Пер­вая кровь

Sovershenno Sekretno. Informatsiya k Razmyshleniyu - - СЕКРЕТЫ ИСТОРИИ - Дмит­рий ЖУ­КОВ, Иван КО­ВТУН

Ги­бель ос­нов­ных сил За­пад­но­го фрон­та ле­том 1941 го­да сто­ит в ря­ду се­рьез­ней­ших тра­ге­дий рус­ско­го ору­жия. история раз­гро­ма со­вет­ских войск в Бе­ло­сток­ском и Мин­ском «кот­лах» мо­жет быть по­ме­ще­на в ту же чер­ную кни­гу, где го­во­рит­ся о бит­ве на ре­ке Кал­ке в 1223 го­ду или окру­же­нии ар­мии сам­со­но­ва в Во­сточ­ной Прус­сии в 1914 го­ду. окру­жен­ные под Бе­ло­сто­ком и Мин­ском со­вет­ские ча­сти и со­еди­не­ния бы­ли обес­кров­ле­ны. На во­сток смог­ли про­рвать­ся лишь раз­роз­нен­ные под­раз­де­ле­ния, фак­ти­че­ски по­те­ряв­шие бое­спо­соб­ность. Во вре­мя Ве­ли­кой оте­че­ствен­ной вой­ны ра­бо­че-кре­стьян­ская Крас­ная Армия (рККА) не раз нес­ла ужа­са­ю­щие по чис­лен­но­сти по­те­ри, но тра­ге­дия За­пад­но­го фрон­та слу­чи­лась пер­вой, и имен­но она во мно­гом опре­де­ли­ла даль­ней­шее небла­го­при­ят­ное раз­ви­тие об­ста­нов­ки не толь­ко на важ­ней­шем для ссср за­пад­ном на­прав­ле­нии, но и на всем со­вет­ско-гер­ман­ском фрон­те в це­лом. За­мет­ны­ми фи­гу­ра­ми со­бы­тий, раз­вер­нув­ших­ся в кон­це июня – в на­ча­ле июля 1941 го­да на бе­ло­рус­ской зем­ле, ста­ли ко­ман­ду­ю­щий вой­ска­ми За­пад­но­го фрон­та ге­не­рал ар­мии Дмит­рий Пав­лов и ко­ман­ду­ю­щий груп­пой ар­мий «Центр» ге­не­рал­фельд­мар­шал Фё­дор фон Бок. судь­бе бы­ло угод­но све­сти их в кро­ва­вом про­ти­во­сто­я­нии. и ес­ли жизнь со­вет­ско­го во­е­на­чаль­ни­ка, как из­вест­но, при­го­во­рен­но­го Во­ен­ной кол­ле­ги­ей Вер­хов­но­го су­да ссср к смерт­ной каз­ни, обо­рва­лась в Ле­фор­тов­ской тюрь­ме НКВД ров­но че­рез ме­сяц по­сле втор­же­ния вер­мах­та в со­вет­ский со­юз, то немец­кий пол­ко­во­дец, сня­тый с по­ста ко­ман­ду­ю­ще­го в пе­ри­од Бит­вы под Моск­вой, по­гиб за че­ты­ре дня до ка­пи­ту­ля­ции Гер­ма­нии.

Д мит­рий Гри­го­рье­вич Пав­лов ро­дил­ся 23 ок­тяб­ря 1897 го­да в де­ревне Во­нюх ко­стром­ской гу­бер­нии. как и мно­гие со­вет­ские во­е­на­чаль­ни­ки, он про­ис­хо­дил из кре­стьян­ской се­мьи. В Первую ми­ро­вую вой­ну Пав­лов доб­ро­воль­цем ушел на фронт и до­слу­жил­ся до зва­ния стар­ше­го ун­тер-офи­це­ра. В 1916 го­ду он был ра­нен в сражении на ре­ке Сто­ход и по­пал в плен. Дмит­рий Гри­го­рье­вич со­дер­жал­ся в ла­ге­рях кляйн и Вит­тен­берг, ра­бо­тал на фаб­ри­ке «шпринг­штоф» и шах­тах Ма­ри­а­на-Гру­бе. По­сле окон­ча­ния Пер­вой ми­ро­вой вой­ны Пав­лов ре­па­три­и­ро­вал­ся на ро­ди­ну. С ян­ва­ря 1919 го­да он во­е­вал в крас­ной Ар­мии. Во вре­мя Граж­дан­ской вой­ны был ко­ман­ди­ром взво­да, эс­кад-ро­на, по­мощ­ни­ком ко­ман­ди­ра пол­ка. В 1923 го­ду в со­ста­ве 6-й Ал­тай­ской от­дель­ной ка­ва­ле­рий­ской бри­га­ды Пав­лов был пе­ре­бро­шен на Тур­ке­стан­ский фронт, где во­е­вал про­тив бас­ма­чей. Пав­лов по­ка­зал се­бя до­воль­но спо­соб­ным и на­стой­чи­вым ко­ман­ди­ром, ре­шив­шим глу­бо­ко и все­сто­ронне изу­чить во­ен­ное де­ло. В мар­те 1920 го­да он окон­чил ко­стром­ские пе­хот­ные кур­сы ком­со­ста­ва, в ап­ре­ле 1922 го­да с от­ли­чи­ем за­вер­шил ка­ва­ле­рий­ское от­де­ле­ние ом­ской объ­еди­нен­ной выс­шей во­ен­ной шко­лы, в 1928 го­ду – Во­ен­ную ака­де­мию рккА им. М. В. фрун­зе и в 1931 го­ду – ака­де­ми­че­ские кур­сы при Во­ен­но-тех­ни­че­ской ака­де­мии. С 1928 го­да Пав­лов ко­ман­до­вал раз­лич­ны­ми ка­ва­ле­рий­ски­ми и ме­ха­ни­зи­ро­ван­ны­ми ча­стя­ми, в 1936 го­ду в со­ста­ве со­вет­ско­го кон­тин­ген­та был на­прав­лен в ис­па­нию, где в ка­че­стве ко­ман­ди­ра тан­ко­вой бри­га­ды во­е­вал про­тив войск ге­не­ра­ла фран­ко и его со­юз­ни­ков. В но­яб­ре 1937 го­да, воз­вра­тив­шись в СССр, он был на­зна­чен на долж­ность на­чаль­ни­ка Ав­то­бро­не­тан­ко­во­го управ­ле­ния рккА. Пав­лов внес из­вест­ный вклад в раз­ви­тие и бо­е­вое при­ме­не­ние тан­ко­вых войск крас­ной Ар­мии. ис­хо­дя из опы­та бо­е­вых дей­ствий про­тив немец­ких тан­ков в ис­па­нии, он на­сто­ял на со­зда­нии тан­ков с ди­зель­ны­ми дви­га­те­ля­ми, про­ти­во­с­на­ряд­ным бро­ни­ро­ва­ни­ем и бо­лее мощ­ны­ми пуш­ка­ми. 21 фев­ра­ля 1938 го­да он под­го­то­вил на имя мар­ша­ла к. е. Во­ро­ши­ло­ва до­клад о необ­хо­ди­мо­сти ко­рен­но­го пе­ре­смот­ра тан­ко­во­го во­ору­же­ния. В этом до­ку­мен­те Дмит­рий Гри­го­рье­вич пред­ла­гал пе­ре­во­ору­жить танки Т-28 и Т-35 76-мм пуш­кой, а так­же раз­ра­бо­тать но­вый тя­же­лый танк про­ры­ва. В об­ла­сти стра­те­гии при­ме­не­ния тан­ко­вых войск Пав­лов пред­ло­жил ис­поль­зо­вать в со­ста­ве стрел­ко­вых кор­пу­сов, об­ще­вой­ско­вых ар­мий и фрон­тов тан­ко­вые бри­га­ды, в слу­чае на­ступ­ле­ния фор­ми­ро­вать ар­мей­ские и фрон­то­вые эше­ло­ны раз­ви­тия про­ры­ва, вклю­чая в их со­став тан­ко­вые бри­га­ды и ме­ха­ни-

ДМИТ­РИЙ ПАВ­ЛОВ И ФЁ­ДОР ФОН БОК: КРО­ВА­ВЫЙ КОШ­МАР ИЮНЯ 1941го

зи­ро­ван­ные ди­ви­зии. Дан­ные пред­ло­же­ния про­шли про­вер­ку в пе­ри­од бо­ев с япон­ски­ми вой­ска­ми у ре­ки Хал­хин-Гол ле­том 1939 го­да. По ито­гам при­ме­не­ния тан­ко­вых кор­пу­сов в сен­тяб­ре 1939 го­да в Поль­ше Пав­лов вы­сту­пил за их рас­фор­ми­ро­ва­ние как небое­спо­соб­ных. Но его пред­ло­же­ние не по­лу­чи­ло под­держ­ки. Уси­ли­я­ми сто­рон­ни­ков мех­кор­пу­сов 7 июня 1940 го­да он был снят с долж­но­сти на­чаль­ни­ка Ав­то­бро­не­тан­ко­во­го управ­ле­ния РККА и от­прав­лен ко­ман­до­вать Бе­ло­рус­ским осо­бым во­ен­ным окру­гом, ко­то­рый че­рез несколь­ко дней по­сле его на­зна­че­ния был пре­об­ра­зо­ван в За­пад­ный осо­бый. В от­ли­чие от Пав­ло­ва, Фё­дор фон Бок про­ис­хо­дил из се­мьи потом­ствен­ных во­ен­ных. Бу­ду­щий ге­не­рал-фельд­мар­шал по­явил­ся на свет 3 де­каб­ря 1880 го­да в Кюстрине. Рус­ское имя Фё­дор ему да­ла мать, урож­ден­ная Оль­га фон Фаль­кен­хайн, про­ис­хо­див­шая из ост­зей­ско­го ро­да, при­над­ле­жав­ше­го к рос­сий­ской ари­сто­кра­тии. Впро­чем, Фё­до­ра с са­мо­го ран­не­го воз­рас­та вос­пи­ты­ва­ли в прус­ском во­ен­ном ду­хе, с дет­ства вну­шая мысль о том, что толь­ко ка­рье­ра во­ен­но­го мо­жет по­слу­жить воз­ве­ли­чи­ва­нию Гер­ман­ской им­пе­рии. Бок про­сла­вил­ся сво­ей се­рьез­но­стью и це­ле­устрем­лен­но­стью. Он был су­ров, че­сто­лю­бив и по­лон рве­ния. Имен­но эти ка­че­ства спо­соб­ство­ва­ли его мол­ние­нос­ной ка­рье­ре в гер­ман­ской ар­мии. Это род­нит его с Пав­ло­вым, чья на­по­ри­стость хо­ро­шо из­вест­на. Юность фон Бо­ка про­шла в во­ен­ных шко­лах Гросс-Лих­тер­фель­де и Потс­да­ма. В 1898 го­ду он был за­чис­лен млад­шим лей­те­нан­том в 5-й прус­ский пе­хот­ный гвар­дей­ский полк. В 1910 го­ду по­лу­чил на­зна­че­ние в Ге­не­раль­ный штаб и в 1912-м был по­вы­шен до зва­ния ка­пи­та­на. В пе­ри­од Пер­вой ми­ро­вой вой­ны Бок про­вел пер­вые два го­да в став­ке крон­прин­ца Ба­ва­рии ге­не­рал-фельд­мар­ша­ла Ру­прех­та, но в 1917 го­ду ему до­ве­ри­ли ко­ман­до­ва­ние ба­та­льо­ном 4-го прус­ско­го пе­хот­но­го гвар­дей­ско­го пол­ка, ко­то­рый, бла­го­да­ря сво­е­му ко­ман­ди­ру, во­е­вал с фа­на­тич­ным му­же­ством. За бо­е­вые от­ли­чия Бок был на­граж­ден Же­лез­ным кре­стом 1-го и 2-го клас­са и ор­де­ном «За за­слу­ги» ( Pour le Mérite) – выс­шей во­ен­ной на­гра­дой Прус­сии. В по­сле­во­ен­ный пе­ри­од Бок участ­во­вал в фор­ми­ро­ва­нии «чер­но­го рейхс­ве­ра» – неле­галь­ных во­ен­ных фор­ми­ро­ва­ний, со­здан­ных в Вей­мар­ской рес­пуб­ли­ке как по­пыт­ка обой­ти на­вя­зан­ный Вер­саль­ским до­го­во­ром 100-ты­сяч­ный лимит рейхс­ве­ра. Офи­цер слу­жил в во­ен­ном ми­ни­стер­стве, а за­тем, как и Пав­лов, ко­ман­до­вал пе­хот­ны­ми и ка­ва­ле­рий­ски­ми ча­стя­ми и со­еди­не­ни­я­ми. С при­хо­дом к вла­сти на­ци­стов Бок, ра­зу­ме­ет­ся, пол­но­стью под­дер­жал по­ли­ти­ку Гит­ле­ра, на­прав­лен­ную на ми­ли­та­ри­за­цию эко­но­ми­ки и уве­ли­че­ние чис­лен­но­сти ар­мии. Бок яв­лял­ся од­ним из выс­ших офи­це­ров вер­мах­та (по­лу­чил зва­ние ге­не­рал­фельд­мар­ша­ла 19 июля 1940 го­да), ко­ман­до­вал вой­ска­ми 8-й ар­мии во вре­мя ан­шлю­са Австрии в 1938 го­ду, груп­пой ар­мий «Се­вер» в пе­ри­од Поль­ской кам­па­нии 1939 го­да и груп­пой ар­мий «Б» в кам­па­нии на За­па­де в 1940-м. Пе­ред втор­же­ни­ем в Со­вет­ский Со­юз он был на­зна­чен ко­ман­ду­ю­щим груп­пы ар­мий «Центр». Так же, как и Пав­лов, Бок уде­лял огром­ное вни­ма­ние бо­е­во­му при­ме­не­нию тан­ко­вых ар­мад. Он тре­бо­вал от сво­их войск дей­ство­вать ре­ши­тель­но, на­сту­пать уз­ки­ми тан­ко­вы­ми кли­нья­ми, та­ра­нить обо­ро­ну про­тив­ни­ка и про­во­дить опе­ра­ции по его мол­ние­нос­но­му окру­же­нию.

Бе­ло­сток­ско-мин­ская ка­та­стро­фа

Ко­гда утром 22 июня 1941 го­да пред­рас­свет­ную ти­ши­ну на­ру­ши­ли рев мо­то­ров и рас­ка­ты ар­тил­ле­рий­ской ка­но­на­ды, ко­ман­ду­ю­щий За­пад­ным фрон­том ге­не­рал ар­мии Пав­лов по­пы­тал­ся все­ми име­ю­щи­ми­ся си­ла­ми и сред­ства­ми ока­зать отпор агрес­со­ру. Для при­кры­тия го­су­дар­ствен­ной гра­ни­цы про­тя­жен­но­стью 470 км он рас­по­ла­гал тре­мя ар­ми­я­ми – 3-й, 10-й и 4-й (в их ты­лу шло фор­ми­ро­ва­ние 13-й ар­мии). Все­го За­пад­ный фронт имел 44 ди­ви­зии, шесть авиа­ци- он­ных ди­ви­зий, три ар­тил­ле­рий­ско­про­ти­во­тан­ко­вые бри­га­ды, три воз­душ­но-де­сант­ные, две бри­га­ды ПВО, во­семь укреп­лен­ных рай­о­нов, зна­чи­тель­ное ко­ли­че­ство от­дель­ных ча­стей и под­раз­де­ле­ний. В об­щей слож­но­сти со­вет­ские силы на этом на­прав­ле­нии со­став­ля­ли око­ло 790 тыс. че­ло­век, 3800 тан­ков, 16 100 ору­дий и ми­но­ме­тов, 2100 са­мо­ле­тов. В свою оче­редь Фё­дор фон Бок для ре­а­ли­за­ции за­мыс­ла по окру­же­нию со­вет­ских войск в Бе­ло­рус­сии ис­поль­зо­вал две удар­ные груп­пи­ров­ки, со­сто­яв­шие из 40 ди­ви­зий и око­ло 1700 са­мо­ле­тов, вхо­див­ших в со­став 2-го воз­душ­но­го фло­та ге­не­рал-фельд­мар­ша­ла Аль­бер­та Кес­сель­рин­га. На ле­вом кры­ле бы­ли со­сре­до­то­че­ны 3-я тан­ко­вая груп­па (ко­ман­ду­ю­щий Гер­ман Гот) и глав­ные силы 9-й по­ле­вой ар­мии, ко­то­рые под­дер­жи­ва­лись с воз­ду­ха VIII авиа­ци­он­ным кор­пу­сом. На пра­вом кры­ле бы­ли скон­цен­три­ро­ва­ны со­еди­не­ния 2-й тан­ко­вой груп­пы (ко­ман­ду­ю­щий Гейнц Гу­де­ри­ан) и ос­нов­ные силы 4-й по­ле­вой ар­мии. С воз­ду­ха их под­дер­жи­вал II ави­а­ци­он­ный кор­пус. Об­щая чис­лен­ность под­чи­нен­ных фон Бо­ку войск со­став­ля­ла 1,45 млн че­ло­век. Тан­ков у нем­цев бы­ло зна­чи­тель­но мень­ше – око­ло 2100 еди­ниц; в ос­нов­ном они усту­па­ли со­вет­ским ма­ши­нам по боль­шин­ству по­ка­за­те­лей, в том чис­ле по бо­е­вой мо­щи. Ко­ли­че­ство ору­дий и ми­но­ме­тов до­сти­га­ло 15 100 еди­ниц. Итак, срав­не­ние чис­лен­но­го со­ста­ва и во­ору­же­ния За­пад­но­го осо­бо­го во­ен­но­го окру­га и груп­пы ар­мий «Центр» показывает, что тан­ков у со­вет­ской сто­ро­ны бы­ло зна­чи­тель­но боль­ше и они бы­ли луч­ше немец­ких. По лич­но­му со­ста­ву пре­иму­ще­ство бы­ло у нем­цев. В лю­бом слу­чае от­вет на во­прос, бы­ла ли у ко­ман­до­ва­ния За­пад­но­го фрон­та по­тен­ци­аль­ная воз­мож­ность на­не­сти вой­скам гер­ман­ско­го вер­мах­та по­ра­же­ние и не до­пу­стить их даль­ней­ше­го про­дви­же­ния на Смо­ленск и Моск­ву, оста­ет­ся от­кры­тым. Кон­цеп­ции ря­да ис­сле­до­ва­те­лей о ве­ро­ят­но­сти со­вет­ско­го втор­же­ния на За­пад по­ка еще на­хо­дят­ся в об­ла­сти ярост­ных дис­кус­сий. По­это­му объ­ек­тив­но­сти ра­ди мы бу­дем опе­ри­ро­вать толь­ко фак­ти­че­ски­ми со­бы­ти­я­ми. Непо­сред­ствен­но пе­ред втор­же­ни­ем в тыл со­вет­ских войск бы­ли вы­бро­ше­ны груп­пы немец­ких ди­вер­сан­тов, ко­то­рые па­ра­ли­зо­ва­ли ра­бо­ту про­вод­ных ли­ний свя­зи, пе­ре­хва­ты­ва­ли и уби­ва­ли по­сыль­ных. От­сут­ствие свя­зи меж­ду шта­ба­ми со­еди­не­ний и объ­еди­не­ний с под­чи­нен­ны­ми си­ла­ми ста­ло од­ной из глав­ных при­чин неудач со­вет­ских войск. Пе­ре­до­вые со­еди­не­ния 3-й, 10-й и 4-й ар­мий, не успев за­нять преду­смот­рен­ные пла­ном обо­ро­ни­тель­ные ру­бе­жи, вы­нуж­де­ны бы­ли всту­пать во встреч­ные бои с хо­ду, раз­роз­нен­но, по ча­стям, без долж­но­го опе­ра­тив­но­го по­стро­е­ния, ве­сти обо­ро­ни­тель­ные бои на непод­го­тов­лен­ных по­зи­ци­ях. Вер­махт же с пер­вых ча­сов вой­ны за­хва­тил ини­ци­а­ти­ву и успеш­но раз­ви­вал на­ступ­ле­ние. Пе­ред Бо­ком сто­я­ла за­да­ча: на­сту­пая по схо­дя­щим­ся на­прав­ле­ни­ям на Минск, окру­жить и уни­что­жить со­вет­ские вой­ска в Бе­ло­рус­сии, по­сле че­го вый­ти в рай­он Смо­лен­ска и со­здать пред­по­сыл­ки для вза­и­мо­дей­ствия круп­ных тан­ко­вых и мо­то­ри­зо­ван­ных сил с груп­пой ар­мий «Се­вер» с це­лью уни­что­же­ния войск Крас­ной Ар­мии в При­бал­ти­ке и в рай­оне Ле­нин­гра­да. К ис­хо­ду пер­во­го дня во­ен­ных дей­ствий вой­ска груп­пы ар­мий «Центр» про­дви­ну­лись на во­сток до 35 км, а на от­дель­ных на­прав­ле­ни­ях – до 70 км. Уже 22 июня со­зда­лась угро­за глу­бо­ко­го охва­та обо­их кры­льев За­пад­но­го фрон­та тан­ко­вы­ми со­еди­не­ни­я­ми, а дей­ство­вав­шие в цен­тре фрон­та вой­ска 10-й ар­мии ока­за­лись под угро­зой окру­же­ния. На­де­ясь из­ме­нить об­ста­нов­ку в свою поль­зу со­вет­ское Глав­ное Ко­ман­до­ва­ние ве­че­ром 22 июня по­ста­ви­ло пе­ред ге­не­ра­лом Пав­ло­вым прак­ти­че­ски невы­пол­ни­мую за­да­чу: об­ще­вой­ско­вы­ми ар­ми­я­ми и ме­ха­ни­зи­ро­ван­ны­ми кор­пу­са­ми при под­держ­ке фрон­то­вой и даль­ней авиа­ции пе­рей­ти в контр­на­ступ­ле­ние, к ис­хо­ду 24 июня окру­жить и раз­гро­мить вкли­нив­ше­го­ся вра­га в рай­оне го­ро­да Су­вал­ки. При­чем ос­нов­ное вни­ма­ние бы­ло со­сре­до­то­че­но на уни­что­же­нии про­рвав­ших­ся пе­хот­ных со­еди­не­ний в рай­оне Грод­но. Пы­та­ясь пе­ре­ло­мить ход со­бы­тий на фрон­те и овла­деть си­ту­а­ци­ей, Пав­лов при­ни­мал не­ма­ло оши­боч­ных ре­ше­ний. Раз­бро­сан­ность ди­ви­зий, недо­ста­ток вре­ме­ни на под­го­тов­ку и раз­вер­ты­ва­ние сил, от­сут­ствие средств свя­зи не поз­во­ля­ли вы­пол­нять при­ка­зы. Это угне­та­ю­ще дей­ство­ва­ло на ко­ман­ду­ю­ще­го. По вос­по­ми­на­ни­ям участ­ни­ков тех со­бы­тий, вме­сто ор­га­ни­за­ции обо­ро­ны на мо­ло­де­чен­ском и ба­ра­но­вич­ском на­прав­ле­ни­ях, от­во­да ча­стей 3-й и 10-й ар­мий из бе­ло­сток­ско­го вы­сту­па, что боль­ше от­ве­ча­ло сло­жив­шей­ся об­ста­нов­ке, Пав­лов на­ра­щи­вал в рай­оне Ли­ды и Вол­ко­вый­ска вто­рые эше­ло­ны, об­ре­кая их на раз­гром и от­ступ­ле­ние раз­роз­нен­ны­ми груп­па­ми. 23 и 24 июня в рай­оне Грод­но про­изо­шли кро­во­про­лит­ные бои, в ко­то­рых обе сто­ро­ны по­нес­ли тя­же­лые по­те­ри. Немец­кое на­ступ­ле­ние на ко­рот­кое вре­мя бы­ло оста­нов­ле­но со­еди­не­ни­я­ми 3-й и 10-й ар­мий. На от­дель­ных участках гер­ман­ские вой­ска бы­ли да­же от­бро­ше­ны на­зад. Од­на­ко раз­вить этот успех не уда­лось. Не при­нес за­мет­но­го ре­зуль­та­та и пло­хо под­го­тов­лен­ный контр­удар со- еди­не­ний 4-й ар­мии на ле­вом кры­ле За­пад­но­го фрон­та. На­ступ­ле­ние здесь быст­ро вы­дох­лось. Вой­ска Пав­ло­ва не смог­ли за­дер­жать нем­цев в при­гра­нич­ной по­ло­се и лик­ви­ди­ро­вать их глу­бо­кие про­ры­вы. 3-я и 10-я ар­мии, ввя­зав­шись в сра­же­ние, за­дер­жа­лись в рай­оне Грод­но и не за­ме­ти­ли, как удар­ные груп­пи­ров­ки фон Бо­ка ста­ли об­хо­дить их с флан­гов, со­зда­вая ре­аль­ную угро­зу окру­же­ния. Под дав­ле­ни­ем тан­ко­вых и мо­то­ри­зо­ван­ных ди­ви­зий со­вет­ские ча­сти и со­еди­не­ния вы­нуж­де­ны бы­ли от­сту­пать, ве­дя арьер­гард­ные бои и сра­же­ния. 25 июня нем­цы, смяв вой­ска 3-й и 4-й ар­мий в рай­о­нах Грод­но и Бре­ста, дви­ну­лись в об­щем на­прав­ле­нии на Минск. Учи­ты­вая слож­ность об­ста­нов­ки, Став­ка Глав­но­го Ко­ман­до­ва­ния в тот же день при­ня­ла ре­ше­ние о со­зда­нии в ты­лу За­пад­но­го фрон­та обо­ро­ни­тель­но­го ру­бе­жа. Од­но­вре­мен­но с этим Пав­лов по­лу­чил при­каз сроч­но от­ве­сти вой­ска из об­ра­зо­вав­ше­го­ся меш­ка на ру­беж укреп­лен­ных рай­о­нов ста­рой гра­ни­цы. При­каз был про­дуб­ли­ро­ван ар­ми­ям ди­рек­ти­вой фрон­та. Но бы­ло уже позд­но. К мо­мен­ту по­лу­че­ния ди­рек­ти­вы со­еди­не­ния 3-й и 10-й ар­мии на­хо­ди­лись в по­лу­коль­це. От­ступ­ле­ние со­вет­ских войск при­ня­ло неор­га­ни­зо­ван­ный ха­рак­тер. По­пыт­ки Став­ки Глав­но­го Ко­ман­до­ва­ния по­мочь Пав­ло­ву на­ла­дить твер­дое ру­ко­вод­ство во­ен­ны­ми дей­стви­я­ми по­ло­жи­тель­ных ре­зуль­та­тов не да­ли. Связь с ар­ми­я­ми от­сут­ство­ва­ла. В шта­бах и вой­сках ца­ри­ла рас­те­рян­ность, неред­ко пе­ре­рас­тав­шая в па­ни­ку. При­ка­зы и рас­по­ря­же­ния ко­ман­до­ва­ния фрон­та до войск не до­хо­ди­ли, а ес­ли и до­хо­ди­ли, то с боль­шим опоз­да­ни­ем и уже не со­от­вет­ство­ва­ли скла­ды­вав­шей­ся об­ста­нов­ке. Бок, на­про­тив, был удо­вле­тво­рен дей­стви­я­ми удар­ных груп­пи­ро­вок Гу­де­ри­а­на и Го­та и имел воз­мож­ность соб­ствен­ны­ми гла­за­ми уви­деть ре­зуль­та­ты сра­же­ния под Бе­ло­сто­ком. Свои впе­чат­ле­ния он за­пи­сал 30 июня в днев­ни­ке: «До­ро­га Бе­ло­сток – Волковыск на всем сво­ем про­тя­же­нии яв­ля­ет сце­ны пол­но­го раз­гро­ма. Она за­гро­мож­де­на сот­ня­ми раз­би­тых тан­ков, гру­зо­ви­ков и ар­тил­ле­рий­ских ору­дий всех ка­либ­ров. Люфтваф­фе неп­ло­хо по­тру­ди­лись, об­ра­ба­ты­вая от­сту­па­ю­щие ко­лон­ны. Здесь про­тив­ни­ку был на­не­сен тя­же­лый удар». Бок бле­стя­ще про­вел пер­вый этап втор­же­ния, быст­ро дви­га­ясь со сво­и­ми тан­ко­вы­ми груп­па­ми на Минск. Этот ам­би­ци­оз­ный ма­невр на­столь­ко напугал Гит­ле­ра, что, в об­ход глав­но­ко­ман­ду­ю­ще­го су­хо­пут­ных войск фон Бра­ухи­ча, он пред­ло­жил Бо­ку оста­вить эту за­тею в поль­зу бо­лее ко­рот­ко­го брос­ка и по­сле­ду­ю­ще­го окру­же­ния. Бок сто­ял на сво­ем и в ко­неч­ном ито­ге раз­ве­ял опа­се­ния фю­ре­ра.

28 июня немец­кие вой­ска про­рва­лись к сто­ли­це Бе­ло­рус­сии и за­хва­ти­ли го­род. Со­еди­нив­шись в рай­оне Мин­ска, они от­ре­за­ли пу­ти от­ступ­ле­ния один­на­дца­ти со­вет­ским ди­ви­зи­ям, со­здав внеш­ний фронт окру­же­ния. За­пад­нее Мин­ска в коль­це ока­за­лись шесть ди­ви­зий 3-й и 10-й ар­мий, три – 13-й ар­мии, две – фрон­то­во­го под­чи­не­ния и остат­ки дру­гих ча­стей и со­еди­не­ний фрон­та. От­ре­зан­ные от осталь­ных сил фрон­та, не имея баз снаб­же­ния, ли­шен­ные цен­тра­ли­зо­ван­но­го управ­ле­ния, окру­жен­ные со­еди­не­ния про­дол­жа­ли сра­жать­ся. До 8 июля они при­ко­ва­ли к се­бе до 25 немец­ких ди­ви­зий, что поз­во­ли­ло со­вет­ско­му ко­ман­до­ва­нию вы­иг­рать вре­мя и под­тя­нуть необ­хо­ди­мые ре­зер­вы из глу­би­ны стра­ны. Од­на­ко из­бе­жать по­ра­же­ния бы­ло уже невоз­мож­но. В Бе­ло­сток­ско-Мин­ском сражении груп­па ар­мий «Центр» раз­гро­ми­ла 11 стрел­ко­вых, шесть тан­ко­вых, че­ты­ре мо­то­ри­зо­ван­ных и две ка­ва­ле­рий­ские ди­ви­зии. Нем­цы до­би­лись се­рьез­ных опе­ра­тив­ных успе­хов: на­нес­ли тя­же­лей­шее по­ра­же­ние За­пад­но­му фрон­ту, за­хва­ти­ли зна­чи­тель­ную часть Бе­ло­рус­сии и про­дви­ну­лись на глу­би­ну свы­ше 300 км. Без­воз­врат­ные по­те­ри со­вет­ской сто­ро­ны со­ста­ви­ли 341 073 че­ло­ве­ка, 76 717 че­ло­век бы­ли ра­не­ны. Нем­цы по­те­ря­ли 6535 че­ло­век уби­ты­ми, 20 071 че­ло­век ра­не­ны­ми и 1111 че­ло­век про­пав­ши­ми без ве­сти.

Коз­лы от­пу­ще­ния

При­чи­ны ка­та­стро­фы За­пад­но­го фрон­та в пер­вые дни вой­ны до сих пор вы­зы­ва­ют спо­ры сре­ди ис­то­ри­ков. Боль­шин­ство спе­ци­а­ли­стов схо­дят­ся во мне­нии, что со­вет­ские вой­ска ока­за­лись сла­бо под­го­тов­лен­ны­ми. Ви­ной то­му тра­ди­ци­он­но на­зы­ва­ют­ся ре­прес­сии се­ре­ди­ны и вто­рой по­ло­ви­ны 1930-х го­дов. Хо­тя неко­то­рые ис­сле­до­ва­те­ли оспа­ри­ва­ют этот ар­гу­мент, яс­но од­но: мас­со­вая мо­би­ли­за­ция Крас­ной Ар­мии и на­ра­щи­ва­ние ка­че­ства и ко­ли­че­ства бо­е­вой тех­ни­ки в пред­во­ен­ные го­ды и ме­ся­цы не смог­ли предот­вра­тить ка­та­стро­фи­че­ское для СССР на­ча­ло вой­ны. Зна­чи­тель­ное ко­ли­че­ство ча­стей, со­еди­не­ний и опе­ра­тив­ных объ­еди­не­ний ар­мии и фло­та ока­за­лись без опыт­ных ко­манд­ных кад­ров. На ме­сто ре­прес­си­ро­ван­ных и на долж­но­сти ко­ман­ди­ров вновь сфор­ми­ро­ван­ных объ­еди­не­ний, со­еди­не­ний и ча­стей на­зна­ча­лись мо­ло­дые ге­не­ра­лы и ко­ман­ди­ры, не имев­шие ни до­ста­точ­но­го бо­е­во­го опы­та, ни прак­ти­ки ру­ко­вод­ства вой­ска­ми в слож­ной об­ста­нов­ке. Ге­не­рал ар­мии Дмит­рий Пав­лов, несмот­ря на его во­ен­ные зна­ния, как раз от­но­сил­ся к чис­лу выс­ших ко­ман­ди­ров, не об­ла­дав­ших опы­том управ­ле­ния опе­ра­тив­но-стра­те­ги­че­ски­ми объ­еди­не­ни­я­ми войск в слож­ных усло­ви­ях бо­е­вой об­ста­нов­ки. Кро­ме то­го, боль­шин­ство ко­ман­ди­ров ба­та­льо­нов, пол­ков, ди­ви­зий и кор­пу­сов За­пад­но­го осо­бо­го во­ен­но­го окру­га на­хо­ди­лось в за­ни­ма­е­мой долж­но­сти от двух до пя­ти ме­ся­цев. Мно­гие из них бы­ли при­зва­ны из за­па­са. От­ри­ца­тель­но по­вли­я­ли на бое­спо­соб­ность войск За­пад­но­го осо­бо­го во­ен­но­го окру­га и про­сче­ты во­ен­но­го-по­ли­ти­че­ско­го ру­ко­вод­ства Стра­ны Со­ве­тов при оцен­ке пред­во­ен­ной стра­те­ги­че­ской об­ста­нов­ки. План при­кры­тия го­су­дар­ствен­ной гра­ни­цы был раз­ра­бо­тан Ге­не­раль­ным шта­бом лишь в фев­ра­ле 1941 го­да. Под­го­тов­лен­ный на его ос­но­ве план бо­е­вых дей­ствий За­пад­но­го осо­бо­го во­ен­но­го окру­га преду­смат­ри­вал: не до­пу­стить втор­же­ния про­тив­ни­ка на со­вет­скую тер­ри­то­рию, упор­ной и ак­тив­ной обо­ро­ной от­ра­зить на­па­де­ние вра­га, при­крыть со­сре­до­то­че­ние и раз­вер­ты­ва­ние глав­ных сил окру­га для пе­ре­хо­да в контр­на­ступ­ле­ние и раз­гром агрес­со­ра. Ве­ро­ят­но, по ря­ду па­ра­мет­ров план при­кры­тия за­пад­ной гос­гра­ни­цы не от­ве­чал ре­аль­ным усло­ви­ям. Небезын­те­рес­ны­ми пред­став­ля­ют­ся за­пис­ки во­ен­но­слу­жа­щих, слу­жив­ших вме­сте с Пав­ло­вым, на­при­мер, быв­ше­го на­чаль­ни­ка опе­ра­тив­но­го от­де­ла шта­ба За­пад­но­го осо­бо­го во­ен­но­го окру­га ге­не­рал-май­о­ра Б. А. Фомина, ко­то­рый от­ме­чал: «О под­го­тов­ке нем­ца­ми вне­зап- но­го на­па­де­ния Пав­лов знал и про­сил за­нять по­ле­вые укреп­ле­ния вдоль гос­гра­ни­цы. 20 июня 1941 го­да шиф­ро­грам­мой за под­пи­сью зам. на­чаль­ни­ка опе­ра­тив­но­го управ­ле­ния Ген­шта­ба Ва­си­лев­ско­го Пав­ло­ву бы­ло со­об­ще­но, что прось­ба его до­ло­же­на нар­ко­му и по­след­ний не раз­ре­шил за­ни­мать по­ле­вых укреп­ле­ний, так как это мо­жет вы­звать про­во­ка­цию со сто­ро­ны нем­цев…». Од­на­ко ес­ли Пав­лов знал о на­па­де­нии, что он кон­крет­но сде­лал, что­бы не рас­те­рять все свои силы в пер­вые дни вой­ны? К со­жа­ле­нию, прак­ти­че­ски ни­че­го. С на­ча­лом во­ен­ных дей­ствий ге­не­рал Пав­лов и его штаб не спра­ви­лись с си­ту­а­ци­ей и по­те­ря­ли управ­ле­ние. С дру­гой сто­ро­ны, ед­ва ли кто-то бу­дет спо­со­бен до­ка­зать воз­мож­ность предот­вра­ще­ния раз­гро­ма войск За­пад­но­го фрон­та при дру­гом – бо­лее во­ле­вом и опыт­ном ко­ман­ду­ю­щем. Ход со­бы­тий опре­де­ля­ли дру­гие фак­то­ры. Сре­ди них – несо­мнен­но, пре­вос­ход­ство немец­кой стра­те­гии, немец­ко­го во­ен­но­го мыш­ле­ния. Что­бы одо­леть та­ко­го про­тив­ни­ка, необ­хо­ди­мо бы­ло вре­мя, нуж­но бы­ло учить­ся во­е­вать по-но­во­му, щед­ро пла­тя за это кро­вью сво­их бой­цов и ко­ман­ди­ров. Оче­вид­но, что исто­ки тра­ге­дии За­пад­но­го фрон­та за­кла­ды­ва­лись в пред­во­ен­ное вре­мя. 30 июня Ста­лин при­ка­зал на­чаль­ни­ку Ге­не­раль­но­го шта­ба Г. К. Жу­ко­ву вы­звать Пав­ло­ва в Моск­ву. На пер­вом за­се­да­нии Го­су­дар­ствен­но­го Ко­ми­те­та Обо­ро­ны бы­ло при­ня­то ре­ше­ние об от­стра­не­нии Пав­ло­ва с по­ста ко­ман­ду­ю­ще­го За­пад­ным фрон­том. Раз­лич­ные ис­точ­ни­ки от­ме­ча­ют, что на­ка­нуне со­сто­ял­ся ко­рот­кий раз­го­вор Ста­ли­на с ар­мей­ским ко­мис­са­ром пер­во­го ран­га Львом Мех­ли­сом. Ему бы­ло да­но ука­за­ние сроч­но от­быть на За­пад­ный фронт в ка­че­стве чле­на Во­ен­но­го со­ве­та и разо­брать­ся, кто там еще, по­ми­мо Пав­ло­ва, ви­но­ват. По при­бы­тии Пав­ло­ва в Моск­ву Ста­лин его не при­нял. На при­е­ме у Мо­ло­то­ва быв­ший ко­ман­ду­ю­щий фрон­том из­ло- жил при­чи­ны от­ступ­ле­ния войск по­сле боя на Бе­ре­зине, от­ме­тив, что не бы­ло сил для сдер­жи­ва­ния на­сту­пав­ших немец­ких ар­мий, а под­креп­ле­ний не пред­ви­де­лось. Оста­вать­ся там – озна­ча­ло по­гу­бить всех лю­дей и остав­шу­ю­ся тех­ни­ку. Пав­ло­ву не по­ве­ри­ли, и он был аре­сто­ван со­труд­ни­ка­ми НКВД. Быв­ше­го ко­ман­ду­ю­ще­го об­ви­ни­ли в пре­да­тель­стве. Во вре­мя до­про­са 7 июля 1941 го­да он го­во­рил: «Я был аре­сто­ван днем 4-го июля с.г. в Дов­ске, где мне бы­ло объ­яв­ле­но, что аре­сто­ван я по рас­по­ря­же­нию ЦК. Поз­же со мной раз­го­ва­ри­вал зам. пред. Сов­нар­ко­ма Мех­лис и объ­явил, что я аре­сто­ван как пре­да­тель. Я не пре­да­тель. По­ра­же­ние войск, ко­то­ры­ми я ко­ман­до­вал, про­изо­шло по неза­ви­ся­щим от ме­ня об­сто­я­тель­ствам. Я так­же не ви­но­вен, что про­тив­ни­ку уда­лось вкли­нить­ся в на­шу тер­ри­то­рию». Пав­лов по­ка­зы­вал, что в пер­вый день вы­яви­лось зна­чи­тель­ное пре­вос­ход­ство круп­ных ме­ха­ни­зи­ро­ван­ных со­еди­не­ний про­тив­ни­ка, вы­сту­пав­ших в рай­он Бре­ста, а так­же в на­прав­ле­нии Со­поц­кин – Грод­но. Вра­же­ская авиа­ция «об­ра­ба­ты­ва­ла» рас­по­ло­же­ние со­вет­ской пе­хо­ты, уни­что­жа­ла ар­тил­ле­рий­ские ору­дия. Ска­за­лась и рас­те­рян­ность ар­мей­ских ко­ман­ди­ров. Но сле­до­ва­тель пре­рвал быв­ше­го ко­ман­ду­ю­ще­го: «До­воль­но мо­лоть че­пу­ху! Не яв­ля­ет­ся ли по­ра­же­ние и от­ступ­ле­ние ру­ко­во­ди­мых ва­ми войск ре­зуль­та­том из­мен­ни­че­ских дей­ствий с ва­шей сто­ро­ны?» Ве­ро­ят­но, уже то­гда Пав­ло­ву ста­ло по­нят­но, что из него пы­та­ют­ся сде­лать «коз­ла от­пу­ще­ния». До опре­де­лен­но­го мо­мен­та ге­не­рал вся­че­ски от­ри­цал то, в чем его об­ви­ня­ли, од­на­ко, не вы­дер­жав фи­зи­че­ских пы­ток, сло­мал­ся. Про­то­кол до­про­са от 9 июля 1941 го­да показывает, что Пав­лов счел необ­хо­ди­мым рас­ска­зать след­ствию о сво­их яко­бы пре­да­тель­ских дей­стви­ях по от­но­ше­нию к пар­тии и со­вет­ско­му пра­ви­тель­ству. На­ча­ло этих дей­ствий он от­но­сил к се­ре­дине 1930-х го­дов, ко­гда под­дер­жи­вал связь с Убо­ре­ви­чем и Ме­рец­ко­вым (И. Убо­ре­вич был рас­стре­лян в 1938 го­ду, а Ме­рец­ков на­хо­дил­ся то­гда еще под аре­стом). Про­ис­шед­шие на За­пад­ном фрон­те со­бы­тия Пав­лов рас­це­ни­вал как свое пре­ступ­ное без­дей­ствие и невы­пол­не­ние ука­за­ний ЦК о по­сто­ян­ной мо­би­ли­за­ци­он­ной го­тов­но­сти, что при­ве­ло к про­ры­ву нем­цев. Кро­ме Пав­ло­ва, бы­ли так­же аре­сто­ва­ны на­чаль­ник шта­ба фрон­та В. Е. Кли­мов­ских, на­чаль­ник свя­зи фрон­та А. Т. Григорьев и ко­ман­ду­ю­щий 4-й ар­ми­ей А. А. Ко­роб­ков. Фак­ти­че­ски еще до су­да бы­ло по­нят­но, ка­кой при­го­вор ожи­да­ет ге­не­ра­лов. 10 июля Ста­лин вы­звал сво­е­го сек­ре­та­ря Поскрё­бы­ше­ва и по­тре­бо­вал до­ку­мен­ты во­ен­но­го три­бу­на­ла по де­лу Пав­ло­ва. Там го­во­ри­лось, что, уста­но­вив ви­нов­ность Пав­ло­ва и Кли­мов­ских в со­вер­ше­нии ими пре­ступ­ле­ний, «Во­ен­ная кол­ле­гия Вер­хов­но­го су­да СССР при­го­во­ри­ла Пав­ло­ва Д. Г., Кли­мов­ских В., Гри­го­рье­ва А. Т., Ко­роб­ко­ва А. А. – ли­шить во­ин­ских зва­ний… и под­верг­нуть всех че­ты­рех выс­шей ме­ре на­ка­за­ния – рас­стре­лу с кон­фис­ка­ци­ей все­го лич­но при­над­ле­жа­ще­го иму­ще­ства. При­го­вор окон­ча­тель­ный и об­жа­ло­ва­нию не под­ле­жит». Озна­ко­мив­шись с этим до­ку­мен­том, Ста­лин ска­зал сек­ре­та­рю: «При­го­вор утвер­ждаю, а вся­кую че­пу­ху вро­де «за­го­вор­щиц­кой де­я­тель­но­сти» Уль­рих что­бы вы­бро­сил… Пусть не тя­нут. Ни­ка­ко­го об­жа­ло­ва­ния. А за­тем при­ка­зом со­об­щить фрон­там, пусть зна­ют, что по­ра­жен­цев ка­рать бу­дем бес­по­щад­но». Со­сто­яв­ший­ся 22 июля 1941 го­да суд был недол­гим. Что ин­те­рес­но, преж­ние фор­му­ли­ров­ки, из ко­то­рых сле­до­ва­ло, что Пав­лов и его за­ме­сти­те­ли яв­ля­лись «участ­ни­ка­ми ан­ти­со­вет­ско­го во­ен­но­го за­го­во­ра, пре­да­ли ин­те­ре­сы Ро­ди­ны, на­ру­ши­ли при­ся­гу и на­нес­ли ущерб бо-

Ве­ро­ят­но, уже то­гда Пав­ло­ву ста­ло по­нят­но, что из него пы­та­ют­ся сде­лать «коз­ла от­пу­ще­ния». До опре­де­лен­но­го мо­мен­та ге­не­рал вся­че­ски от­ри­цал то, в чем его об­ви­ня­ли, од­на­ко, не вы­дер­жав фи­зи­че­ских пы­ток, сло­мал­ся.

евой мо­щи Крас­ной Ар­мии», – бы­ли ни­ве­ли­ро­ва­ны. Вме­сто «из­ме­ны Ро­дине» их осу­ди­ли по дру­гим ста­тьям – «ха­лат­ность» и «неис­пол­не­ние сво­их слу­жеб­ных обя­зан­но­стей», ко­то­рые, как бы­ло от­ме­че­но еще в По­ста­нов­ле­нии ГКО от 16 июля, по­влек­ли за со­бой «без­дей­ствие вла­сти, нерас­по­ря­ди­тель­ность», «развал управ­ле­ния вой­ска­ми, сда­чу ору­жия про­тив­ни­ку без боя и са­мо­воль­ное остав­ле­ние бо­е­вых по­зи­ций ча­стя­ми Крас­ной Ар­мии…». Дмит­рий Гри­го­рье­вич Пав­лов был рас­стре­лян 22 июля 1941 го­да в Ле­фор­тов­ской тюрь­ме, от­ку­да его те­ло вы­вез­ли на пе­чаль­но из­вест­ный под­мос­ков­ный по­ли­гон НКВД в по­сел­ке Бу­то­во. Спу­стя несколь­ко недель по­сле рас­стре­ла быв­ше­го ко­ман­ду­ю­ще­го до­бра­лись и до его се­мьи, ко­то­рую вы­сла­ли в Крас­но­яр­ский край. Ре­а­би­ли­та­ция ге­не­ра­ла со­сто­я­лась че­рез 12 лет по­сле окон­ча­ния вой­ны. Опре­де­ле­ни­ем Во­ен­ной кол­ле­гии Вер­хов­но­го су­да СССР от 31 июля 1957 го­да при­го­вор по де­лу Пав­ло­ва и его со­рат­ни­ков был от­ме­нен и де­ло пре­кра­ще­но за от­сут­стви­ем в их дей­стви­ях со­ста­ва пре­ступ­ле­ния. Дмит­рий Пав­лов был по­смерт­но вос­ста­нов­лен в во­ин­ском зва­нии. Со­вре­мен­ные ис­то­ри­ки счи­та­ют, что ге­не­рал Пав­лов стал жерт­вой ис­клю­чи­тель­ной же­сто­ко­сти Ста­ли­на, чья по­ли­ти­ка и при­ве­ла стра­ну к войне и ка­та­стро­фе 1941 го­да. Ви­на со­вет­ско­го дик­та­то­ра оспа­ри­ва­ет­ся немно­ги­ми. В слу­чае с про­ти­во­по­лож­ной сто­ро­ной – немец­кая во­ен­ная ис­то­рио­гра­фия от­ме­ча­ет неком­пе­тент­ность и нега­тив­ное вли­я­ние Гит­ле­ра на при­ня­тие ре­ше­ний выс­шим гер­ман­ским ко­ман­до­ва­ни­ем. При­чем, ви­за­ви Пав­ло­ва, Фё­дор фон Бок, не раз ста­но­вил­ся их за­лож­ни­ком. Так, в ав­гу­сте 1941-го фю­рер вы­вел из со­ста­ва груп­пы ар­мий «Центр» ее тан­ко­вые со­еди­не­ния и пе­ре­бро­сил их на дру­гие участ­ки фрон­та, в то вре­мя как путь на Моск­ву был прак­ти­че­ски сво­бо­ден. По неко­то­рым дан­ным, уход фон Бо­ка в се­ре­дине де­каб­ря 1941 го­да с по­ста ко­ман­ду­ю­ще­го груп­пы ар­мий «Центр» был свя­зан не столь­ко с его по­шат­нув­шим­ся здо­ро­вьем, как гла­сит ча­сто озву­чи­ва­е­мая вер­сия, сколь­ко с ре­ше­ни­ем Гит­ле­ра, об­ви­нив­ше­го фельд­мар­ша­ла в про­ва­ле блиц­кри­га. Спу­стя ме­сяц Бок вер­нул­ся на Во­сточ­ный фронт – в кон­це ян­ва­ря 1942 го­да он при­нял ко­ман­до­ва­ние груп­пой ар­мий «Юг». Гитлер был недо­во­лен тем, как ко­ман­ду­ю­щий ру­ко­во­дил вой­ска­ми в сражении под Харь­ко­вом, хо­тя для немец­кой сто­ро­ны оно за­вер­ши­лось весь­ма успеш­но (бы­ло за­хва­че­но 240 тыс. плен­ных, бо­лее 1200 тан­ков и 2 тыс. ору­дий). Еще боль­ше на­ре­ка­ний в ад­рес во­е­на­чаль­ни­ка по­сле­до­ва­ло в пе­ри­од лет­не­го на­ступ­ле­ния вер­мах­та в 1942 го­ду. Бок от­кры­то кри­ти­ко­вал план Гит­ле­ра, со­глас­но ко­то­ро­му флан­ги во вре­мя на­ступ­ле­ния к Вол­ге и Ста­лин­гра­ду долж­ны бы­ли при­кры­вать не­на­деж­ные ар­мии со­юз­ни­ков – ру­мын, вен­гров и ита­льян­цев. Кри­ти­че­ские за­ме­ча­ния фельд­мар­ша­ла не оста­лись неза­ме­чен­ны­ми: 13 июля 1942 го­да фон Бо­ку по­зво­нил Кей­тель и по­ста­вил его в из­вест­ность, что Гитлер ре­шил пе­ре­дать ко­ман­до­ва­ние ге­не­рал­пол­ков­ни­ку фон Вейхсу. Кей­тель на­сто­я­тель­но ре­ко­мен­до­вал Бо­ку снять с се­бя пол­но­мо­чия по при­чине пло­хо­го здо­ро­вья. Бок по­сле недол­гих спо­ров со­гла­сил­ся и был за­чис­лен в ре­зерв фю­ре­ра, но боль­ше в войне уча­стие не при­ни­мал. Ав­то­ри­тет Бо­ка в немец­ком об­ще­стве был необы­чай­но вы­сок, и еще на про­тя­же­нии несколь­ких ме­ся­цев мно­гие про­дол­жа­ли счи­тать, что он все еще ко­ман­ду­ет во­ору­жен­ны­ми си­ла­ми на юге Рос­сии. Это­му за­блуж­де­нию спо­соб­ство­ва­ли про­па­ган­дист­ские бюл­ле­те­ни, в ко­то­рых упо­ми­на­лось его имя. Бок него­до­вал по это­му по­во­ду, по­сколь­ку счи­тал, что из него на­роч­но де­ла­ют «коз­ла от­пу­ще­ния», от­вет­ствен­но­го за по­ра­же­ние под Ста­лин­гра­дом. В 1945 го­ду, ко­гда со­вет­ские вой­ска уже на­хо­ди­лись на под­сту­пах к Бер­ли­ну, Бок по­лу­чил от Ман­штей­на те­ле­грам­му, в ко­то­рой го­во­ри­лось, что гросс-ад­ми­рал Карл Дё­ниц за­нят в Гам­бур­ге фор­ми­ро­ва­ни­ем но­во­го пра­ви­тель­ства. Бок тот­час уехал из го­ро­да. Воз­мож­но, он на­де­ял­ся сно­ва по­лу­чить ко­ман­до­ва­ние. 4 мая, ко­гда Гитлер уже был мертв, а до окон­ча­ния вой­ны оста­ва­лось несколь­ко дней, ма­ши­на Бо­ка по­па­ла на Киль­ском шос­се под об­стрел бри­тан­ско­го бом­бар­ди­ров­щи­ка. Че­рез несколь­ко дней бри­тан­ские сол­да­ты об­на­ру­жи­ли его из­ре­ше­чен­ное пу­ля­ми те­ло. Под об­стре­лом по­гиб­ли так­же его же­на и дочь. Та­ким об­ра­зом, Фё­дор фон Бок стал един­ствен­ным из фельд­мар­ша­лов Гит­ле­ра, кто пал от вра­же­ской пу­ли. Невоз­мож­но от­ри­цать, что к мо­мен­ту на­ча­ла вой­ны Гер­ма­нии про­тив СССР бо­е­вая вы­уч­ка со­вет­ских войск не шла ни в ка­кое срав­не­ние с вой­ска­ми вер­мах­та. Под­твер­жде­ние то­му – бес­пре­це­дент­ные по­те­ри и сам ход бо­е­вых дей­ствий в пер­вые ме­ся­цы вой­ны. Од­на­ко си­ла во­ен­но-по­ли­ти­че­ско­го ру­ко­вод­ства той или иной стра­ны за­клю­ча­ет­ся в том, на­сколь­ко быст­ро оно су­ме­ет сде­лать из сло­жив­ше­го­ся по­ло­же­ния пра­виль­ные вы­во­ды и на­сколь­ко вер­ны­ми бу­дут по­сле­ду­ю­щие ре­ше­ния. История по­ка­за­ла, что Ста­лин и его пол­ко­вод­цы на­шли в се­бе силы зна­чи­тель­но скор­рек­ти­ро­вать свою стра­те­гию и ис­пра­вить мно­гие пред­ше­ство­вав­шие ошиб­ки. В ко­неч­ном ито­ге это и при­ве­ло к ко­рен­но­му пе­ре­ло­му в Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной войне.

Ко­ман­ду­ю­щий груп­пой ар­мий «Центр» ге­не­рал-фельд­мар­шал Фё­дор фон БОК

Ко­ман­ду­ю­щий вой­ска­ми За­пад­но­го фрон­та ге­не­рал ар­мии Дмит­рий ПАВ­ЛОВ

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.