Об­ще­ство

Как тра­ге­дия в «Зим­ней вишне» из­ме­ни­ла Рос­сию

Russian Reporter - - СОДЕРЖАНИЕ - Текст: Да­рья Кёльн

Де­ло по­жар­ных.

Как тра­ге­дия в «Зим­ней вишне» из­ме­ни­ла Рос­сию

На­чаль­ни­ка ка­ра­у­ла Сер­гея Ге­ни­на и пер­во­го ру­ко­во­ди­те­ля ту­ше­ния по­жа­ра Ан­дрея Бур­си­на об­ви­ня­ют в ха­лат­но­сти во вре­мя лик­ви­да­ции ЧС в тор­го­вом цен­тре «Зим­няя виш­ня», где по­гиб­ли 60 че­ло­век. Офи­це­ры оста­нут­ся под стра­жей до де­каб­ря. Ке­ме­ров­ский об­ласт­ной суд 26 ок­тяб­ря от­кло­нил апел­ля­цию ад­во­ка­тов Сер­гея Ге­ни­на, несмот­ря на по­зи­цию про­ку­ра­ту­ры, ко­то­рая на­ста­и­ва­ет на до­маш­нем аре­сте для по­жар­ных

Об­ще­ство раз­де­ли­лось. Од­ни счи­та­ют Бур­си­на неви­нов­ным. А Ге­ни­на — ге­ро­ем, един­ствен­ным, кто во вре­мя тра­ге­дии в «Зим­ней вишне» спас че­ло­ве­ка. Дру­гие под­дер­жи­ва­ют вер­сию след­ствия о ха­лат­но­сти. Гром­кое уго­лов­ное де­ло из­ме­ни­ло от­но­ше­ние к ра­бо­те по­жар­ной охра­ны. Впер­вые в на­шей стране ее со­труд­ни­ков об­ви­ня­ют в том, что они недоб­ро­со­вест­но вы­пол­ни­ли свою ра­бо­ту. А имен­но — не спас­ли лю­дей.

«А там что, не де­ти?»

На­чаль­ни­ка ка­ра­у­ла по­жар­но­спа­са­тель­ной ча­сти № 2 Сер­гея Ге­ни­на сле­до­ва­те­ли об­ви­ня­ют в на­ру­ше­нии бо­е­во­го уста­ва и ненад­ле­жа­щем ис­пол­не­нии обя­зан­но­стей. На по­жар­но­го воз­ло­жи­ли от­вет­ствен­ность за ги­бель 37 че­ло­век в ки­но­за­ле № 2.

По­сле при­бы­тия в «Зим­нюю виш­ню» Ге­нин вме­сте с дву­мя кол­ле­га­ми не по­сле­до­вал за от­цом трех по­гиб­ших де­во­чек Алек­сан­дром Ана­нье­вым, ко­то­рый вел по­жар­ных к ки­но­за­лу с детьми. Он по­шел за охран­ни­ком тор­го­во­го цен­тра, ко­то­рый на­пра­вил их на за­кры­тую юго-во­сточ­ную лест­ни­цу. По сло­вам ад­во­ка­та, Ге­ни­ну так­же вме­ня­ют в ви­ну, что он спа­сал од­но­го из по­се­ти­те­лей ТЦ Ми­ха­и­ла Тру­со­ва, ко­то­ро­го об­на­ру­жил в ко­ри­до­ре чет­вер­то­го эта­жа, вме­сто то­го что­бы про­дол­жить по­ис­ки лю­дей. Сам по­жар­ный ви­нов­ным се­бя не счи­та­ет.

Со­об­ще­ние о по­жа­ре в «Зим­ней вишне» по­сту­пи­ло в МЧС в 16:04. В 16:10 дис­пет­чер пе­ре­да­ла ин­фор­ма­цию о том, что воз­го­ра­ние воз­ник­ло в ки­но­за­ле на чет­вер­том эта­же. По дан­ным ви­део­тех­ни­че­ской экс­пер­ти­зы, ав­то­мо­биль МЧС с Ге­ни­ным и дву­мя его кол­ле­га­ми при­был к «Зим­ней вишне» в 16:12. В то вре­мя там уже ра­бо­та­ли дру­гие зве­нья. На­чаль­ник ка­ра­у­ла на­пра­вил­ся в зда­ние, в 16:12:26 к нему под­бе­жал Алек­сандр Ана­ньев, у ко­то­ро­го в ки­но­за­ле № 2 на­хо­ди­лись три до­че­ри.

«[Ге­нин], ви­ди­мо от­ре­а­ги­ро­вав на некую ин­фор­ма­цию, ко­то­рую весь­ма эмо­ци­о­наль­но до­но­сил до него на хо­ду [Ана­ньев], пе­ре­шел с быст­ро­го ша­га на бег, что сде­ла­ли и сле­до­вав­шие за ним два со­труд­ни­ка МЧС», — по­яс­ня­ют экс­пер­ты.

Даль­ней­шие дей­ствия за­фик­си­ро­ва­ли ка­ме­ры с пер­во­го эта­жа ТРЦ. Сна­ча­ла в кад­ре на 16:13:44.704 по­явил­ся Алек­сандр Ана­ньев. Он неод­но­крат­но обо­ра­чи­вал­ся к со­труд­ни­кам МЧС и ука­зы­вал, ку­да дви­гать­ся даль­ше. По­жар­ные при вхо­де в «Зим­нюю виш­ню» оста­но­ви­лись: на­де­ва­ли ды­ха­тель­ные ап­па­ра­ты. Ана­нье­ву при­шлось вер­нуть­ся к ним. В это же вре­мя из глу­би­ны ко­ри­до­ра по­до­шел со­труд­ник охра­ны ТРЦ.

«В 16:14:02 со­труд­ни­ки МЧС воз­об­но­ви­ли дви­же­ние, сле­дуя за [Ана­нье­вым]. Ко­гда один из них про­шел че­рез двер­ной про­ем, [охран­ник] под­нял обе ру­ки вверх, ви­ди­мо, пы­та­ясь

при­влечь вни­ма­ние…», — ска­за­но в экс­пер­ти­зе.

Охран­ни­ку уда­лось оста­но­вить од­но­го из со­труд­ни­ков МЧС; за­тем он дви­нул­ся впе­ред по ко­ри­до­ру.

«Со­труд­ни­ки МЧС сбли­зи­лись, на­кло­нив го­ло­вы друг к дру­гу, ве­ро­ят­но, с це­лью по­вы­сить ком­му­ни­ка­цию при при­ня­тии ре­ше­ния. И, не оста­нав­ли­ва­ясь, из­ме­ни­ли на­чаль­ное на­прав­ле­ние дви­же­ния, бро­си­лись бе­гом по ко­ри­до­ру, вдо­гон­ку за [охран­ни­ком]», — ука­за­но в тек­сте ис­сле­до­ва­ния. В 16:14:35.030 груп­па до­стиг­ла внут­рен­них две­рей там­бу­ра.

Тот са­мый охран­ник ТРЦ — Олег К. — в хо­де след­ствия из­ме­нил свои по­ка­за­ния. Вы­держ­ки из уго­лов­но­го де­ла при­во­дят­ся в пси­хо­ло­го-пси­хи­ат­ри­че­ской экс­пер­ти­зе Сер­гея Ге­ни­на, ко­то­рая на­хо­дит­ся в рас­по­ря­же­нии «РР».

«В хо­де оч­ной став­ки К. […] от­ме­тил, что точ­но го­во­рил по­жар­ным, что по­ка­жет ко­рот­кий путь к оча­гу воз­го­ра­ния и точ­но упо­ми­нал про де­тей. Ко­гда муж­чи­на, под­бе­жав­ший к по­жар­ным [Ана­ньев], стал го­во­рить про де­тей, он ска­зал ему: “А там что, не де­ти?”, имея в ви­ду то на­прав­ле­ние, ко­то­рое он им по­ка­зы­вал», — ска­за­но в тек­сте экс­пер­ти­зы. Но во вре­мя сле­ду­ю­ще­го до­про­са К. под­черк­нул, что «не со­об­щал по­жар­ным о на­хож­де­нии на чет­вер­том эта­же де­тей», а по­ка­зал «са­мую ко­рот­кую до­ро­гу» к оча­гу воз­го­ра­ния.

В той же экс­пер­ти­зе при­во­дят­ся по­ка­за­ния са­мо­го Ге­ни­на: «[По­вел] зве­но в на­прав­ле­нии, ко­то­рое ука­зал охран­ник, по­сколь­ку он как пред­ста­ви­тель ор­га­ни­за­ции луч­ше ори­ен­ти­ро­вал­ся на мест­но­сти. […] Под­ня­лись по юго-во­сточ­ной лест­ни­це ТРЦ, на ней все две­ри вплоть до чет­вер­то­го эта­жа бы­ли за­кры­ты, лест­нич­ная клет­ка за­хлам­ле­на… От­дал при­каз зве­ну бе­жать об­рат­но ко вхо­ду […] и про­сле­до­вать по дру­гой лест­ни­це…». Так­же он от­ме­тил, что по­лу­чил в ра­дио­эфи­ре ин­фор­ма­цию, что на­до спа­сать лю­дей из ки­но­за­лов на чет­вер­том эта­же. И у него в па­мя­ти от­ло­жи­лось, что те на­хо­дят­ся на оди­на­ко­вом

рас­сто­я­нии от всех вы­хо­дов — по до­ро­ге на по­жар Ге­нин изу­чал план-схе­му эта­жей ТРЦ.

Един­ствен­ный спа­сен­ный

Сер­гей Ге­нин вхо­дил в го­ря­щее зда­ние пять раз. В ка­кой-то мо­мент у него по­рвал­ся шланг кис­ло­род­ной мас­ки. На чет­вер­том эта­же бы­ло силь­ное за­дым­ле­ние. На­чаль­ни­ку ка­ра­у­ла уда­лось вы­та­щить от­ту­да жи­вым Ми­ха­и­ла Тру­со­ва. Тот по­шел за по­мо­щью из ки­но­за­ла № 2, в ко­то­ром оста­ва­лись лю­ди, и по­те­рял со­зна­ние. В по­жа­ре по­гиб­ли его до­че­ри че­ты­рех и вось­ми лет.

«Полз­ком полз­ли. Бы­ла вы­со­кая тем­пе­ра­ту­ра, очень жар­ко. Ви­ди­мость ну­ле­вая… Услы­ша­ли хрип. [На него] по­полз­ли. Там [Тру­со­ва] и об­на­ру­жи­ли…» — за­яв­лял Ге­нин сра­зу по­сле по­жа­ра.

В тек­сте пси­хо­ло­го-пси­хи­ат­ри­че­ской экс­пер­ти­зы он уточ­ня­ет: «…В ко­ри­до­ре об­на­ру­жи­ли по­стра­дав­ше­го, в про­цес­се эва­ку­а­ции от­дал ему свою кис­ло­род­ную мас­ку, где уже за­кон­чил­ся кис­ло­род… За­тем, по­ме­няв кис­ло­род­ные бал­ло­ны, сно­ва под­нял­ся на 4-й этаж. К то­му мо­мен­ту тем­пе­ра­ту­ра бы­ла уже крайне вы­со­кой, все во­круг пла­ви­лось, на­ча­лось об­ру­ше­ние, по­это­му не стал рис­ко­вать жиз­ня­ми со­слу­жив­цев и дал ко­ман­ду раз­во­ра­чи­вать­ся…» По­сле это­го зве­но Ге­ни­на участ­во­ва­ло в об­сле­до­ва­нии дру­гих эта­жей, ту­ше­нии по­жа­ра, вы­но­се тел и остан­ков по­гиб­ших.

Ми­ха­ил Тру­сов не пом­нит, кто его спас. Га­ли­на Бо­ри­со­ва, же­на офи­це­ра Ге­ни­на, не мо­жет с ним свя­зать­ся — суд это рас­це­нит как дав­ле­ние на сви­де­те­ля.

— Я на­де­я­лась, что тот, ко­го спас Сер­гей, спа­сет его… Но об этом че­ло­ве­ке нет ве­стей. У него горе, по­гиб­ли де­ти. По­это­му я не знаю, ска­жет ли он ка­кое-то сло­во в за­щи­ту мо­е­го му­жа, — го­во­рит она.

«Ру­ко­во­дил из ды­ма»

Ан­дрей Бур­син был аре­сто­ван 8 июля по об­ви­не­нию в ха­лат­но­сти. По дан­ным след­ствия, он не ор­га­ни­зо­вал над­ле­жа­щим об­ра­зом управ­ле­ние си­ла­ми и сред­ства­ми по­жар­но-спа­са­тель­но­го гар­ни­зо­на го­ро­да Ке­ме­ро­во на ме­сте по­жа­ра в «Зим­ней вишне», а так­же про­ве­де­ние раз­вед­ки по­жа­ра.

Ес­ли дей­ствия Сер­гея Ге­ни­на опи­са­ны в экс­пер­ти­зах, то от­но­си­тель­но Ан­дрея Бур­си­на све­де­ний ма­ло. У его же­ны Та­тья­ны Бур­си­ной нет на ру­ках ко­пий до­ку­мен­тов, по ко­то­рым мож­но бы­ло бы вос­ста­но­вить по­ве­де­ние офи­це­ра во вре­мя по­жа­ра. По­жар­но-так­ти­че­ская экс­пер­ти­за, на ко­то­рой на­ста­и­ва­ли она и ад­во­кат, все еще не за­вер­ше­на.

«Сиг­нал о по­жа­ре по­сту­пил в 16:04. В 16:09 мы уже при­бы­ли к цен­траль­но­му вхо­ду. Из ТЦ в это вре­мя вы­бе­га­ли лю­ди, неко­то­рые по­се­ти­те­ли бы­ли внут­ри и сни­ма­ли про­ис­хо­дя­щее на те­ле­фо­ны, хо­тя на чет­вер­том эта­же ог­нем уже бы­ла охва­че­на зна­чи­тель­ная пло­щадь. Мы сра­зу же на­ча­ли эва­ку­а­цию… Но ни ад­ми­ни­стра­ции, ни охра­ны на мо­мент при­бы­тия по­жар­ных не бы­ло, по крайней мере нас ни­кто из них не встре­тил, ни­кто не мог ска­зать, есть ли внут­ри лю­ди и сколь­ко их», — рас­ска­зы­вал сам Ан­дрей Бур­син до аре­ста.

По дан­ным фо­но­ско­пи­че­ской экс­пер­ти­зы, Бур­син в 16:09 до­кла­ды­ва­ет о силь­ном за­дым­ле­нии с кров­ли, уста­нав­ли­ва­ет пред­ва­ри­тель­ный ранг по­жа­ра и тре­бу­ет ско­рую и ма­ши­ну ГИБДД, что­бы пе­ре­крыть про­ез­жую часть. За­тем со­об­ща­ет, что он «в раз­вед­ке». Зве­но офи­цер сфор­ми­ро­вал из са­мо­го се­бя и сво­е­го под­чи­нен­но­го. — В служ­бе по­жа­ро­ту­ше­ния долж­ны бы­ли ра­бо­тать ми­ни­мум трое и во­ди­тель. Но их бы­ло двое. Два по­жар­ных в звене уже

Ке­ме­ров­ские по­жар­ные во вре­мя тра­ге­дии в «Зим­ней вишне» ра­бо­та­ли сут­ка­ми с ко­рот­ки­ми пе­ре­ры­ва­ми на сон. По­сле тра­ге­дии мно­гие из них столк­ну­лись с осуж­де­ни­ем — как в со­ци­аль­ных се­тях, так и на ули­цах. Часть спа­са­те­лей на­все­гда ушла из про­фес­сии

не хо­дят. Но в «Зим­ней вишне» Ан­дрей и его кол­ле­га по­шли на по­ис­ки лю­дей, рискуя со­бой, в го­ря­щее зда­ние. Сей­час его об­ви­ня­ют, что он пост не со­здал, не встре­тил лю­дей, ин­фор­ма­цию не со­брал, — го­во­рит Та­тья­на Бур­си­на.

Сра­зу же по­сле то­го как дис­пет­чер пе­ре­да­ла по ра­ции ин­фор­ма­цию о «воз­го­ра­нии в ки­но­за­ле», Ан­дрей Бур­син при­ка­зы­ва­ет всем под­раз­де­ле­ни­ям по пу­ти сле­до­ва­ния к «Зим­ней вишне» го­то­вить зве­нья га­зо­ды­мо­за­щит­ной служ­бы. За­тем тре­бу­ет со­здать штаб по­жа­ро­ту­ше­ния из при­быв­ше­го на­чаль­ствен­но­го со­ста­ва. — Ан­дрей Бур­син ру­ко­во­дил на­ми из ды­ма. Он од­ним из пер­вых под­нял­ся на чет­вер­тый этаж, что­бы найти лю­дей, — со­об­щил «РР» на усло­ви­ях ано­ним­но­сти один из по­жар­ных Ке­ме­ров­ско­го гар­ни­зо­на.

Спу­стя двое су­ток по­жар­ным при­шлось вы­звать Та­тья­ну Бур­си­ну, что­бы она за­бра­ла му­жа — до та­кой сте­пе­ни он был по­тря­сен слу­чив­шим­ся. Же­на только по­том узна­ла, что ру­ко­во­ди­те­ля ту­ше­ния по­жа­ра и на­чаль­ни­ка ка­ра­у­ла Ге­ни­на в то утро от­пра­ви­ли на встре­чу с ро­ди­те­ля­ми по­гиб­ших де­тей — объ­яс­нять­ся.

«Сде­ла­ли все, только не по­гиб­ли»

— У лю­дей не бы­ло шан­сов, по­ни­ма­е­те? Да, в ка­кой-то мо­мент нас вы­ве­ли с чет­вер­то­го эта­жа из-за угро­зы об­ру­ше­ния, тем­пе­ра­ту­ра на­рас­та­ла. Но да­же в са­мом на­ча­ле спа­сти ко­го-то бы­ло прак­ти­че­ски невоз­мож­но, — про­дол­жа­ет по­жар­ный. — Мои кол­ле­ги вы­став­ля­ли лест­ни­цу к ок­ну, из ко­то­ро­го отец в пер­вые ми­ну­ты по­жа­ра вы­бро­сил маль­чи­ка. Ду­ма­ли, что еще лю­ди бу­дут пры­гать. А они по­гиб­ли, ле­жа­ли на по­лу пе­ред ок­ном. По­до­кон­ник ока­зал­ся слиш­ком вы­со­ким — мне, муж­чине, по под­бо­ро­док. Под­нять­ся на него бы­ло невоз­мож­но. Маль­чик вы­жил, по­то­му что его отец на­шел в се­бе си­лы под­нять его и вы­толк­нуть на ули­цу. Дым был ядо­ви­тый — пла­стик, хи­мия. Два-три вдо­ха, и ты па­да­ешь. Че­рез вен­ти­ля­цию тот же дым по­сту­пал и в ки­но­за­лы… Ча­сто го­во­рим о том, что бы­ло бы, вой­ди мы ту­да. И я все боль­ше ду­маю, что в этой си­ту­а­ции мы сде­ла­ли все, что мог­ли. Но в это ни­кто не ве­рит.

Ке­ме­ров­ские по­жар­ные во вре­мя тра­ге­дии в «Зим­ней вишне» ра­бо­та­ли сут­ка­ми с ко­рот­ки­ми пе­ре­ры­ва­ми на сон. По­сле тра­ге­дии мно­гие из них столк­ну­лись с осуж­де­ни­ем — как в со­ци­аль­ных се­тях, так и на ули­цах. Часть спа­са­те­лей на­все­гда ушла из про­фес­сии.

— Нас на­ча­ли по­ли­вать гря­зью. В том чис­ле и те, ра­ди ко­го мы рис­ко­ва­ли жиз­нью. Ра­бо­тать тя­же­ло до сих пор. Лю­ди в пер­вое вре­мя слов­но с ума со­шли. При­ез­жа­ешь на дру­гой по­жар, а там все воз­му­ще­ны. Вы, мол, ни­че­го не де­ла­е­те. Нам пе­ре­ста­ли до­ве­рять. Кру­гом ви­но­ва­ты по­жар­ные. Спа­са­те­лей пе­ре­ве­ли в пре­ступ­ни­ки. При этом 99% из нас ра­бо­та­ет за идею. Кто-то уво­лил­ся, не смог так боль­ше. Я оста­юсь — се­мья, а дру­гое место найти труд­но, — го­во­рит дру­гой по­жар­ный Ке­ме­ров­ско­го гар­ни­зо­на, и то­же — ано­ним­но.

— Мы сде­ла­ли все воз­мож­ное. Только, как вы­ра­зил­ся Ге­нин, не по­гиб­ли, — за­клю­ча­ет пер­вый со­бе­сед­ник. — И за это аре­сто­вы­вать, как са­мых страш­ных пре­ступ­ни­ков?! Обид­но. Не­воль­но по­ни­ма­ешь, что те­перь ни­кто из нас не за­стра­хо­ван от по­доб­но­го. Мы мо­жем не вер­нуть­ся жи­вы­ми с лю­бо­го вы­ез­да и зна­ем это. А те­перь нас еще и су­дят за спа­се­ние лю­дей.

Фо­то­гра­фия: Алек­сандр Пат­рин/ТАСС

Стар­ший лей­те­нант Сер­гей Ге­нин про­ра­бо­тал в по­жар­ной охране 22 го­да. Он бо­е­вой офи­цер, слу­жил в Чечне, но да­же для него «Зим­няя виш­ня» ста­ла по­тря­се­ни­ем

Фо­то­гра­фии: Алек­сандр Пат­рин; Алек­сандр Пат­рин/ТАСС

Га­лине Бо­ри­со­вой (спра­ва), жене Сер­гея Ге­ни­на, и Та­тьяне Бур­си­ной (сле­ва) по­ла­га­ет­ся в ме­сяц два звон­ка в СИЗО и два сви­да­нияЗда­ние тор­го­во­го цен­тра при­зна­ли ава­рий­ным и снес­ли. Сей­час на его ме­сте пу­стырь, на ко­то­ром вес­ной разо­бьют сквер в па­мять о 60 по­гиб­ших

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.