Ма­ри­на По­лу­хи­на: «На­ши ар­ти­сты бо­ят­ся об­ще­ства, а об­ще­ство про­сто на­кру­чи­ва­ет се­бя»

Russian Reporter - - КАРТА СООБЩЕСТВ - Ан­на Рыж­ко­ва

Как по­явил­ся пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ский те­атр? И кто та­кие «мы»?

«Мы» — это ре­бя­та с ин­ва­лид­но­стью, па­ци­ен­ты пси­хи­ат­ри­че­ской боль­ни­цы, их ро­ди­те­ли, врачи и во­лон­те­ры, нам по­мо­га­ют Там­бов­ский дра­ма­ти­че­ский те­атр и сту­ден­ты кол­ле­джа ис­кусств. Мы за­ни­ма­ем­ся с ин­ва­ли­да­ми дет­ства; есть и те, кто по­лу­чил выс­шее об­ра­зо­ва­ние, успел по­ра­бо­тать, но по­том слу­чи­лось пси­хи­че­ское рас­строй­ство. Но те­атр — это только часть ре­а­би­ли­та­ции. У нас есть твор­че­ская ма­стер­ская, есть уро­ки тан­це­валь­ной те­ра­пии, есть ра­дио «От­ра­же­ние» (со­зда­ем ре­пор­та­жи и вы­кла­ды­ва­ем в Сеть), про­во­дим вы­став­ки в кар­тин­ной га­ле­рее.

Как про­хо­дят за­ня­тия?

Па­ци­ен­ты боль­ни­цы обыч­но при­хо­дят к нам на за­ня­тия по­сле дли­тель­но­го ле­че­ния, ко­гда на­чи­на­ют вы­здо­рав­ли­вать. Те­ат­раль­ным ис­кус­ством за­ни­ма­ем­ся три ра­за в неде­лю, тре­ни­ру­ем речь, учим­ся сце­ни­че­ско­му дви­же­нию, но глав­ное — ком­му­ни­ка­ция меж­ду ар­ти­ста­ми: они при­вы­ка­ют вы­ра­жать эмо­ции, пе­ре­да­вать их че­рез ми­ми­ку.

О чем по­лу­чи­лась «Му­хаЦо­ко­ту­ха», ваш пре­мьер­ный спек­такль?

Мы взя­ли из Чу­ков­ско­го только несколь­ко фраз и клю­че­вых ге­ро­ев, а сам сце­на­рий об­суж­да­ли и пи­са­ли ре­бя­та, это важ­ная часть те­ра­пии. Спек­такль по­лу­чил­ся о том, что из­ли­ше­ства, лю­бовь к кра­си­вой жиз­ни, раз­вле­че­ни­ям и день­гам при­во­дит к пе­ре­жи­ва­ни­ям и де­прес­си­ям, а вы­ле­чить­ся мож­но бла­го­да­ря твор­че­ству. Об­раз па­у­ка — бо­лезнь, об­раз ко­ма­ра — ис­кус­ство.

Пер­вый по­каз вы сде­ла­ли только для со­об­ще­ства — для вра­чей, пси­хо­ло­гов, ро­ди­те­лей пациентов. Мож­но ли по спек­так­лю оце­нить эф­фек­тив­ность те­ра­пии?

Есте­ствен­но. Сце­на сце­ной, но для нас глав­ное — про­цесс ре­а­би­ли­та­ции. В на­ча­ле ра­бо­ты ар­ти­сты за­пол­ня­ли ан­ке­ты, по ко­то­рым мож­но бы­ло опре­де­лить их ко­гни­тив­ные функ­ции. Та­ких «те­сти­ро­ва­ний» несколь­ко: мы бу­дем ре­гу­ляр­но от­сле­жи­вать, в чем ар­ти­сты ста­но­вят­ся луч­ше.

По ка­ким ви­ди­мым при­зна­кам мож­но по­нять, что че­ло­век дей­стви­тель­но стал луч­ше се­бя чувствовать?

Лю­ди с осо­бен­но­стя­ми мен­таль­но­го раз­ви­тия по­сто­ян­но при­ни­ма­ют ле­кар­ства, ино­гда тя­же­лые. То, с чем они стал­ки­ва­ют­ся по­сто­ян­но, — это стиг­ма, по­дав­ле­ние эмо­ций, ско­ван­ность в дей­стви­ях. Ко­гда на­чи­на­ют за­ни­мать­ся те­ат­ром, за­мет­но ме­ня­ют­ся ми­ми­ка и дви­же­ния. И по­ти­хонь­ку да­же врачи кор­рек­ти­ру­ют до­зу пре­па­ра­тов, ко­то­рые при­ни­ма­ют их па­ци­ен­ты.

Бы­ва­ют слож­ные си­ту­а­ции во вре­мя ре­пе­ти­ции?

Бы­ва­ет, говорят: «Я не хо­чу». Ар­тист со­брал­ся и ушел. Но раз че­ло­век так ре­шил, зна­чит, у него есть свои при­чи­ны. Нель­зя ведь влезть в го­ло­ву дру­го­го че­ло­ве­ка, по­это­му мы про­сто от­пус­ка­ем.

В на­шей труп­пе есть так­же ин­ва­ли­ды дет­ства. Ино­гда это лю­ди, ко­то­рые не уме­ют чи­тать и пи­сать, но мы их учим, и они во взрос­лом воз­расте на­чи­на­ют это де­лать. И го­во­рить! По­то­му что они в ос­нов­ном мол­ча­ли, а сей­час эмо­ции за­шка­ли­ва­ют. Они все очень кра­си­вые и очень адек­ват­ные, ни­кто не ве­рит, что они с осо­бен­но­стя­ми мен­таль­но­го раз­ви­тия. А нам очень по­вез­ло, что мы с ни­ми ра­бо­та­ем. Ино­гда хо­чет­ся выйти из се­бя, но ты смот­ришь в их гла­за, ви­дишь боль и ис­пуг и сра­зу успо­ка­и­ва­ешь­ся.

При­вык­ли мол­чать от недо­стат­ка ком­му­ни­ка­ции?

Ко­неч­но. От стра­ха, что их не так пой­мут, от стес­не­ния, что не мо­гут вы­ра­зить свои мыс­ли, от недо­стат­ка зна­ний… Мно­гих из них по­сто­ян­но уни­жа­ли в шко­ле, и они при­вык­ли к та­ко­му от­но­ше­нию — они бо­ят­ся об­ще­ства, а об­ще­ство про­сто на­кру­чи­ва­ет се­бя. У нас в сту­дии вдруг все ста­ло по-дру­го­му.

Мо­гут ли ва­ши спек­так­ли стать от­кры­ты­ми?

Мо­гут, но для под­го­тов­лен­но­го зри­те­ля, ко­то­ро­му ин­те­рес­на арт-те­ра­пия. Пе­ред меж­ду­на­род­ным фе­сти­ва­лем твор­че­ства лю­дей с осо­бен­но­стя­ми пси­хи­че­ско­го раз­ви­тия, на ко­то­рый мы ско­ро по­едем, хо­тим сде­лать от­кры­тый по­каз в од­ном из там­бов­ских ву­зов.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.