Coverstory: Сер­гей Шну­ров

SNC - - Содержание -

Итак, груп­пе «Ле­нин­град» – два­дцать лет. Где был пер­вый кон­церт? Мос­ков­ский, слы­ша­ла, в «Ки­тай­ском лет­чи­ке Джао Да»? Са­мый пер­вый – в пе­тер­бург­ском клу­бе «Арт-кли­ни­ка». «Джа­ода» тогда еще не су­ще­ство­вал: он от­крыл­ся го­дом поз­же, в 98-м.

Не секрет, что « Ле­нин­град » – груп­па не толь­ко все­на­род­но лю­би­мая, но еще и ком­мер­че­ски ди­ко успеш­ная. А вы – не толь­ко ум­ни­ца и та­лант, но и пре­крас­ный ком­мер­сант. Но за два­дцать лет на чем уда­лось за­ра­бо­тать боль­ше все­го? Кон­цер­ты? Кор­по­ра­ти­вы? Ринг­то­ны с пес­ня­ми к филь­му «Бу­мер»? Да­вай­те учи­ты­вать ин­фля­цию: сей­час мил­ли­он дол­ла­ров – это не тот мил­ли­он, ко­то­рый был в 2000 го­ду. Я ду­маю, что «Бу­мер» при­нес нам боль­ше все­го де­нег, да. Слы­ша­ла, что вы ес­ли не един­ствен­ный, то очень ред­кий музыкант, ко­то­рый умуд­рил­ся по­лу­чать деньги на ринг­то­нах. Обыч­но ведь их ка­ча­ли с миллиона сай­тов «бес­плат­но и без ре­ги­стра­ции». Я был чем­пи­о­ном по этой ча­сти, и им оста­юсь, по­то­му что эпо­ха ринг­то­нов за­кон­чи­лась. Мно­гие му­зы­кан­ты за­ра­ба­ты­ва­ли на этом, но ни у ко­го это не бы­ло так до­ход­но, как у нас. «Бу­мер» за­ни­мал первое место по всем ска­чи­ва­ни­ям, ко­то­рые бы­ли в прин­ци­пе.

Кто-то вспо­ми­на­ет, что в эпо­ху фак­сов у вас был рай­дер, на ко­то­ром руч­кой бы­ло на­пи­са­но: «Еда и бух­ло». А что в ва­шем рай­де­ре сей­час? Ой, он боль­шой. Я его не со­став­лял, я его да­же не чи­тал. Там есть ка­кие- то слож­ные мо­мен­ты, но в прин­ци­пе ни­че­го уди­ви­тель­но­го. Нет кре­сел из че­ло­ве­чьей ко­жи.

Сер­гей Шну­ров — человек ди­ко­го та­лан­та; это неоспо­ри­мо. И это не толь­ко (и не столь­ко) про его му­зы­ку. Съем­ку SNC Шнур пе­ре­но­сит на пол­то­ра ча­са, остав­ляя 15 ми­нут на фо­то и столь­ко же — на ин­тер­вью. При этом с по­ро­га по­ет, ба­ла­гу­рит, об­на­ру­жи­ва­ет недю­жин­ное зна­ние био­гра­фий ве­ли­ких кня­зей Ро­ма­но­вых; в пе­тер­бург­ском особ­ня­ке од­но­го из них, пе­ре­обо­ру­до­ван­ном в Дом куль­ту­ры глу­хих, мы сни­ма­ем. С во­про­са­ми (а спра­ши­вать ум­ни­цу Шну­ро­ва, ко­то­ро­го кто толь­ко о чем ни спра­ши­вал, тя­же­ло) раз­де­лы­ва­ет­ся иг­ра­ю­чи. «Не пил со Шну­ром — не пи­те­рец» — из­вест­ная по­го­вор­ка, вот толь­ко Сер­гей — уже ку­да боль­ше, чем городская до­сто­при­ме­ча­тель­ность. А груп­па «Ле­нин­град», от­ме­ча­ю­щая юби­лей в но­вень­ких ко­стю­мах Alexander Terekhov, — един­ствен­ная по-на­сто­я­ще­му на­род­ная груп­па Рос­сии.

То есть, по су­ти, та же еда и бух­ло? По су­ти, да. Но толь­ко ого­во­ре­но, ка­кая.

А вы силь­но па­ри­тесь тем, что еди­те? Нет-нет, я ско­рее про бух­ло. Мы силь­но па­рим­ся, что пьем. В гри­мер­ке груп­пы «Ле­нин­град» са­мое глав­ное, что­бы был выбор бух­ла. От порт­вей­на до каль­ва­до­са че­рез вод­ку.

У ме­ня от на­ше­го шеф- ре­дак­то­ра есть к вам лич­ный во­прос: как мож­но бу­хать до 43 лет с удо­воль­стви­ем, со­хра­няя аб­со­лют­ную жи­вость ума, энер­гию и ра­бо­то­спо­соб­ность? По­то­му что не у всех по­лу­ча­ет­ся. Тут ско­рее на­обо­рот – я се­год­ня за­ду­мал­ся – а знаю ли я успеш­ных лю­дей, ко­то­рые не пьют? Нет, ни од­но­го.

Зож-тре­не­ры ка­кие- нибудь. Ну ес­ли вы счи­та­е­те это успе­хом (сме­ет­ся).

Ка­кой у вас был луч­ший кон­церт за два­дцать лет? Луч­ший кон­церт – это ко­гда я ***** (на­пил­ся. – Прим. SNC) так, что не смог вый­ти. Это бы­ло в клу­бе «Свал­ка», я вы­шел, что-то про­мур­лы­кал, от­дал ги­та­ру в зал и ска­зал: «Ну *** *** (к чер­ту все. – Прим. SNC), вы все пес­ни и так зна­е­те, вот вам ги­та­ра, пой­те и иг­рай­те», – и по­шел. Вы зна­е­те, ни од­но­го воз­вра­та би­ле­та не бы­ло, я за это шоу по­лу­чил все деньги, ко­то­рые за­пла­ти­ли. Ни­кто не вер­нул би­лет, на­обо­рот, ска­за­ли: «Это *****, это кру­то!»

Ор­га­ни­за­то­ры с этим то­же со­гла­си­лись? Нет. Де­вуш­ка, ко­то­рая за­ни­ма­лась в тот мо­мент на­ши­ми кон­цер­та­ми, ре­аль­но засса­ла и убе­жа­ла, по­то­му что «сей­час нас бу­дут ***** (бить. – Прим. SNC)» (сме­ет­ся).

Го­во­рят, в гри­мер­ках «Ле­нин­гра­да» пе­ред кон­цер­та­ми ед­ва ли не ве­се­лее, чем на сцене и аф­те­па­ти, по­то­му что там на­сто­я­щий ку­теж. И есть ле­ген­да, что би­ле­ты в гри­мер­ку мож­но ку­пить, что­бы по­си­деть, по­бу­хать, ни­ко­му не ме­шая. Бы­ло та­кое де­ло? Это последняя на­ша раз­ра­бот­ка. Во­об­ще мы тут по­ду­ма­ли, что бы­ло бы непло­хо про­да­вать би­ле­ты в но­ме­ра, в ко­то­рых мы жи­вем. Те са­мые, за­креп­лен­ные за ва­ми в «Лот­те Пла­за» (мос­ков­ский отель. – Прим. SNC), в ко­то­рых да­же мож­но ку­рить? Да, но мы го­во­рить не бу­дем ни­ко­му, про « Лот­те Пла­зу » , что мы там жи­вем.

Мои кол­ле­ги все рав­но это уже на­пи­са­ли. Так сколь­ко сто­ит би­лет к вам в гри­мер­ку? Я по­ку­паю. Да нет, ко­неч­но, пока не про­да­ет­ся. Ту­да при­хо­дят ка­кие- то дру­зья близ­кие и не очень, но гри­мер­ка же не ре­зи­но­вая. Ес­ли уж до­во­дить до пре­де­ла те­му про­даж­но­сти, то я бы про­дал свое место в груп­пе «Ле­нин­град» за сум­му, ко­то­рая бы ме­ня устро­и­ла. За 100 мил­ли­о­нов дол­ла­ров го­тов усту­пить место на­все­гда. Я обя­зу­юсь во­об­ще ни­ко­гда рот не от­кры­вать – да­же в по­пыт­ке что-ли­бо спеть.

В од­ном ин­тер­вью вы ко­гда-то ска­за­ли, что по­сле со­ро­ка не со­би­ра­е­тесь вы­хо­дить на сце­ну. Жизнь за­ста­ви­ла? Нет, про­сто как-то со­рок не на­сту­пи­ло. Я се­бе ри­со­вал эти со­рок лет как ка­кой­то Ру­би­кон, ко­то­рый нуж­но пе­ре­хо­дить, а по­том насту­пил юби­лей, и все оста­лось так же глу­по, как в трид­цать.

А как вы не вы­го­ра­е­те, не пе­ре­ста­е­те ска­кать по сцене, по­лу­ча­е­те от это­го удо­воль­ствие? У нас лю­ди уже в трид­цать за­ги­ба­ют­ся. По­ни­ма­е­те, у нас очень- очень со­ци­аль­но ори­ен­ти­ро­ван­ное об­ще­ство, и у лю­дей нет та­ко­го эле­мен­тар­но­го чув­ства, как жаж­да на­жи­вы. Жаж­да на­жи­вы – она ка­кая- то у нас по­тух­шая у боль­шин­ства. Ме­ня вот жаж­да на­жи­вы бод­рит. Это то, что за­ме­ня­ет вдох­но­ве­ние в XXI ве­ке.

А по­че­му тогда вы так ма­ло сни­ма­е­тесь в те­ле­ви­зи­он­ной ре­кла­ме? Вам не пред­ла­га­ли «Тан­тум Вер­де» за два­дцать мил­ли­о­нов ис­пол­нить? Ти­ма­ти вот со­гла­сил­ся. Два­дцать мил­ли­о­нов руб­лей?

Да.

Нет, это ма­ло.

За ре­кла­му сред­ства для по­тен­ции за­пла­ти­ли боль­ше?

«Се­год­ня за­ду­мал­ся — а знаю ли я успеш­ных лю­дей, ко­то­рые не пьют? Нет, ни од­но­го»

Да.

А есть ли ка­кая-то ре­кла­ма, в ко­то­рой вы ни­ко­гда не сни­ме­тесь? Ну, пред­ла­га­ют су­ма­сшед­шие деньги – сто мил­ли­о­нов дол­ла­ров за ре­кла­му то­го, что вам не осо­бо близ­ко. Ну вот че­го? При­ве­ди­те при­мер.

Пу­ти­на. Пу­тин, ко­неч­но, бренд, но это не про­дукт.

Но ес­ли бы вам да­ли сотку за пред­вы­бор­ный ро­лик. Вряд ли. На ме­ня ни­кто не вы­хо­дил с та­ким пред­ло­же­ни­ем, я не знаю, что от­ве­чу, ко­гда мне его при­не­сут. Сто мил­ли­о­нов, ес­ли это на­лич­кой – ***, это очень боль­шой объ­ем де­нег. Ес­ли мне по­ло­жат эту го­ру, не знаю, что я от­ве­чу, но сей­час я от­ве­чу нет.

А на что вы тра­ти­те го­но­ра­ры? По­ку­па­е­те квар­ти­ры? Это со­вер­шен­ная глу­пость. Я вкла­ды­ваю деньги в кли­пы.

Раз­ве кли­пы сто­ят так до­ро­го? Что, вам Мартин Скор­се­зе их сни­ма­ет? Хо­ро­шие сто­ят до­ро­го, пло­хие – де­ше­во: все как в жиз­ни, все как с тел­ка­ми. И по­том, я ду­маю, что во­об­ще пес­ня не име­ет пра­ва су­ще­ство­вать без кли­па.

Рань­ше су­ще­ство­ва­ли. Рань­ше лю­ди, ***, па­те­фон слу­ша­ли, про­сти­те (сме­ет­ся). Сей­час вы ви­де­ли лю­дей с па­те­фо­на­ми? Я нет.

Есть спи­сок лю­дей, у ко­то­рых на кор­по­ра­ти­вах-празд­ни­ках вы вы­сту­па­е­те бес­плат­но? Есть та­кие лю­ди, да. По боль­шей ча­сти вы их не зна­е­те. Я не бе­ру де­нег с та­ких же жу­ли­ков, как я. Не бе­ру де­нег с Гри­ши Леп­са, не бе­ру с Ксю­ши Соб­чак – с по­доб­ных кол­лег.

А есть ка­кие-то лю­ди, у ко­то­рых вы не бу­де­те вы­сту­пать? Ну на­вер­ня­ка есть. Я пока их не ви­дел.

Вы прав­да ко­пи­ро­ва­ли Яна Брей­ге­ля или это городская ле­ген­да? Прав­да, да. Млад­ше­го.

Сей­час у вас вы­став­ка в «Эрар­те». Вы при­ду­ма­ли сло­во «брендре­а­лизм», ва­ше опре­де­ле­ние? Да, ко­неч­но. Брендре­а­лизм – та­кое же ни­че­го не объ­яс­ня­ю­щее сло­во, как «пост­мо­дер­низм». Я его при­ду­мал спе­ци­аль­но, что­бы бы­ло по­нят­но, о чем речь, не бо­лее.

Вре­мя на ис­хо­де, так что да­вай­те про мо­ду. Вас не раз за­пи­сы­ва­ли в «са­мые стиль­ные муж­чи­ны стра­ны». Кра­си­вые шмот­ки ува­жа­е­те? Что та­кое «кра­си­вые шмот­ки» – *** зна­ет. Я жи­ву со­рок три го­да, и то, что де­сять лет на­зад счи­та­лось кра­си­вым, се­год­ня вы­зы­ва­ет смех. Ка­кая стра­на, та­кой, су­ка, и стиль. У ме­ня стиль – я всем его уже дав­ным-дав­но за­де­кла­ри­ро­вал, объ­яс­нил, что это на­зы­ва­ет­ся лак­ше­ри-ал­каш, это на­зы­ва­ет­ся бом­же­шик – как угод­но. Я но­шу то, что преж­де все­го не со­че­та­ет­ся.

Са­ми хо­ди­те по ма­га­зи­нам? Да, ко­неч­но, ***, а ка­кой те­бе бай­ер ку­пит ка­кие-нибудь кро­ко­ди­ло­вые ка­за­ки со спор­тив­ны­ми шта­на­ми вместе? Да ни­ка­кой.

Ну та­кой, ***** (су­ма­сшед­ший – прим. SNC) Нет, про­сти­те, ***** здесь я, по­это­му за­чем искать дру­го­го? А по ча­сти шо­пин­га – луч­ше все­го Мюн­хен, ка­ка­я­ни­будь Аме­ри­ка, Нью-йорк. Там во­об­ще все ***** (ши­кар­но. – Прим. SNC).

А как вам груп­па «Гри­бы»? «Гри­бы» класс­ные, да.

А пе­ви­ца Лу­на? Я да­же под­пи­сан на нее в ин­с­та­гра­ме.

По­че­му сре­ди ак­ту­аль­ных рос­сий­ских му­зы­кан­тов у вас од­но­го есть чув­ство рус­ско­го язы­ка? Мне ка­жет­ся, это поза, ху­до­же­ствен­ный жест, та­кое пре­не­бре­же­ние тек­стом – это как объ­явить «По­че­му Пи­ро­сма­ни так ***** (пло­хо. – Прим. SNC) ри­су­ет?». Это стиль. По­смот­ри­те тот же са­мый Versus, где кро­ме тек­ста нет ни­че­го, где тек­сты, нар­ра­тив­ные вы­ска­зы­ва­ния.

Что дол­жен сде­лать человек, что­бы его вы­гна­ли из груп­пы «Ле­нин­град »? Сквер­но­сло­вить. Ес­ли кто у нас ма­те­рит­ся – ***** сра­зу вы­ле­та­ет.

Ба­рец­кий го­во­рил, что его из-за пьян­ки вы­гна­ли. Нет, Ба­рец­кий про­сто ма­те­рил­ся.

«Ка­кая стра­на, та­кой, су­ка, и стиль. Я свой дав­но за­де­кла­ри­ро­вал: лак­ше­ри-ал­каш, бом­же­шик, — как угод­но»

Олим­пий­ка и фут­бол­ка, все Alexander Terekhov.

Текст: На­та­лия Ар­хан­гель­ская Фо­то: Са­ша Чай­ка Стиль: Игорь Ан­дре­ев

На Фло­ри­де: пла­тье Alexander Terekhov; туфли Corsocomo. На Ва­си­ли­се: пла­тье Alexander Terekhov; туфли Fabiani (rendez-vous.ru).

На Ва­си­ли­се: ком­би­не­зон и ре­мень, все Alexander Terekhov. На Сер­гее: фут­бол­ка и брю­ки, все Alexander Terekhov. На Фло­ри­де: пла­тье Alexander Terekhov.

COVERSTORYФут­бол­ка и брю­ки, все Alexander Terekhov; крос­сов­ки, соб­ствен­ность Сер­гея (все, здесь и да­лее).

На Фло­ри­де: жа­кет и юб­ка, все Alexander Terekhov; туфли Next. На Ва­си­ли­се: жа­кет и юб­ка, все Alexander Terekhov; туфли Next.

Ма­ки­яж и при­чес­ка: Оль­га Ва­си­лье­ва Ас­си­стент сти­ли­ста: Анастасия Клыч­ко­ва Ас­си­стент ви­за­жи­ста: Ве­ро­ни­ка Тро­пи­на Ас­си­стент фо­то­гр­фа: Ма­ри Го­лу­бе­ва Про­дю­сер: SNC' SNC SN NC N C' 07– 07 70 7– 7 0 08.17 8 8.17 81 17 Ирина 7 Пи­лат

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.