко­го ро­да под­ра­жа­тель­ством, ко­гда чей-то успеш­ный опыт по мой­ке ав­то­мо­би­лей у ав­то­мо­биль­ной трас­сы при­во­дил к то­му, что це­лые ули­цы на­чи­на­ли за­ра­ба­ты­вать тем же про­мыс­лом.

Сель­ская ци­ви­ли­за­ция ока­за­лась на ред­кость жиз­не­спо­соб­ной и гиб­кой. Кро­ме тра­ди­ци­он­ных про­мыс­лов в Да­ге­стане уже в со­вет­ский и пост­со­вет­ский пе­ри­од ста­ли по­яв­лять­ся неба­наль­ные спе­ци­а­ли­за­ции. В од­ном се­ле сва­ты по­тен­ци­аль­но­го же­ни­ха ин­те­ре­су­ют­ся, есть ли ин­ва­лид­ность у неве­сты. По­ло­жи­тель­ный от­вет трак­ту­ет­ся как несо­мнен­ный плюс. В этом се­ле (на­зы­вать его не бу­дем) осво­и­ли се­рые тех­но­ло­гии оформ­ле­ния ин­ва­лид­но­сти. В дру­гом се­ле зна­чи­тель­ная часть муж­ско­го на­се­ле­ния тра­ди­ци­он­но ра­бо­та­ла на же­лез­ной до­ро­ге — и ныне по­пол­ня­ет ря­ды ра­бот­ни­ков РЖД.

Впро­чем, про­цесс ис­чез­но­ве­ния сель­ско­го пат­ри­ар­халь­но­го ми­ра мож­но на­блю­дать где угод­но; до­ста­точ­но лишь вни­ма­тель­но смот­реть и го­во­рить с людь­ми. На­ша по­след­няя, ав­гу­стов­ская экс­пе­ди­ция бы­ла по­свя­ще­на Ка­ре­лии. В по­сел­ке Эль­мус Кон­до­пож­ско­го рай­о­на се­год­ня по­сто­ян­но про­жи­ва­ет ед­ва ли бо­лее 55 человек. Из мест­ных круг­ло­го­дич­но жи­вут лишь пен­си­о­не­ры, в ос­нов­ном ста­руш­ки. Здесь нет мо­биль­ной свя­зи, по­это­му в де­ре­вен­ских из­бах ра­бо­та­ют ста­ци­о­нар­ные те­ле­фо­ны. И ми­лые ка­рель­ские ба­буш­ки оста­лись один на один с при­ро­дой. Де­ло не толь­ко в су­ро­вой се­вер­ной зи­ме. Охот­ни­ков и му­жи­ков в се­ле не оста­лось — умер­ли,

Же­лая про­явить ува­же­ние к ис­лам­ской куль­ту­ре уку­ты­ва­ния жен­ских тел, на­ши сту­дент­ки за­ин­те­ре­со­ва­лись но­вой ма­не­рой оде­вать­ся. Од­на­ж­ды к уку­тан­ным по по­след­не­му сло­ву ша­ри­а­та ис­сле­до­ва­тель­ни­цам по­до­шли две мо­ло­дые авар­ки и со­чув­ствен­но по­ин­те­ре­со­ва­лись: «Вы бе­жен­ки с Укра­и­ны? Мо­жем мы вам чем-то по­мочь?..»

кто по хво­ри, а кто и по пьян­ству. И вот по­ва­ди­лось лес­ное зве­рье на­ве­щать ста­рень­ких ба­бу­шек: вол­ки съе­ли всех со­бак, ре­гу­ляр­но при­хо­дят мед­ве­ди, от ко­то­рых при­хо­дит­ся за­пи­рать­ся толь­ко лишь на двер­ные крюч­ки… Здесь при­ня­то при каж­дом ка­рель­ском до­ме стро­ить бань­ку — обя­за­тель­но на бе­ре­гу во­до­е­ма, озе­ра или ре­ки. Так вот, ре­ки ста­ли ухо­дить от бань, по­сколь­ку по­бли­зо­сти рас­пло­ди­лось мно­го боб­ров, а по­стро­ен­ные ими пло­ти­ны из­ме­ня­ют рус­ла рек.

В сто­ли­це Ка­ре­лии, Пет­ро­за­вод­ске, гос­под­ству­ет при­ро­до­охран­ная по­лит­кор­рект­ность, ве­дут­ся раз­го­во­ры о един­стве че­ло­ве­ка и при­ро­ды. В ка­рель­ской глу­бин­ке от­но­ше­ния с при­ро­дой об­ре­та­ют ха­рак­тер борь­бы за су­ще­ство­ва­ние, ино­гда с агрес­сив­ным от­тен­ком. Мест­ный мо­жет вдруг ска­зать, что нена­ви­дит при­ро­ду и что нуж­но ее уни­что­жать, — так мо­жет про­явить­ся ан­ти­па­тия и по­до­зри­тель­ность к го­ро­жа­нам, обы­чай под­тру­ни­вать над ни­ми. Та­кое мы услы­ша­ли в од­ном из сел близ го­ры Вот­то­ва­ара, где жи­вут

по­том­ки за­ро­бит­чан, при­е­хав­ших со всех кон­цов СССР ва­лить лес в на­ча­ле 1950-х го­дов. Го­ра эта, Вот­то­ва­ара, ни­чем для ту­зем­ных жи­те­лей не при­ме­ча­тель­ная, вне­зап­но ста­ла ме­стом па­лом­ни­че­ства го­ро­жан с эзо­те­ри­че­ски­ми при­стра­сти­я­ми. Моск­ви­чей-ша­ма­ни­стов, пи­тер­ских йо­гов и про­чих трай­ба­ли­стов ме­га­по­ли­сов при­вле­ка­ют сю­да ме­та­фи­зи­че­ские пей­за­жи: скрю­чен­ные от мо­ро­зов и вы­вет­ри­ва­ния ели, мно­го­чис­лен­ные бо­ло­та, неболь­шие озе­ра и осо­бен­но сей­ды — ока­тан­ные ва­лу­ны, сто­я­щие ино­гда на трех неболь­ших ка­меш­ках. Всю пест­рую мас­су пред­ста­ви­те­лей эзо­те­ри­че­ско­го ту­риз­ма мест­ные на­зы­ва­ют не ина­че как са­та­ни­ста­ми. Их об­ви­ня­ют во всех несча­стьях, вре­мя от вре­ме­ни слу­ча­ю­щих­ся в этих су­ро­вых кра­ях. «Са­та­ни­сты», как здесь счи­та­ют, спа­ли­ли недав­но по­став­лен­ный пра­во­слав­ный крест.

На бе­ре­гах Чу­пин­ской гу­бы, на­се­ля­е­мой нын­че по­том­ка­ми по­мо­ров, как рас­ска­зал нам Юрий Ры­ба­ков, кра­е­вед и эко­лог из Чу­пы, лес­ные уго­дья уни­что­жа­лись три­жды за 300 лет. В XVII ве­ке здесь на­хо­ди­лось 54 со­ле­вар­ни — ор­га­ни­зо­ван­ный Со­ло­вец­ким мо­на­сты­рем про­мы­сел. На про­из­вод­ство од­но­го грам­ма со­ли тре­бо­вал­ся ку­бо­метр дре­ве­си­ны. Весь лес в окру­ге, есте­ствен­но, был из­ве­ден. Вы­рос че­рез сот­ню лет. Но на Чу­пе по­явил­ся но­вый про­мы­сел — до­бы­ча слю­ды. В XVIII ве­ке бы­ла при­быль­ная ста­тья экс­пор­та. Стек­ло то­гда сто­и­ло до­ро­го — по край­ней ме­ре до­ро­же, чем транс­пор­ти­ров­ка слю­ды, ко­то­рая шла на остек­ле­ние бо­га­тых до­мов. Тех­но­ло­гия бы­ла со­вер­шен­ной, но при­ме­ня­лась вар­вар­ски: лес под­жи­га­ли до пол­но­го вы­го­ра­ния, за­тем осен­ние до­жди и ве­сен­нее та­я­ние сне­гов смы­ва­ли гарь и уголь, а по­сле про­мыс­ло­ви­ки шли и ис­ка­ли ме­ста, где на по­верх­ность вы­хо­ди­ли слю­дя­ные жи­лы. В те вре­ме­на та­ким спо­со­бом бы­ли от­кры­ты все слю­дя­ные за­па­сы края, ко­то­рые про­дол­жа­ли раз­ра­ба­ты­вать­ся до са­мо­го недав­не­го вре­ме­ни. Уже к 60-м го­дам ХХ ве­ка лес сно­ва вы­ру­би­ли; на этот раз под бди­тель­ным на­блю­де­ни­ем охран­ни­ков ГУЛАГа де­ре­вья ва­ли­ли мно­го­чис­лен­ные со­ло­вец­кие за­клю­чен­ные, а за­тем уже и воль­но­на­ем­ные граж­дане. Сей­час при­ро­да бе­рет свое, лес по­ти­хонь­ку вос­ста­нав­ли­ва­ет­ся. Во­прос лишь в том, не вы­ру­бят ли его сно­ва.

В этом го­ду сре­ди экс­пе­ди­ци­он­ных на­кле­ек на ав­то­мо­би­ли бы­ла и та­кая — «Мо­биль­ный ко­вор­кинг». Это за­мыс­ло­ва­тое сло­во­со­че­та­ние от­ра­жа­ет осо­бый опыт на­шей ор­га­ни­зо­ван­ной ко­чу­ю­щей ла­бо­ра­то­рии, ко­то­рая ра­бо­та­ет не толь­ко на оста­нов­ках, но и на ко­ле­сах. Ес­ли едем, то слу­ша­ем и об­суж­да­ем ли­те­ра­тур­ную клас­си­ку, эпи­че­ские про­из­ве­де­ния на­ро­дов Кав­ка­за, «Ка­ле­ва­лу» ка­ре­лов или ге­ро­и­че­ский эпос кал­мы­ков «Джан­гар» в бле­стя­щем ис­пол­не­нии Ар­ме­на Джи­гар­ха­ня­на. Один из уро­ков, ко­то­рый мы усво­и­ли, в том и со­сто­ит, что свою стра­ну сле­ду­ет изу­чать в дви­же­нии и так­тиль­но, не толь­ко чи­тать ли­те­ра­ту­ру, но и слу­шать лю­дей. Кста­ти, та­кой же мо­биль­ный опыт мы на­сто­я­тель­но ре­ко­мен­ду­ем при­об­ре­сти и тем, кто управ­ля­ет на­шей стра­ной. Мы неред­ко встре­ча­ли чи­нов­ни­ков, не зна­ко­мых да­же с гео­гра­фи­ей сво­е­го ре­ги­о­на, но за­то про­шед­ших кур­сы по циф­ро­вым управ­лен­че­ским тех­но­ло­ги­ям при ка­ком-ни­будь круп­ном мос­ков­ском уни­вер­си­те­те… Циф­ро­ви­за­ция — это, ко­неч­но, здо­ро­во. Мы са­ми уве­ша­ны про­во­да­ми и га­д­же­та­ми. Но луч­ше все ви­деть во­очию и тро­гать сво­и­ми ру­ка­ми.

В Да­ге­стане уди­ви­ла ма­не­ра га­иш­ни­ков здо­ро­вать­ся с во­ди­те­лем за ру­ку. Не при­пом­ню по­хо­же­го обы­чая ни в од­ном дру­гом ре­ги­оне. Хо­тя ис­ко­ле­си­ли мы всю ев­ро­пей­скую часть быв­ше­го СССР от Мол­до­вы до Ура­ла, от Ка­ре­лии до Ар­ме­нии

22 ОК­ТЯБ­РЯ — 5 НОЯБРЯ 2018 1. Да­ге­стан­ский пан­дур не ушел в про­шлое — бе­рем урок иг­ры в при­до­рож­ном ка­феНо­вень­кая Suzuki Vitara, по­да­рен­ная нам на па­ру недель спон­со­ра­ми, на пу­ти к Эль­бру­су

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.