По­след­няя вой­на

Sovershenno Sekretno. Informatsiya k Razmyshleniyu - - СЕКРЕТЫ ИСТОРИИ - Вла­ди­мир ВО­РО­НОВ Пуб­ли­ка­ция 2009 го­да

Аф­ган­ская те­ма для «Со­вер­шен­но сек­рет­но» осо­бен­ная: од­ну из пер­вых прав­ди­вых книг, по­свя­щен­ных этой то­гда по­чти за­сек­ре­чен­ной войне, на­пи­сал Ар­тем Бо­ро­вик. Со дня вво­да со­вет­ских войск в Аф­га­ни­стан про­шло 35 лет, но мы в Рос­сии ни­как не мо­жем опре­де­лить­ся: чем бы­ла для нас эта вой­на, сто­и­ло ли в нее ввя­зы­вать­ся, ка­ко­вы ее по­след­ствия для стра­ны и на­ро­да, во имя че­го от­да­ли свои жиз­ни свы­ше 15 ты­сяч (по офи­ци­аль­ным дан­ным) со­вет­ских сол­дат и офи­це­ров. За­гад­кой оста­лось и то, ка­кие из этой вой­ны бы­ли из­вле­че­ны уро­ки. Быть мо­жет, че­чен­ские вой­ны и тле­ю­щий очаг неста­биль­но­сти на всем Кав­ка­зе – это то­же след­ствие «невы­учен­ных уро­ков» вой­ны в Аф­га­ни­стане? Кав­каз­ские вой­ны так и не пе­ре­кры­ли в на­шей па­мя­ти остро­ту и боль аф­ган­ской кам­па­нии. Все это и об­суж­да­лось 12 но­яб­ря 2009 го­да в ре­дак­ции «Со­вер­шен­но сек­рет­но». В дис­пу­те при­ня­ли уча­стие ру­ко­во­ди­тель Ко­ми­те­та по де­лам во­и­нов-ин­тер­на­ци­о­на­ли­стов, пер­вый пре­зи­дент Рес­пуб­ли­ки Ин­гу­ше­тия, ве­те­ран аф­ган­ской вой­ны Ге­рой Со­вет­ско­го Со­ю­за Руслан Ау­шев; пред­се­да­тель Со­ве­та ве­те­ра­нов Служ­бы внеш­ней раз­вед­ки Рос­сии, стар­ший кон­суль­тант ди­рек­то­ра СВР, один из участ­ни­ков штур­ма двор­ца Ами­на ге­не­рал-лей­те­нант Алек­сандр Го­лу­бев; пред­се­да­тель цен­траль­но­го прав­ле­ния Рос­сий­ско­го со­ю­за ве­те­ра­нов Аф­га­ни­ста­на (РСВА) Алек­сандр Ра­з­умов; пред­се­да­тель прав­ле­ния Немец­ко-рус­ско­го со­ю­за ве­те­ра­нов Аф­га­ни­ста­на, бри­гад­ный ге­не­рал бун­дес­ве­ра Ад­ри­ан фон Оэр; со­пред­се­да­тель прав­ле­ния Немец­ко-рус­ско­го со­ю­за ве­те­ра­нов Аф­га­ни­ста­на Вла­ди­мир Пет­ро­вич; пред­се­да­тель ко­ор­ди­на­ци­он­но­го со­ве­та по Юж­но­му фе­де­раль­но­му окру­гу РСВА Ма­го­мед Ха­ду­ла­ев; пред­се­да­тель Якут­ско­го ре­ги­о­наль­но­го от­де­ле­ния РСВА Юрий Бе­реж­нов; пред­се­да­тель прав­ле­ния Амур­ской ре­ги­о­наль­ной ор­га­ни­за­ции РСВА Ва­ле­рий Вощевоз; жур­на­лист, во­ен­ный кор­ре­спон­дент в Аф­га­ни­стане в 1980-е го­ды, Вла­ди­мир Сне­ги­рев. Ве­ли об­суж­де­ние Га­ли­на Си­до­ро­ва и Лео­нид Ве­ле­хов.

– В Аф­га­ни­стане я был несколь­ко раз, – ска­зал Руслан Ау­шев. – Ко­гда вхо­ди­ли ту­да, был стар­шим лей­те­нан­том, ко­гда вы­хо­ди­ли, уже под­пол­ков­ни­ком. Сра­зу хо­чу ска­зать: вво­дить вой­ска не нуж­но бы­ло. Пом­ню, в 1989 го­ду, ко­гда был на­род­ным де­пу­та­том СССР, мы при­ня­ли по­ста­нов­ле­ние, где бы­ло ска­за­но: это бы­ла ошиб­ка со­вет­ско­го го­су­дар­ства. И я с этим со­гла­сен. Но в то же вре­мя и те­рять Аф­га­ни­стан мы не име­ли пра­ва – это пло­щад­ка, от­ку­да есть вы­хо­ды во мно­гие очень важ­ные для нас ре­ги­о­ны. Но все же, ду­маю, на­до бы­ло дру­жить, со­труд­ни­чать, как-то по­мо­гать, а не вво­дить вой­ска. Да, с это­го плац­дар­ма мож­но кон­тро­ли­ро­вать ги­гант­ский ре­ги­он, но на­до же бы­ло знать эту стра­ну, по­ни­мать, что она со­вер­шен­но уни­каль­на. Убеж­ден, на­до бы­ло не вхо­дить ту­да, а по­мо­гать аф­ган­цам.

– Воз­мож­но, – про­дол­жил раз­го­вор Алек­сандр Ра­з­умов, – это бы­ла ошиб­ка. Да, ско­рее все­го, имен­но так, дей­стви­тель­но ошиб­ка, и очень се­рьез­ная: ре­ши­ли при­ме­нить, быть мо­жет, са­мый край­ний ме­тод – си­ло­вое воз­дей­ствие, при­чем неадек­ват­но об­ста­нов­ке. Ан­дро­пов и дру­гие де­я­те­ли, планировавшие эту опе­ра­цию, ви­ди­мо, име­ли пе­ред гла­за­ми со­вер­шен­но дру­гую кар­ти­ну. И, са­мое глав­ное, они не учли ни мен­та­ли­тет жи­те­лей Аф­га­ни­ста­на, ни осо­бен­но­сти куль­ту- ры этой древ­ней стра­ны, ни обы­ча­ев ее на­ро­дов. Офи­це­ры, не го­во­ря уж о сол­да­тах и сер­жан­тах, ма­ло зна­ли об Аф­га­ни­стане, да и во­об­ще, кто то­гда в Со­вет­ском Со­ю­зе знал об аф­ган­ских обы­ча­ях – ни­кто ни­че­го не знал, хо­тя, по­вто­рюсь, это ста­рая, древ­няя куль­ту­ра. Ко­неч­но, как офи­цер я по­лу­чил се­рьез­ный и бес­цен­ный бо­е­вой опыт. Но ко­гда за­ду­мы­ва­юсь, что слу­чи­лось с на­шей стра­ной по­сле Аф­га­ни­ста­на, по­ни­маю: ко­неч­но, нам это бы­ло не нуж­но.

– Уве­ряю вас, ес­ли бы Со­вет­ский Со­юз не рух­нул, оцен­ка со­бы­тий бы­ла бы дру­гая, – всту­пил в раз­го­вор Алек­сандр Го­лу­бев, ко­то­рый от­ста­и­вал необ­хо­ди­мость вхо­да в Аф­га­ни­стан. – То­гда бы­ла со­вер­шен­но дру­гая об­ста­нов­ка: Со­вет­ский Со­юз раз­ви­вал­ся, и аф­ган­цы, гля­дя на него, при­бе­га­ли к на­шей по­мо­щи – без­воз­мезд­ной, да­же, ска­зал бы, ис­крен­ней по­мо­щи. Не за­бы­вай­те, что у нас бы­ло в Аф­га­ни­стане мно­же­ство сов­мест­ных эко­но­ми­че­ских про­ек­тов. Ввод на­ших войск не преду­смат­ри­вал ве­де­ния бо­е­вых дей­ствий, лишь охра­ну объ­ек­тов на­ше­го сов­мест­но­го со­труд­ни­че­ства, за­щи­ту на­ших граж­дан. Ведь этих объ­ек­тов бы­ло ты­ся­чи, а граж­дан – так до сих пор ни­кто не мо­жет под­счи­тать, сколь­ко их там на­хо­ди­лось. Но по­том нас втя­ну­ли в во­ен­ные дей­ствия. И не аф­ган­цы втя­ну­ли, не мод­жа­хе­ды, нас втя­ну­ли дру­гие – те, кто се­год­ня при­сут­ству­ет в Аф­га­ни­стане. А то­гда мы зна­ли, что аме­ри­кан­цы се­рьез­но про­ра­ба­ты­ва­ют во- прос раз­ме­ще­ния в Аф­га­ни­стане ра­кет сред­не­го ра­ди­у­са дей­ствия, на­це­лен­ных про­тив Со­вет­ско­го Со­ю­за. То­гда шла хо­лод­ная вой­на, ко­то­рая по­рой бы­ла не толь­ко хо­лод­ной. По­то­му я и счи­таю, что ре­ше­ние не от­да­вать Аф­га­ни­стан на от­куп аме­ри­кан­цам – пра­виль­ное. Я мно­го раз по­сле тех со­бы­тий встре­чал­ся и с аф­ган­ским ру­ко­вод­ством, и с про­сты­ми людь­ми – они не име­ют на нас ни­ка­кой оби­ды. Бо­лее то­го, аф­ган­цы сей­час да­же го­во­рят: «За­чем вы ушли от нас? Ваш сол­дат при­хо­дил в ки­шлак, за­хо­дил в дом и пил вме­сте с на­ми чай, а вот аме­ри­кан­цы ни­че­го по­доб­но­го не де­ла­ют...» Мож­но, ко­неч­но, бы­ло и не вво­дить вой­ска, но все рав­но за Аф­га­ни­стан и при­ле­жа­щие к СССР ре­ги­о­ны на­до бы­ло драть­ся, необ­хо­ди­мо бы­ло обез­опа­сить со­вет­ские гра­ни­цы, уста­но­вив там свое вли­я­ние. По­это­му, ду­маю, с точ­ки зре­ния во­ен­ной и по­ли­ти­че­ской стра­те­гии все бы­ло сде­ла­но пра­виль­но. Не толь­ко аф­ган­цы бы­ли сре­ди мод­жа­хе­дов. Во­е­ва­ли и ны­неш­ние тер­ро­ри­сты, и та са­мая «Аль-Ка­и­да», ко­то­рую аме­ри­кан­цы и со­зда­ли про­тив Со­вет­ско­го Со­ю­за. А с на­шей сто­ро­ны во­е­ва­ли не на­ем­ни­ки, а на­ши граж­дане, на­ши сол­да­ты и офи­це­ры. Кста­ти, и се­год­ня в Аф­га­ни­стане во­ю­ют не аме­ри­кан­цы, а на­ем­ни­ки во­ю­ют.

– Тер­ро­ризм за­ро­дил­ся на тер­ри­то­рии Аф­га­ни­ста­на, а по­ро­ди­ли его аме­ри­кан­цы – и Та­ли­бан, и «Аль­Ка­и­ду», – под­дер­жал ге­не­ра­ла Ва­ле­рий Вощевоз.

– Да лад­но вам – втя­ну­ли мод­жа­хе­ды, душ­ма­ны, на­ем­ни­ки! – го­ря­чо воз­ра­зил Руслан Ау­шев. – Это пар­ти­за­ны! Ко­гда мы во­шли, пом­ню, в Ка­бу­ле бы­ло са­мое на­сто­я­щее на­род­ное вос­ста­ние, и за­тем с каж­дым днем про­тив нас

Мож­но бы­ло и не вво­дить вой­ска, но все рав­но за Аф­га­ни­стан и при­ле­жа­щие к СССР ре­ги­о­ны на­до бы­ло драть­ся, необ­хо­ди­мо бы­ло обез­опа­сить со­вет­ские гра­ни­цы, уста­но­вив там свое вли­я­ние.

бы­ло все боль­ше и боль­ше лю­дей. Про­тив нас под­нял­ся на­род, 90 про­цен­тов на­се­ле­ния бы­ло про­тив нас. Ну, хо­ро­шо, не 90, так 80, лад­но – 79 про­цен­тов бы­ло про­тив нас. Это бы­ла на­род­ная вой­на. Не бы­ло там то­гда ни­ка­ких та­ли­бов и ны­неш­них экс­тре­ми­стов, не на­до сме­ши­вать день се­го­дняш­ний и вче­раш­ний, се­го­дняш­ние та­ли­бы и экс­тре­ми­сты – они как раз и есть по­рож­де­ние той вой­ны, ее ре­зуль­тат. Хо­тя, ко­неч­но, и аме­ри­кан­ские, и па­ки­стан­ские спец­служ­бы ра­бо­та­ли, кто же спо­рит? Но вой­на бы­ла их соб­ствен­ная, на­род­ная. К сло­ву, как по­том и пер­вая вой­на в Чечне – та же пар­ти­зан­ская вой­на, как и в Аф­га­ни­стане. И ны­неш­нее ру­ко­вод­ство Чеч­ни – кто? Пар­ти­за­ны пер­вой че­чен­ской. А в горах ныне си­дят уже те, ко­го то­же по­ро­ди­ла вой­на. По­че­му они под­ня­лись про­тив нас? А ни­кто не лю­бит, ко­гда в его дом при­хо­дит чу­жой. Ко­гда мы во­шли в Аф­га­ни­стан, там уже шла граж­дан­ская вой­на, и мы, вве­дя ту­да свои вой­ска, усу­гу­би­ли эту си­ту­а­цию, на­ша вой­на по­шла на

В 1979 ГО­ДУ СО­ВЕТ­СКИЕ ВОЙ­СКА ВО­ШЛИ В АФ­ГА­НИ­СТАН. ВЕ­ТЕ­РА­НЫ СО­БЫ­ТИЙ СПО­РЯТ ЗА КРУГ­ЛЫМ СТО­ЛОМ В СО­ВЕР­ШЕН­НО СЕК­РЕТ­НО: БЫ­ЛА ЛИ НАМ НУЖ­НА ЭТА ВОЙ­НА И КА­КИЕ УРО­КИ ИЗ НЕЕ ИЗ­ВЛЕ­ЧЕ­НЫ?

фоне их граж­дан­ской вой­ны. Здесь пол­но­стью ра­бо­та­ют ана­ло­гии с че­чен­ской вой­ной. Вы­вод ба­на­лен: с ка­ки­ми бы бла­ги­ми це­ля­ми вой­ска ни вхо­ди­ли, ко­гда они вхо­дят в чу­жой дом, это­го ни­кто не лю­бит.

– А бы­ла ли это вой­на? – по­де­лил­ся со­мне­ни­я­ми Юрий Бе­реж­нов. – Зна­е­те, мое мне­ние, что вой­ной счи­та­ет­ся, ко­гда есть тот, кто ее объ­яв­ля­ет, и тот, ко­му ее объ­яви­ли. В дан­ной си­ту­а­ции бы­ло на­ше во­ен­ное при­сут­ствие. Ка­кая же это вой­на, ес­ли не ста­ви­лась цель по­бе­дить? Мы на­хо­ди­лись в ме­стах дис­ло­ка­ции, бы­ло по­дав­ле­ние ло­каль­ных оча­гов, со­про­вож­де­ние ко­лонн, мест­но­му на­се­ле­нию до­став­ля­лось про­до­воль­ствие, ме­ди­ка­мен­ты, ока­зы­ва­лась ме­ди­цин­ская помощь. Нет, вой­ной это ни­как нель­зя наз­вать. По­то­му и о на­шем по­ра­же­нии там то­же нель­зя го­во­рить: ведь за­да­чи, ко­то­рые ста­ви­лись пе­ред сол­да­та­ми, вы­пол­ня­лись! И по­том, там же бы­ла своя армия, и с 1985 го­да ни од­на опе­ра­ция не про­ис­хо­ди­ла без уча­стия аф­ган­цев.

– Ко­неч­но же, вой­ной счи­та­ет­ся, ес­ли она объ­яв­ля­ет­ся, – со­гла­сил­ся Ма­го­мед Ха­ду­ла­ев. – А кто ее объ­яв­лял? Бы­ло на­ше во­ен­ное при­сут­ствие, и за­да­ча по­бе­ды не ста­ви­лась. Вой­ной это наз­вать нель­зя. По­это­му нет и по­ра­же­ния. Раз­ве мож­но наз­вать по­ра­же­ни­ем те ты­ся­чи ки­ло­мет­ров ас­фаль­то­вых до­рог, ко­то­рые мы им по­стро­и­ли, раз­ве мож­но наз­вать по­ра­же­ни­ем де­сят­ки ты­сяч кад­ров, под­го­тов­лен­ных на­ми для аф­ган­цев? По­ра­же­ние мы по­тер­пе­ли не в Аф­га­ни­стане, по­ра­же­ние мы по­тер­пе­ли здесь, до­ма. То, что мы вы­шли от­ту­да так, – непра­виль­но. Аф­ган­цы нам по­ве­ри­ли, по­шли за на­ми, а мы их бро­си­ли. Ведь и в Чечне по­том вы­шло так же: бро­си­ли на про­из­вол судь­бы тех, кто нам ве­рил, взя­ли и ушли, оста­вив ору­жие. – Нель­зя те со­бы­тия на­зы­вать вой­ной в Аф­га­ни­стане, – при­со­еди­нил­ся Алек­сандр Го­лу­бев. – Это бы­ла це­лая кам­па­ния, но не вой­на. Ведь на­ши сол­да­ты кор­ми­ли аф­ган­цев, весь Аф­га­ни­стан. И плен­ных – раз­ве мы хо­тя бы од­но­го плен­но­го рас­стре­ля­ли? Нет, мы кор­ми­ли их, укры­ва­ли оде­я­ла­ми. Я сам 275 че­ло­век взял в плен, так мы им от­да­ли свои оде­я­ла, а са­ми оста­лись, мож­но ска­зать, го­лые. Вот так и дей­ство­ва­ли, а не толь­ко би­ли и стреляли. Да, и стреляли. А что еще де­лать, ко­гда ты идешь, а по те­бе стре­ля­ют? Что, имея ору­жие, не от­ве­чать?

– Не­дав­но я был в Аф­га­ни­стане, – ска­зал Алек­сандр Ра­з­умов. – И что ви­жу? По­вто­ре­ние тех же оши­бок, ко­то­рые де­ла­ли мы. Ко­гда раз­го­ва­ри­вал там с аф­ган­ца­ми, они мне го­во­ри­ли: вот, аме­ри­кан­цы по­стро­и­ли лишь од­но это по­ме­ще­ние, а вы – стро­и­ли за­во­ды, до­ро­ги... И да­же там се­год­ня мно­гие за­да­ют­ся во­про­сом: да бы­ли ли рус­ские так уж пло­хи? Ведь что у них се­год­ня? Вой­на на уни­что­же­ние мир­но­го на­се­ле­ния, ков­ро­вые бом­бо-штур­мо­вые уда­ры.

– Глав­ное, се­год­ня в Аф­га­ни­стане нет го­су­дар­ства, – счи­та­ет Руслан Ау­шев. – А ведь ко­гда мы ухо­ди­ли, у них бы­ла армия, хо­ро­шо под­го­тов­лен­ные кадры, эф­фек­тив­ная гос­бе­зо­пас­ность, бы­ла экономика, и она ра­бо­та­ла. Бы­ло го­су­дар­ство – и нет его, нет ар­мии как та­ко­вой, нет служ­бы без­опас­но­сти. Нет до­рог, нет те­ле­фо­на, ни­че­го нет!

– На­до ис­кать в Аф­га­ни­стане силы, ко­то­рые опре­де­ля­ют внут­рен­ние во­про­сы, с ни­ми и иметь де­ло, – ска­зал Алек­сандр Го­лу­бев. – Мы ни в ко­ем слу­чае не долж­ны бро­сить то, что сде­ла­ли там, – хо­тя бы с точ­ки зре­ния эко­но­ми­че­ской. Для нас Аф­га­ни­стан сто­ил

очень до­ро­го, по­то­му се­год­ня мы долж­ны укре­пить эти на­ши эко­но­ми­че­ские от­но­ше­ния.

– Мы ведь свой долг пе­ред го­су­дар­ством чест­но вы­пол­ни­ли, – за­ме­тил Ма­го­мед Ха­ду­ла­ев. – Да­же ста­ра­лись де­лать это кра­си­во! Жаль, ко­неч­но, что нам так и не уда­лось до­стичь там ми­ра, но свое де­ло мы сде­ла­ли. А го­су­дар­ство нас ки­ну­ло. И это бук­валь­но вы­зы­ва­ет у нас зу­бов­ный скре­жет: нас по­сла­ло го­су­дар­ство, мы за­щи­ща­ли его ин­те­ре­сы, а оно нас бро­си­ло здесь на про­из­вол судь­бы. Но мы, ве­те­ра­ны Аф­га­ни­ста­на, свою за­да­чу вы­пол­ни­ли!

– Очень жаль, что го­су­дар­ство не хо­чет ре­шать на­ши жиз­нен­ные во­про­сы, – со­ли­да­рен Юрий Бе­реж­нов. – У нас у каж­до­го се­мья, де­ти, а нам чи­нов­ни­ки го­во­рят: мы те­бя ту­да не по­сы­ла­ли!

– Лич­но мне по­сле вой­ны по­на­до­би­лось 10 лет, что­бы прий­ти в се­бя, – вспо­ми­на­ет Вла­ди­мир Пет­ро­вич. – Та вой­на обо­жгла всех, кто на ней был. И это бы­ла имен­но вой­на! Ведь кру­гом бы­ла смерть, а она не вы­би­ра­ла, кто ра­бо­тал, а кто слу­жил...

– Го­су­дар­ство долж­но ска­зать всем участ­ни­кам вой­ны спа­си­бо, по­бла­го­да­рить их, – до­ба­вил Ва­ле­рий Вощевоз. – Но се­год­ня от­но­ше­ние го­су­дар­ства к ве­те­ра­нам про­сто от­врат­ное. И это от­но­ше­ние по­рож­де­но имен­но вы­во­да­ми об оши­боч­но­сти вой­ны! Увы, но раз­ве не точ­но так же го­су­дар­ство от­но­сит­ся и к ве­те­ра­нам вполне спра­вед­ли­вой Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной?

– Мне эта си­ту­а­ция по­нят­на и, как сол­да­ту, обид­на, – всту­пил в раз­го­вор Ад­ри­ан фон Оэр. – Ведь у нас сей­час очень по­хо­же на то, как бы­ло у вас. Сол­да­ты бун­дес­ве­ра на­хо­дят­ся в Аф­га­ни­стане, во­ю­ют там. Но па­ра­докс, участ­ни­ков бо­е­вых дей­ствий в Аф­га­ни­стане не счи­та­ют ве­те­ра­на­ми, а са­ми бо­е­вые дей­ствия за­мал­чи­ва­ют­ся. Ведь офи­ци­аль­но ни­ка­кой вой­ны там вро­де бы и нет! Ми­нистр обо­ро­ны Гер­ма­нии, да и во­об­ще выс­шие ру­ко­во­ди­те­ли не го­во­рят, что Гер­ма­ния ве­дет вой­ну. Счи­та­ет­ся, мы как бы ста­би­ли­зи­ру­ем си­ту­а­цию в Аф­га­ни­стане – и все. Мы пы­та­ем­ся пе­ре­ло­мить этот под­ход и ста­ра­ем­ся до­не­сти до всех, что вой­на все-та­ки идет.

– Но был ли по­ле­зен опыт аф­ган­ской вой­ны са­мим ее ве­те­ра­нам? – спро­сил на­по­сле­док ве­ду­щий.

– На­вер­ное, я дол­жен быть бла­го­да­рен Аф­га­ни­ста­ну, – за­ду­мы­ва­ет­ся Руслан Ау­шев. – Его уро­ки не про­шли для ме­ня да­ром. Ес­ли бы не Аф­га­ни­стан, вряд ли я стал бы пре­зи­ден­том Ин­гу­ше­тии. А ко­гда на­ча­лись че­чен­ские со­бы­тия, имен­но опыт вой­ны аф­ган­ской по­мог мне быст­рее по­нять оши­боч­ность по­пыт­ки ре­шить эту про­бле­му си­лой. Очень цен­ный опыт.

– А я для се­бя вы­нес та­кой урок, – под­хва­ты­ва­ет Ма­го­мед Ха­ду­ла­ев. – На­до сна­ча­ла хо­ро­шо по­ду­мать, про­счи­тать, во что обой­дет­ся та или иная вой­на. И лишь по­том дей­ство­вать. Ко­гда чи­нов­ни­ки осо­зна­ют, во что им – лич­но им и го­су­дар­ству – бу­дет вле­тать каж­дая че­ло­ве­че­ская жизнь и со­дер­жа­ние ве­те­ра­нов-ин­ва­ли­дов, мо­жет быть, то­гда и войн, по­доб­ных аф­ган­ской, не бу­дет.

Руслан Ау­шев

Участ­ни­ки дис­кус­сии, сле­ва на­пра­во: Вла­ди­мир Пет­ро­вич, Ма­го­мед Ха­ду­ла­ев, Ва­ле­рий Вощевоз. Ад­ри­ан фон Оэр

Вни­зу:

Сле­ва на­пра­во: Вла­ди­мир Сне­ги­рев, Юрий Бе­реж­нов, Алек­сандр Го­лу­бев. Алек­сандр Ра­з­умов

Вни­зу:

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.