SOS по­да­вать ЗА­ПРЕ­ЩЕ­НО

Sovershenno Sekretno. Informatsiya k Razmyshleniyu - - СЕКРЕТЫ ИСТОРИИ - Ва­ле­рий МИШАКОВ Пуб­ли­ка­ция 2010 го­да

Вфев­ра­ле 1982 го­да в со­вет­ских га­зе­тах по­яви­лось со­об­ще­ние ТАСС: «Кон­тей­не­ро­воз «Ме­ха­ник Та­ра­сов», сле­ду­ю­щий из ка­над­ско­го пор­та Кве­бек в Ле­нин­град, за­то­нул в рай­оне Нью­фа­унд­лен­да, по­пав в зо­ну силь­ней­ше­го штор­ма». ТАСС так­же со­об­щал, что из 37 чле­нов эки­па­жа в жи­вых оста­лись толь­ко пя­те­ро. Для рас­сле­до­ва­ния при­чин тра­ге­дии в Москве бы­ла со­зда­на спе­ци­аль­ная ко­мис­сия. О ре­зуль­та­тах ее ра­бо­ты не со­об­ща­лось. Ве­ро­ят­но, все спи­са­ли на сти­хию, так как ни од­но долж­ност­ное ли­цо не по­нес­ло на­ка­за­ния за ги­бель лю­дей. В по­ис­ках ин­фор­ма­ции из пер­вых рук мы пы­та­лись об­щать­ся с бы­ва­лы­ми мо­ря­ка­ми. Они по­жи­ма­ли пле­ча­ми и со­ве­то­ва­ли по­пы­тать сча­стья в ар­хи­ве Бал­тий­ско­го мор­ско­го па­ро­ход­ства (БМП) – ор­га­ни­за­ции, ко­то­рой при­над­ле­жа­ло суд­но. Но в кон­це 1990-х БМП рас­про­да­ло свою мно­го­чис­лен­ную фло­ти­лию и ра­зо­ри­лось. На­деж­да най­ти до­ку­мен­ты в Ми­ни­стер­стве мор­ско­го фло­та то­же рас­та­я­ла. В зда­нии, где хра­нил­ся ар­хив, в 1998 го­ду про­изо­шел по­жар, при­чем его очаг на­хо­дил­ся как раз воз­ле биб­лио­те­ки. Каж­дый год 16 фев­ра­ля на Се­ра­фи­мов­ском клад­би­ще у ме­мо­ри­а­ла по­гиб­шим мо­ря­кам со­би­ра­ют­ся их дру­зья и род­ствен­ни­ки. Здесь нам уда­лось встре­тить лю­дей, ко­то­рые мог­ли бы знать по­дроб­но­сти тра­ге­дии. Ока­за­лось, что из пя­те­рых спа­сен­ных до на­ших дней до­жи­ли двое. Вто­рой по­мощ­ник ка­пи­та­на Ко­жу­хов пе­ре­ехал в дру­гой го­род, и его сле­ды за­те­ря­лись. А тре­тий ме­ха­ник Алек­сандр Ак­сё­нов до сих пор жи­вет в Пи­те­ре. Но, со­слав­шись на пло­хое здоровье и неже­ла­ние пре­да­вать­ся тя­же­лым вос­по­ми­на­ни­ям, он укло­нил­ся от раз­го­во­ра. И ко­гда уже ка­за­лось, что на­ше рас­сле­до­ва­ние за­шло в ту­пик, на­шел­ся че­ло­век, зна­ю­щий о «Ме­ха­ни­ке Та­ра­со­ве» прак­ти­че­ски все. Это Ра­дий Ива­но­вич Го­ря­чев, ко­то­рый был ме­ха­ни­ком-на­став­ни­ком суд­на. Ра­бо­тая в Бал­тий­ском мор­ском па­ро­ход­стве, он от­ве­чал за тех­ни­че­ское со­сто­я­ние ко­раб­ля, кон­тро­ли­ро­вал его ре­монт и был зна­ком со мно­ги­ми чле­на­ми эки­па­жа. Позд­нее он стал глав­ным ин­же­не­ром БМП. «В се­ре­дине ян­ва­ря 1982 го­да «Ме­ха­ник Та­ра­сов» ухо­дил из Ле­нин­гра­да в оче­ред­ной рейс, – вспо­ми­на­ет Ра­дий Ива­но­вич. – Че­рез оке­ан в Ка­на­ду. В прин­ци­пе, ка­пи­тан Был­кин был про­тив ис­поль­зо­ва­ния теп­ло­хо­да на транс­ат­лан­ти­че­ских ли­ни­ях. Де­ло в том, что «Ме­ха­ник Та­ра­сов» – это од­но из 10 су­дов ти­па «рол­кер», по­стро­ен­ных в Фин­лян­дии по оте­че­ствен­но­му про­ек­ту. Имея вы­со­кий центр тя­же­сти и ко­роб­ча­тую фор­му кор­пу­са, оно предназначалось для пла­ва­ния во внут­рен­них мо­рях. В усло­ви­ях штор­ма у суд­на воз­ни­ка­ли опас­ные кре­ны и рыс­ка­ния. Кро­ме то­го, на нем не бы­ло по­пе­реч­ных во­до­не­про­ни­ца­е­мых пе­ре­го­ро­док, что про­ти­во­ре­чи­ло меж­ду­на­род­ным тре­бо­ва­ни­ям без­опас­но­сти мо­ре­пла­ва­ния. Но ес­ли пар­тия го­во­ри­ла «на­до», что мог от­ве­тить ка­пи­тан? Тем бо­лее та­кой, как Был­кин. Вы­со­кий, кра­си­вый, уве­рен­ный в се­бе мо­ряк. Пе­ре­до­вик до моз­га ко­стей. План лю­бой це­ной – его лю­би­мый ло­зунг. В тот день все шло как обыч­но. Я под­нял­ся на суд­но, по­го­во­рил со стар­шим ме­ха­ни­ком За­ха­ро­вым. За­ме­ча­ний по со­сто­я­нию ме­ха­низ­мов не бы­ло». Ка­пи­тан Был­кин, по­лу­чив от си­ноп­ти­ков про­гноз по­го­ды, обе­щав­ший же­сто­кие штор­ма, ре­шил все-та­ки вый­ти в мо­ре. Мо­ря­ки го­во­рят, что ему хо­те­лось, со­кра­тив путь че­рез Се­вер­ную Ат­лан­ти­ку, обо­гнать сво­е­го кон­ку­рен­та – ка­пи­та­на Ви­но­гра­до­ва, вы­шед­ше­го в мо­ре днем рань­ше на судне та­ко­го же ти­па «Ме­ха­ник Ев­гра­фов». «Ме­ха­ник Та­ра­сов» ока­зал­ся един­ствен­ным суд­ном, риск­нув­шим по­ки­нуть порт в тот зло­по­луч­ный день. «Ме­ха­ник Та­ра­сов» вез из Ка­на­ды ру­ло­ны га­зет­ной бу­ма­ги и кон­тей­не­ры. За креп­ле­ние гру­за на бор­ту от­ве­чал порт от­прав­ки. Но за эту услу­гу при­хо­ди­лось пла­тить ва­лю­той. В це­лях эко­но­мии вре­ме­ни и де­нег на­ши мо­ря­ки ча­ще все­го кре­пи­ли груз са­ми. От Кве­бе­ка до оке­а­на – 8 ча­сов хо­да по ре­ке Свя­то­го Лав­рен­тия. В это вре­мя эки­паж под ру­ко­вод­ством стар­по­ма Штей­на и про­де­лы­вал все необ­хо­ди­мые ма­ни­пу­ля­ции. Вот толь­ко ка­че­ство ра­бот бы­ло не на вы­со­те. Пер­вая тре­вож­ная ин­фор­ма­ция при­ш­ла 13 фев­ра­ля. Со­об­ща­лось, что у суд­на по­явил­ся по­сто­ян­ный крен. В усло­ви­ях силь­ней­ше­го штор­ма это мог­ло при­ве­сти к се­рьез­ным ослож­не­ни­ям. Тут же бы­ла со­зда­на ко­мис­сия по спа­се­нию «Ме­ха­ни­ка Та­ра­со­ва» под пред­се­да­тель­ством за­ме­сти­те­ля на­чаль­ни­ка по без­опас­но­сти мо­ре­пла­ва­ния БМП Ген­на­дия Чи­сто­ва. Вклю­чи­ли ту­да и Ра­дия Го­ря­че­ва. Что­бы вы­пра­вить крен, Был­кин при­ка­зал за­пол­нить за­борт­ной во­дой бал­ласт­ный танк, на­хо­дя­щий­ся на про­ти­во­по­лож­ном бор­ту. Вклю­чи­ли на­со­сы и ста­ли ждать. Обыч­но эта про­це­ду­ра за­ни­ма­ет час. Но во­ду за­ка­чи­ва­ли в ци­стер­ну чуть ли не пол­дня, а крен все на­рас­тал. О ЧП до­ло­жи­ли в Моск­ву на­чаль­ни­ку по без­опас­но­сти Ми­ни­стер­ства мор­ско­го фло­та Май­на­га­ше­ву. Про­си­ли спу­стить Был­ки­ну при­каз о воз­вра­ще­нии в Кве­бек, по­сколь­ку, зная ха­рак­тер ка­пи­та­на, бы­ли уве­ре­ны, что сам он по­доб­но­го ре­ше­ния не при­мет. Но Май­на­га­шев от­ве­тил от­ка­зом. Че­ло­век, по­слан­ный на ниж­ние па­лу­бы суд­на, при­нес тре­вож­ную весть: один из тяжелых кон­тей­не­ров со­рвал­ся с креп­ле­ния и про­бил уг­лом стен­ку бал­ласт­ной ци­стер­ны. Во­да, ко­то­рую в нее за­ка­чи­ва­ли для вы­прав­ле­ния кре­на, спо­кой­но вы­ли­ва­лась и за­пол­ня­ла трюм. Те­перь, ко­гда при­чи­на стран­но­го по­ве­де­ния суд­на бы­ла разгадана, по­яви­лась на­деж­да на бла­го­по­луч­ный ис­ход. Ка­пи­тан при­ка­зал вклю­чить пом­пу, что­бы от­со­сать во­ду. В Ле­нин­град по­ле­те­ли об­на­де­жи­ва­ю­щие ра­дио­грам­мы. Но бе­да не при­хо­дит од­на. Огром­ные вол­ны, с чу­до­вищ­ной си­лой со­кру­шав­шие нос суд­на, вме­сте с кус­ком па­лу­бы вы­рва­ли вен­ти­ля­ци­он­ный гри­бок, и оке­ан­ская во­да хлы­ну­ла в трюм. Нуж­но бы­ло сроч­но за­ткнуть от­вер­стие. Стан­дарт­ный пла­стырь не го­дил­ся: не бы­ло то­чек для его креп­ле­ния. Да и до­брать­ся до но­са, ка­за­лось, невоз­мож­но. Как усто­ять под на­по­ром ты­сяч тонн во­ды? Боц­ман Вол­ков вы­звал­ся вы­пол­нить эту за­да­чу. Он на­бил тря­пьем огром­ный хол­що­вый ме­шок и вме­сте с несколь­ки-

ТАЙ­НА ГИ­БЕ­ЛИ ТЕП­ЛО­ХО­ДА МЕ­ХА­НИК ТА­РА­СОВ: СВОИ НЕ ПО­МОГ­ЛИ, А ЧУ­ЖИМ ПО­МО­ГАТЬ НЕ РАЗ­РЕ­ШИ­ЛИ

ми чле­на­ми эки­па­жа стал про­би­рать­ся на бак. Ка­ким об­ра­зом эта рис­ко­ван­ная за­тея уда­лась, из­вест­но од­но­му Бо­гу. Во вре­мя опе­ра­ции од­но­го из мо­ря­ков смы­ло вол­ной за борт, но боц­ма­ну уда­лось за­су­нуть им­про­ви­зи­ро­ван­ную за­тыч­ку в от­вер­стие. Она про­дер­жа­лась не­дол­го. Оче­ред­ной оке­ан­ский вал про­толк­нул ее в трюм, а раз­мок­шая бу­ма­га за­би­ла вход­ные отверстия помпы. Си­ту­а­ция ста­но­ви­лась кри­ти­че­ской. Утром 15 фев­ра­ля Был­кин по­слал в па­ро­ход­ство ра­дио­грам­му с прось­бой о по­мо­щи. Да­вать SOS на меж­ду­на­род­ной волне он не ре­шил­ся. В тот день тер­пе­ли бед­ствие не толь­ко со­вет­ские мо­ря­ки. В том же рай­оне аме­ри­кан­ская неф­тя­ная плат­фор­ма «Оу­шен Рейн­джер» под на­по­ром сти­хии по­лу­чи­ла опас­ный крен и бы­ла вы­нуж­де­на по­дать сиг­нал SOS. По­том кто-то из со­вет­ских жур­на­ли­стов со­чи­нил кра­си­вую ле­ген­ду, буд­то «Ме­ха­ник Та­ра­сов», при­няв сиг­нал бед­ствия, раз­вер­нул­ся и устре­мил­ся на помощь неф­тя­ни­кам. На са­мом де­ле это бы­ло про­сто невоз­мож­но. Крен суд­на уже пре­вы­шал 35 гра­ду­сов, а но­со­вая часть на гла­зах по­гру­жа­лась в во­ду. Из со­вет­ских су­дов бли­же всех на­хо­дил­ся ры­бо­лов­ный трау­лер «Иван Двор­ский». Пол­ным хо­дом он по­шел на­встре­чу «Ме­ха­ни­ку Та­ра­со­ву». Но их раз­де­ля­ло 100 мор­ских миль, или, учи­ты­вая штор­мо­вую по­го­ду, 14 ча­сов хо­ду. В это вре­мя гиб­ну­щее со­вет­ское суд­но за­ме­тил с воз­ду­ха са­мо­лет ка­над­ской бе­ре­го­вой охра­ны и по ра­дио пред­ло­жил ка­пи­та­ну снять с теп­ло­хо­да весь эки­паж. Но для Был­ки­на со­гла­сить­ся на помощь ино­стран­цев озна­ча­ло по­ста­вить крест на сво­ей ка­рье­ре. «У нас все в по­ряд­ке. К нам идет спа­са­тель­ное суд­но», – был от­вет с «Ме­ха­ни­ка Та­ра­со­ва». Вско­ре к теп­ло­хо­ду по­до­шло дат­ское ры­бо­лов­ное суд­но «Си­гур­фа­ри», ко­то­рое так­же пред­ло­жи­ло помощь. От­вет Был­ки­на был тот же. Опыт­ный ка­пи­тан Оль­сен, ви­дя со­сто­я­ние со­вет­ско­го теп­ло­хо­да, ре­шил остать­ся по­бли­зо­сти, ре­зон­но по­ла­гая, что час тра­ге­дии бли­зок. Имен­но это ре­ше­ние дат­ско­го ры­бо­ло­ва впо­след­ствии спас­ло жизнь пя­те­рым на­шим мо­ря­кам. С при­хо­дом но­чи шторм не по­те­рял силы. «Ме­ха­ник Та­ра­сов» про­дол­жал на­би­рать во­ду и мог пой­ти ко дну в лю­бую ми­ну­ту. Ка­пи­тан при­ка­зал эки­па­жу со­брать­ся на верх­ней па­лу­бе в теп­лой одеж­де и спа­са­тель­ных жи­ле­тах. На судне на­ча­лась лег­кая па­ни­ка. Стар­ший ме­ха­ник За­ха­ров до­стал из сво­их за­па­сов ем­кость с дву­мя лит­ра­ми спир­та и вме­сте со сво­и­ми под­чи­нен­ны­ми осу­шил ее в ма­шин­ном от­де­ле­нии. Сов­па­де­ние или нет, но чет­ве­ро из пя­ти вы­жив­ших ока­за­лись имен­но из этой ком­па­нии. За­ха­ров за­бе­жал в ка­ю­ту зам­по­ли­та Ва­си­лия По­по­ва. Тот при­вя­зал се­бя ве­рев­кой к крес­лу и по­ки­дать то­ну­щее суд­но не со­би­рал­ся. Раз­убеж­дать то­ва­ри­ща вре­ме­ни не бы­ло. Из-за боль­шо­го на­кло­на пол мно­гих по­ме­ще­ний пре­вра­тил­ся в непре­одо­ли­мые сте­ны. Один из мо­ря­ков, про­би­ра­ясь по длин­но­му ко­ри­до­ру, услы­шал ис­тош­ные кри­ки. Это зва­ла на помощь бу­фет­чи­ца Люд­ми­ла Мар­ку­зе. Она пол­за­ла в про­ти­во­по­лож­ном кон­це ка­ют-ком­па­нии, как по дну пе­ще­ры, и пы­та­лась вска­раб­кать­ся по по­чти от­вес­но­му по­лу. Спу­стить­ся к ней не бы­ло ни­ка­кой воз­мож­но­сти.

Тем вре­ме­нем в ма­шин­ном от­де­ле­нии мо­то­рист Ма­ма­ев, с пе­ре­ло­ман­ны­ми но­га­ми, про­дол­жал чи­стить за­би­ва­ю­щи­е­ся сет­ки помпы, что­бы хоть как-то от­сро­чить неми­ну­е­мую ги­бель суд­на. В сво­ей ка­ю­те ка­пи­тан Был­кин по­брил­ся, на­дел па­рад­ную фор­му и вер­нул­ся в руб­ку. В кро­меш­ной тем­но­те ги­гант­ские ва­лы швы­ря­ли ле­жа­щее на бо­ку су­де­ныш­ко, как иг­руш­ку. Спа­са­тель­ные шлюп­ки бы­ли бес­по­лез­ны. Мо­ря­ки со­бра­лись на шлю­поч­ной па­лу­бе воз­ле ды­мо­вой тру­бы. Шел снег. Ле­дя­ной ве­тер про­ни­зы­вал до ко­стей. Боц­ман Вол­ков, еще не­дав­но со­вер­шив­ший по­двиг, ка­за­лось, по­те­рял ощу­ще­ние ре­аль­но­сти. Об­хва­тив ру­ка­ми мач­ту, он си­дел и без­участ­но смот­рел вдаль. И вдруг по­слы­шал­ся ра­дост­ный крик. Кто-то за­ме­тил в но­чи луч про­жек­то­ра. Это трау­лер «Иван Двор­ский» на всех па­рах спе­шил на помощь. От­ча­я­ние сме­ни­лось эй­фо­ри­ей. Лю­ди бе­га­ли по па­лу­бе, ма­ха­ли ру­ка­ми и об­ни­ма­ли друг дру­га. Они ожи­да­ли, что со­вет­ское суд­но по­дой­дет по­бли­же, вы­стре­лом из ли­не­ме­та пе­ре­бро­сит трос, а по­том вта­щит всех к се­бе на борт. Но ка­пи­тан «Ива­на Двор­ско­го» не риск­нул под­хо­дить вплот­ную к то­ну­ще­му суд­ну, опа­са­ясь столк­но­ве­ния. Уви­дев его нере­ши­тель­ность, эки­паж «Ме­ха­ни­ка Та­ра­со­ва» при­шел в ярость. По­ток мо­ряц­ко­го ма­та за­глу­шил да­же рев вет­ра. Это бы­ла по­след­няя ми­ну­та жиз­ни теп­ло­хо­да. Его кор­пус при­шел в дви­же­ние. Лю­ди на­ча­ли пры­гать в ле­дя­ную во­ду. Весь в ог­нях, «Ме­ха­ник Та­ра­сов» по­гру­зил­ся в пу­чи­ну. Бы­ло 3 ча­са 30 ми­нут но­чи по мест­но­му вре­ме­ни. «Ну все, ре­бя­та, ка­жет­ся нам п...ц» – та­ки­ми бы­ли по­след­ние сло­ва стар­по­ма, сто­яв­ше­го на ра­ции. Он и ка­пи­тан Был­кин оста­лись на по­сту до кон­ца, да­же не по­пы­тав­шись спа­стись. По­том в га­зе­тах на­пи­са­ли, что, уми­рая, они кри­ча­ли в эфир: «Да здрав­ству­ет Со­вет­ский Со­юз!» Чет­ве­ро мо­ря­ков еще на па­лу­бе свя­за­лись друг с дру­гом ве­рев­кой. Ока­зав­шись в во­де, один из них – вто­рой по­мощ­ник ка­пи­та­на Ко­жу­хов – за­жег фальш­фей­ер. Этот яр­кий огонь за­ме­тил датский ка­пи­тан Оль­сен, ко­то­рый на ры­бац­ком су­де­ныш­ке пер­вым бро­сил­ся на помощь тер­пя­щим бед­ствие. Его трау­лер имел низ­кие бор­та и от­лич­ные мо­ре­ход­ные ка­че­ства. Пля­сал на вол­нах, как по­пла­вок. Дат­чане ру­ка­ми вы­хва­ты­ва­ли то­ну­щих из пу­чи­ны и за­тас­ки­ва­ли на па­лу­бу. Так им уда­лось по­до­брать де­вять об­мо­ро­жен­ных че­ло­век. Вклю­чая тех чет­ве­рых, что бы­ли свя­за­ны ве­рев­кой. Вот толь­ко ото­греть уда­лось не всех. Пе­ред прыж­ком по­мощ­ник ме­ха­ни­ка Шве­дов сло­мал но­гу. Вы­плыть с та­ким ра­не­ни­ем у него не бы­ло ни­ка­ких шан­сов. Но ему по­да­рил жизнь су­до­вой врач Вик­тор Си­дель­ни­ков – ма­стер спор­та по пла­ва­нию, ко­то­рый ба­рах­тал­ся в во­де, дер­жась за пла­ва­ю­щий ру­лон бу­ма­ги. Уви­дев ря­дом то­ну­ще­го Шве­до­ва, он под­тя­нул его к спа­си­тель­но­му ру­ло­ну. Од­на­ко бу­ма­га не мог­ла вы­дер­жать дво­их. «Дер­жись, ин­ва­лид!» – под­бод­рил врач сво­е­го то­ва­ри­ща и, усту­пив ему «спас­сред­ство», по­плыл в сто­ро­ну «Ива­на Двор­ско­го». Жи­вым его боль­ше ни­кто не ви­дел. Трау­лер «Иван Двор­ский» по­до­шел на­ко­нец к ме­сту ка­та­стро­фы, но вта­щить че­ло­ве­ка на его ше­сти­мет­ро­вые бор­та ока­за­лось невоз­мож­но. Око­че­нев­шие ру­ки гиб­ну­щих мо­ря­ков не мог­ли удер­жать об­ле­де­не­лой ве­рев­ки. Од­ну жен­щи­ну за­це­пи­ли крю­ком за шу­бу и на­ча­ли осто­рож­но под­ни­мать, но в мет­ре от спа­си­тель­ной па­лу­бы она вы­скольз­ну­ла из одеж­ды, упа­ла и боль­ше не вы­ныр­ну­ла. А вско­ре в Ка­на­де на­чал­ся су­деб­ный процесс. Гру­зо­по­лу­ча­тель – немец­кая фир­ма – тре­бо­вал воз­ме­ще­ния убыт­ков. Суд обя­зал Бал­тий­ское мор­ское па­ро­ход­ство воз­ме­стить ущерб. По­ка­за­ния на су­де да­ва­ли Ра­дий Го­ря­чев и вы­жив­шие в ка­та­стро­фе мо­ря­ки. В ма­те­ри­а­лах де­ла име­лись и ки­но­кад­ры то­ну­ще­го суд­на, сде­лан­ные с ка­над­ских са­мо­ле­тов. Ино­стран­цы так и не смог­ли по­нять, по­че­му со­вет­ские мо­ря­ки от­ка­за­лись от пред­ло­жен­ной по­мо­щи.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.