со­бач­ки

Sovershenno Sekretno. Informatsiya k Razmyshleniyu - - СЕКРЕТЫ НАУКИ - Ан­дрей КО­ЛО­БА­ЕВ Пуб­ли­ка­ция 1997 го­да

ЧТО из­вест­но о кос­ми­че­ских со­ба­ках? Как ни на­пря­га­юсь, а пе­ред гла­за­ми мя­тая пач­ка си­га­рет «Лай­ка» – с неве­ро­ят­но ми­лой пе­сьей мор­даш­кой и стек­лян­ны­ми гла­за­ми удар­ни­ка пер­вых пя­ти­ле­ток. Ка­жет­ся, был еще спут­ник... небы­ва­лый три­умф... и бес­силь­ная за­висть им­пе­ри­а­ли­сти­че­ских кон­ку­рен­тов. По­том – Бел­ка и Стрел­ка, но­вые по­дви­ги и столь­ко кра­си­вых ле­генд, что не­по­нят­но, ле­та­ли ли они во­об­ще. И... все! Меж­ду тем, счи­та­ет один из участ­ни­ков пер­вых экс­пе­ри­мен­тов над «чет­ве­ро­но­ги­ми аэро­нав­та­ми» док­тор ме­ди­цин­ских на­ук Вик­тор Бо­ри­со­вич Мал­кин, ес­ли бы не со­ба­ки, путь че­ло­ве­ка к звез­дам был бы сто­крат тер­ни­стее. – Жаль, – до­бав­ля­ет он, – что стра­на не зна­ет сво­их ге­ро­ев – Цы­га­на, Де­зи­ка, Мар­ки­зу, Чер­нуш­ку, Звёз­доч­ку...

Есть па­мят­ная да­та, ко­то­рая, кста­ти, на­прас­но не от­ме­ча­ет­ся, – 22 июля 1951 го­да. Пер­вый по­лет «со­ба­чье­го эки­па­жа» на гео­фи­зи­че­ской ра­ке­те с вер­ти­каль­ным за­пус­ком. Имен­но в этот день и про­бил звезд­ный час со­бак...

– По­че­му имен­но со­бак?

– Все ис­клю­чи­тель­но про­сто! Сер­гей Пав­ло­вич Королёв с са­мо­го на­ча­ла меч­тал, что в ра­ке­тах бу­дут ле­тать лю­ди, и по­ни­мал: пе­ред этим необ­хо­ди­мо убе­дить­ся, что это аб­со­лют­но без­опас­но... Та­ко­ва ис­то­ри­че­ская тра­ди­ция воз­ду­хо­пла­ва­ния. В 1783 го­ду на­ме­чал­ся пер­вый за­пуск воз­душ­но­го ша­ра. Фран­цуз­ский ко­роль Лю­до­вик XVI лич­но ру­ко­во­дил под­го­тов­кой. И один бе­зу­мец (его на­зы­ва­ли то «ап­те­ка­рем», то «вра­чом») по име­ни Пи­латр де Ро­зье был го­тов риск­нуть со­бой. Но ко­роль ска­зал: «Преж­де по­са­ди­те в гон­до­лу ут­ку, пе­ту­ха и ов­цу, пусть спер­ва они по­ле­тят». Так и сде­ла­ли. И толь­ко ко­гда жи­вот­ные при­зем­ли­лись жи­вы­ми и невре­ди­мы­ми, Лю­до­вик раз­ре­шил ле­теть «су­ма­сшед­ше­му Пи­ла­тру»... Но ваш во­прос ре­зон­ный: по­че­му имен­но со­ба­ки? Ведь аме­ри­кан­цы в это же вре­мя про­во­ди­ли кос­ми­че­ские экс­пе­ри­мен­ты на ком угод­но: на обе­зья­нах, крысах, – но толь­ко не на со­ба­ках... Од­на­ж­ды – я уже ра­бо­тал в Ин­сти­ту­те авиа­ци­он­ной ме­ди­ци­ны – в кон­це ра­бо- че­го дня ко мне по­до­шел наш стар­ший на­уч­ный со­труд­ник под­пол­ков­ник Олег Геор­ги­е­вич Га­зен­ко: «Ви­тя, сей­час в цир­ке вы­сту­па­ет по­тря­са­ю­щий дрес­си­ров­щик обе­зьян Ка­пел­ли­ни. По­е­ха­ли...» И дей­стви­тель­но фе­но­ме­наль­но! Мы при­вык­ли, что дрес­си­ров­щик сто­ит в цен­тре аре­ны с хлы­стом в ру­ках и ру­ко­во­дит «ар­ти­ста­ми». А этот сто­ял в сто­рон­ке, буд­то во­об­ще ни при чем, – обе­зья­ны иг­ра­ли весь спек­такль са­ми. Эф­фект был по­тря­са­ю­щий... По­том мы про­шли за ку­ли­сы и ста­ли «пы­тать» Ка­пел­ли­ни: «Сколь­ко вре­ме­ни ухо­дит на то, что­бы на­учить обе­зья­ну но­сить ла­ки­ро­ван­ные бо­тин­ки?» «О, – от­ве­ча­ет, – око­ло трех ме­ся­цев! И ино­гда вхо­ло­стую...» – «А как они пе­ре­но­сят уко­лы? Ведь они ча­сто бо­ле­ют че­ло­ве­че­ски­ми бо­лез­ня­ми». – «О, это еще слож­нее. Мы их здо­ро­вы­ми при­уча­ем к шпри­цу...» Ока­зы­ва­ет­ся, обе­зья­ны во­об­ще очень бо­лез­нен­но ре­а­ги­ру­ют на все непри­выч­ное. Ко­гда Ка­пел­ли­ни вез свой цирк в Аме­ри­ку и встреч­ный ко­рабль дал упре­жда­ю­щий гу­док, од­на обе­зья­на по­гиб­ла. Умер­ла, как че­ло­век, – от ин­фарк­та... Мы вы­шли из цир­ка, и Га­зен­ко ска­зал: «Обе­зья­ны не для нас! Пусть летают у аме­ри­кан­цев...» Нам бли­же со­ба­ки, их физиология пре­крас­но изу­че­на ака­де­ми­ком Пав­ло­вым. Они неиз­мен­но с лю­бо­вью и по­ни­ма­ни­ем от­но­сят­ся к че­ло­ве­ку. Сло­вом, бра­тья на­ши мень­шие. А обе­зья­на – жи­вот­ное ди­кое. По­это­му мы ре­ши­ли од­но­знач­но: в кос­мос по­ле­тит со­ба­ка. По сло­вам Вик­то­ра Бо­ри­со­ви­ча, пер- вый от­ряд ра­ке­то­пла­ва­те­лей на­би­ра­ли в... под­во­ротне. Это бы­ли обыч­ные бес­хоз­ные со­ба­ки, без ро­ду без пле­ме­ни. Двор­няж­ки, или, как их еще на­зы­ва­ли, дво­ряне. Их от­лав­ли­ва­ли на ули­цах и на­прав­ля­ли в спе­ци­аль­ный пи­том­ник, от­ку­да рас­пре­де­ля­ли по­том по на­уч­но-ис­сле­до­ва­тель­ским ин­сти­ту­там для опы­тов. Ин­сти­тут авиа­ци­он­ной ме­ди­ци­ны по­лу­чал со­бак стро­го по стан­дар­ту: не тя­же­лее ше­сти ки­ло­грам­мов (ка­би­на ра­ке­ты бы­ла рас­счи­та­на на ма­лень­кий вес) и ро­стом не вы­ше 35 сан­ти­мет­ров. – По­че­му имен­но двор­няж­ки? Да по­то­му, что они с пер­во­го дня вы­нуж­де­ны бо­роть­ся, как вы­ра­жал­ся Ша­ри­ков в «Со­ба­чьем серд­це», за свой ку­сок хле­ба. Они вы­нос­ли­вее лю­бо­го вол­ко­да­ва!.. Ви­ва­ри­ем в ин­сти­ту­те то­гда ко­ман­до­ва­ла Шу­ра Королёва, од­но­фа­ми­ли­ца Сер­гея Пав­ло­ви­ча. Весь­ма свое­об­раз­ная жен­щи­на. Со­ба­ки ее лю­би­ли безум­но, а уж она без них и во­все жить не мог­ла. По­сле ра­бо­ты Шу­ра шла до­мой, за ней увя­зы­ва­лись три-че­ты­ре «кос­мо­нав­та». Это бы­ло во­пи­ю­щим на­ру­ше­ни­ем – опы­ты жут­ко сек­рет­ные, все уче­ные да­ва­ли под­пис­ку о нераз­гла­ше­нии. Со­ба­ки не да­ва­ли под­пис­ку, по­это­му при­хо­ди­ли в Шу­ри­но жи­ли­ще и спа­ли на од­них по­ла­тях с нею и ее дву­мя детьми. Еще Шу­ра поз­во­ля­ла им неко­то­рые воль­но­сти, несов­ме­сти­мые с гри­фом «Со­вер­шен­но сек­рет­но». В ре­зуль­та­те ка­ва­ле­ры (в пер­вом от­ря­де в ос­нов­ном бы­ли сам­цы) боль­ше ду­ма­ли не о звез­дах, а о... да­мах. Бы­ва­ло, сбе­га­ли на ран­де­ву пря­мо в ска­фанд­рах. Пред­став­ля­е­те кар­ти­ну? Неуди­ви­тель­но, что все жи­ву­щие в рай­оне ста­ди­о­на «Ди­на­мо», не го­во­ря уже о 30-м кор­пу­се Ака­де­мии Жу­ков­ско­го, до­га­ды­ва­лись, что это за со­ба­ки...

– Че­му их учи­ли?

– Вы­пол­нять ко­ман­ды, но­сить одеж­ду, при­уча­ли к спе­ци­аль­ным лот­кам, на­по­ми­на­ю­щим жи­лой от­сек ра­ке­ты. Вжив­ля­ли дат­чи­ки... Этим за­ни­ма­лась груп­па та­лант­ли­вей­ших уче­ных, по­до­бран­ная Ко­ро­лё­вым. Вла­ди­мир Ива­но­вич Яз­дов­ский, Ви­та­лий Ива­но­вич По­пов, Алек­сандр Дмит­ри­е­вич Се­ря­пин, ин­же­нер Бо­рис Геор­ги­е­вич Буйлов, врач-ла­бо­рант Евдокия Оси­пов­на По­по­ва и Алек­сей Ва­си­лье­вич По­кров­ский, ди­рек­тор ин­сти­ту­та. То, что они со­тво­ри­ли за столь крат­кий срок, – на­сто­я­щее чу­до. На­пом­ню, Королёв по­явил­ся в ин­сти­ту­те при­мер­но в кон­це 1949-го, а в 1951 го­ду уже по­ле­те­ли Цы­ган и Дезик.

СПРАВ­КА.

Пер­вые за­пус­ки воз­душ­ных ша­ров – «СССР-1 бис» и «Экс­пло­рер-2» – с му­ха­ми-дро­зо­фи­ла­ми на бор­ту осу­ществ­ле­ны в СССР и США в 1935 го­ду. Вы­со­та по­ле­та – 15,9 и 24 км. Вско­ре по при­ка­зу Ста­ли­на все ис­сле­до­ва­ния со­вет­ских уче­ных на эту те­му бы­ли

свер­ну­ты, а груп­пу ра­ке­то­стро­и­те­лей разо­гна­ли. 7 мая 1947 го­да в Москве от­кры­ва­ет­ся Ин­сти­тут авиа­ци­он­ной ме­ди­ци­ны, за­ни­ма­ю­щий­ся сек­рет­ны­ми кос­ми­че­ски­ми ис­сле­до­ва­ни­я­ми. На ба­зе ра­ке­ты Фау-2 (та­ки­ми нем­цы об­стре­ли­ва­ли Ан­глию в го­ды Вто­рой ми­ро­вой) со­зда­на пер­вая со­вет­ская ракета-но­си­тель, спо­соб­ная ле­тать на боль­шие вы­со­ты. Ес­ли в США в пе­ри­од с 1948 по 1952 год из де­вя­ти за­пус­ков вы­сот­ных ра­кет с мы­ша­ми и обе­зья­на­ми во­семь бы­ли неудач­ны­ми, то пер­вый же наш за­пуск со­бак в июле 1951-го стал для кос­мо­нав­ти­ки три­ум­фаль­ным.

– Ста­лин знал об этом по­ле­те?

– Воз­мож­но. Ведь на­ша стра­на ста­ла ли­де­ром в ра­ке­то­стро­е­нии и кос­мо­нав­ти­ке по двум при­чи­нам. Пер­вая. У нас жил и творил ге­ни­аль­ный Циол­ков­ский, ко­то­рый сво­и­ми тру­да­ми «за­ра­зил» огром­ное ко­ли­че­ство эн­ту­зи­а­стов, – бла­го­да­ря ему по­ве­ри­ли, что по­лет к звез­дам воз­мо­жен. И вто­рая. Ста­лин, уви­дев Фау-2 «в де­ле», по­нял: ра­ке­ты очень мощ­ное ору­жие. По­это­му сра­зу же по­сле вой­ны в СССР на­ча­ли эту во­ен­ную от­расль фи­нан­си­ро­вать как ни­ка­кую дру­гую... Вик­тор Бо­ри­со­вич по­пал в Ин­сти­тут авиа­ци­он­ной ме­ди­ци­ны, как и мно­гие его кол­ле­ги, слу­чай­но. В кон­це 1945-го по­лу­чил выс­шее ме­до­бра­зо­ва­ние, кар­дио­лог. Но шан­сов рас­пре­де­лить­ся в Моск­ву не бы­ло – из-за «пя­то­го пунк­та». И он ре­шил уехать в Тал­лин. Узнав об этом, на­чаль­ник от­де­ла кад­ров по­ста­вил усло­вие: «Есть за­яв­ка на ка­кой-то «хит­рый» ин­сти­тут. Вот ес­ли там от­ка­жут, уеде­те». Еле на­шел эту стран­ную «фир­му без вы­вес­ки» – обык­но­вен­ное че­ты­рех­этаж­ное зда­ние быв­шей шко­лы с су­пер­за­кры­той про­пуск­ной си­сте­мой. Зав­ла­бо­ра­то­ри­ей Ан­дрей Геор­ги­е­вич Куз­не­цов сра­зу пред­ло­жил: «Бе­ри­те две ре­ко­мен­да­ции от чле­нов пар­тии –и к нам». В ито­ге Мал­кин ушел с го­ло­вой в кос­ми­че­скую ме­ди­ци­ну – за­ни­мал­ся вы­сот­ной фи­зио­ло­ги­ей 36 лет и 6 ме­ся­цев. В том чис­ле – с груп­пой бу­ду­щих «кос­мо­нав­тов».

Цы­ган­ское счастье

Эки­паж в со­ста­ве Цы­га­на и Де­зи­ка стар­то­вал в ра­ке­те Р-1 ран­ним утром 22 июля с ра­ке­то­дро­ма Ка­пу­стин Яр. Со­бы­тие бы­ло столь зна­чи­тель­ным, что к нему про­яви­ли ин­те­рес все круп­ные уче­ные, имев­шие спец­до­пус­ка, – Королёв, ака­де­ми­ки Хри­сти­а­но­вич, Бла­го­нра­вов. Хри­сти­а­но­вич под­драз­ни­вал Королёва: мол, ни­че­го из этой за­теи не вый­дет. И вот за­пуск! Р-1 под­ни­ма­ет­ся на высоту 87 ки­ло­мет­ров 700 мет­ров, го­лов­ной от­сек от­де­ля­ет­ся и на па­ра­шю­тах спус­ка­ет­ся вниз... По­пов с Се­ря­пи­ным от­вин­ти­ли крыш­ку го­лов­но­го от­се­ка... По­том Цы­ган с Де­зи­ком как уго­ре­лые но­си­лись, ла­сти­лись, и ста­ло яс­но без об­сле­до­ва­ний, что они аб­со­лют­но не по­стра­да­ли. Это бы­ла по­бе­да!

– Пла­не­та по­ра­до­ва­лась за нас?

– Что вы! Пер­вое со­об­ще­ние о Цы­гане и Де­зи­ке сде­ла­но мною и Ар­ме­ном Ара­мо­ви­чем Гюр­джи­а­ном на на­уч­ной кон­фе­рен­ции в Ка­лу­ге 18 сен­тяб­ря ты­ся­ча де­вять­сот... де­вя­но­сто пер­во­го го­да. Стро­жай­шая тай­на! В 1952-м за пер­вые по­ле­ты груп­пе уче­ных вру­чи­ли Ста­лин­скую пре­мию. Но ни­где ни пол­сло­ва за что. Со­ба­ки бы­ли под псев­до­ни­ма­ми... Ска­жу боль­ше: об­ста­нов­ка сек­рет­но­сти бы­ла та­кой, что мно­гие из нас дол­го зна­ли Королёва как СП. Фа­ми­лия бы­ла «за­кры­та». То­гда го­во­ри­ли: «СП ве­лел, СП счи­та­ет (или не счи­та­ет) нуж­ным»...

– По­че­му вы­бор пал имен­но на эту па­ру?

– В ви­ва­рии, как у спортс­ме­нов, у каж­до­го пса был свой рей­тинг. А эти бы­ли са­мые на­тре­ни­ро­ван­ные. На­при­мер, Га­га­ри­на не так вы­би­ра­ли. В него ткнул паль­цем Хру­щёв: «Хо­ро­ший рус­ский па­рень, пус­кай ле­тит!» А вот со­бак вы­би­ра­ли луч­ших из луч­ших. По­сле при­зем­ле­ния Р-1 Ана­то­лий Ар­ка­дье­вич Бла­го­нра­вов со сло­ва­ми «пусть этот ге­рой те­перь жи­вет у ме­ня» за­брал Цы­га­на к се­бе до­мой. И тем са­мым спас: ров­но че­рез неде­лю был вто­рой за­пуск – Де­зи­ка и Ли­сы. От­ка­зал па­ра­шют... С тех пор слу­чаи ги­бе­ли пе­ри­о­ди­че­ски по­вто­ря­лись – из 8 или 9 со­бак пер­во­го от­ря­да че­ты­ре по­гиб­ли. Но, несмот­ря на это, про­ве­ден­ные ис­сле­до­ва­ния име­ли огром­ное зна­че­ние. Со­вер­шен­ство­ва­лась техника, ста­но­ви­лись бо­лее мощ­ны­ми ра­ке­ты (Р-2 под­ни­ма­лись уже на высоту 212 км). Со­ба­ки при взле­те ис­пы­ты­ва­ли неви­дан­ные пе­ре­груз­ки – их вес то уве­ли­чи­вал­ся в пять с по­ло­ви­ной раз, то они во­об­ще его те­ря­ли, на­хо­дясь в неве­со­мо­сти. Плюс удар­ная пе­ре­груз­ка при при­зем­ле­нии. Все это бы­ло важ­но изу­чить при­ме­ни­тель­но к че­ло­ве­ку.

Де­ло пест­рых

Пер­вы­ми на высоту 450 км сле­та­ли Пёст­рая и Бе­лая. Ма­ло кто зна­ет, что со­ба­ки по име­ни Бе­лая в ви­ва­рии не бы­ло – на са­мом де­ле ее зва­ли Мар­ки­за. Но мар­шал Не­де­лин ска­зал, что из-за «мар­ки­зы» с Фран­ци­ей вый­дет ди­пло­ма­ти­че­ский скан­дал. «Ска­жут, мол, умыш­лен­но фран­цу­жен­ку вы­бра­сы­ва­ем в кос­мос!» Так она ста­ла Бе­лой... Этот за­пуск то­же был неудач­ным. Не вы­дер­жав пе­ре­гре­ва и пе­ре­гру­зок, со­ба­ки вер­ну­лись смер­тель­но трав­ми­ро­ван­ны­ми...

– По­гиб­ших хо­ро­ни­ли?

– Ко­гда дол­го ра­бо­та­ешь с со­ба­ка­ми, они как род­ные. На­при­мер, Ви­та­лий Ива­но­вич По­пов, че­ло­век хо­ло­стой, оди­но­кий, был очень при­вя­зан к Чи­жи­ку. Я знал, что боль­ше все­го на све­те он не лю­бит оче­ре­дей. И вдруг встре­чаю его в оче­ре­ди в бу­фет. «По­ни­ма­ешь, – объ­яс­ня­ет, – хо­ро­шие со­сис­ки за­вез­ли. Сам их не люб­лю – Чи­жик лю­бит!» По­по­ва на со­бра­ни­ях ча­сто са­жа­ли в пре­зи­ди­ум. И бы­ли про­сто по­тря­са­ю­щие сце­ны: ка­кой-то вы­со­кий на­чаль­ник де­ла­ет до­клад. Вдруг от­кры­ва­ет­ся дверь и не спе­ша – с чув­ством соб­ствен­но­го до­сто­ин­ства – Чи­жик про­хо­дит че­рез весь зал, под­ни­ма­ет­ся по ле­сен­ке в пре­зи­ди­ум и са­дит­ся ря­дом с Ви­та­ли­ем Ива­но­ви­чем на «свое» ме­сто. Ко­гда Чи­жик раз­бил­ся, Ви­та­лий Ива­но­вич пла­кал. И по­шел по­чти на пре­ступ­ле­ние, да­же два. Во-пер­вых, он его по­хо­ро­нил. Это пол­бе­ды. Что­бы на память сфо­то­гра­фи­ро­вать мо­ги­лу Чи­жи­ка, По­пов про­нес на за­кры­тый объ­ект лич­ный фо­то­ап­па­рат – по тем вре­ме­нам по­сту­пок под­суд­ный. В осталь­ных слу­ча­ях, на­сколь­ко я знаю, ни­ка­ко­го по­хо­рон­но­го ри­ту­а­ла не бы­ло. На­вер­ное, остан­ки ку­да­ни­будь сда­ва­ли...

Байки о Лай­ке

В сен­тяб­ре 1957 го­да в Ка­лу­ге от­ме­ча­ли 100-ле­тие Циол­ков­ско­го. Все шло тра­ди­ци­он­но – вы­сту­па­ли до­клад­чи­ки, осталь­ные вни­ма­тель­но слу­ша­ли. Вдруг на три­бу­ну вы­шел невы­со­кий по­жи­лой муж­чи­на в мор­ской фор­ме – ака- де­мик ад­ми­рал Ак­сель Ива­но­вич Берг, пред­се­да­тель на­уч­но­го со­ве­та Ака­де­мии на­ук по ки­бер­не­ти­ке. Его за­яв­ле­ние бы­ло сен­са­ци­он­ным: го­тов к за­пус­ку но­вый кос­ми­че­ский ап­па­рат – «ис­кус­ствен­ный спут­ник Зем­ли», ко­то­рый впер­вые со­вер­шит об­лет пла­не­ты в кос­ми­че­ском про­стран­стве. Что тут на­ча­лось! Ка­кая-то юная ком­со­мол­ка, вы­хва­тив у Бер­га мик­ро­фон, за­кри­ча­ла, что пер­вый по­лет к звез­дам Циол­ков­ский обе­щал ка­лу­жа­нам, и по­тре­бо­ва­ла в спут­ник по­са­дить ее... И вот 4 ок­тяб­ря 1957 го­да весь мир об­ле­те­ла весть: в СССР пер­вый спут­ник за­пу­щен! За­пад недо­уме­вал: как?! Со­вет­ские лю­ди го­ло­да­ют, в стране раз­ру­ха, а они – в кос­мос!.. Про­хо­дит еще ме­сяц, и но­вая сен­са­ция: «3 но­яб­ря на спут­ни­ке Зем­ли № 2 по­ле­те­ла со­ба­ка Лай­ка»... – Этот по­лет был за­про­грам­ми­ро­ван как за­ве­до­мо без­воз­врат­ный – ров­но че­рез 7 су­ток Лай­ка долж­на бы­ла по­гиб­нуть. Но про­грам­ма не бы­ла вы­пол­не­на, что тща­тель­но скры­ва­лось. По мне­нию участ­ни­ков за­пус­ка, со­ба­ка про­жи­ла не бо­лее 13 ча­сов. По од­ним рас­че­там, она успе­ла сде­лать 9 вит­ков во­круг Зем­ли и сго­ре­ла за­жи­во. По дру­гим – не успе­ла и это­го...

– А офи­ци­аль­ная вер­сия?

– «Чет­вер­тый... пя­тый... ше­стой день на ор­би­те со­вет­ский спут­ник с жи­вот­ным на бор­ту. Все си­сте­мы ра­бо­та­ют нор­маль­но! Са­мо­чув­ствие отличное!» По­том на весь мир про­зву­ча­ло: «На седь­мые сут­ки Лай­ке да­ли сно­твор­ное, и она спо­кой­но умер­ла с чув­ством ис­пол­нен­но­го пе­ред Ро­ди­ной дол­га...» Вра­ли. «Два ме­ся­ца в кос­мо­се но­сит­ся Лай­ка. Жи­ва ли, по­дох­ла, по­про­буй узнай-ка. Ды­ха­нье не пи­шет дав­но ап­па­рат, Но за­мер­ли все в ожи­да­нье на­град!» Хо­ро­шие сти­хи?

– Хо­ро­шие. Чьи?

– Ви­та­лия Геор­ги­е­ви­ча Во­ло­ви­ча, ру­ко­во­ди­те­ля груп­пы встреч и спа­се­ния кос­мо­нав­тов, то­го са­мо­го, ко­то­рый по­том в па­ра­шют­ном прыж­ке встре­чал Га­га­ри­на. Он то­гда был эта­ким пи­жо­ни­стым пол­ков­ни­ком, но от­лич­ным пар­нем.

– И что бы­ло за сти­хи «от­лич­но­му пар­ню»?

– Уже че­рез три дня один наш все­зна­ю­щий кол­ле­га ска­зал: «Сти­хи изу­ча­ют в ЦК. Ви­та­лик, го­товь­ся...» Но ему по­вез­ло: они по­па­ли к... Ше­пи­ло­ву. А так как на- ка­нуне Ше­пи­лов «при­мкнул к ан­ти­пар­тий­ной груп­пе», ему бы­ло не до по­э­зии, и Во­ло­ви­чу все со­шло с рук. А мог­ли быть круп­ные непри­ят­но­сти – воль­ность с его сто­ро­ны бы­ла боль­шая.

Со­ба­ки-нью­то­ны

Несмот­ря на невы­пол­нен­ную про­грам­му, огром­ное ис­то­ри­че­ское зна­че­ние по­ле­та не вы­зы­ва­ет со­мне­ний. Лай­ка бы­ла пер­вым жи­вым су­ще­ством в око­ло­зем­ном кос­ми­че­ском про­стран­стве! Ведь это по­сле круп­ных неудач. Од­на­ж­ды вы­но­ся­щая ракета взо­рва­лась на стар­те. Обе со­ба­ки по­гиб­ли... Поз­же был уди­ви­тель­ный эки­паж – Муш­ка и Пчёл­ка. Они стар­то­ва­ли на ис­кус­ствен­ном спут­ни­ке 1 де­каб­ря 1960-го, на­ле­та­ли 24 ча­са, уда­ля­ясь от Зем­ли на 240 ки­ло­мет­ров, при­бли­жа­ясь на 180. Все шло на ура, но ко­гда да­ли им­пуль­ско­ман­ду на воз­вра­ще­ние, они... уле­те­ли в сто­ро­ну Юпи­те­ра. По­сле од­но­го из та­ких сбо­ев Королёв ска­зал: «Ре­бя­та, нуж­на си­сте­ма ав­то­ма­ти­че­ско­го спус­ка жи­ло­го от­се­ка. Пусть ракета ле­тит ку­да угод­но, а со­ба­ки воз­вра­ща­ют­ся». Он очень лю­бил жи­вот­ных... И та­кую си­сте­му со­зда­ли. Уже в кон­це де­каб­ря за­пу­сти­ли Жуль­ку и Аль­фу. Старт про­хо­дил по нерас­чет­ной тра­ек­то­рии, ре­жим по­ле­та был на­ру­шен, и со­ба­ки долж­ны бы­ли, как все­гда в та­ких слу­ча­ях, сго­реть. Но си­сте­ма сра­бо­та­ла! Несмот­ря на ноч­ное вре­мя, на­зем­ные служ­бы за­сек­ли ме­сто па­де­ния – во­сточ­нее Ту­ры в Си­би­ри... Ру­ко­во­ди­тель это­го экс­пе­ри­мен­та Олег Геор­ги­е­вич Га­зен­ко по­про­сил Гюр­джи­а­на сле­тать на вер­то­ле­те – вдруг ко­го-то удаст­ся спа­сти. Гюр­джи­ан рас­ска­зы­вал: мо­роз был креп­чай­ший. Уви­дев по­чти за­сы­пан­ный сне­гом кон­тей­нер, он по­нял – чу­дес не бы­ва­ет. По­до­брал­ся по­бли­же, и от­ку­да-то из глу­би­ны – лай. Все кры­сы, на­се­ко­мые, дро­зо­фи­лы, рас­те­ния за­мерз­ли и по­гиб­ли, а Жуль­ка и Аль­фа – жи­ве­хонь­ки... Ар­мен Ара­мо­вич при­вез их на ра­ке­то­дром, и Га­зен­ко, к то­му вре­ме­ни уже ге­не­рал, за­брал Жуль­ку к се­бе до­мой.

– На ге­не­раль­ские хар­чи...

– Да. И она, и «пер­во­про­хо­дец» Цы­ган оста­ток жиз­ни про­ве­ли за­слу­жен­но – в ге­не­раль­ских квар­ти­рах, на ге­не­раль­ских хар­чах и с ге­не­раль­ски­ми по­че­стя­ми. С Жуль­кой мы ча­сто по­том встре­ча­лись. Она бы­ла необы­чай­но доб­рой, лас­ко­вой и го­сте­при­им­ной. Ко­гда я при­хо­дил, сра­зу за­би­ра­лась ко мне на ко­ле­ни...

– Ин­те­рес­но, ис­пы­ты­ва­ли со­ба­ки в кос­мо­се страх?

– Ни­ко­гда не ду­мал, что они зна­ко­мы с ра­бо­та­ми Нью­то­на, и в част­но­сти с за­ко­ном все­мир­но­го тя­го­те­ния. А узнал об этом во вре­мя про­смот­ра ки­но­лен­ты об од­ном из по­ле­тов. В от­се­ке ока­за­лась непри­вин­чен­ная гай­ка, и в неве­со­мо­сти она ста­ла ле­тать. Вы бы ви­де­ли, с ка­ким удив­ле­ни­ем со­ба­ка на­блю­да­ла! Все не мог­ла по­нять: по­че­му гай­ка не па­да­ет. С тех пор я го­тов бить­ся об за­клад – за­ко­ны при­ро­ды со­ба­кам зна­ко­мы. А стра­ха, по­мо­е­му, они не ис­пы­ты­ва­ли. По край­ней ме­ре, на­ши, кос­ми­че­ские...

Кто есть ху

Яков Гель­фанд­бейн, в те го­ды на­чаль­ник груп­пы спа­се­ния жи­вот­ных, а ныне про­фес­сор, дей­стви­тель­ный член НьюЙ­орк­ской ака­де­мии на­ук, рас­ска­зы­вал о слу­чае, ко­гда со­ба­ка «пе­ре­ду­ма­ла» ле­теть в кос­мос. Пе­ред са­мым стар­том, по­рвав про­во­да с дат­чи­ка­ми, она вы­рва­лась и убе­жа­ла в степь. Бро­шен­ные на по­ис­ки сол­да­ты, ма­ши­ны и да­же вер­то­лет вер­ну­лись ни с чем. Как быть? Дуб­ле­ра нет. От­ме­нить за­пуск – нель­зя. Един­ствен­ный вы­ход – под­ме­нить «кос­мо­нав­та». Но кем? Выручила безымянная двор­ня­га, чу­дом ока­зав­ша­я­ся на по­ли­гоне. В об­мен на ку­со­чек коп­че­ной кол­ба­сы она поз­во­ли­ла об­кле­ить се­бя дат­чи­ка­ми и по­чти без тре­ни­ро­вок по­ле­те­ла. А ге­не­раль­но­му до­ло­жи­ли: «Пуск про­из­ве­ден!» – Со­ба­ки очень ум­ные. У нас в ла­бо­ра­то­рии был Миш­ка – неболь­шой ры­же­ва­тый пес. Изу­ча­ли «на­бор

вы­со­ты». К ще­ке со­ба­ки кре­пи­ли фи­сту­лу для вы­хо­да слю­ны, под­ни­ма­ли на высоту, вклю­ча­ли звук, свет и на­блю­да­ли за ре­ак­ци­ей. Но с Миш­кой ни­че­го не по­лу­ча­лось. Как толь­ко его под­ни­ма­ли и за­мол­кал мо­тор ба­ро­ка­ме­ры, неуло­ви­мым дви­же­ни­ем он сбра­сы­вал фи­сту­лу, по­сле че­го ве­се­ло на нас по­смат­ри­вал, по­ма­хи­вая хво­стом. Раз­ве что гла­зом не под­ми­ги­вал! При­хо­ди­лось на­чи­нать за­но­во. На­ко­нец на­до­е­ло, и мы ска­за­ли Шу­ре Королёвой: «За­би­рай, сил боль­ше нет!» Так Миш­ка по­пал в «кос­мо­нав­ты» и да­же летал.

– На ваш взгляд, са­мая ге­ни­аль­ная кос­ми­че­ская со­ба­ка всех вре­мен и на­ро­дов?

– Са­мая зна­ме­ни­тая и ле­ген­дар­ная – Лай­ка. Не­да­ром у нас сра­зу по­яви­лись си­га­ре­ты и шо­ко­лад­ные кон­фе­ты «Лай­ка», а на За­па­де в двух или трех стра­нах вы­пу­сти­ли мар­ки с ее изоб­ра­же­ни­ем. На второе ме­сто я бы по­ста­вил Бел­ку и Стрел­ку. Этот по­лет был в осо­бом сек­ре­те. Толь­ко по­сле их бла­го­по­луч­но­го воз­вра­ще­ния со­гла­со­ва­ли на са­мом вер­ху текст офи­ци­аль­но­го со­об­ще­ния. Королёв то­гда ра­до­вал­ся как ре­бе­нок. Их сра­зу сде­ла­ли па­рад­ны­ми со­ба­ка­ми – по­ка­зы­ва­ли де­тям на ел­ках.

– Опять бы­ло мно­го вра­нья?

– Со­всем не бы­ло! Это тот слу­чай, ко­гда го­во­рят прав­ду, а уже ни­кто не ве­рит.

Звезды под кол­па­ком – За­пад знал о на­ших неуда­чах?

– Ду­маю, не знал. Слиш­ком со­ба­ки бы­ли сек­рет­ны­ми. Всю прав­ду да­же внут­ри ин­сти­ту­та знал уз­кий круг лю­дей. Но, несмот­ря на все­воз­мож­ные «гри­фы», За­пад, ра­зу­ме­ет­ся, не дре­мал. Про­стой при­мер. Мой на­чаль­ник пол­ков­ник Куз­не­цов «под кры­шей» ря­до­во­го граж­дан­ско­го вра­ча при­был в Па­риж. А на об­рат­ном пу­ти у тра­па са­мо­ле­та услы­шал над ухом: «Са­лют, ко­ло­нель!» Не по­нял. Спро­сил у «со­про­вож­да­ю­ще­го», что это озна­ча­ет. «При­вет, пол­ков­ник!» То есть ОНИ бы­ли в кур­се... Пом­ню, я чи­тал лек­цию в По­ли­тех­ни­че­ском му­зее – «Ос­нов­ные меж­био­ло­ги­че­ские про­бле­мы кос­мо­нав­ти­ки». Чи­стая тео­рия. Че­рез неко­то­рое вре­мя вы­зы­ва­ют ку­да на­до. Яко­бы раз­гла­сил го­су­дар­ствен­ную тай­ну о пред­сто­я­щем за­пус­ке со­бак, и поль­ская «Три­бу­на лю­ду» про- тру­би­ла об этом на весь мир. На­шел га­зе­ту, там дей­стви­тель­но на­пи­са­но о по­ле­те, но... обе­зьян. Это ме­ня спас­ло.

– За ва­ми при­смат­ри­ва­ли?

– О-о-о! «С се­го­дняш­не­го дня ни­кто не сме­ет до­тра­ги­вать­ся ме­тал­ли­че­ским пред­ме­том до те­ле­фо­на». Это из при­ка­за. Мы сра­зу до­га­да­лись: по­ста­ви­ли но­вые дат­чи­ки – по­след­ний писк под­слу­ши­ва­ю­щей тех­ни­ки. У ме­ня кол­ле­га спра­ши­ва­ет: «Слу­ша­ют? До­ка­жи!» Под­ни­маю труб­ку: «Ва­ся! Сей­час бу­дет уни­каль­ный экс­пе­ри­мент. Я за­пу­щу «Ива­но­ва» ки­ло­мет­ров на 50...» Щелк – ап­па­рат от­клю­чил­ся. У ме­ня как-то со­труд­ни­цу уво­ли­ли, не мог­ли по­нять по­че­му. Ока­зы­ва­ет­ся, од­на­ж­ды она при­е­ха­ла к по­дру­ге в швед­ское по­соль­ство и от­ту­да по­зво­ни­ла. Мой на­чаль­ник обыч­но го­во­рил: «Вы хо­ти­те что-то спро­сить? Идем­те гу­лять!» И мы гу­ля­ли по ко­ри­до­ру.

По сто­пам уда­чи

По­чти за ме­сяц до за­пус­ка Га­га­ри­на про­во­ди­ли ге­не­раль­ную ре­пе­ти­цию. 9 мар­та 1961 го­да вме­сте с ма­не­ке­ном-кос­мо­нав­том по­ле­те­ла Чер­нуш­ка. Сде­ла­ла ви­ток, бла­го­по­луч­но при­зем­ли­лась. Сле­дом долж­на бы­ла ле­теть Уда­ча. Со­ба­ку при­вез­ли в Ка­пу­стин Яр, и один из ныне все­мир­но из­вест­ных кос­мо­нав­тов (не хо­чу его на­зы­вать) ска­зал: «Мы, кос­мо­нав­ты, лю­ди суе­вер­ные. А вдруг – не­уда­ча?» И Уда­чу пе­ре­име­но­ва­ли в Звёз­доч­ку... Во­об­ще клич­ки ча­сто ме­ня­ли, осо­бен­но ес­ли со­ба­ка ле­те­ла вто­рой-тре­тий раз, счи­та­ли это необ­хо­ди­мым из со­об­ра­же­ний сек­рет­но­сти, что­бы «враг» ни­че­го не по­нял. Стрел­ка и Бел­ка по­сле по­ле­та На­при­мер, Жуль­ка успе­ла по­бы­вать и Жем­чу­жи­ной, и Сне­жин­кой... Вот и Уда­ча во­шла в ис­то­рию воз­ду­хо­пла­ва­ния под дру­гим име­нем, за­то всем ста­ло яс­но – че­ло­век мо­жет сме­ло ле­теть... по со­ба­чьим сто­пам.

– Ге­рои кос­мо­са, слу­ча­ем, «звезд­ной бо­лез­нью» не стра­да­ли?

– Ко­гда пер­вых «воз­вра­щен­цев» – Бел­ку и Стрел­ку – с по­че­том ве­ли на це­поч­ке, они грыз­лись как... со­ба­ки. Ве­ро­ят­но, за сла­ву... Кста­ти, с них на­ча­лись пер­вые ис­сле­до­ва­ния: как вли­я­ет кос­мос на ге­не­ти­ку. И Стрел­ка это­му ак­тив­но спо­соб­ство­ва­ла – ро­ди­ла шесть здо­ро­вых ми­лых щен­ков...

– Кто был па­па?

– Неиз­вест­но. Шу­ру Ко­ро­лё­ву к то­му вре­ме­ни уво­ли­ли, и это де­ло пу­сти­ли на самотек... Шу­ра очень силь­но пи­ла. При­хо­ди­ла к нам в ла­бо­ра­то­рию и про­си­ла: «Ес­ли мож­но, «Го­лу­бую ночь»!» Вы­пи­ва­ла де­на­ту­рат и рас­ска­зы­ва­ла, как пре­крас­но жи­ла при нэпе, как ку­ти­ла по ре­сто­ра­нам с бо­га­ча­ми. По­том на нее кто-то «тук-тук»... Вме­сто нее взя­ли Клаву. Че­рез день Кла­ва при­бе­га­ет в шо­ке: «Со­ба­ки ба­сту­ют – не едят!» Про­сто они гру­сти­ли без Шу­ры. Всех, кто вы­жил, бе­рег­ли как зе­ни­цу ока и ста­ра­лись при­стро­ить в хо­ро­шие ру­ки. К при­ме­ру, Лин­да, участ­ни­ца вер­ти­каль­ных за­пус­ков, вый­дя на пен­сию, сто­ро­жи­ла наш гараж. Шо­фе­ры ее про­сто обо­жа­ли! Из Чер­нуш­ки – в память о ее за­слу­гах – сде­ла­ли чу­че­ло (оно до сих пор сто­ит в Ин­сти­ту­те ме­ди­ко-био­ло­ги­че­ских про­блем). А вот Уда­чу- Звёз­доч­ку Вла­ди­мир Ива­но­вич Яз­дов­ский с це­лью про­па­ган­ды от­дал в мос­ков­ский зоо­парк – что­бы по­се­ти­те­ли ви­де­ли и ра­до­ва­лись. Пом­ню, ви­се­ла огром­ная афи­ша: «Мед­ве­жо­нок Ва­ся, вол­чо­нок Пе­тя и со­ба­ка Звёз­доч­ка – участ­ни­ца по­ле­та во­круг Зем­ли». Прав­да, вско­ре Звёз­доч­ка ис­чез­ла, и до сих пор неиз­вест­но: сбе­жа­ла или вы­кра­ли. Зна­ме­ни­тость все-та­ки...

– И по­след­ний во­прос: ка­кие ле­ген­ды жи­вы до сих пор?

– Мно­го. Сей­час по­яви­лась кни­га о лю­дях, яко­бы ле­тав­ших до Га­га­ри­на. Пол­ная чушь! Бы­ли так на­зы­ва­е­мые ис­пы­та­те­ли­доб­ро­воль­цы, на ко­то­рых от­ра­ба­ты­ва­лась вся кос­ми­че­ская техника. И это то­же ин­те­рес­ная, до сих пор «со­вер­шен­но се­крет­ная» те­ма. ...Про­ща­ясь, Вик­тор Бо­ри­со­вич до­стал из пап­ки пач­ку по­жел­тев­ших, как он осо­бо под­черк­нул, «ни ра­зу не опуб­ли­ко­ван­ных» (!) фо­то­гра­фий и лю­бов­но раз­ло­жил на жур­наль­ном сто­ли­ке: – Это – Дезик... Звёз­доч­ка... Помни­те, Тол­стой в по­ве­сти «Хол­сто­мер» на­пи­сал на пер­вый взгляд стран­ную фра­зу – «ли­цо ло­ша­ди». Этим он под­черк­нул, что жи­вот­ные то­же име­ют ду­шу и ин­ди­ви­ду­аль­ность. По­это­му у ме­ня по­же­ла­ние: под­пи­ши те сним­ки не «со­ба­ка Жуль­ка – Бел­ка – Стрел­ка», а «порт­рет со­ба­ки». Они это за­слу­жи­ли...

1951 год. Груп­па уче­ных (в цен­тре С.П. Королёв) на ме­сте при­зем­ле­ния пер­вых «кос­мо­нав­тов» – Цы­га­на и Де­зи­ка

Лай­ка у сво­ей гер­ме­ти­че­ской ка­би­ны

Звёз­доч­ка, Чер­нуш­ка, Ма­лыш­ка и Жуль­ка

По­сле по­ле­та Стрел­ка об­за­ве­лась вот та­ким се­мей­ством

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.