Трой­ка: из­мен­ник, баб­ник, си­о­нист

Sovershenno Sekretno. Informatsiya k Razmyshleniyu - - СЕКРЕТЫ ИСТОРИИ - Вла­ди­мир ВО­РО­НОВ

21 де­каб­ря 1943 го­да Ука­зом Пре­зи­ди­у­ма Вер­хов­но­го со­ве­та ссср зва­ния Ге­ро­ев со­вет­ско­го со­ю­за при­сво­е­ны трем граж­да­нам Че­хо­сло­ва­кии: ко­ман­ди­ру ро­ты сред­них тан­ков под­по­ру­чи­ку Йо­зе­фу Бур­ши­ку, ко­ман­ди­ру ро­ты ав­то­мат­чи­ков по­ру­чи­ку Ан­то­ни­ну со­хо­ру и ко­ман­ди­ру ро­ты лег­ких тан­ков под­по­ру­чи­ку ри­хар­ду те­сар­жи­ку. Все трое – офи­це­ры 1-й от­дель­ной че­хо­сло­вац­кой пе­хот­ной бри­га­ды, во­е­вав­шей в со­ста­ве 1-го Укра­ин­ско­го фрон­та. Все трое от­ли­чи­лись в бо­ях за Ки­ев в но­яб­ре 1943 го­да. Все трое до­жи­вут до По­бе­ды и про­дол­жат служ­бу в че­хо­сло­вац­кой ар­мии: в 1945 го­ду на всю Че­хо­сло­ва­кию бы­ло шесть Ге­ро­ев со­вет­ско­го со­ю­за, но лишь трое из них – жи­вые, тро­им зва­ние при­сво­и­ли по­смерт­но. Все трое ста­нут ге­не­ра­ла­ми. Но од­но­му из них это зва­ние при­сво­ят по­смерт­но. Дру­го­му – как по­чет­ное, по­сле без­успеш­ных по­пы­ток вы­черк­нуть его имя и по­двиг из ис­то­рии. тре­тий вы­слу­жит свое ге­не­раль­ство чест­но, но за­тем его вы­швыр­нут из ар­мии, и он бу­дет ра­бо­тать дис­пет­че­ром ав­то­бус­ной стан­ции…

Вна­град­ном ли­сте под­по­ру­чи­ка Бур­ши­ка зна­чит­ся: в бо­ях за осво­бож­де­ние ки­е­ва 5 но­яб­ря 1943 го­да «он стре­ми­тель­но вел соб­ствен­ным лич­ным при­ме­ром свою ро­ту в ата­ку, несмот­ря на силь­ный ар­тил­ле­рий­ский огонь и по­те­ри соб­ствен­ных тан­ков», про­рвал сво­ей ро­той три ру­бе­жа обо­ро­ны про­тив­ни­ка, «лич­но ог­нем из тан­ка уни­что­жил один «фер­ди­нанд», 3 ору­дия, 2 дзо­та, 2 пу­ле­мет­ных гнез­да и один транс­пор­тер со взрыв­ча­ты­ми ве­ще­ства­ми и ко­ман­дой, ко­то­рая го­то­ви­лась взо­рвать мост на Жи­то­мир­ском шос­се, че­му он вос­пре­пят­ство­вал». Сю­да же до­бав­ле­но, что 11 но­яб­ря 1943 го­да в бою уже за ху­тор Пет­рив­ка Бур­шик «про­рвал с тре­мя тан­ка­ми ру­беж обо­ро­ны про­тив­ни­ка, во­рвал­ся в се­ло и по­да­вил ог­не­вые точ­ки про­тив­ни­ка». По­те­ряв один танк, с остав­ши­ми­ся дву­мя выбил про­тив­ни­ка, несмот­ря на его двой­ное пре­вос­ход­ство. Сам Бур­шик в сво­их ме­му­а­рах этот день опи­сал до­воль­но скром­но, боль­ше рас­ска­зав про сво­их то­ва­ри­щей: Ан­то­ни­на Со­хо­ра, ри­хар­да Те­сар­жи­ка, под­по­ру­чи­ков лю­ми­ра Пи­сар­ско­го и ол­др­жи­ха ква­пи­ла. Хо­тя из­вест­но, что на сво­ем ко­ман­дир­ском Т-34 с вы­ве­ден­ным на бор­ту име­нем Жиж­ка он все­гда шел пер­вым. опять же под­бил дей­ство­вав­шее из за­са­ды са­мо­ход­ное штур­мо­вое ору­дие «фер­ди­над» и, про­ло­мив во­ро­та, во­рвал­ся в за­вод­ской двор, где был силь­ный узел обо­ро­ны нем­цев. В на­град­ном ли­сте не ска­за­но, что имен­но тан­ки­сты Бур­ши­ка пер­вы­ми про­би­лись к кре­ща­ти­ку, а утром сле­ду­ю­ще­го дня – к вок­за­лу, а за­тем и к Дне­пру – юж­нее лав­ры. «лич­ным при­ме­ром увлек свою ро­ту, со­про­вож­дав­шую танки, в ата­ку и за­хва­тил за­вод «Боль­ше­вик», где уни­что­жи­ли 3 про­ти­во­тан­ко­вых (ПТ) ору­дия и несколь­ко пу­ле­мет­ных гнезд в зда­ни­ях фаб­ри­ки. Этим он спо­соб­ство­вал даль­ней­ше­му про­дви­же­нию тан­ков и вы­пол­не­нию за­да­чи пер­вым ба­та­льо­ном» – это из на­град­но­го ли­ста уже Со­хо­ра. – «…Про­рвал­ся с ро­той и несколь­ки­ми тан­ка­ми в глу­би­ну обо­ро­ны про­тив­ни­ка и пер­вым до­стиг вок­за­ла «ки­ев I Пас­са­жир­ский». …пер­вым до­стиг сов­мест­но с тан­ка­ми бе­ре­га Дне­пра в ки­е­ве». еще, со­глас­но чеш­ским ис­точ­ни­кам, ро­та Со­хо­ра оста­ви­ла в сво­ем сек­то­ре 630 уби­тых нем­цев. Ско­рее это пре­уве­ли­че­ние, но по­ра­бо­та­ли в том рай­оне пар­ни слав­но. 9 но­яб­ря 1943 го­да Со­хор и его ро­та от­ли­чи­лись уже при ата­ке на де­рев­ню Чер­ня­хов, уни­что­жив рас­че­ты че­ты­рех ар­тил­ле­рий­ских ору­дий, са­ми ору­дия взяв ис­прав­ны­ми и с бо­е­при­па­са­ми, от­би­ли контр­ата­ку нем­цев, несколь­ко раз Со­хор лич­но под­ни­мал ро­ту в ата­ку, пер­вым во­рвал­ся в се­ло… Под­по­ру­чик Те­сар­жик вел в бой ро­ту лег­ких тан­ков Т-70: 45-мм пушка, пу­ле­мет, эки­паж – два че­ло­ве­ка, тон­кая бро­ня, про­би­ва­е­мая лю­бым немец­ким ору­ди­ем, но – хо­ро­шая по­движ­ность. на­град­ной лист Те­сар­жи­ка мне отыс­кать не уда­лось, но из­вест­но, что в рай­оне Сы­рец­ких ла­ге­рей его пар­ни уни­что­жи­ли несколь­ко ог­не­вых то­чек про­тив­ни­ка, спо­соб­ство­ва­ли про­дви­же­нию со­се­дей – со­вет­ско­го 931-го стрел­ко­во­го пол­ка, за­тем овла­де­ли ки­но­фаб­ри­кой и вме­сте с тан­ка­ми Бур­ши­ка и ав­то­мат­чи­ка­ми Со­хо­ра про­рва­лись в центр ки­е­ва, вы­шли к вок­за­лу, овла­дев им и предот­вра­тив взрыв мо­ста…

сол­да­ты

осе­нью 1942 го­да сфор­ми­ро­ван­ный в го­ро­де Бу­зу­лу­ке 1-й че­хо­сло­вац­кий от­дель­ный пе­хот­ный ба­та­льон (на его ба­зе поз­же бу­дет со­зда­на бри­га­да) по­лу­чил ору­жие и при­сту­пил к под­го­тов­ке. ко­стяк ба­та­льо­на со­став­ля­ли сол­да­ты и офи­це­ры Чеш­ской ар­мии, ко­то­рые по­сле ок­ку­па­ции сво­ей стра­ны нем­ца­ми бе­жа­ли в Поль­шу, где в Тер­но­по­ле из них был сфор­ми­ро­ван Чешский ле­ги­он. ко­гда Тер­но­поль в 1939 го­ду, по­сле из­вест­ных со­бы­тий, стал ча­стью СССр, бой­цов ле­ги­о­на от­пра­ви­ли в ла­ге­ря нкВД. од­на­ко по­сле на­ча­ла вой­ны со­вет­ские вла­сти ре­ши­ли сфор­ми­ро­вать из «ле­ги­о­не­ров» че­хо­сло­вац­кую часть, по­сколь­ку ви­де­ли в че­хах по­тен­ци­аль­ных со­юз­ни­ков. Пер­вая про­вер­ка бо­ем со­сто­я­лась 8 мар­та 1943 го­да у де­рев­ни Со­ко­ло­во. за­да­ча – не дать нем­цам про­рвать­ся с это­го на­прав­ле­ния к Харь­ко­ву. Бой у Со­ко­ло­во из­ве­стен и опи­сан до­ста­точ­но хо­ро­шо. Бой был страш­ный, от­би­вая немец­кие ата­ки, че­хо­сло­вац­кий ба­та­льон по­те­рял две тре­ти сво­е­го со­ста­ва: из 350 че­ло­век бы­ло уби­то 86, 114 – ра­не­но, еще 20 че­ло­век – все раненые – по­па­ли в плен. Плен был недол­гим: всех по­пав­ших в плен че­хов нем­цы рас­смат­ри­ва­ли не как во­ен­но­плен­ных, а как «из­мен­ни­ков Тре­тье­го рей­ха». По­то­му рас­прав­ля­лись с по­пав­ши­ми к ним че­ха­ми сра­зу и пре­дель­но же­сто­ко. По­сле боя у Со­ко­ло­во нем­цы, со­брав всех ра­не­ных че­хо­сло­вац­ких сол­дат, по­ве­си­ли их го­ло­вой вниз, вы­ко­лов у еще жи­вых гла­за, от­ре­зав уши и но­сы… ко­гда по­сле па­де­ния Харь­ко­ва в ру­ки к нем­цам по­па­ли остав­лен­ные там в боль­ни­це че­хо­сло­вац­кие раненые, их всех ис­тре­би­ли: ко­го­то со­жгли, ко­го-то рас­стре­ля­ли, ко­го-то за­ко­ло­ли шты­ка­ми и но­жа­ми. за тот бой у Со­ко­ло­во со­вет­ские на­гра­ды ( по­ми­мо че­хо­сло­вац­ких) по­лу­чи­ли и все на­ши ге­рои: Йо­зеф Бур­шик – ор­ден крас­ной звезды, ра­не­ный Ан­то­нин Со­хор – ор­ден крас­но­го зна­ме­ни, ри­хард Те­сар­жик – ор­ден крас­ной звезды. По­сле ки­е­ва у че­хо­сло­ва­ков бы­ло не­ма­ло бо­ев. Са­мые тя­же­лые – осе­нью 1944 го­да на Дуклин­ском пе­ре­ва­ле. Танк Те­сар­жи­ка (он уже во­е­вал на Т-34 и ко­ман­до­вал ба­та­льо­ном) был под­бит там из фа­уст­па­тро­на, из эки­па­жа уце­лел лишь он один, был силь­но обо­жжен и по­те­рял ле­вый глаз. То­гда же был еще раз ра­нен

КАК КОМ­МУ­НИ­СТИ­ЧЕ­СКАЯ ЧЕ­ХО­СЛО­ВА­КИЯ РАС­ПРА­ВИ­ЛАСЬ СО СВО­И­МИ ГЕ­РО­Я­МИ СО­ВЕТ­СКО­ГО СО­Ю­ЗА

и Со­хор: из его те­ла в гос­пи­та­ле из­влек­ли 218 оскол­ков. Бур­ши­ку по­вез­ло боль­ше: «все­го лишь» тя­же­лая кон­ту­зия в на­ча­ле 1945-го. Был пред­став­лен к ор­де­ну Су­во­ро­ва II сте­пе­ни, но на­вер­ху со­чли, что ка­пи­та­ну и ко­ман­ди­ру ба­та­льо­на это не по чи­ну: сни­зи­ли до ор­де­на Су­во­ро­ва III сте­пе­ни.

По­сле фрон­та

Трой­ка на­ших фрон­то­вых то­ва­ри­щей вер­ну­лась до­мой по­бе­ди­те­ля­ми, в орео­ле сла­вы, вос­тор­жен­но встре­чен­ная со­оте­че­ствен­ни­ка­ми. В честь Бур­ши­ка то­гда да­же был со­чи­нен бра­вур­ный во­ен­ный марш, ко­то­рый так и на­зва­ли: «Бур­ши­ков по­ход». но вот как раз до­ма на их до­лю и вы­па­ли са­мые тя­же­лые «при­клю­че­ния». Че­хо­сло­ва­кия 1945 го­да внешне вы­гля­де­ла де­мо­кра­ти­ей до­во­ен­но­го об­раз­ца с ар­ми­ей ста­ро­го же ти­па, с те­ми же тре­бо­ва­ни­я­ми к офи­цер­ско­му цен­зу – об­ра­зо­ва­тель­но­му и вы­слу­ги в чи­нах, как и до вой­ны. При этом фрон­то­вые ча­сти по­сте­пен­но рас­фор­ми­ро­ва­ли, а ко­манд­ные и штаб­ные долж­но­сти за­ня­ли до­во­ен­ные офи­це­ры. По­нят­но, что в та­кой ар­мии у Бур­ши­ка, Со­хо­ра и Те­сар­жи­ка пер­спек­тив для слу­жеб­но­го ро­ста не бы­ло: ни у ко­го из них не бы­ло пол­но­цен­но­го во­ен­но­го об­ра­зо­ва­ния, поз­во­ляв­ше­го пре­тен­до­вать на офи­цер­ские ва­кан­сии. Йо­зеф Бур­шик вспо­ми­нал, как его бо­е­во­му то­ва­ри­щу, ол­др­жи­ху ква­пи­лу, быв­ше­му на фрон­те за­ме­сти­те­лем на­чаль­ни­ка опе­ра­тив­но­го от­де­ла шта­ба 4-й пе­хот­ной бри­га­ды, пред­ло­жи­ли долж­ность все­го лишь ко­ман­ди­ра ро­ты. По­то­му груп­па ве­те­ра­нов 1-го че­хо­сло­вац­ко­го ар­мей­ско­го кор­пу­са, в том чис­ле на­ша трой­ка, об­ра­ти­лась к ге­не­ра­лу лю­дви­ку Сво­бо­де, ми­ни­стру на­род­ной обо­ро­ны, с ра­пор­том об уволь­не­нии их с дей­стви­тель­ной

во­ен­ной служ­бы. но у ге­не­ра­ла Сво­бо­ды бы­ли свои ви­ды на них. А на него, в свою оче­редь, – у функ­ци­о­не­ров ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии Че­хо­сло­ва­кии (кПЧ), уже при­би­рав­ших к ру­кам си­ло­вые струк­ту­ры. лишь с 1945 по 1948 год бы­ли со­зда­ны че­ты­ре сек­рет­ные го­су­дар­ствен­ные служ­бы, под­кон­троль­ные лишь кПЧ. не счи­тая сфор­ми­ро­ван­ных ком­му­ни­ста­ми во­ору­жен­ных от­ря­дов т.н. на­род­ной ми­ли­ции и ре­во­лю­ци­он­ной гвар­дии. раз­во­ра­чи­вал­ся процесс ста­ли­ни­за­ции Че­хо­сло­ва­кии, по­ка еще от­но­си­тель­но скры­тый. Для от­кры­то­го за­хва­та вла­сти мос­ков­ским ма­ри­о­нет­кам бы­ло необ­хо­ди­мо сна­ча­ла ней­тра­ли­зо­вать ар­мию. Чем и за­ня­лась OBZ – во­ен­ная контр­раз­вед­ка Че­хо­сло­ва­кии, ско­пи­ро­ван­ная с нкВД и со­здан­ная по пря­мо­му ука­за­нию со­вет­ской сто­ро­ны в на­ча­ле 1945 го­да. Во гла­ве этой служ­бы со­вет­ские то­ва­ри­щи по­ста­ви­ли кадр про­ве­рен­ный – Бедр­жи­ха рай­ци­на, фа­на­тич­но­го ком­му­ни­ста, ра­бо­тав­ше­го ин­фор­ма­то­ром нкВД сна­ча­ла в ла­ге­ре оран­ка, ку­да его под­са­ди­ли в 1941 го­ду для осве­ще­ния ин­тер­ни­ро­ван­ных че­хо­сло­вац­ких во­ен­ных, за­тем в Бу­зу­лу­ке. фи­гу­ра страш­ная и нена­ви­ди­мая все­ми, кто про­шел оран­ский ла­герь, а в чис­ле по­след­них – Бур­шик, Со­хор и Те­сар­жик. Ту же за­да­чу уста­нов­ле­ния пар­тий­но­го кон­тро­ля над ар­ми­ей – толь­ко уже ме­то­да­ми кад­ро­вой по­ли­ти­ки – воз­ло­жи­ли и на ге­не­ра­ла Сво­бо­ду, фор­маль­но бес­пар­тий­но­го, но еще с до­во­ен­ных вре­мен по­вя­зан­но­го уза­ми тес­но­го со­труд­ни­че­ства с со­вет­ской гос­бе­зо­пас­но­стью. и на ко­го же бы­ло Сво­бо­де опе­реть­ся в гря­ду­щей чист­ке офи­цер­ско­го кор­пу­са, как не на тех, кто вме­сте с ним про­шел вой­ну? не го­во­ря уже о том, что од­но­мо­мент­ный уход из ар­мии сра­зу всех че­хо­сло­вац­ких Ге­ро­ев Со­вет­ско­го Со­ю­за вы­гля­дел же­стом по­ли­ти­че­ским, под­ры­вав­шим пре­стиж про­мос­ков­ских сил. к то­му же эти пар­ни дей­стви­тель­но бы­ли по­пу­ляр­ны. Ми­нистр уго­во­рил сво­их фрон­то­вых то­ва­ри­щей про­дол­жить служ­бу. Мо­жет по­ка­зать­ся, что в тех усло­ви­ях на­шей трой­ке све­ти­ла непло­хая ка­рье­ра: они же вро­де как в ко­ман­де Сво­бо­ды, а тот – в яв­ном фа­во­ре у сво­их мос­ков­ских па­тро­нов. Да толь­ко ни один из ге­ро­ев ком­му­ни­сти­че­ским эн­ту­зи­аз­мом по­ка не пы­лал: Со­хор еще с 1934 го­да был чле­ном Со­ци­ал-де­мо­кра­ти­че­ской пар­тии, Бур­шик – то­же со­ци­ал-де­мо­крат, а Те­сар­жик, су­дя по все­му, от­кро­вен­но апо­ли­ти­чен. То­же од­на из при­чин, по ко­то­рой нель­зя бы­ло до­пу­стить, что­бы пар­ни ушли в сво­бод­ное по­ли­ти­че­ское пла­ва­ние. и са­мый луч­ший спо­соб не вы­пу­стить их из по­ля зре­ния – от­пра­вить учить­ся в во­ен­ные ака­де­мии. их и от­пра­ви­ли: Ан­то­ни­на Со­хо­ра – в че­хо­сло­вац­кую Выс­шую во­ен­ную шко­лу, Йо­зе­фа Бур­ши­ка и ри­хар­да Те­сар­жи­ка – в Моск­ву, в Во­ен­ную ака­де­мию бро­не­тан­ко­вых и ме­ха­ни­зи­ро­ван­ных войск име­ни и. В. Ста­ли­на, ку­да они и при­бы­ли в сен­тяб­ре 1945 го­да.

По­бег ге­роя

од­на­ко Бур­шик в ака­де­мии не за­дер­жал­ся и уже в де­каб­ре то­го же го­да по­ки­нул Моск­ву. У него рез­ко ухуд­ши­лось здоровье, тре­па­ла ли­хо­рад­ка и тер­зал ужас­ный ка­шель. Со­вет­ские вра­чи ди­а­гно­сти­ро­ва­ли ту­бер­ку­лез, пред­ло­жив прой­ти курс ле­че­ния в кры­му. но Бур­шик на­сто­ял, что­бы его от­пра­ви­ли до­мой. он чест­но при­зна­ет, что на него слиш­ком удру­ча­ю­щее впе­чат­ле­ние про­из­ве­ла об­щая ат­мо­сфе­ра в со­вет­ской во­ен­ной ака­де­мии и ее ужа­са­ю­щая по­ли­ти­зи­ро­ван­ность. еще шо­ки­ро­ва­ло рез­кое рас­сло­е­ние в сре­де со­вет­ских офи­це­ров, их де­ле­ние на ка­сты – выс­шую и низ­шую, и крайне гру­бое, хам­ское от­но­ше­ние стар­ших офи­це­ров к ни­же­сто­я­щим: «я не чув­ство­вал се­бя хо­ро­шо в этой сре­де». Свою роль сыг­ра­ло и то, что «ме­ня все­ми воз­мож­ны­ми спо­со­ба­ми пы­та­лись за­ста­вить всту­пить в ком­му­ни­сти­че­скую пар­тию». По­то­му, кста­ти, и от­пра­ви­ли в со­вет­скую ака­де­мию, рас­счи­ты­вая, что там «я освою тео­рию марк­сиз­ма-ле­ни­низ­ма­ста­ли­низ­ма и ста­ну на­деж­ным и по­слуш­ным ком­му­ни­стом. но в этом от­но­ше­нии все про­счи­та­лись». и по-круп­но­му. Ма­ло то­го что Бур­шик от­ка­зал­ся раз­ме­нять свои убеж­де­ния на су­лив­ший ка­рьер­ный взлет би­лет чле­на ком­пар­тии, так еще вы­ста­вил свою кан­ди­да­ту­ру в парламент – от Со­ци­ал­де­мо­кра­ти­че­ской пар­тии – на вы­бо­рах 1946 го­да! Что, ра­зу­ме­ет­ся, вы­зва­ло гнев ком­му­ни­стов: Ге­рой Со­вет­ско­го Со­ю­за – и про­тив про­грам­мы ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии?! По­то­му и «хо­ди­ли ко мне то­гда аги­та­то­ры, убеж­дая всту­пить в ком­му­ни­сти­че­скую пар­тию… од­но­го из та­ких мне три­жды при­шлось бук­валь­но вы­швы­ри­вать из сво­ей квар­ти­ры». В свое вре­мя Бур­ши­ку это при­пом­нят. А по­ка он – за­ме­сти­тель по бо­е­вой под­го­тов­ке ко­ман­ди­ра 1-й тан­ко­вой бри­га­ды. В сен­тяб­ре 1946 го­да пе­ре­ве­ден в го­род Мо­рав­скаТр­ше­бо­ва с по­ни­же­ни­ем – ко­ман­ди­ром тан­ко­во­го ба­та­льо­на. В 1947 го­ду разводится, влюб­ля­ет­ся в 19-лет­нюю де­вуш­ку на­дю, то­гда же они сыг­ра­ли сва­дьбу. и но­вое на­зна­че­ние: зам­ко­ман­ди­ра 12-й тан­ко­вой бри­га­ды в оло­мо­уц. В по­ли­ти­ку вро­де бы уже не ле­зет, от­да­вая сво­бод­ное от служ­бы вре­мя се­мье и фут­бо­лу. но и в чи­нах боль­ше не рас­тет – все еще штаб-ка­пи­тан (štábní kapitán, мож­но пе­ре­ве­сти и как «штабс-ка­пи­тан», и как «штаб­ной ка­пи­тан»: офи­цер­ское зва­ние в Че­хо­сло­вац­кой ар­мии, про­ме­жу­точ­ное меж­ду ка­пи­та­ном и май­о­ром, упразд­не­но в 1953 го­ду). за­тем на­стал фев­раль 1948 го­да – ком­му­ни­сти­че­ский пе­ре­во­рот, осу­ществ­лен­ный при «ней­тра­ли­те­те» ар­мии. Ге­не­рал Сво­бо­да, в пол­ном со­гла­сии с по­же­ла­ни­я­ми сво­их мос­ков­ских па­тро­нов, за­явил то­гда пре­зи­ден­ту Бе­не­шу, что армия не вме­ша­ет­ся во внут­рен­ние по­ли­ти­че­ские де­ла, «не пой­дет про­тив на­ро­да» и не до­пу­стит ан­ти­ком­му­ни- сти­че­ско­го со­про­тив­ле­ния. В том же 1948 го­ду ге­не­рал Сво­бо­да от­кры­то всту­пил в ком­му­ни­сти­че­скую пар­тию, то­гда же на­ча­лось и «осве­же­ние кад­ров»: зачистка че­хо­сло­вац­кой ар­мии от «небла­го­на­деж­ных». Сра­зу же вы­ки­ну­ли око­ло 2300 офи­це­ров, за­тем на­ча­лись ак­ции «Д»: аре­сты уже уво­лен­ных офи­це­ров в со­от­вет­ствии с т.н. за­ко­ном № 321 по охране рес­пуб­ли­ки. – С по­сле­ду­ю­щи­ми сред­не­ве­ко­вы­ми пыт­ка­ми, каз­ня­ми и за­клю­че­ни­ем в ла­герь. Тот же 1937-й, толь­ко с че­хо­сло­вац­кой спе­ци­фи­кой. но ре­цеп­ты аб­со­лют­но те же, как и ме­то­ды, плюс – со­вет­ские че­ки­сты-со­вет­ни­ки с их «брат­ской по­мо­щью». на­ча­ли сра­зу весь­ма кру­то: в ап­ре­ле 1948 го­да был аре­сто­ван вли­я­тель­ный ге­не­рал Ге­ли­о­дор Пи­ка, зам­на­чаль­ни­ка Ген­шта­ба (в июне 1949 го­да он был каз­нен). Спа­сая свои жиз­ни, из стра­ны на­чи­на­ют мас­со­во бежать офи­це­ры и ге­не­ра­лы, да и не толь­ко они. В ян­ва­ре 1949 го­да со­труд­ни­ца че­хо­сло­вац­ко­го МВД ин­фор­ми­ро­ва­ла сво­их со­вет­ских «кол­лег», что «сей­час есть дни, ко­гда из Че­хо­сло­ва­кии… убе­га­ют за гра­ни­цу 20–30 че­ло­век». осе­нью то­го же го­да че­хо­сло­вац­кие че­ки­сты с гру­стью ин­фор­ми­ру­ют со­вет­ских «ди­пло­ма­тов», что «про­дол­жа­ет­ся бег­ство из Че­хо­сло­ва­кии ре­ак­ци­он­ных эле­мен­тов за гра­ни­цу» и, что обид­но, «боль­ше все­го бе­жа­ло за гра­ни­цу ра­бо­чих, в ос­нов­ном мо­ло­де­жи». По­это­му и пла­ни­ру­ет­ся на всей гра­ни­це «сде­лать про­во­лоч­ные за­граж­де­ния и от­дель­ные участ­ки за­ми­ни­ро­вать», что и бу­дет «наи­бо­лее эф­фек­тив­ным пре­пят­стви­ем к бег­ству за гра­ни­цу че­хо­сло­вац­ких ре­ак­ци­он­ных эле­мен­тов». Это к во­про­су о том, ка­кая ат­мо­сфе­ра во­ца­ри­лась в Че­хо­сло­ва­кии. Вер­нем­ся к на­шим ге­ро­ям. По­сле фев­ра­ля 1948 го­да Бур­шик по­ни­жен до ко­ман­ди­ра ба­та­льо­на и 11 но­яб­ря 1949 го­да аре­сто­ван. Утром то­го дня в его квар­ти­ре раз­дал­ся зво­нок и зна­ко­мый штаб-ка­пи­тан, прав­да, в штат­ском, вру­чил те­ле­грам­му с при­ка­зом при­быть в Пра­гу: «штаб-ка­пи­тан был са­ма лю­без­ность: «Вы мо­же­те вос­поль­зо­вать­ся мо­и­ми услу­га­ми. У ме­ня в на­ли­чии слу­жеб­ный ав­то­мо­биль … я так­же имею при­каз вас от­вез­ти…» от остра­вы до Пра­ги ехать че­рез всю стра­ну, по пу­ти сде­ла­ли оста­нов­ку в Гра­ни­це-на-Мо­ра­ве, по­обе­да­ли, за­пи­ли обед пль­зень­ским пи­вом. офи­цер в штат­ском не от­хо­дил от Бур­ши­ка да­же у пис­су­а­ра. к ве­че­ру до­бра­лись до Пра­ги, офи­цер пред­ло­жил Бур­ши­ку пе­ре­но­че­вать в меб­ли­ро­ван­ных ком­на­тах, но вме­сто ком­нат въе­ха­ли в боль­шие же­лез­ные во­ро­та, за­тво­рив­ши­е­ся за ни­ми. Ма­ши­ну окру­жи­ли офи­це­ры и ун­тер-офи­це­ры во­ен­ной контр­раз­вед­ки, на­це­лив на Ге­роя Со­вет­ско­го Со­ю­за пи­сто­ле­ты и ав­то­ма­ты. Со­рва­ли мун­дир, зо­ло­тую звез­ду, со­вет­ские ор­де­на – их Бур­шик но­сил по­сто­ян­но, раз­де­ли до­го­ла, обыс­ка­ли, по­са­ди­ли в про­мо­ро­жен­ную ка­ме­ру… Так как офи­ци­аль­но о его аре­сте не со­об­ща­лось, в книж­ных ла­воч­ках про­да­ва­ли его фо­то­гра­фии, а в цен­тре Пра­ги, на ули­це Во­дич­ко­ва, еще дол­го ви­сел огром­ный порт­рет Бур­ши­ка в фор­ме и со все­ми ре­га­ли­я­ми, с тек­стом: «один из тех, кто от­во­е­вал на­шу неза­ви­си­мость!» А ор­кест­ры про­дол­жа­ли ис­пол­нять со­чи­нен­ный в его сла­ву «Бур­ши­ков по­ход»… несколь­ко ме­ся­цев нескон­ча­е­мых до­про­сов в пе­чаль­но зна­ме­ни­том сво­и­ми пыт­ка­ми «град­чан­ском до­ми­ке» рай­ци­на – праж­ском ана­ло­ге лу­бян­ки. Прав­да, его фи­зи­че­ски не пы­та­ли. об­ви­не­ния стан­дарт­ные: го­су­дар­ствен­ная из­ме­на, ока­за­ние по­мо­щи бег­ле­цам при неле­галь­ном пе­ре­хо­де че­рез гра­ни­цу. Су­ди­ли по пе­чаль­но из­вест­но­му че­хам и сло­ва­кам за­ко­ну № 231/Sb. 7 мар­та 1950 го­да вы­нес­ли при­го­вор: 10 лет ли­ше­ния сво­бо­ды – с от­бы­ти­ем на­ка­за­ния в во­ен­ной тюрь­ме, по­сле­ду­ю­щее ли­ше­ние всех граж­дан­ских прав на че­ты­ре го­да. Са­мо со­бой, ли­ши­ли во­ин­ско­го зва­ния и ото­бра­ли на­гра­ды. Толь­ко в по­след­нем слу­чае вы­шел гру­бый юри­ди­че­ский про­кол: суд впра­ве был ли­шить на­град, но лишь че­хо­сло­вац­ких, а не ино­стран­ных! изъ­я­тие со­вет­ских на­град бы­ло чи­стой во­ды ак­том про­ти­во­за­кон­но­го на­си­лия – это мог сде­лать лишь Пре­зи­ди­ум Вер­хов­но­го Со­ве­та СССр. Хо­тя «ра­бо­та­ли» с Бур­ши­ком мест­ные геби­сты, не под­ле­жит со­мне­нию: рас­пра­ва с Ге­ро­ем Со­вет­ско­го Со­ю­за санк­ци­о­ни­ро­ва­на то­ва­ри­ща­ми из со­вет­ской гос­бе­зо­пас­но­сти, а то и во­все про­из­ве­де­на по их ука­за­нию. Уж эти-то к ре­га­ли­ям Бур­ши­ка точ­но пи­е­те­та не пи­та­ли: ес­ли уж сво­их Ге­ро­ев Со­вет­ско­го Со­ю­за без за­тей ста­ви­ли к стен­ке, что уж го­во­рить про «ка­ко­го-то там че­ха»! А что же ге­не­рал Сво­бо­да, ми­нистр обо­ро­ны и фрон­то­вой то­ва­рищ, – от­че­го не по­мог? от­то­го, что своя шку­ра бли­же. Вско­ре при­шел че­ред и са­мо­го Сво­бо­ды: в ап­ре­ле 1950 го­да его сня­ли, в 1951 го­ду вы­ки­ну­ли на пен­сию, а в но­яб­ре 1952 го­да аре­сто­ва­ли. Прав­да, уже в де­каб­ре то­го же го­да вы­пу­сти­ли… По­сле су­да Бур­ши­ка эта­пи­ро­ва­ли в во­ен­ную тюрь­му в Ми­ров. А по­том – все в пол­ном со­от­вет­ствии с рас­хо­жей фор­му­лой «не имей сто руб­лей, а имей сто дру­зей». У Бур­ши­ка – ту­бер­ку­лез, и в тя­же­лой фор­ме: его пе­ре­во­дят в во­ен­ный гос­пи­таль, рас­по­ло­жен­ный в Гра­дис­ком мо­на­сты­ре, что в оло­мо­уце. Че­рез хо­ро­ших лю­дей уда­лось свя­зать­ся с же­ной. Гос­пи­таль, невзи­рая на ре­жим охра­ны, все же не тюрь­ма, и та­кой шанс упус­кать нель­зя: Бур­шик го­то­вит по­бег – при по­мо­щи те­щи! она до­бы­ва­ет ци­виль­ную одеж­ду, фаль­ши­вые до­ку­мен­ты, ар­мей­ский пи­сто­лет, а все это про­нес­ла че­рез кор­до­ны охра­ны уже монахиня. Да что там те­ща, по­бег Бур­ши­ка с эн­ту­зи­аз­мом го­то­ви­ла бук­валь­но вся род­ня же­ны: ее брат со сво­ей же­ной, те­тя же­ны со сво­им му­жем… Та­кое се­мей­ное де­ло, спла­ни­ро­ван­ное во­ен­ным че­ло­ве­ком, не мог­ло окон­чить­ся неуда­чей. од­ним ти­хим ве­че­ром, по­сле по­вер­ки, до­ждав­шись, ко­гда за­снут че­ты­ре его со­се­да по ка­ме­ре-па­ла­те, Йо­зеф от­крыл дверь за­ра­нее пе­ре­дан­ным ему клю­чом и по мно­го­крат­но от­ра­бо­тан­но­му марш­ру­ту вы­брал­ся за сте­ны мо­на­сты­ря. Где его уже ждал че­ло­век на мо­то­цик­ле. Даль­ше – бе­ше­ная гон­ка, за­глох­ший мо­то­цикл, вок­зал в Пар­ду­би­це, по­езд до Пра­ги, сно­ва род­ствен­ни­ки же­ны… Скры­вать­ся в под­по­лье Бур­шик не мог: нуж­на бы­ла сроч­ная опе­ра­ция. Бы­ло ре­ше­но, оста­вив двух до­чек у род­ни, неле­галь­но ухо­дить с же­ной за гра­ни­цу – в Гер­ма­нию. и ведь про­шли – че­рез го­ры, в Ба­ва­рию. С про­вод­ни­ка­ми, ко­неч­но, мир не без доб­рых лю­дей. В мае 1951 го­да у че­ты Бур­ши­ков ро­ди­лась еще од­на доч­ка, в 1955 го­ду по­явил­ся сын, в том же го­ду се­мья пе­ре­бра­лась в Ве­ли­ко­бри­та­нию, и в ян­ва­ре 1961 го­да у них по­явил­ся еще один сын… от при­ня­тия бри­тан­ско­го граж­дан­ства от­ка­зал­ся ка­те­го­ри­че­ски. В 1959 го­ду про него вдруг «вспом­ни­ли» в Пра­ге: его со­вет­ские на­гра­ды, пы­лив­ши­е­ся в сей­фе контр­раз­вед­ки, ото­сла­ли в Моск­ву, уве­до­мив ее, что Ге­рой Со­вет­ско­го Со­ю­за «пре­дал ро­ди­ну». Пре­зи­ди­ум цк кПЧ то­гда да­же от­дал при­каз гос­бе­зо­пас­но­сти: лик­ви­ди­ро­вать «пре­да­те­ля». но до лон­до­на ру­ка Пра­ги так и не до­тя­ну­лась. ко­гда 21 ав­гу­ста 1968 го­да в Че­хо­сло­ва­кию вторг­лись вой­ска стран Вар­шав­ско­го до­го­во­ра, Бур­шик ор­га­ни­зу­ет де­мон­стра­цию у со­вет­ско­го по­соль­ства в лон­доне. Вот то­гда-то про него вспом­ни­ли уже в Москве: в 1969 го­ду за­кры­тым ука­зом его ли­ши­ли со­вет­ских на­град. По­сле «бар­хат­ной ре­во­лю­ции» 1989 го­да Бур­ши­ку вер­ну­ли все че­хо­сло­вац­кие на­гра­ды, вос­ста­но­ви­ли в зва­нии и при­сво­и­ли ге­не­рал-май­о­ра. Уже по­сле кра­ха СССр, 6 мая 1992 го­да, рос­сий­ский по­сол в Пра­ге вер­нул Бур­ши­ку и со­вет­ские на­гра­ды – те са­мые, с те­ми же са­мы­ми но­ме­ра­ми! Ге­рой Со­вет­ско­го Со­ю­за Йо­зеф Бур­шик скон­чал­ся 30 июня 2002 го­да.

Ко­ман­дир сек­рет­ной бри­га­ды

По­сле­во­ен­ная жизнь вто­ро­го ге­роя, Ан­то­ни­на Со­хо­ра, са­мая недол­гая. По­сле окон­ча­ния в 1947 го­ду Выс­шей во­ен­ной шко­лы ка­рье­ра на пер­вый взгляд идет неп­ло­хо. не в по­след­нюю оче­редь и по­то­му, что в 1946 го­ду он дал се­бя уго­во­рить и со­гла­сил­ся всту­пить в ком­пар­тию. Без за­держ­ки при­сво­е­но зва­ние май­о­ра и по­лу­че­но пре­стиж­ное на­зна­че­ние – в штаб 1-й ди­ви­зии в Пра­ге, а в 1948 го­ду он слу­жит уже в Ге­не­раль­ном шта­бе. но все пе­ре­ме­ни­лось, ко­гда 17 ав­гу­ста 1948 май­о­ра Со­хо­ра на­зна­чи­ли ко­ман­ди­ром сек­рет­но­го под­раз­де­ле­ния, обо­зна­чен­но­го ко­до­вым на­име­но­ва­ни­ем DI. Это бы­ла так на­зы­ва­е­мая учеб­ная ме­ха­ни­зи­ро­ван­ная бри­га­да ев­рей­ских доб­ро­воль­цев, ко­то­рые долж­ны бы­ли от­пра­вить­ся во­е­вать в из­ра­иль. Хо­тя уже с кон­ца 1946 го­да в СССр по­сте­пен­но на­чи­на­ет рас­кру­чи­вать­ся

ан­ти­се­мит­ская кам­па­ния, вы­лив­ша­я­ся за­тем в борь­бу с «без­род­ным кос­мо­по­ли­тиз­мом», со­зда­ние Го­су­дар­ства из­ра­иль Ста­лин по­на­ча­лу под­дер­жал. Это под­ры­ва­ло бри­тан­ское вли­я­ние в ре­ги­оне, к то­му же он рас­счи­ты­вал, что из­ра­иль ста­нет опор­ным пунк­том со­вет­ских по­зи­ций на Ближ­нем Во­сто­ке. ко­гда по­сле офи­ци­аль­но­го про­воз­гла­ше­ния ев­рей­ско­го го­су­дар­ства на его тер­ри­то­рию вторг­лись ар­мии араб­ских го­су­дарств, со­вет­ская помощь ста­ла дей­ствен­ной: в из­ра­иль по­тек­ло ору­жие из Во­сточ­ной ев­ро­пы, боль­шей ча­стью немец­кое тро­фей­ное. По по­ру­че­нию Моск­вы, не же­лав­шей све­тить­ся от­кры­то, ос­нов­ным по­став­щи­ком ору­жия в из­ра­иль ста­ла Че­хо­сло­ва­кия. То­гда же в из­ра­иль бы­ли ко­ман­ди­ро­ва­ны и со­вет­ские офи­це­ры. Под­го­тов­ка ев­ре­ев-доб­ро­воль­цев из Во­сточ­ной ев­ро­пы бы­ла по­ру­че­на Че­хо­сло­ва­кии. ко­стяк бри­га­ды май­о­ра Со­хо­ра со­ста­ви­ли ве­те­ра­ны 1-го че­хо­сло­вац­ко­го ар­мей­ско­го кор­пу­са ев­рей­ско­го про­ис­хож­де­ния. Был ли та­ко­вым сам май­ор, не со­всем по­нят­но: од­ни ис­точ­ни­ки утвер­жда­ют, что у него бы­ли ев­рей­ские кор­ни, дру­гие это от­ри­ца­ют. но, так или ина­че, дей­ство­вал он не по сво­е­му по­чи­ну, а стро­го по при­ка­зу. В об­ста­нов­ке пол­ной сек­рет­но­сти бри­га­да фор­ми­ро­ва­лась на во­ен­ной ба­зе воз­ле го­ро­да ли­ба­ва, что неда­ле­ко от оло­мо­у­ца. В се­ре­дине но­яб­ря 1948 го­да бри­га­да скрыт­но пе­ре­прав­ле­на в из­ра­иль. Даль­ней­шее по­кры­то мра­ком пол­ной тай­ны: и по­ныне о той бри­га­де не ве­до­мо прак­ти­че­ски ни­че­го: где во­е­ва­ла, ка­кие бо­е­вые опе­ра­ции на ее сче­ту, в ка­кой сте­пе­ни в тех опе­ра­ци­ях был за­дей­ство­ван сам май­ор Со­хор и под ка­ким при­кры­ти­ем. ис­точ­ни­ки лишь намекают, что он был со­вет­ни­ком опе­ра­тив­но­го от­де­ла Ге­не­раль­но­го шта­ба Ар­мии обо­ро­ны из­ра­и­ля. Точ­ное вре­мя его воз­вра­ще­ния в Че­хо­сло­ва­кию неиз­вест­но, но не поз­же вес­ны 1949 го­да – ак­ку­рат в раз­гар охла­жде­ния со­вет­ско-из­ра­иль­ских от­но­ше­ний. ко­гда Со­хор вер­нул­ся до­мой, ока­за­лось, что ев­рей­ское го­су­дар­ство, ра­нее офи­ци­аль­но быв­шее «дру­же­ским», те­перь счи­та­ет­ся «вра­же­ским». Ве­те­ран несколь­ких войн и Ге­рой Со­вет­ско­го Со­ю­за, вы­пол­нив­ший спе­ци­аль­ное за­да­ние ко­ман­до­ва­ния, в од­но­ча­сье вдруг пре­вра­тил­ся в фи­гу­ру очень по­до­зри­тель­ную: а чем это он там за­ни­мал­ся, в этом «си­о­нист­ском об­ра­зо­ва­нии»? не прой­дет и па­ры лет, как вы­пол­не­ние спец­за­да­ния в из­ра­и­ле вполне офи­ци­аль­но бу­дут счи­тать го­су­дар­ствен­ным пре­ступ­ле­ни­ем. По край­ней ме­ре, ко­гда в 1951 го­ду ка­ра­ю­щий мо­лох об­ру­шил­ся уже на го­ло­ву «че­хо­сло­вац­ко­го Аба­ку­мо­ва» – рай­ци­на, ему ин­кри­ми­ни­ро­ва­ли еще и это: «…ор­га­ни­зо­вал на Мо­ра­ве из ев­ре­ев во­ору­жен­ную груп­пу в несколь­ко сот че­ло­век

для по­сыл­ки ее в из­ра­иль… не ис­клю­че­но, что эта груп­па… го­то­ви­лась для ис­поль­зо­ва­ния в пут­чист­ских це­лях». Са­мо­лет, на бор­ту ко­то­ро­го был Со­хор, при воз­вра­ще­нии из из­ра­и­ля был ата­ко­ван и по­вре­жден нео­по­знан­ным ис­тре­би­те­лем. По­сле воз­вра­ще­ния май­ор Со­хор на­зна­чен пре­по­да­ва­те­лем пе­хот­но­го учи­ли­ща в Ми­ло­ви­цах (неда­ле­ко от Пра­ги) и од­но­вре­мен­но на­чаль­ни­ком шко­лы сред­них ко­ман­ди­ров. Ат­мо­сфе­ра во­круг него яв­ствен­но сгу­ща­ет­ся. его стар­ший сын лю­двик вспо­ми­нал, как отец уже ни ша­гу не де­лал без за­ря­жен­но­го ору­жия и ча­сто го­во­рил жене, что его хо­тят убить. его ав­то­мо­биль два­жды об­стре­ля­ли неиз­вест­ные. 1 июля 1950 го­да Ан­то­ни­ну Со­хо­ру при­сво­е­но зва­ние под­пол­ков­ни­ка, а в ночь с 15 на 16 ав­гу­ста 1950 го­да в его штаб­ную «шко­ду» вре­зал­ся гру­зо­вик десантной ча­сти. Со­глас­но офи­ци­аль­ной вер­сии, под­пол­ков­ник си­дел на пас­са­жир­ском ме­сте спра­ва, его во­ди­тель пы­тал­ся из­бе­жать столк­но­ве­ния, но гру­зо­вик уда­рил имен­но ту­да, где си­дел Со­хор. В гос­пи­та­ле он скон­чал­ся. По­том бы­ли пыш­ные по­хо­ро­ны Ге­роя Со­вет­ско­го Со­ю­за в Пра­ге, но его те­ло сна­ча­ла кре­ми­ро­ва­ли – та­ков был при­каз свер­ху. 6 ок­тяб­ря 1955 го­да Ан­то­нин Со­хор по­смерт­но по­вы­шен в зва­нии до ге­не­рал-май­о­ра. несо­мнен­но, Со­хор был но­си­те­лем од­но­го из са­мых боль­ших сек­ре­тов то­го вре­ме­ни – со­кро­вен­ных де­та­лей тай­ной опе­ра­ции в из­ра­и­ле. А как раз то­гда в Со­вет­ском Со­ю­зе и стра­нах «на­род­ной де­мо­кра­тии» за­чи­ща­ли всех, кто так или ина­че был при­ча­стен к этой тай­ной опе­ра­ции. опять же и борь­ба с «без­род­ны­ми кос­мо­по­ли­та­ми» в са­мом раз­га­ре. не за­бу­дем, что имен­но в ав­гу­сте 1950 го­да су­мел уй­ти за гра­ни­цу Бур­шик. Мест­ные че­ки­сты не мог­ли до­пу­стить, что­бы ушел еще один Ге­рой Со­вет­ско­го Со­ю­за, к то­му же при­част­ный к сек­рет­ной опе­ра­ции. но аре­сто­вы­вать вто­ро­го под­ряд ка­ва­ле­ра зо­ло­той звезды – это пе­ре­бор! ку­да про­ще по­хо­ро­нить с по­че­том, пред­ва­ри­тель­но рас­ка­тав гру­зо­ви­ком. еще на­деж­нее – вве­сти со­от­вет­ству­ю­щий пре­па­рат, ин­сце­ни­ро­вав за­тем ав­то­ка­та­стро­фу. на эту мысль и на­во­дит ско­рост­ное кре­ми­ро­ва­ние.

По­след­ний ге­рой

к осе­ни 1950 го­да из на­шей трой­ки ге­ро­ев один убит, дру­гой объ­яв­лен вра­гом, остал­ся по­след­ний – Те­сар­жик. он всту­пил в пар­тию в 1946 го­ду, бу­дучи уже слу­ша­те­лем со­вет­ской Во­ен­ной ака­де­мии. Прав­да, ни «идей­ной вы­дер­жан­но­сти», ни ком­му­ни­сти­че­ско­го эн­ту­зи­аз­ма, ни люб­ви к ком­му­ни­сти­че­ским функ­ци­о­не­рам ему это не при­ба­ви­ло. крас­ной ни­тью че­рез его пар­тий­ные ха­рак­те­ри­сти­ки про­хо­дит од­но и то же: низ­кая по­ли­ти­че­ская зре­лость и не­до­оцен­ка

ро­ли пар­тий­ных ор­га­ни­за­ций в ар­мии, «непра­виль­но от­но­сил­ся к со­зда­нию ор­га­ни­за­ций кПЧ в ар­мии»; «в кри­ти­ке иро­ни­чен и ма­ло так­ти­чен» – по от­но­ше­нию к пар­тий­ным ра­бот­ни­кам, «сво­и­ми дей­стви­я­ми при­ни­жал роль пар­тий­ных ор­га­ни­за­ций»… Пол­ный бу­кет! Это не всё. Пе­ре­чис­ле­ны и дру­гие по­ро­ки Ге­роя Со­вет­ско­го Со­ю­за: недис­ци­пли­ни­ро­ван­ность, несдер­жан­ность, вы­со­ко­ме­рие, ка­приз­ность, склон­ность к по­зер­ству, «нескро­мен в бы­ту», поз­во­ля­ет се­бе «из­ли­ше­ства в лич­ной жиз­ни», «чрез­мер­но увле­ка­ет­ся жен­щи­на­ми и зло­упо­треб­ля­ет ал­ко­го­лем», «лю­бит ис­кать кон­так­ты с жен­щи­на­ми-ино­стран­ка­ми». ес­ли все­му это­му ве­рить, пе­ред на­ми злост­ный и по­ли­ти­че­ски незре­лый баб­ник, при­ни­жа­ю­щий роль пар­тий­ных ор­га­ни­за­ций в ар­мии в про­ме­жут­ках меж­ду из­ли­ше­ства­ми? – Гос­по­ди, по­че­му то­гда с та­ким сча­стьем – и на сво­бо­де, да еще и в ге­не­раль­ских чи­нах?! По­то­му, что на гру­ди со­вет­ская зо­ло­тая звез­да? но ни Те­сар­жи­ку, ни Со­хо­ру это не по­мог­ло. ко­неч­но, по­сад­ка по­след­не­го ге­роя или оче­ред­ная ав­то­мо­биль­ная ка­та­стро­фа – уже для него, это бы­ло бы чрез­мер­но и со­всем уж яв­но. но ни­че­го не ме­ша­ло вы­ста­вить его из ар­мии, не до­жи­да­ясь, по­ка бу­кет до­зре­ет. от­гад­ка, воз­мож­но, кро­ет­ся в тех ред­ких и ла­ко­нич­ных фра­зах, ко­то­рые с тру­дом, но мож­но отыс­кать в его пар­тий­ных ха­рак­те­ри­сти­ках, боль­ше по­хо­жих на до­но­сы: «про­фес­си­о­наль­но спо­соб­ный», бле­стя­щий так­тик. зна­чит, пре­вос­ход­ный тан­кист и от­лич­ный ко­ман­дир? А ка­кой же тан­кист вме­сто жен­щин, ве­се­лья и быст­рой ез­ды лю­бит «по­лит­ра­бо­чих»?! как ска­за­но в од­ном из ма­те­ри­а­лов, «он имел ре­пу­та­цию баб­ни­ка и ве­се­ло­го ком­па­ньо­на» и ему «не нра­ви­лись пар­тий­ные фа­на­ти­ки и по­лит­ру­ки». В 1945 го­ду штаб-ка­пи­тан ри­хард Те­сар­жик вме­сте с Йо­зе­фом Бур­ши­ком на­прав­лен в Во­ен­ную ака­де­мию бро­не­тан­ко­вых и ме­ха­ни­зи­ро­ван­ных войск име­ни и. В. Ста­ли­на. 1 июля 1946 го­да ста­но­вит­ся чле­ном ком­пар­тии Че­хо­сло­ва­кии. В 1947 го­ду ему при­сво­е­но зва­ние май­о­ра, а в июне 1949 го­да май­ор Че­хо­сло­вац­кой ар­мии Те­сар­жик с от­ли­чи­ем за­кон­чил ака­де­мию, по воз­вра­ще­нии по­лу­чил на­зна­че­ние стар­шим пре­по­да­ва­те­лем Выс­шей во­ен­ной шко­лы (ака­де­мии) в Пра­ге. ка­рье­ра на подъ­еме, все хо­ро­шо. Вот толь­ко ко­гда он вер­нул­ся на ро­ди­ну, это, как ска­за­но вы­ше, бы­ла уже со­вер­шен­но дру­гая стра­на и дру­гая армия – с все­вла­сти­ем гос­бе­зо­пас­но­сти, чист­ка­ми, про­цес­са­ми над «вра­га­ми на­ро­да». Да ведь и его бо­е­во­го то­ва­ри­ща, Бур­ши­ка, взя­ли вско­ре. Дру­гой то­ва­рищ, вер­нув­шись из та­ин­ствен­ной за­гран­по­езд­ки, мол­ча­лив, мра­чен, хо­дит с за­ря­жен­ным пи­сто­ле­том. Сын Те­сар­жи­ка, то­же ри­хард, в од­ном из ин­тер­вью ска-

зал, как по­сле ги­бе­ли Со­хо­ра «я слы­шал, как мои ро­ди­те­ли го­во­ри­ли, что его уби­ли, а сам он неза­дол­го до то­го при­знал­ся им, что чув­ству­ет, как его пре­сле­ду­ют. По­сто­ян­но хо­дил с ору­жи­ем». В 1950 го­ду Те­сар­жи­ку при­сво­и­ли зва­ние под­пол­ков­ни­ка, то­гда же он на­зна­чен на­чаль­ни­ком шта­ба ко­ман­до­ва­ния тан­ко­вых и ме­ха­ни­зи­ро­ван­ных войск Ми­ни­стер­ства обо­ро­ны, в де­каб­ре 1951 го­да он уже пол­ков­ник. Бле­стя­щая ка­рье­ра! но – под­вел ост­рый язык: в раз­го­во­ре с со­слу­жив­цем Те­сар­жик про­шел­ся по не­дав­но на­зна­чен­но­му ми­ни­стром обо­ро­ны ге­не­ра­лу ар­мии Алек­сею Че­пич­ке, на­звав его ка­рье­ри­стом, взле­тев­шим столь вы­со­ко лишь по­то­му, что же­нил­ся на вне­брач­ной доч­ке ге­не­раль­но­го сек­ре­та­ря цк кПЧ кле­мен­та Гот­валь­да. – До­нес­ли в мо­мент. Тут же в его де­ле по­яви­лись за­пи­си о «низ­кой по­ли­ти­че­ской зре­ло­сти», за­тем он по­ни­жен в долж­но­сти до ко­ман­ду­ю­ще­го тан­ко­вы­ми и ме­ха­ни­зи­ро­ван­ны­ми вой­ска­ми 2-го во­ен­но­го окру­га (штаб в сло­вац­ком го­ро­де Трен­чин). це­лый бу­кет непри­ят­но­стей пре­под­нес 1953 год. В фев­ра­ле он воз­ле Бр­но сбил пе­ше­хо­да, сло­мав ему но­гу. Уго­лов­ное де­ло по фак­ту на­ез­да не воз­бу­ди­ли, но вспом­ни­ли о нём мно­го лет спу­стя – ко­гда по­на­до­би­лось на­ко­пать ком­про­мат по пар­тий­ной ли­нии. А в мае 1953 го­да пол­ков­ник Те­сар­жик, на­хо­дясь в ко­ман­ди­ров­ке, яко­бы утра­тил сек­рет­ный до­ку­мент – некий слу­жеб­ный но­мер­ной блок­нот, в ко­то­ром бы­ли за­пи­са­ны «кад­ро­вые дан­ные на под­чи­нен­ных и неко­то­рые ор­га­ни­за­ци­он­ные дан­ные по тан­ко­вым ча­стям». Про­па­жу за­ме­тят три ме­ся­ца спу­стя, но аре­сту­ют Те­сар­жи­ка в де­каб­ре 1953 го­да, об­ста­вив за­хват как пол­но­цен­ную бо­е­вую опе­ра­цию: де­сять до зу­бов во­ору­жен­ных че­ки­стов взя­ли его ве­че­ром воз­ле до­ма. но об­ви­ни­ли Те­сар­жи­ка не в утра­те до­ку­мен­та, а … во враж­деб­ной де­я­тель­но­сти про­тив го­су­дар­ства. Де­вять ме­ся­цев за­клю­че­ния, а в ав­гу­сте 1954 го­да его неожи­дан­но осво­бо­ди­ли, зад­ним чис­лом впа­яв при­го­вор «за ха­лат­ность»: де­вять ме­ся­цев ус­лов­но, с ис­пы­та­тель­ным сро­ком три го­да! По­ла­га­ют, что это ста­ло след­стви­ем ви­зи­та ни­ки­ты Хру­щё­ва в Че­хо­сло­ва­кию, яко­бы за­дав­ше­го во­прос: «А где наш Ге­рой?» В но­яб­ре 1954 го­да Те­сар­жик на­зна­чен ко­ман­ди­ром 13-й тан­ко­вой ди­ви­зии в Мла­да-Бо­ле­сла­ва. Ди­ви­зия под его на­ча­лом быст­ро до­би­лась, как за­пи­са­но в до­ку­мен­тах, «успе­хов в бо­е­вой и по­ли­ти­че­ской под­го­тов­ке». В июне 1956 го­да Те­сар­жи­ку при­сво­е­но зва­ние ге­не­рал-май­о­ра, а в ок­тяб­ре он вер­нул­ся в Пра­гу в ка­че­стве за­ме­сти­те­ля ко­ман­ду­ю­ще­го 1-м во­ен­ным окру­гом. за­тем он пер­вый за­ме­сти­тель ко­ман­ду­ю­ще­го 4-й ар­мии, а в 1959 го­ду вновь ко­ман­ди­ро­ван в Моск­ву – на обу­че­ние в Во­ен­ной ака­де­мии Ге­не­раль­но­го шта­ба Во­ору­жен­ных сил СССр.

Но уже в фев­ра­ле 1960 го­да Те­сар­жи­ка сроч­но ото­зва­ли из Моск­вы, а его де­ло в об­ста­нов­ке стро­жай­шей сек­рет­но­сти раз­би­ра­ет­ся в Сек­ре­та­ри­а­те ЦК КПЧ и Ко­мис­сии пар­тий­но­го кон­тро­ля. 13 ав­гу­ста 1960 го­да ре­ше­ни­ем По­лит­бю­ро ЦК КПЧ ге­не­рал-май­ор Те­сар­жик ис­клю­чен из пар­тии и уво­лен из ар­мии. От­дель­ным пунк­том По­лит­бю­ро ЦК КПЧ хо­да­тай­ство­ва­ло пе­ред пра­ви­тель­ством СССР о ли­ше­нии Те­сар­жи­ка зва­ния Ге­роя Со­вет­ско­го Со­ю­за и изъ­я­тии у него ме­да­ли «Зо­ло­тая Звез­да»! Сте­но­грам­ма то­го за­се­да­ния По­лит­бю­ро – про­сто пес­ня: на Те­сар­жи­ка со­бра­ли и вы­ва­ли­ли всё, что скопили на него с мо­мен­та рож­де­ния. При­пом­ни­ли да­же «непра­виль­ное» со­ци­аль­ное про­ис­хож­де­ние! По­том сле­до­вал длин­ный спи­сок уже на­зван­ных вы­ше де­я­ний – то са­мое при­ни­же­ние ро­ли парт­ор­га­ни­за­ций и по­лит­ру­ков, из­ли­ше­ства в бы­ту и от­но­ше­ния с жен­щи­на­ми. Да еще вся­кая ме­ло­чев­ка, ти­па раз­жа­ло­ва­ния ка­пра­ла Фо­ни­на за слу­жеб­ные про­ступ­ки и на­ка­за­ния над­по­ру­чи­ка Ма­ги до­маш­ним аре­стом! Ах да, еще и гру­би­ян: рас­ска­зы­вая о сво­ем опы­те Вто­рой ми­ро­вой вой­ны, ци­ти­рую, «объ­яс­нял роль ко­ман­ди­ра, ис­поль­зуя ненор­ма­тив­ную лек­си­ку». Но это все гар­нир к ос­нов­но­му блю­ду. По­шли при­ме­ры бо­лее «убой­ные»: об­ви­нил со­труд­ни­ков об­ще­жи­тия ака­де­мии Ген­шта­ба в том, что те шпи­о­нят за слу­ша­те­ля­ми, до­но­ся по­том об этом ру­ко­вод­ству; вы­ска­зал в ад­рес ко­ман­до­ва­ния ака­де­мии об­ви­не­ние в «раз­мно­же­нии бю­ро­кра­тиз­ма». Что еще? – «Непра­виль­но и гру­бо вел се­бя по от­но­ше­нию к осталь­ным чехословацким слу­ша­те­лям ака­де­мии», иро­ни­зи­ро­вал над чехословацким ми­ни­стром обо­ро­ны и, вспом­нив, ви­ди­мо фех­то­валь­ную мо­ло­дость, вы­звал на ду­эль пол­ков­ни­ка Ир­жа­ка, пред­ло­жив то­му драть­ся на ку­хон­ных но­жах… Но са­мое глав­ное про­скаль­зы­ва­ет по­чти меж­ду строк: на при­е­ме по слу­чаю празд­ни­ка Вен­гер­ской на­род­ной ар­мии вел се­бя вы­зы­ва­ю­ще, бро­сал иро­ни­че­ские ре­пли­ки в ад­рес во­ен­но­го ат­та­ше брат­ской Ру­мы­нии. По­сле че­го по­ве­де­ние ге­не­ра­ла Те­сар­жи­ка «ста­ло пред­ме­том об­суж­де­ния на за­се­да­нии во­ен­ных ат­та­ше по­сольств стран на­род­ной де­мо­кра­тии». Что еще? – При по­се­ще­нии квар­ти­ры пар­ти­зан­ско­го ко­ман­ди­ра, Ге­роя Со­вет­ско­го Со­ю­за ге­не­ра­ла Са­бу­ро­ва, всту­пил с ним в де­ба­ты, утвер­ждая, что «во Вто­рой ми­ро­вой войне мы не зна­ли, за что на са­мом де­ле сра­жа­ем­ся», «вы­ра­жал скеп­ти­цизм в от­но­ше­нии ру­ко­вод­ства на­шей ар­мии». На­шел ко­му вы­ра­жать: ма­те­рый че­кист Са­бу­ров тут же насту­чал на Те­сар­жи­ка ку­да на­до. На за­се­да­нии По­лит­бю­ро ЦК КПЧ не скры­ва­лось, что «раз­бор по­ле­тов» про­во­дит­ся по прось­бе-ука­за­нию со­вет­ских то­ва­ри­щей, по­пут­но про­ин­фор­ми­ро­вав­ших Пра­гу, что Те­сар­жик «вел се­бя сво­бод­но, без со­блю­де­ния над­ле­жа­щей бди­тель­но­сти и ди­стан­ции» по от­но­ше­нию к со­труд­ни­кам за­пад­ных по­сольств. При этом Москва по­ре­ко­мен­до­ва­ла ве­сти де­ло так, что­бы Те­сар­жик не сбе­жал на За­пад или не по­кон­чил са­мо­убий­ством! Но са­мое важ­ное в до­ку­мент и не по­па­ло. В фев­ра­ле 1960 го­да на при­е­ме в Москве, устро­ен­ном для пред­ста­ви­те­лей ар­мий стран Вар­шав­ско­го до­го­во­ра (по всей ви­ди­мо­сти, по по­во­ду Дня Со­вет­ской ар­мии), ге­не­ра­ла Те­сар­жи­ка по­са­ди­ли за об­щий стол с ге­не­ра­лом На­ци­о­наль­ной на­род­ной ар­мии ГДР, по всей ви­ди­мо­сти, во­ен­ным ат­та­ше. На­до ска­зать, что ге­не­ра­лы и стар­шие офи­це­ры ар­мии ГДР об­раз­ца 1960 го­да во вре­мя про­шед­шей вой­ны слу­жи­ли в вер­мах­те, а то и в вой­сках СС – все по­го­лов­но. По­нят­но, про­тив ко­го они во­е­ва­ли и сколь­ко кро­ви бы­ло на их ру­ках. Мно­гие из них и в на­цист­ской пар­тии со­сто­я­ли, но без ка­ких-ли­бо тер­за­ний лег­ко сме­ни­ли парт­би­ле­ты НСДАП на член­ские би­ле­ты СЕПГ. Но по­сколь­ку дру­гих и «хо­ро­ших» нем­цев «у нас для вас нет», а ждать, по­ка их вы­рас­тят в про­бир­ках, слиш­ком дол­го, то со­вет­ские то­ва­ри­щи и сфор­ми­ро­ва­ли ар­мию «де­мо­кра­ти­че­ской Гер­ма­нии» це­ли­ком из кад­ро­вых об­лом­ков гит­ле­ров­ско­го вер­мах­та. Еще та­кая де­таль: фор­ма ар­мии ГДР бы­ла прак­ти­че­ски иден­тич­на фор­ме вер­мах­та, а по­го­ны и во­все те же са­мые. Со­юз­нич­ки, од­ним сло­вом. Вы­слу­шав мно­го­чис­лен­ные то­сты во сла­ву бо­е­во­го брат­ства брат­ских ар­мий брат­ских стран, Те­сар­жик, под­няв взгляд, ви­дит сво­им един­ствен­ным гла­зом че­ло­ве­ка в фор­ме, мож­но ска­зать, вер­мах­та, а уж че­хо­сло­вац­кий ге­не­рал пред­мет­но знал, из ка­ко­го на­цист­ско­го дерь­ма льют «но­вую» ар­мию ГДР. Ско­пив­ша­я­ся еще со вре­мен вой­ны нена­висть бе­рет верх. Ге­не­рал Те­сар­жик под­ни­ма­ет­ся во весь свой рост – 182 см, пе­ре­ги­ба­ет­ся че­рез стол, хва­та­ет немец­ко­го ге­не­ра­ла за гор­ло и на­чи­на­ет его тря­сти, вы­кри­ки­вая на весь зал (а ко­манд­ным го­ло­сом его бог то­же не оби­дел): «Ублю­док немец­кий! Фа­шист! Та­ких, как ты, мы би­ли у Со­ко­ло­ва, в Ки­е­ве, на Дук­ле!» Са­мо со­бой, мат-пе­ре­мат, по­сколь­ку «ко­манд­ным язы­ком», как и по­ло­же­но на­сто­я­ще­му тан­ки­сту, Те­сар­жик вла­дел вир­ту­оз­но – хоть чеш­ским, хоть рус­ским. Ки­ну­лись со всех сто­рон хо­луи, вы­рва­ли нем­ца из те­сар­жи­ко­вых лап, скру­ти­ли тан­ки­ста и вы­ве­ли из за­ла. И по­нес­лось – ни­ка­кая Зо­ло­тая Звез­да тут уже не спа­сет: ди­вер­сия, зло­на­ме­рен­ный под­рыв неж­ных со­юз­ни­че­ских от­но­ше­ний. Мог­ли ли со­вет­ские то­ва­ри­щи до­пу­стить, что­бы про­дол­жил свою служ­бу че­хо­сло­вац­кий ге­не­рал, ма­ло то­го что не же­ла­ю­щий за­ле­зать в од­ну по­стель с «пра­виль­ны­ми» нем­ца­ми, так еще и при­люд­но их из­би­ва­ю­щий? Ри­то­ри­че­ский во­прос. Ге­рой Со­вет­ско­го Со­ю­за Те­сар­жик, ко­неч­но же, пре­крас­но по­ни­мал, что де­ла­ет, и де­лал это осо­знан­но и си­сте­ма­ти­че­ски, по­ста­вив крест на даль­ней­шей ка­рье­ре и, кста­ти, по­ста­вив под угро­зу бла­го­по­лу­чие се­мьи. Будь он на­сто­я­щим ка­рье­ри­стом, слу­жил бы се­бе и даль­ше, стис­нув зу­бы и при­дер­жав язык: от­дав ар­мии 23 ка­лен­дар­ных го­да, прой­дя вой­ну и путь от сол­да­та до ге­не­ра­ла, арест и тюрь­му, уж он-то знал толк в том, что хо­ро­шо для ка­рье­ры, а что – не очень. Так ведь не по­же­лал! Несо­мнен­но, его дав­но уг­не­та­ло все, что с кон­ца 1940-х го­дов со­тво­ри­ли с его стра­ной и ар­ми­ей со­вет­ские «дру­зья». Ведь хо­тя все это и де­ла­лось ру­ка­ми мест­ных ис­пол­ни­те­лей, но имен­но что по указ­ке и ин­струк­ци­ям со­вет­ских «дру­зей». Ма­ло то­го, так еще в од­ну по­стель уло­жи­ли вра­гов – ис­кон­ных, ве­ко­вых, еще и со­всем не­дав­но по­пор­тив­ших друг дру­гу столь­ко кро­ви, тех са­мых нем­цев, и вен­гров, и ру­мын, ко­то­рые все­го 15 лет на­зад бы­ли по дру­гую – от Те­сар­жи­ка – ли­нию фрон­та. По­ни­ма­е­те, от­че­го поз­же на­крыл­ся мед­ным та­зом весь этот «со­юз неру­ши­мый ар­мий соц­стран» – да там все из­на­чаль­но бы­ло гни­лым и про­ти­во­есте­ствен­ным. Те­сар­жи­ка ис­клю­чат из пар­тии, вы­ки­нут из ар­мии. Звез­ду Ге­роя отобрать не смог­ли: мос­ков­ские то­ва­ри­щи на со­от­вет­ству­ю­щую прось­бу-по­же­ла­ние млад­ших бра­тьев по соц­ра­зу­му от­ве­тить да­же не со­из­во­ли­ли. Ка­кую-то пен­сию ему да­ли: бо­рец с фа­шиз­мом, ин­ва­лид вой­ны, вы­слу­га. Ему еще нет 45, он по­лон сил и энер­гии, но устро­ить­ся на нор­маль­ную ра­бо­ту, ма­ло-маль­ски со­от­вет­ству­ю­щую его на­вы­кам, опы­ту и зна­ни­ям, мсти­тель­ные «то­ва­ри­щи» ему не да­ли. Ге­не­рал­май­ор Те­сар­жик су­мел устро­ить­ся лишь дис­пет­че­ром на ав­то­бус­ную стан­цию, где и ра­бо­тал до 1966 го­да. За­тем устро­ил­ся в праж­ский аэро­порт Лет­ня­ны – ин­же­не­ром по тех­ни­ке без­опас­но­сти. 27 мая 1967 го­да Ге­роя Со­вет­ско­го Со­ю­за Ри­хар­да Те­сар­жи­ка не ста­ло: он скон­чал­ся от сер­деч­но­го при­сту­па у дру­зей на да­че близ Усти-на-Ла­бе. В ис­то­рии так и не оста­лось имен ни то­го ге­не­ра­ла из ГДР, ко­то­ро­му он на­бил мор­ду, ни вен­гер­ско­го и ру­мын­ско­го во­ен­ных ат­та­ше, ко­то­рым он вы­ска­зал все. За­то Те­сар­жик и его то­ва­ри­щи по зна­ме­ни­той ге­рой­ской трой­ке, Йо­зеф Бур­шик и Ан­то­нин Со­хор, в ис­то­рии точ­но оста­лись, – по край­ней ме­ре, в на­шей. Это спра­вед­ли­во: они бы­ли на­сто­я­щи­ми сол­да­та­ми и свои звезды но­си­ли по пра­ву.

Ри­хард ТЕ­САР­ЖИК

Йо­зеф БУР­ШИК

Ан­то­нин СО­ХОР

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.