Ушли под лед

Sovershenno Sekretno. Informatsiya k Razmyshleniyu - - СЕКРЕТЫ ВОЙНЫ - Юлия ВЕРНИКОВСКАЯ

При­эль­брусье, где во вре­мя Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны шли са­мые вы­со­ко­гор­ные в ми­ре бои, до сих пор со­хра­ня­ет мно­же­ство тайн. Ис­то­ри­ки еще не на­шли от­ве­тов на мно­гие во­про­сы, а го­ры, где по­след­ние го­ды идет ин­тен­сив­ное та­я­ние лед­ни­ков, по­сто­ян­но под­бра­сы­ва­ют им но­вые за­гад­ки. Не­дав­но кра­е­вед, ав­тор и из­да­тель книг о Ка­бар­ди­но-Бал­ка­рии Вик­тор Котляров сде­лал сен­са­ци­он­ное за­яв­ле­ние: ему из­вест­но ме­сто в Се­вер­ном При­эль­брусье, где на­хо­дят­ся те­ла по­гиб­ших фа­ши­стов – их де­сят­ки, а мо­жет, и сот­ни. Они не за­хо­ро­не­ны, а вмерз­ли в лед, бла­го­да­ря че­му со­хра­ни­лись по­чти иде­аль­но, од­на­ко из­влечь их из ле­дя­но­го мас­си­ва без спе­ци­а­ли­стов вы­со­кой ква­ли­фи­ка­ции и спе­ци­аль­но­го обо­ру­до­ва­ния невоз­мож­но.

По­след­ние несколь­ко лет в горах При­эль­бру­сья ра­бо­та­ла аль­пи­нист­ская раз­вед­ро­та спе­ци­аль­но­го на­зна­че­ния 34-го раз­ве­ды­ва­тель­но­го ба­та­льо­на Юж­но­го во­ен­но­го окру­га (ЮВО), с по­мо­щью мест­но­го по­ис­ко­во­го от­ря­да «Ме­мо­ри­ал Эльбрус» ве­ду­щая по­иск остан­ков сол­дат Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной. За несколь­ко лет ими бы­ло об­на­ру­же­но то, что оста­лось от тел со­тен со­вет­ских сол­дат, их во­ору­же­ние, бо­е­при­па­сы. Мно­гих за­щит­ни­ков При­эль­бру­сья уже по­хо­ро­ни­ли с во­ин­ски­ми по­че­стя­ми в брат­ской мо­ги­ле в по­сел­ке Тер­скол. И, са­мое глав­ное, бы­ли най­де­ны и иден­ти­фи­ци­ро­ва­ны остан­ки ле­ген­дар­но­го лей­те­нан­та Гри­го­рьян­ца (по­дроб­но о ги­бе­ли его под­раз­де­ле­ния га­зе­та «Со­вер­шен­но сек­рет­но» рас­ска­зы­ва­ла в № 21/2014. – Прим. ред.), ко­то­рый со сво­ей ро­той 28 сен­тяб­ря 1942 всту­пил в нерав­ный бой с ве­ли­ко­леп­но под­го­тов­лен­ны­ми, во­ору­жен­ны­ми и эки­пи­ро­ван­ны­ми нем­ца­ми воз­ле вы­со­ко­гор­ной го­сти­ни­цы «При­ют 11». Эта на­ход­ка поз­во­ли­ла с уве­рен­но­стью ска­зать, что дам­ский па­рик­ма­хер из Ба­ку, став­ший на войне раз­вед­чи­ком, не сдал­ся фа­ши­стам, как сви­де­тель­ство­ва­ли немец­кие ис­точ­ни­ки, а ге­ро­и­че­ски при­нял смерть в бою. Од­на­ко ни «Ме­мо­ри­ал Эльбрус», ни во­ен­ные по­ис­ко­ви­ки, ни альпинисты, с се­ре­ди­ны 60-х го­дов про­шло­го ве­ка на­хо­див­шие в горах остан­ки со­вет­ских сол­дат, фраг­мен­ты об­мун­ди­ро­ва­ния или ору­жие, ни­ко­гда не об­на­ру­жи­ва­ли в горах тел уби­тых нем­цев. «Ко­неч­но, бы­ли и нем­цы уби­тые, мно­го да­же, дед рас­ска­зы­вал. Но ку­да они по­том де­ва­лись – то ли де­душ­ка не го­во­рил, то ли про­сто я не об­ра­тил вни­ма­ния или не за­пом­нил», – рас­ска­зал Ма­го­мед Бай­да­ев, уро­же­нец Тер­ско­ла, по­след­не­го по­сел­ка пе­ред Эль­бру­сом. Бит­ва за Кав­каз про­дол­жа­лась свы­ше 14 ме­ся­цев – с 25 июля 1942 го­да по 9 ок­тяб­ря 1943 го­да. В сра­же­ни­ях по­гиб­ли бо­лее 344 ты­сяч со­вет­ских сол­дат, бо­лее 605 ты­сяч бы­ли ра­не­ны. Гиб­ли и про­тив­ни­ки, но до недав­не­го вре­ме­ни об об­на­ру­же­нии остан­ков фа­шист­ских сол­дат прак­ти­че­ски ни­че­го не со­об­ща­лось.

Немец­кий ха­рак­тер

«Все очень про­сто, – го­во­рит Вик­тор Котляров. – Уби­тых фа­ши­стов мы не на­хо­дим по­то­му, что во вре­мя вой­ны у них су­ще­ство­ва­ли так на­зы­ва­е­мые эва­ко­пунк­ты, ку­да нем­цы до­став­ля­ли уби­тых. В хо­лод­ное вре­мя го­да их мож­но бы­ло пе­ре­пра­вить на ро­ди­ну. Ес­ли же те­ло на­чи­на­ло раз­ла­гать­ся, по­гиб­ше­го хо­ро­ни­ли на ме­сте. Но на по­ле боя они тел сво­их со­слу­жив­цев ни­ко­гда не остав­ля­ли». Ис­то­рик Олег Опрыш­ко, ав­тор книг об обо­роне При­эль­бру­сья, утвер­жда­ет, что нем­цы ес­ли и уво­зи­ли сво­их уби­тых на ро­ди­ну, то неча­сто. «В Гер­ма­нию от­прав­ля­ли ну толь­ко очень вы­со­ко­по­став­лен­ных офи­це­ров, осталь­ных хо­ро­ни­ли в горах. Но хо­ро­ни­ли, а не остав­ля­ли ле­жать там, где по­гиб. К сво­им мерт­вым они от­но­си­лись го­раз­до бо­лее ува­жи­тель­но, чем на­ши. Воз­мож­но, ска­зы­ва­лась немец­кая лю­бовь к по­ряд­ку, их привычка по­сту­пать как при­ня­то. А мо­жет, они в то вре­мя чув­ство­ва­ли се­бя бо­лее уве­рен­но и спо­кой­но, чем на­ши…» – го­во­рит ис­то­рик. Под­пол­ков­ник Олег За­руц­кий, ру­ко­во­ди­тель по­ис­ко­во­го от­ря­да МВД по КБР «Память» в со­ста­ве пер­во­го по­ис­ко­во­го от­ря­да Наль­чи­ка, ра­бо­та­ю­ще­го на рав­нин­ной ча­сти Ка­бар­ди­но-Бал­ка­рии, от­ме­тил, что и их груп­па ни ра­зу не на­хо­ди­ла остан­ков немец­ких сол­дат: «Они все­гда уно­си­ли уби­тых с по­ля боя и хо- ро­ни­ли. На их по­зи­ци­ях все­гда все бы­ло упо­ря­до­чен­но – кон­серв­ные бан­ки в од­ном ме­сте, гиль­зы – в дру­гом, бу­ма­ги – в тре­тьем. Ви­ди­мо, про­яв­ле­ние немец­ко­го ха­рак­те­ра, склон­но­го к по­ряд­ку во всем. Что ка­са­ет­ся тел фа­ши­стов, о ко­то­рых го­во­рит Котляров, мо­гу ска­зать аб­со­лют­но уве­рен­но: зна­чит, про них не зна­ли свои. Ли­бо это бы­ло ка­кое-то сек­рет­ное под­раз­де­ле­ние, ли­бо от­ряд про­сто за­блу­дил­ся. Или не бы­ло воз­мож­но­сти ис­кать. Ина­че они бы бы­ли сра­зу вы­ве­зе­ны и долж­ным об­ра­зом по­хо­ро­не­ны». Ис­то­рик Олег Опрыш­ко на­пом­нил, что у каж­до­го немец­ко­го сол­да­та был ин­ди­ви­ду­аль­ный же­тон. «Ес­ли сол­да­та уби­ва­ли, же­тон раз­ла­мы­ва­ли на­по­по­лам по име­ю­щим­ся на нем спе­ци­аль­ным на­сеч­кам, по­ло­вин­ку хо­ро­ни­ли вме­сте с убитым, по­ло­вин­ка со­хра­ня­лась в немец­ких ар­хи­вах. Вел­ся стро­гий учет. Тел с це­лы­ми же­то­на­ми, то есть непо­хо­ро­нен­ных и неучтен­ных, прак­ти­че­ски не бы­ло…» И дей­стви­тель­но, в ча­стях и под­раз­де­ле­ни­ях вер­мах­та, кро­ме до­не­се­ний о по­те­рях, бы­ло по­ло­же­но еже­ме­сяч­но го­то­вить так на­зы­ва­е­мые Пе­реч­ни лич­ных опо­зна­ва­тель­ных зна­ков (Erkennungsmarken-Verzeichnis) – спис­ки по вы­дан­ным и по ушед­шим из под­раз­де­ле­ния (в ла­за­рет, дру­гую часть, в мо­ги­лу и т.д.) лич­ным зна­кам сол­дат и офи­це­ров. Пе­реч­ни от­прав­ля­лись в Цен­траль­ное спра­воч­ное бю­ро вер­мах­та по уче­ту по­терь ( Wehrmacht-Auskunft-Stelle, со­кра­щен­но WASt) в Бер­лине. Се­год­ня со­вре­мен­ной пра­во­пре­ем­ни­це WASt – Немец­кой служ­бе по опо­ве­ще­нию близ­ких род­ствен­ни­ков пав­ших быв­ше­го немец­ко­го вер­мах­та [Deutsche Dienststelle ( WASt), Berlin Eichborndamm 179] до­ста­лось на­сле­дие из бо­лее чем 100 млн со­об­ще­ний по дви­же­нию лич­ных зна­ков толь­ко в су­хо­пут­ных вой­сках и ВВС. Но ве­де­ние в го­ды вой­ны та­кой слож­ной си­сте­мы уче­та поз­во­ля­ет сей­час опре­де­лять лич­ность каж­до­го по­гиб­ше­го или про­пав­ше­го без ве­сти во­ен­но­слу­жа­ще­го вер­мах­та. Что ка­са­ет­ся ме­ста за­хо­ро­не­ния нем­цев, Олег Опрыш­ко рас­ска­зал о до­воль­но боль­шом немец­ком клад­би­ще, ко­то­рое на­хо­ди­лось ко­гда-то за пе­ре­ва­лом Хо­тю-Тау, но в на­ши дни уже не су­ще­ству­ет. «Мне в во­ен­ных до­ку­мен­тах по При­эль­брусью, с ко­то­ры­ми я ра­бо­тал, по­па­да­лись до­не­се­ния на­ших: де­скать, за­ме­ти­ли нем­цев, ко­то­рые тащат сво­их уби­тых сол­дат…» – рас­ска­зал Олег Лео­ни­до­вич. Об этом же рас­ска­зы­вал ему Алек­сандр Си­до­рен­ко, в свое вре­мя сни­мав­ший немец­кие штан­дар­ты, уста­нов­лен­ные на Эль­бру­се, и во­дру­жав­ший на вы­со­чай­шей вершине Ев­ро­пы со­вет­ские фла­ги. По сло­вам оче­вид­цев, ко­то­рых уда­лось в свое вре­мя най­ти Опрыш­ко, в сто­ро­ну Хо­тю-Тау по­сто­ян­но ше­ство­ва­ли ка­ра­ва­ны иша­ков с гру­зом. Ви­ди­мо, на них транс­пор­ти­ро­ва­ли те­ла уби­тых, счи­та­ет ис­то­рик. Об од­ном немец­ком за­хо­ро­не­нии по до­ро­ге в При­эль­брусье рас­ска­зал Вик­тор Котляров. Ему ста­ло из­вест­но о том, что в пред­гор­ном се­ле­нии За­ю­ко­во в Бак­сан­ском уще­лье про­жи­ва­ла груп­па гит­ле­ров­цев. Чем они за­ни­ма­лись, неиз­вест­но, лю­ди пом­нят, что они еже­днев­но уез­жа­ли ку­да-то на ма­ши­нах, гру­жен­ных непо­нят­ным обо­ру­до­ва­ни­ем. И там же, в За­ю­ко­во, был по­хо­ро­нен один из них – офи­цер, на­шед­ший смерть при об­сто­я­тель­ствах, ко­то­рые ста­ри­ки не пом­нят. «Офи­ци­аль­ное пе­ре­за­хо­ро­не­ние поз­во­ли­ло бы точ­но опре­де­лить его лич­ность с по­мо­щью остав­шей­ся по­ло­вин­ки же­то­на», – го­во­рит Котляров. По­ка же ори­ен­ти­ро­ва­лись на сло­ва ста­ри­ков, ко­то­рые как-то вспом­ни­ли над­пись на мо­гиль­ной таб­лич­ке. Ста­ро­жи­лы За­ю­ко­во утвер­жда­ли, что на ней зна­чи­лось: «Офи­цер Карл Зин­гер (или Зан­гер), по­гиб­ший 10 но­яб­ря 1942 го­да». Вик­тор Котляров рас­ска­зал, что Аб­дулКе­рим Ку­пов, жи­тель За­ю­ко­во, во вре­мя вой­ны был под­рост­ком. Вспо­ми­ная во­ен­ное дет­ство, он рас­ска­зал Кот­ля­ро­ву, что жив­ший у них в до­ме немец­кий офи­цер при­ка­зал ор­га­ни­зо­вать транс­порт, что­бы до­ста­вить те­ло по­гиб­ше­го со­слу­жив­ца в эва­ко­пункт в се­ле­ние Мал­ка, от­ку­да его от­пра­вят в Гер­ма­нию. Труп нем­ца, по сви­де­тель­ству Ку­по­ва, уже на­чал раз­ла­гать­ся, по­сколь­ку бы­ло теп­ло, и увез­ти его не уда­лось. Так на тер­ри­то­рии до­мо­вла­де­ния Ку­по­вых и по­яви­лась мо­ги­ла с кре­стом и таб­лич­кой с немец­ким име­нем. Ко­гда се­ле­ние осво­бо­ди­ли, убра­ли и крест, и таб­лич­ку. Од­на­ко поз­же, во вре­мя ка­ких-то стро­и­тель­ных ра­бот, сель­чане, ко­пая зем­лю, на­ткну­лись на ко­сти и вспом­ни­ли, что в этом ме­сте был по­хо­ро­нен немец. Пе­ре­за­хо­ро­не­ние же Кот­ля­ро­ву про­ве­сти не уда­лось, по­сколь­ку сей­час по

В ПРИ­ЭЛЬ­БРУСЬЕ ОБ­НА­РУ­ЖЕН ПО­ХО­РО­НЕН­НЫЙ ЗА­ЖИ­ВО ОТ­РЯД ВЕР­МАХ­ТА. ДАН­НЫХ О ЕГО МИС­СИИ НЕТ НИ В НЕМЕЦ­КИХ, НИ В РОС­СИЙ­СКИХ АР­ХИ­ВАХ

мо­ги­ле про­хо­дят ком­му­ни­ка­ции. Же­тон, ко­то­рый поз­во­лил бы точ­но уста­но­вить лич­ность по­гиб­ше­го, на­хо­дит­ся в зем­ле, под га­зо­про­во­дом, по­сколь­ку в во­ен­ные го­ды ни­ко­го из за­ю­ков­цев он не ин­те­ре­со­вал. Та­ким об­ра­зом, вы­яс­ни­лось, что в При­эль­брусье бы­ло не слиш­ком боль­шое немец­кое клад­би­ще, а на подъ­ез­де к го­рам еще мож­но най­ти мо­ги­лу вы­со­ко­по­став­лен­но­го офи­це­ра. Где же по­ко­ят­ся осталь­ные ок­ку­пан­ты, не су­мев­шие ни покорить Кав­каз­ские го­ры, ни вер­нуть­ся до­мой?

Необыч­ная на­ход­ка

Как сле­ду­ет из ис­то­ри­че­ских до­ку­мен­тов и вос­по­ми­на­ний ста­ри­ков, за­став­ших вой­ну, нем­цы сво­их уби­тых хо­ро­ни­ли неукос­ни­тель­но и ак­ку­рат­но. По­это­му, услы­шав рас­сказ мест­но­го жи­те­ля об об­на­ру­жен­ных в Се­вер­ном При­эль­брусье те­лах фа­ши­стов, Вик­тор Котляров сра­зу по­нял, что речь идет о сол­да­тах, по­гиб­ших не в бою. Он рас­ска­зы­ва­ет: «В на­шем из­да­тель­стве по­явил­ся па­ре­нек, ко­то­рый со­об­щил, что в од­ном из уще­лий При­эль­бру­сья – уз­ком, об­ры­ви­стом, не про­гре­ва­ю­щем­ся в си­лу сво­ей за­те­нен­но­сти – про­шлым ле­том они об­на­ру­жи­ли те­ла немец­ких сол­дат, по­пав­ших, су­дя по все­му, под ла­ви­ну. Очень боль­шую груп­пу – несколь­ко де­сят­ков (па­ре­нек на­зы­ва­ет циф­ру око­ло двух со­тен) че­ло­век. Де­ло в том, что в по­след­ние го­ды на­ча­лось рез­кое та­я­ние лед­ни­ков и в этом уще­лье под зем­ля­ным сло­ем об­на­жил­ся лед, а в нем – на глу­бине мень­ше мет­ра – те­ла немец­ких сол­дат. Они ле­жат ско­пом – один на дру­гом, то есть так, как их за­ста­ла ла­ви­на. Сквозь ле­дя­ное зер­ка­ло про­смат­ри­ва­ют­ся сре­ди се­ро-зе­ле­но­ва­той мас­сы да­же ли­ца. Это до­ста­точ­но вы­со­ко, до­ступ ту­да воз­мо­жен толь­ко ле­том. Он и его то­ва­ри­щи, еще двое бал­кар­цев, уви­де­ли ле­жа­щих во льдах в июле–ав­гу­сте. Они уве­ре­ны, что за это вре­мя там ни­кто не был, тем бо­лее что сей­час все скры­то под плот­ным сло­ем сне­га». А неза­дол­го до это­го пар­ниш­ка при­но­сил и по­ка­зы­вал Вик­то­ру иден­ти­фи­ка­ци­он­ные же­то­ны во­ен­но­слу­жа­щих гер­ман- ской ар­мии. Ска­зал, что на­шел в горах, где имен­но – не стал рас­ска­зы­вать. Вик­тор Котляров го­во­рит: «Ин­те­рес­но бы­ло то, что все же­то­ны (за ис­клю­че­ни­ем од­но­го) це­лые, не пе­ре­ло­ман­ные по­по­лам, а сле­до­ва­тель­но, они взя­ты с ме­ста, где на­шли по­след­ний при­ют их об­ла­да­те­ли. Пе­ре­ло­ман­ный же­тон при на­ли­чии столь­ких це­лых го­во­рит о том, что он на­хо­дил­ся в кар­мане од­но­го из по­гиб­ших. То есть сол­дат по­гиб рань­ше, его за­хо­ро­ни­ли, а же­тон взя­ли с со­бой его со­слу­жив­цы. Но пе­ре­дать по на­зна­че­нию, в Гер­ма­нию, не смог­ли, так как вско­ре по­гиб­ла и вся груп­па». Котляров рас­ска­зал, что Олег Опрыш­ко – глав­ный, по­жа­луй, на се­го­дняш­ний день спе­ци­а­лист по боям за Кав­каз – усо­мнил­ся в том, что та­кая боль­шая груп­па немец­ких сол­дат мог­ла ока­зать­ся в горах и ис­чез­нуть бес­след­но, ска­зал, что ни­че­го не слы­шал об этом. Сам Котляров уве­рен, что необ­хо­ди­мо под­нять немец­кие штаб­ные до­ку­мен­ты, что­бы по­нять, что это за груп­па, ка­кие це­ли бы­ли по­став­ле­ны пе­ред ней, что из­вест­но о ее ис­чез­но­ве­нии. «Без со­мне­ния, све­де­ния эти где-то есть. Я под­клю­чил к по­ис­ку ряд немец­ких дру­зей по Facebook; один из них от­пра­вил мне кар­ты. Но они не вно­сят яс­но­сти в кар­ти­ну. Нуж­ны до­не­се­ния, боль­шин­ство ко­то­рых, как мне из­вест­но, на­хо­дит­ся в ар­хи­вах США», – утвер­жда­ет Вик­тор Котляров. Он рас­ска­зал, что ему на­пи­сал ин­фор­ма­тор из Гер­ма­нии, по­обе­щав помощь неко­то­рых немец­ких и аме­ри­кан­ских ин­тер­нет-фо­ру­мов, спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­щих­ся на дан­ных те­мах. Воз­мож­но, счи­та­ет Котляров, речь идет об од­ной из групп (по­сколь­ку точ­ная чис­лен­ность дан­но­го ар­мей­ско­го под­раз­де­ле­ния неиз­вест­на), вхо­див­ших во вто­рой ди­ви­зи­он гор­ных охот­ни­ков. Но это толь­ко пред­по­ло­же­ние, под­чер­ки­ва­ет кра­е­вед.

Тай­на за­хо­ро­не­ния

«Мне уже из­вест­но ме­сто, где под мет­ро­вым (а в неко­то­рых ме­стах и по­боль­ше) сло­ем льда ле­жит боль­шое ко­ли­че­ство немец­ких сол­дат. Они раз­бро­са­ны на до­ста­точ­но про­тя­жен­ном участ­ке – не ме­нее 250–300 мет­ров. Груп­па­ми по 5–7 че­ло­век, один на од­ном; вид­на толь­ко об­щая се­ро-зе­ле­ная мас­са: та­ких групп не мень­ше вось­ми. Так­же ле­жат по от­дель­но­сти. Об­щее ко­ли­че­ство под­счи­тать очень труд­но, но речь идет о де­сят­ках, а ско­рее все­го, сот­нях (не ме­нее двух со­тен) че­ло­век», – утвер­жда­ет Вик­тор Котляров. Кра­е­вед уве­рен, что по­гиб­ли фа­шист­ские сол­да­ты мгно­вен­но, ока­зав­шись под ла­ви­ной: «Она со­шла с ле­вой сто­ро­ны (ес­ли спус­кать­ся по уще­лью) и с пра­вой – ес­ли под­ни­мать­ся. Под огром­ной мас­сой сне­га ока­за­лись по­хо­ро­нен­ны­ми все, кто на­хо­дил­ся в этом уще­лье, до­ста­точ­но уз­ком. Снег от вре­ме­ни и тем­пе­ра­ту­ры спрес­со­вал­ся, за­му­ро­вав те­ла сол­дат на дол­гие го­ды и со­хра­нив их та­ки­ми, ка­ки­ми они бы­ли осе­нью 1942 го­да. Со­хра­ни­лись те­ла и, есте­ствен­но, все, что бы­ло при жи­вых лю­дях, – до­ку­мен­ты, лич­ные ве­щи…» По мне­нию Вик­то­ра Кот­ля­ро­ва, на­ход­ка эта по­ис­ти­не сен­са­ци­он­на: ни ра­зу, да еще и спу­стя 70 лет, здесь не на­хо­ди­ли та­кой боль­шой груп­пы сол­дат. Тем бо­лее что те­ла пре­крас­но со­хра­ни­лись, это имен­но те­ла, а не остан­ки, и, ве­ро­ят­но, с ни­ми иден­ти­фи­ка­ци­он­ные же­то­ны. Имен­но сен­са­ци­он­но­стью на­ход­ки и объ­яс­ня­ет­ся то, что Котляров не со­об­ща­ет, о ка­ком уще­лье Се­вер­но­го При­эль­бру­сья идет речь. Он вы­пол­ня­ет обе­ща­ние, дан­ное пар­ням, об­на­ру­жив­шим те­ла. «До ор­га­ни­за­ции офи­ци­аль­ной экс­пе­ди­ции мы ре­ши­ли не об­на­ро­до­вать ме­сто­на­хож­де­ние тел фа­шист­ских сол­дат», – объ­яс­ня­ет кра­е­вед. Что ка­са­ет­ся при­не­сен­ных пар­нем же­то­нов, Котляров уве­рен, что от­но­сят­ся они к дру­го­му за­хо­ро­не­нию, рас­по­ло­жен­но­му по­бли­зо­сти. Он рас­ска­зал о со­мне­ни­ях ис­то­ри­ка Опрыш­ко, пред­по­ло­жив­ше­го, что в уще­лье мо­гут ле­жать со­вет­ские бой­цы. «Но я уве­рен, что речь идет имен­но о немец­ких сол­да­тах, бо­лее то­го, аль­пий­ских еге­рях, воз­мож­но, о ру­мын­ских гор­ных охот­ни­ках. Сквозь лед вид­но, что оде­ты они в курт­ки с ка­пю­шо­на­ми, на го­ло­вах ша­поч­ки, спе­ци­аль­ные гор­ные бо­тин­ки. Та­ко­го об­мун­ди­ро­ва­ния у на­ших не бы­ло», – утвер­жда­ет Вик­тор Котляров.

Марш­рут и це­ли

По рас­по­ло­же­нию тел и пред­по­ло­жи­тель­но­му марш­ру­ту груп­пы фа­шист­ских сол­дат, ве­ро­ят­но, ка­ко­го-то спец­под­раз­де­ле­ния, пред­по­ла­га­ет Котляров, мож­но ска­зать, что пе­ред тем, как по­пасть в ла­ви­ну, лю­ди спу­сти­лись с перевала, ве­ду­ще­го в За­кав­ка­зье. Он счи­та­ет, что шли они из Аб­ха­зии. Ес­ли удаст­ся об­на­ру­жить и из­влечь до­ку­мен­ты, ко­то­рые мо­гут на­хо­дить­ся у вмерз­ших в лед сол­дат, мож­но бу­дет по­лу­чить от­ве­ты на боль­шин­ство во­про­сов. И это несмот­ря на то, что эн­ту­зи­а­стам-по­мощ­ни­кам из Гер­ма­нии по­ка не уда­лось най­ти ка­кие-ли­бо штаб­ные до­ку­мен­ты, ко­то­рые мо­гут про­яс­нить судь­бу под­раз­де­ле­ния, по­явив­ше­го­ся и ис­чез­нув­ше­го в 1942 го­ду в При­эль­брусье. Котляров, кста­ти, пред­по­ла­га­ет, что, су­дя по боль­шо­му ко­ли­че­ству по­гиб­ших, в груп­пе мог­ли быть не толь­ко фа­шист­ские сол­да­ты, но и плен­ные со­вет­ские бой­цы. «Уще­лье это ред­ко по­се­ща­е­мое, оно очень опас­но. Здесь не со­ве­ту­ют да­же гром­ко раз­го­ва­ри­вать, так как с пра­вой сто­ро­ны на­ви­са­ют огром­ные мас­сы сне­га. Как здесь ве­сти ра­бо­ту, ка­кую тех­ни­ку при­ме­нять, что­бы обез­опа­сить­ся от схо­да ла­ви­ны, как раз­ре­зать мет­ро­вый слой льда, под ко­то­рым ле­жат лю­ди, – не­по­нят­но. Но экс­пе­ди­ция, ко­то­рую пред­по­ла­га­ет­ся сде­лать меж­ду­на­род­ной, обя­за­тель­но со­сто­ит­ся этим ле­том. И, воз­мож­но, в ав­гу­сте од­ной из во­ен­ных тайн ста­нет мень­ше», – го­во­рит Вик­тор Котляров. По­ис­ко­ви­ки Юж­но­го во­ен­но­го окру­га за­ин­те­ре­со­ва­лись на­ход­кой. По мне­нию наль­ча­ни­на-кра­е­ве­да, эта на­ход­ка мо­жет со­слу­жить хо­ро­шую служ­бу уста­нов­ле­нию вза­и­мо­по­ни­ма­ния меж­ду на­шим на­ро­дом и немец­ким. «Осо­бен­но на­ка­нуне та­кой да­ты, как 70-ле­тие По­бе­ды. Это по­мог­ло бы не толь­ко вы­яс­нить судь­бы без­вест­но про­пав­ших ко­гда-то немец­ких сол­дат, но и вос­ста­но­вить стра­ни­цы на­шей во­ен­ной ис­то­рии», – счи­та­ет Котляров.

Вик­тор Котляров

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.