Сви­да­ние с призраком

ГИ­ПО­ТЕ­ЗЫ О НЕРАЗГАДАННЫХ ТАЙНАХ ЗЕРКАЛ

Sovershenno Sekretno. Informatsiya k Razmyshleniyu - - СЕКРЕТЫ ИСТОРИИ - В. ПРАВДИВЦЕВ

Мно­го­чис­лен­ные рас­ска­зы о по­яв­ле­нии в зер­ка­лах умер­ших за­ин­те­ре­со­ва­ли Рэй­мон­да А. Мо­уди, уче­но­го, риск­нув­ше­го на­чать си­сте­ма­ти­че­ское изу­че­ние по­смерт­ных со­сто­я­ний. Пси­хи­атр ре­шил под­твер­дить или опро­верг­нуть рас­хо­жее мне­ние об уди­ви­тель­ных свой­ствах зеркал. Что­бы пой­ти на та­кой шаг, тре­бо­ва­лось нема­лое му­же­ство. Ведь на кар­ту ста­вил­ся на­уч­ный ав­то­ри­тет Мо­уди. Вот что об этом го­во­рит он сам: «Я ска­зал од­но­му пси­хо­ло­гу о мо­их пла­нах ис­сле­до­ва­ния и услы­шал: «Это угро­бит твою ка­рье­ру!» Моя при­я­тель­ни­ца, ин­тел­ли­гент­ная жен­щи­на, оха­рак­те­ри­зо­ва­ла проект как «ду­рац­кий и смеш­ной». И да­же за­пре­ти­ла го­во­рить о нем в ее при­сут­ствии. Для ме­ня яс­но, что за та­ким от­но­ше­ни­ем сто­ит же­ла­ние без­опас­но­сти. Вме­сто то­го что­бы от­крыть ра­зум и ста­рать­ся ис­кать от­ве­ты, фун­да­мен­та­ли­сты ли­хо­ра­доч­но идео­ло­ги­зи­ру­ют про­бле­му, как бы за­щи­щая се­бя от со­мне­ний и неопре­де­лен­но­стей. Они от­ка­зы­ва­ют­ся при­зна­вать, что су­ще­ству­ют тон­ко­сти че­ло­ве­че­ской пси­хи­ки, о ко­то­рых мы зна­ем очень ма­ло». Ка­за­лось бы, се­рьез­ную про­вер­ку ок­культ­ных док­трин долж­ны бы­ли при­вет­ство­вать ис­сле­до­ва­те­ли па­ра­нор­маль­ных яв­ле­ний. Ведь ес­ли в ла­бо­ра­тор­ных усло­ви­ях удаст­ся под­твер­дить яв­ле­ние при­зра­ков умер­ших или по­лу­че­ние до­сто­вер­ной ин­фор­ма­ции об уда­лен­ных со­бы­ти­ях, то это ко­рен­ным об­ра­зом из­ме­нит от­но­ше­ние на­у­ки к по­доб­ным фе­но­ме­нам. Но не тут-то бы­ло. Ока­за­лось, фун­да­мен­та­ли­стов не­ма­ло и сре­ди спе­ци­а­ли­стов по па­ра­нор­маль­ным яв­ле­ни­ям. Воз­мож­но, счи­та­ет Мо­уди, они бо­я­лись, что ис­сле­до­ва­ния, при­зван­ные под­твер­дить «ви­де­ния при­зра­ков», мо­гут, на­обо­рот, их опро­верг­нуть. Бо­лее де­ся­ти лет Мо­уди за­ни­мал­ся се­рьез­ны­ми ис­сле­до­ва­ни­я­ми в об­ла­сти «зер­каль­но­го яс­но­ви­де­ния». Пер­вое, что он сде­лал, – пре­вра­тил верх­ний этаж сво­ей ста­рой мель­ни­цы в Ала­ба­ме в нечто по­хо­жее на «пси­хо­ман­те­ум» древ­не­гре­че­ских ора­ку­лов, ку­да лю­ди от­прав­ля­лись кон­суль­ти­ро­вать­ся с ду­ха­ми умер­ших. «Ка­ме­рой ви­де­ний» слу­жи­ла тем­ная ком­на­та с плот­ны­ми став­ня­ми и што­ра­ми. На од­ной из стен ком­на­ты бы­ло за­креп­ле­но боль­шое зер­ка­ло. В мет­ре от зер­ка­ла рас­по­ла­га­лось лег­кое удоб­ное крес­ло. Его мож­но бы­ло от­ре­гу­ли­ро­вать так, что­бы ма­куш­ка го­ло­вы на­хо­ди­лась по­чти на уровне ниж­не­го края зер­ка­ла – на вы­со­те око­ло мет­ра от по­ла. Крес­ло бы­ло немно­го от­кло­не­но на­зад. Это де­ла­лось не толь­ко для удобства, но и для то­го, что­бы «при­сталь­ный гля­де­тель» не ви­дел в зер­ка­ле сво­е­го от­ра­же­ния. Угол на­кло­на крес­ла обес­пе­чи­вал яс­ный об­зор зер­ка­ла, ко­то­рое от­ра­жа­ло толь­ко тем­но­ту по­за­ди экс­пе­ри­мен­та­то­ра. Это глу­бо­кое «про­стран­ство тем­но­ты» соз­да­ва­лось чер­ной бар­хат­ной тка­нью, окру­жав­шей и зер­ка­ло, и экс­пе­ри­мен­та­то­ра и дра­пи­ро­вав­шей крес­ло. Внут­ри этой «ка­ме­ры ви­де­ний», непо­сред­ствен­но за креслом, по­ме­щал­ся неболь­шой све­тиль­ник из окра­шен­но­го стек­ла с лам­поч­кой в 15 ватт. Толь­ко эта лам­поч­ка и осве­ща­ла ком­на­ту. Про­стая, ед­ва осве­щен­ная ком­на­та, за­тем­нен­ное окру­же­ние, яс­ная глу­би­на зер­ка­ла – все это, по мне­нию Мо­уди, бы­ло иде­аль­ной внеш­ней сре­дой для «со­зер­ца­ния». Как и по­до­ба­ет ис­тин­но­му уче­но­му, Мо­уди ре­шил сде­лать ис­сле­до­ва­ния мак­си­маль­но объ­ек­тив­ны­ми. Он раз­ра­бо­тал ряд кри­те­ри­ев, ко­то­рым долж­ны бы­ли удо­вле­тво­рять участ­ни­ки экс­пе­ри­мен­тов. Во-пер­вых, это долж­ны быть лю­ди зре­лые, непред­взя­тые, ин­те­ре­су­ю­щи­е­ся че­ло­ве­че­ским со­зна­ни­ем. Во-вто­рых, во из­бе­жа­ние от­ри­ца­тель­ных ре­ак­ций на опы­ты они не долж­ны иметь ум­ствен­ных или эмо­ци­о­наль­ных рас­стройств. В-тре­тьих, они долж­ны быть скру­пу­лез­ны и уметь точ­но вы­ра­жать свои мыс­ли. И в-чет­вер­тых, ни­кто из них не дол­жен иметь склон­но­сти к ок­культ­ной идео­ло­гии, ибо это мог­ло се­рьез­но услож­нить ана­лиз ре­зуль­та­тов. Из сво­их зна­ко­мых, ко­то­рые удо­вле­тво­ря­ли этим тре­бо­ва­ни­ям, Мо­уди вна­ча­ле ото­брал де­сять че­ло­век. Это бы­ли сту­ден­ты, ад­во­ка­ты, пси­хо­ло­ги, ме­ди­цин­ские ра­бот­ни­ки. Каж­до­го из них Мо­уди де­таль­но озна­ко­мил с про­ек­том, по­яс­нив, что нуж­но по­пы­тать­ся вы­звать при­зрак лич­но­сти, с ко­то­рой под­опыт­ный был бли­зок и ко­то­рую был бы рад сно­ва уви­деть. А кро­ме то­го, док­тор по­про­сил доб­ро­воль­цев по­до­брать несколь­ко па­мят­ных ве­щей, при­над­ле­жав­ших умер­ше­му и на­по­ми­на­ю­щих о нем. Днем под­опыт­ный го­то­вил­ся: рас­смат­ри­вал фо­то­гра­фии, тро­гал па­мят­ные ве­щи, вспо­ми­нал. А с на­ступ­ле­ни­ем су­ме­рек его от­во­ди­ли в «ка­ме­ру ви­де­ний», пред­ла­га­ли рас­сла­бить­ся, осво­бо­дить свой мозг от все­го, кро­ме мыс­лей об умер­шем, и лишь по­сле это­го на­чать при­сталь­но вгля­ды­вать­ся в зер­ка­ло. Вре­мя пре­бы­ва­ния в «ка­ме­ре» не огра­ни­чи­ва­лось, но в со­сед­ней ком­на­те все­гда на­хо­дил­ся ас­си­стент, го­то­вый ока­зать лю­бую помощь. По­сле се­ан­са с под­опыт­ным дол­го и по­дроб­но бе­се­до­ва­ли. До на­ча­ла ис­сле­до­ва­ний Мо­уди по­ла­гал, что при­ви­де­ния уви­дят очень немно­гие – воз­мож­но, один из де­ся­ти, – да и те бу­дут со­мне­вать­ся, про­изо­шло ли сви­да- ние в их уме или в дей­стви­тель­но­сти. Од­на­ко из де­ся­ти участ­ни­ков ров­но по­ло­ви­на уви­де­ли умер­ших род­ствен­ни­ков. Что же яви­лось в «зер­каль­ной ком­на­те» тем, кто риск­нул про­ник­нуть в «мир, от­ку­да ни один не воз­вра­щал­ся»?

***

Од­ним из пер­вых доб­ро­воль­цев был муж­чи­на, за­ни­мав­ший вы­со­кий пост в нью-йорк­ском «Си­ти-Бан­ке», чуть стар­ше со­ро­ка лет, ни­ко­гда не стра­дав­ший пси­хи­че­ски­ми рас­строй­ства­ми. Он хо­тел уви­деть свою мать, умер­шую год на­зад, по ко­то­рой очень тос­ко­вал. Вый­дя из «ком­на­ты ви­де­ний» при­мер­но че­рез час, он ска­зал Мо­уди: «Вне вся­ко­го со­мне­ния, лич­ность, ко­то­рую я ви­дел в зер­ка­ле, – моя мать! Я не знаю, от­ку­да она при­ш­ла, но уве­рен, что ви­дел ре­аль­ную лич­ность. Она смот­ре­ла на ме­ня из зер­ка­ла... Вы­гля­дит она бо­лее здо­ро­вой и счаст­ли­вой, чем в кон­це сво­ей жиз­ни. Ее гу­бы не дви­га­лись, но она го­во­ри­ла со мной, и я яс­но слы­шал ее сло­ва. Она ска­за­ла: «У ме­ня все пре­крас­но». А вот что рас­ска­зал хи­рург, же­лав­ший уви­деть мать, умер­шую в 1968 го­ду: «Ко­гда я взгля­нул в зер­ка­ло, по нему про­шла как бы пе­ле­на, дым­ча­тая суб­стан­ция. За­тем из этой пе­ле­ны ста­ла фор­ми­ро­вать­ся фи­гу­ра, си­дя­щая на ка­кой-то со­фе. Вна­ча­ле я ви­дел лишь об­щий кон­тур, ни­ка­ких де­та­лей. За­тем, мо­жет быть, че­рез ми­ну­ту, ста­ли про­яв­лять­ся неко­то­рые чер­ты. Они не по­яв­ля­лись сра­зу це­ли­ком. Они боль­ше по­хо­ди­ли на ком­пью­тер­ные кар­тин­ки, ко­то­рые вы ви­ди­те по те­ле­ви­зо­ру. Ли­цо как бы на­пол­ня­лось свер­ху вниз, и ско­ро я по­нял – это ма­ма. «Как ты?» – спро­сил я. Ее гу­бы не дви­га­лись, но мен­таль­но мы бы­ли свя­за­ны. «У ме­ня все хо­ро­шо, и я люб­лю те­бя», – от­ве­ти­ла она. Я за­дал еще во­прос: «Бы­ло боль­но, ко­гда ты умер­ла?» «Во­все нет. Пе­ре­ход к смер­ти ле­гок»... Я за­дал ей, на­вер­ное, во­про­сов де­сять, а за­тем она рас­та­я­ла... Я был очень рас­тро­ган». По­доб­ных рас­ска­зов не­ма­ло. Они во мно­гом схо­жи. И глав­ное, что их объ­еди­ня­ет, – это твер­дая убеж­ден­ность «пси­хо­нав­тов» в ре­аль­но­сти встреч с умер­ши­ми. Вот ти­пич­ные вы­ска­зы­ва­ния. «Я не знаю, чем это вы­зва­но, но знаю точ­но, что ви­дел свою ма­му»; «Слу­чив­ше­е­ся не бы­ло во­об­ра­же­ни­ем. Оно бы­ло ре­аль­но­стью»; «Он был в ком­на­те со мной, я знаю это точ­но. Я ви­де­ла его го­ло­ву, грудь, верх­нюю часть жи­во­та так, как ви­жу вас!» За­ча­стую умер­ший че­ло­век, явив­ший­ся к жи­во­му во вре­мя се­ан­са, вы­гля­дел не со­всем та­ким, ка­ким пом­нил­ся. Он не был про­стым «слеп­ком па­мя­ти»: «Я ее не сра­зу узна­ла. Она умер­ла очень ста­рой. А здесь бы­ла еще мо­ло­дой». Под­час соз­да­ва­лось впе­чат­ле­ние, что по­ки­нув­шие наш мир не толь­ко про­дол­жа­ют свое су­ще­ство­ва­ние, но и раз­ви­ва­ют­ся, эво­лю­ци­о­ни­ру­ют, при­об­ре­та­ют ка­кой-то но­вый опыт. «Ка­за­лось, они зна­ют что-то та­кое, че­го не зна­ем мы, жи­вые»; «Он из­ме­нил­ся внут­ренне в луч­шую сто­ро­ну». Все участ­ни­ки экс­пе­ри­мен­тов утвер­жда­ли, что ак­тив­но об­ща­лись с умер­ши­ми. Прав­да, в этом об­ще­нии бы­ли до­воль­но лю­бо­пыт­ные раз­ли­чия. Од­ни го­во­рят, что раз­го­ва­ри­ва­ли без слов, мыс­лен­но. Дру­гие – их бы­ло око­ло пят­на­дца­ти про­цен­тов – слы­ша­ли го­лос. «Я слы­ша­ла очень чет­ко, как он раз­го­ва­ри­вал со мной...»; «Го­лос его не был точ­но та­ким, как ко­гда­то...» Неко­то­рые яв­ствен­но чув­ство­ва­ли при­кос­но­ве­ние. «Я чув­ство­ва­ла ее. Я ощу­ща­ла ее по­це­луи в ще­ку». Эти ин­ди­ви­ду­аль­ные мо­мен­ты пси­хо­ло­га­ми, в том чис­ле и Мо­уди, по­ка не ис­сле­до­ва­ны, но неко­то­рые пред­по­ло­же­ния на­пра­ши­ва­ют­ся са­ми. Ско­рее все­го, зри­тель­ные об­ра­зы бо­лее свой­ствен­ны так на­зы­ва­е­мым ви­зу­а­ли­стам – лю­дям, мыш­ле­ние ко­то­рых «спе­ци­а­ли­зи­ру­ет­ся» в ос­нов­ном на зри­тель­ном внут­рен­нем опы­те. Их ве­ду­щая мо­даль­ность да­ет знать о се­бе да­же в ре­чи. Они ча­ще упо­треб­ля­ют сло­ва ти­па «посмот­ри!», «ви­дишь?», «бле­стя­щие пер­спек­ти­вы», «ра­дуж­ные вос­по­ми­на­ния», «точ­ка зре­ния» и т.п. Со­от­вет­ствен­но слу­хо­вые фе­но­ме­ны, ви­ди­мо, ха­рак­тер­ны для так на­зы­ва­е­мых ауда­ли­стов («по­слу­шай­те!», «слы­шишь?», «го­во­рить», «оглу­ши­тель­ный успех» и т.п.). А при­кос­но­ве­ния ощу­ща­ют ки­не­сте­ти­ки, в мыш­ле­нии ко­то­рых до­ми­ни­ру­ет опыт дви­же­ний и при­кос­но­ве-

ний («по­чув­ствуй­те!», «чу­ешь?», «теп­лая встре­ча», «тес­ное об­ще­ние» и т.п.). Есть и дру­гие раз­ли­чия. Так, кто-то был уве­рен, что на­блю­дал умер­ших за зер­каль­ной плос­ко­стью. Кто-то чув­ство­вал, что сам на ка­кое-то вре­мя ухо­дил в за­зер­ка­лье. При­мер­но де­сять про­цен­тов участ­ни­ков бы­ли уве­ре­ны, что при­зра­ки вы­хо­ди­ли к ним в ком­на­ту из зер­ка­ла. (Мож­но пред­по­ло­жить, что эта раз­ни­ца вы­зва­на раз­ным пси­хо­ти­пом лю­дей: ин­тра­вер­сив­ным или экс­тра­вер­сив­ным.)

Про­слы­шав об экс­пе­ри­мен­тах Мо­уди, к нему ста­ли при­хо­дить са­мые раз­ные лю­ди. И боль­шин­ство из них на са­мом де­ле по­бы­ва­ли там, ку­да стре­ми­лись, – в «ми­ре ином». Но да­ле­ко не все­гда ви­де­ли «там» тех, с кем хо­те­ли встре­тить­ся. По­рой они встре­ча­лись с те­ми, о ком и не ду­ма­ли. Про­фес­си­о­наль­ный пси­хо­те­ра­певт се­ми­де­ся­ти с лиш­ним лет на­де­ял­ся, что ве­че­ром «уви­дит­ся» с умер­шим три де­ся­ти­ле­тия на­зад от­цом. Од­на­ко вме­сто от­ца уви­дел в зер­ка­ле сво­е­го ку­зе­на Ген­ри, с ко­то­рым ко­гда-то был бли­зок. Биз­нес­мен вме­сто го­ря­чо лю­би­мо­го от­ца встре­тил ста­ро­го де­ло­во­го парт­не­ра, скон­чав­ше­го­ся от сер­деч­но­го при­сту­па. Кто-то хо­тел уви­деть му­жа, а встре­тил­ся с от­цом. Кто-то вме­сто те­ти ви­дел пле­мян­ни­ка. Жен­щи­на жда­ла встре­чи с по­гиб­шим му­жем, а вме­сто него при­ш­ла мать. «Бир­ди, – ска­за­ла она, – я при­ш­ла к те­бе на сви­да­ние, по­то­му что Билл не мо­жет прий­ти. Я немно­го боль­ше мо­гу, чем он, а ему еще мно­го­му сле­ду­ет на­учить­ся. Он за­ни­ма­ет­ся. Но с ним все в по­ряд­ке, он очень лю­бит те­бя, и ему хо­ро­шо». Око­ло чет­вер­ти под­опыт­ных уви­де­ли со­всем не тех, ко­го ожи­да­ли. По­лу­ча­лось, как в ре­аль­ной жиз­ни: идешь в опре­де­лен­ное ме­сто, точ­но зная, что N «все­гда бы­ва­ет там», и не за­ста­ешь его. За­то встре­ча­ешь­ся с тем, о ком и не ду­мал. Так про­ис­хо­ди­ло и у «пси­хо­нав­тов» Мо­уди. Дол­го го­то­вят­ся, мыс­лен­но про­кру­чи­ва­ют бу­ду­щий раз­го­вор... И вдруг – бац! Встре­ча сры­ва­ет­ся или на нее при­хо­дит кто-то дру­гой. Не по­то­му ли, что ты к ней не го­тов? Или про­сто опоз­дал? Или сра­бо­та­ли ка­кие-то дру­гие, не за­ви­ся­щие от те­бя при­чи­ны? И не под­твер­жда­ют ли эти фак­ты, что «мир иной» – это не плод на­ше­го во­об­ра­же­ния, что он жи­вет сво­ей жиз­нью, ма­ло за­ви­ся­щей от на­ше­го со­зна­ния, во­ли, же­ла­ний? Сви­де­тель­ства до­стой­ных до­ве­рия лю­дей – это, ко­неч­но, не­ма­ло. Од­на­ко до­тош­ный Мо­уди ре­шил ис­пы­тать все на се­бе. Им дви­га­ло не про­сто лю­бо­пыт­ство. Его сму­ща­ло, что под­опыт­ные бы­ли аб­со­лют­но уве­ре­ны в ре­аль­но­сти сво­их встреч. Док­тор пси­хо­ло­гии был убеж­ден, что су­ме­ет до­ка­зать: ви­де­ния в зер­ка­лах – не бо­лее чем «кар­тин­ки соб­ствен­но­го про­из­вод­ства». «Ес­ли по­доб­ный опыт бу­дет и у ме­ня, я не поз­во­лю оду­ра­чи­вать се­бя утвер­жде­ни­ем о его ре­аль­но­сти» – с та­ким на­стро­е­ни­ем Мо­уди при­сту­пил к экс­пе­ри­мен­ту. Не мень­ше ча­са пси­хи­атр про­вел пе­ред боль­шим зер­ка­лом в на­деж­де уви­деть свою ба­буш­ку по ма­те­ри. И... не уви­дел ни­че­го! Од­на­ко позд­нее сви­да­ние все же со­сто­я­лось. «По­тре­бо­ва­лось неко­то­рое вре­мя, – вспо­ми­на­ет Мо­уди, – долж­но быть, мень­ше ми­ну­ты, преж­де чем я опо­знал жен­щи­ну как мою ба­буш­ку по от­цу, ко­то­рая умер­ла несколь­ко лет на­зад. Я, пом­нит­ся, под­нял ру­ки к ли­цу и вос­клик­нул: «Ба­бу­ля!» По­яв­ле­ние этой ба­буш­ки бы­ло пол­ной неожи­дан­но­стью для Мо­уди: он во­все не жаж­дал этой встре­чи. В от­ли­чие от ба­буш­ки по ма­те­ри – лас­ко­вой и муд­рой, – эта бы­ла «недоб­ро­же­ла­тель­ной и экс­цен­трич­ной». Но те­перь она ста­ла иной. «Я ощу­щал ис­хо­див­шие от нее теп­ло и лю­бовь, эмо­ци­о­наль­ность и со­стра­да­ние, и это бы­ло вы­ше мо­е­го по­ни­ма­ния. Она опре­де­лен­но бы­ла с юмо­ром, и во­круг нее раз­ли­ва­лись ти­хий по­кой и ра­дость». Мо­уди об­щал­ся с ба­буш­кой дол­го, по его ощу­ще­ни­ям – па­ру ча­сов. И это со- бы­тие бук­валь­но пе­ре­вер­ну­ло его по­ни­ма­ние дей­стви­тель­но­сти. «Опыт при­вел ме­ня к твер­до­му убеж­де­нию: то, что мы на­зы­ва­ем смер­тью, не есть ко­нец жиз­ни». Про­фес­си­о­наль­ный пси­хо­лог так и не смог до­ка­зать, что «сви­да­ние с при­зра­ка­ми» – ил­лю­зия: «Ес­ли я по­счи­таю свое сви­да­ние гал­лю­ци­на­ци­ей, то­гда я дол­жен счи­тать гал­лю­ци­на­ци­ей и всю мою жизнь то­же». В на­шей стране то­же есть про­фес­си­о­на­лы, риск­нув­шие оку­нуть­ся в эту об­ласть непо­знан­но­го. Один из них – Вик­тор Вет­вин, из­вест­ный пси­хо­те­ра­певт из Санкт-Пе­тер­бур­га. Узнав, что я на­пи­сал кни­гу, по­свя­щен­ную вза­и­мо­дей­ствию че­ло­ве­ка с зер­ка­ла­ми, он по­зво­нил мне и со­об­щил, что успеш­но при­ме­ня­ет зер­ка­ла в сво­ей прак­ти­ке и на­ко­пил до­воль­но ин­те­рес­ный опыт. Мы встре­ти­лись. «Про­изо­шло это несколь­ко лет на­зад. От неожи­дан­но сва­лив­ших­ся про­блем, – рас­ска­зы­вал Вик­тор Вла­ди­ми­ро­вич, – го­ло­ва шла кру­гом, ни день, ни ночь не по­ки­да­ло бес­по­кой­ство. Неза­дол­го до это­го я с ин­те­ре­сом про­чи­тал о зер­каль­ных экс­пе­ри­мен­тах Мо­уди. Как-то не очень ве­ри­лось в сви­да­ние с умер­ши­ми. Пре­уве­ли­чи­ва­ет, ду­мал я. Но в то же вре­мя знал, что зер­ка­ло как-то воз­дей­ству­ет на пси­хи­ку, и по­то­му ре­шил­ся про­ве­рить это на се­бе. Кто зна­ет, вдруг оно и на са­мом де­ле поз­во­лит при­ве­сти мои мыс­ли в по­ря­док, най­ти ре­ше­ние воз­ник­ших про­блем. На край­ний слу­чай хо­тя бы по­мо­жет рас­сла­бить­ся...» Вет­вин пе­ре­та­щил зер­ка­ло из при­хо­жей в ка­би­нет, за­на­ве­сил ок­на. Вы­клю­чил свет, устро­ил­ся по­удоб­нее... Сна­ча­ла слы­шал все: шум на ули­це, ра­дио, ра­бо­тав­шее у со­се­дей... И вдруг все зву­ки ис­чез­ли – пол­ней­шая ти­ши­на. И по­чти сра­зу пе­ред ним воз­ник­ла объ­ем­ная фи­гу­ра. «Узнал я его мгно­вен­но: это был мой дед, умер­ший бо­лее два­дца­ти лет на­зад, – один из са­мых близ­ких мне лю­дей. Пе­ред смер­тью он тя­же­ло бо­лел – аст­ма. Хо­ро­шо пом­ню, как он то­гда вы­гля­дел: из­му­чен­ное, зем­ли­сто­го цве­та ли­цо, стра­да­ние в гла­зах... А сей­час вид у него был со­всем дру­гой: бод­рый, здо­ро­вый, немно­го по­мо­ло­дев­ший ста­рик, в гла­зах – по­лу­улыб­ка. Я ви­дел его аб­со­лют­но ре­аль­ным: по по­яс, немно­го по­дав­шим­ся из по­лу­мра­ка впе­ред, оде­то­го в лю­би­мую ко­рич­не­вую ру­баш­ку в по­лос­ку. Ощу­ще­ние бы­ло, что дед на­хо­дит­ся от ме­ня на рас­сто­я­нии мет­ра три-че­ты­ре. Он не ше­ве­лил­ся, меж­ду на­ми был слег­ка дро­жа­щий воз­дух – как над ко­стром, но я аб­со­лют­но чет­ко ви­дел его ли­цо, чуть ли не каж­дую во­ло­син­ку в его бо­ро­де... И вдруг я услы­шал го­лос внут­ри се­бя: «Здравствуй, сы­нок!» По­том он что-то мне го­во­рил, но я был в шо­ке и ни­че­го не за­пом­нил. Мое со­сто­я­ние по­нять мож­но: ведь я не со­би­рал­ся ни­ко­го вы­зы­вать из за­зер­ка­лья. А тут... Сколь­ко дли­лось на­ше мыс­лен­ное об­ще­ние, ска­зать не бе­русь – мо­жет, несколь­ко ми­нут. Ис­чез он мгно­вен­но. Оста­лось ощу­ще­ние ка­ко­го­то внут­рен­не­го, жи­во­го теп­ла, ис­хо­див­ше­го от де­да. По­том у ме­ня бы­ли с ним и дру­гие встре­чи. Но осо­бен­но за­пом­ни­лась эта – пер­вая». Се­год­ня у док­то­ра Вет­ви­на свой центр – «Пси­хо­ман­ти­ум» – со спе­ци­аль­ным зер­каль­ным ка­би­не­том. Ра­бо­та с зер­ка­ла­ми идет на про­фес­си­о­наль­ном уровне. Для по­вы­ше­ния эф­фек­тив­но­сти «вхо­да в за­зер­ка­лье» он ис­поль­зу­ет спе­ци­аль­ную сте­рео­фо­ни­че­скую му­зы­ку, син­хро­ни­зи­ру­ю­щую ра­бо­ту по­лу­ша­рий моз­га. Из­ме­не­ния, ко­то­рые про­ис­хо­дят с па­ци­ен­та­ми Вет­ви­на, по­бы­вав­ши­ми в за­зер­ка­лье, уди­ви­тель­ны. Вот лишь один ха­рак­тер­ный слу­чай из его прак­ти­ки. Мо­ло­дая жен­щи­на в дли­тель­ной, тя­же­лей­шей де­прес­сии, ока­ме­нев­шая от го­ря: под ко­ле­са­ми ма­ши­ны по­гиб ее пя­ти­лет­ний сын. Ви­ни­ла толь­ко се­бя – вы­пу­сти­ла ма­лы­ша из до­ма без при­смот­ра. По­сле де­ся­ти­ми­нут­но­го «се­ан­са» из «зер­каль­но­го ка­би­не­та» вы­шел со­всем дру­гой че­ло­век: впер­вые за мно­гие ме­ся­цы на ли­це женщины по­яви­лась улыб­ка: «Я ви­де­ла его, я ощу­ща­ла его аб­со­лют­но ре­аль­но, я с ним го­во­ри­ла, ему там хо­ро­шо!..» Сто­ит ли го­во­рить, что при уме­лом ис­поль­зо­ва­нии зер­ка­ла мо­гут ока­зы­вать мощ­ней­шее пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ское дей­ствие. Это до­ка­за­ла практика Мо­уди и Вет­ви­на. По­чти все, кто по­бы­вал в «ка­ме­ре ви­де­ний», при­зна­ва­лись, что по­сле по­доб­ных «сви­да­ний» с при­зра­ка­ми умер­ших у них ис­чез­ла боль от по­те­ри близ­ких, ду­ша по­лу­чи­ла об­лег­че­ние. Они по-но­во­му ста­ли вос­при­ни­мать мир. Пе­ре­ста­ли бо­ять­ся смер­ти. Пре­дви­жу, что кто-то, про­чи­тав эти стро­ки, немед­лен­но за­хо­чет опро­бо­вать воз­дей­ствие зеркал на се­бе. Дол­жен пре­ду­пре­дить: воз­дей­ствие об­ра­зов «от­ту­да» бы­ва­ет на­столь­ко неожи­дан­ным и силь­ным, что у непод­го­тов­лен­ных лю­дей мо­жет вы­звать шо­ко­вое со­сто­я­ние, вплоть до оста­нов­ки серд­ца. Вот по­че­му са­мо­де­я­тель­ность с по­хо­да­ми в за­зер­ка­лье недо­пу­сти­ма. Ря­дом обя­за­тель­но дол­жен быть опыт­ный «гид» – спе­ци­аль­но под­го­тов­лен­ный пси­хо­лог или пси­хо­те­ра­певт.

Мож­но ли с по­зи­ций со­вре­мен­ных зна­ний объ­яс­нить эти зер­каль­ные фе­но­ме­ны? По­хо­же, что да. Се­год­ня уже неп­ло­хо из­вест­но, что ле­вое и пра­вое по­лу­ша­рия на­ше­го моз­га вы­пол­ня­ют несколь­ко раз­ные функ­ции. Ле­вое – ис­точ­ник ло­ги­че­ско­го, ра­ци­о­наль­но­го мыш­ле­ния. Хо­ро­шо раз­ви­тое, оно пре­крас­но уме­ет вы­чле­нять из все­го мно­го­об­ра­зия са­мое глав­ное, со­зда­вать раз­но­го ро­да ло­ги­че­ские кон­струк­ции, фор­маль­ные мо­де­ли, пред­став­лять их в по­нят­ной для дру­гих лю­дей фор­ме, кри­ти­че­ски оце­ни­вать, ана­ли­зи­ро­вать... Ка­жет­ся, все пре­крас­но – вот что нам нуж­но раз­ви­вать! Увы, это по­лу­ша­рие («спе­ци­а­лист по де­та­лям») аб­со­лют­но не в со­сто­я­нии со­здать цель­ное пред­став­ле­ние о чем бы то ни бы­ло – пред­став­ле­ние, учи­ты­ва­ю­щее все мно­го­об­ра­зие свя­зей с окру­жа­ю­щим ми­ром. За­то это хо­ро­шо по­лу­ча­ет­ся у пра­во­го по­лу­ша­рия. Имен­но оно поз­во­ля­ет нам ви­деть пред­ме­ты и яв­ле­ния во всей мно­го­гран­но­сти и бо­гат­стве вза­и­мо­свя­зей. Бо­лее то­го, се­год­ня до­сто­вер­но из­вест­но, что имен­но пра­во­по­лу­шар­ное мыш­ле­ние име­ет ре­ша­ю­щее зна­че­ние для лю­бо­го твор­че­ства – и ху­до­же­ствен­но­го, и на­уч­но­го. Имен­но оно, пре­бы­ва­ю­щее, в от­ли­чие от ле­во­го, вне при­выч­но­го нам вре­ме­ни, обес­пе­чи­ва­ет нам ин­ту­и­тив­ные про­зре­ния, рож­де­ние но­вых идей, по­яв­ле­ние па­ра­док­саль­ных ре­ше­ний... Все ча­ще вы­ска­зы­ва­ют­ся пред­по­ло­же­ния, что имен­но эта часть моз­га от­ве­ча­ет за вос­при­я­тие об­ра­зов, по­лу­чен­ных на­ми из ин­фор­ма­ци­он­но­го по­ля Все­лен­ной – ис­точ­ни­ка на­ших вдох­но­ве­ний и оза­ре­ний... Цен­ность та­ких ка­честв несо­мнен­на, од­на­ко и здесь есть свое «но»: вос­при­ни­мая что-ли­бо цель­но, пра­вое по­лу­ша­рие не в со­сто­я­нии ни тол­ком разо­брать­ся в том, что «по­смот­ре­ло», ни тем бо­лее ра­ци­о­наль­но ис­поль­зо­вать по­лу­чен­ное. Го­во­рить о том, ка­кое по­лу­ша­рие луч­ше, так же неле­по, как вы­яс­нять, ка­кая но­га важ­нее. Но так уж по­лу­чи­лось, что се­год­ня лю­ди поль­зу­ют­ся пре­иму­ще­ствен­но ле­вой по­ло­ви­ной моз­га. По­че­му это про­изо­шло и для че­го бы­ло нуж­но – те­ма от­дель­но­го раз­го­во­ра. А по­ка, хо­тим мы то­го или нет, «пе­ре­кос» на­ли­цо: у че­ло­ве­че­ства до­ми­ни­ру­ет ло­ги­че­ское мыш­ле­ние. Без него ни на­уч­ный, ни тех­ни­че­ский про­гресс невоз­мо­жен. Но вот неза­да­ча: ему недо­ступ­ны огром­ные ре­зер­ву­а­ры сим­во­ли­че­ской и мно­го­гран­ной кос­ми­че­ской ин­фор­ма­ции. По­след­ние де­ся­ти­ле­тия уче­ные все боль­ше вни­ма­ния об­ра­ща­ют на на­ше по­лу­спя­щее пра­вое по­лу­ша­рие. Бо­лее то­го, ищут спо­со­бы сде­лать его пол­но­прав­ным парт­не­ром ле­во­го со­бра­та. Один из та­ких ме­то­дов был раз­ра­бо­тан в пси­хи­ат­ри­че­ских це­лях в Ин­сти­ту­те при­клад­ных на­ук (США, штат Вир­ги­ния). За­да­ча – по­гру­же­ние па­ци­ен­тов в осо­бые со­сто­я­ния со­зна­ния. Цель – сни­же­ние стрес­со­во­го на­пря­же­ния, от­кры­тие глу­бин­ных сло­ев па­мя­ти, ра­бо­та с па­ци­ен­та­ми, не под­да­ю­щи­ми­ся тра­ди­ци­он­ным фор­мам ле­че­ния. В ос­но­ву ме­то­да Hemi-Sync (со­кра­ще­ние от hemispheric synchronization – «син­хро­ни­за­ция ра­бо­ты по­лу­ша­рий моз­га») лег­ло воз­дей­ствие осо­бы­ми зву­ко­вы­ми им­пуль­са­ми, неза­ви­си­мо (че­рез на­уш­ни­ки) по­да­ва­е­мы­ми на каж­дое ухо. Бо­лее 60 ты­сяч экс­пе­ри­мен­тов на трех ты­ся­чах ис­пы­ту­е­мых убе­ди­тель­но до­ка­за­ли дей­ствен­ность под­хо­да. Бы­ло за­ре­ги­стри­ро­ва­но от­кры­тие: осо­бое со­че­та­ние зву­ко­вых ча­стот спо­соб­но из­ме­нять ча­сто­ту и ин­тен­сив­ность волн моз­га, бла­го­да­ря че­му воз­рас­та­ют со­сре­до­то­чен­ность и вни­ма­тель­ность, обес­пе­чи­ва­ет­ся од­но­вре­мен­ный до­ступ к несколь­ким уров­ням со­зна­ния. Бо­лее то­го, при опре­де­лен­ных ча­сто­тах со­зна­ние рас­ши­ря­ет­ся, и на сме­ну пя­ти ор­га­нам чувств при­хо­дит но­вое – ше­стое. По­яв­ля­ют­ся объ­ек­тив­ные, но «нефи­зи­че­ские» фор­мы вос­при­я­тия дей­стви­тель­но­сти и воз­дей­ствия на нее (вос­при­я­тие вне те­ла, яс­но­ви­де­ние, вы­брос неве­до­мой, но фик­си­ру­е­мой при­бо­ра­ми энер­гии и т.п.). Ко­гда Вет­вин узнал об этих ре­зуль­та­тах, ему в го­ло­ву при­ш­ла неожи­дан­ная мысль: а нель­зя ли сов­ме­стить ме­тод Hemi-Sync с его зер­каль­ным ка­би­не­том? Мо­жет, раз­бу­жен­ное пра­вое по­лу­ша­рие уси­лит дей­ствие зеркал? Эф­фект ока­зал­ся уди­ви­тель­ным: под воз­дей­стви­ем осо­бых зву­ко­вых рит­мов па­ци­ент, по вы­ра­же­нию пси­хо­те­ра­пев­та, бук­валь­но «вва­ли­ва­ет­ся в зер­ка­ло», при­чем в боль­шин­стве слу­ча­ев про­ис­хо­дит это очень быст­ро. Мож­но пред­ста­вить се­бе ме­ха­низм ми­сте­рий, разыг­ры­ва­ю­щих­ся в зер­каль­ном ка­би­не­те. То, что под воз­дей­стви­ем Hemi-Sync в го­ло­ве у ис­пы­ту­е­мых воз­ни­ка­ют ка­кие-то све­че­ния, цвет­ные пят­на, «тун­не­ли», непо­нят­ные го­ло­са, му­зы­ка, бы­ло за­ре­ги­стри­ро­ва­но еще на за­ре экс­пе­ри­мен­тов раз­ра­бот­чи­ком ме­то­да Ро­бер­том Мо­н­ро. Се­год­ня мы уже мо­жем пред­по­ло­жить и их при­ро­ду – это об­ра­зы, вос­при­ня­тые пра­вым по­лу­ша­ри­ем из ин­фор­ма­ци­он­но­го по­ля. Вот от­ку­да и встре­чи с умер­ши­ми, точ­нее, с их го­ло­гра­фи­че­ски­ми об­ра­за­ми, хра­ня­щи­ми в се­бе всю ин­фор­ма­цию об этих лю­дях – не толь­ко при­жиз­нен­ную, но и по­смерт­ную. И тут же воз­ни­ка­ет есте­ствен­ный во­прос: ес­ли для вос­при­я­тия об­ра­зов «от­ту­да» до­ста­точ­но осо­бых зву­ко­вых сиг­на­лов, то за­чем нуж­ны зер­ка­ла? Де­ло в том, что зер­ка­ла об­ла­да­ют уди­ви­тель­ны­ми свой­ства­ми. Во-пер­вых, они и са­ми спо­соб­ны вво­дить че­ло­ве­ка в из­ме­нен­ные со­сто­я­ния со­зна­ния. А зер­ка­ло плюс спе­ци­аль­ные зву­ки – это уже двой­ное, уси­лен­ное воз­дей­ствие. Во-вто­рых, при опре­де­лен­ных усло­ви­ях зер­ка­ло мо­жет стать сво­е­го ро­да экра­ном, с по­мо­щью ко­то­ро­го мысле­об­ра­зы, воз­ник­шие в моз­гу че­ло­ве­ка и из­лу­чен­ные на­ру­жу, ста­но­вят­ся ви­ди­мы­ми. И на­ко­нец, в ря­де слу­ча­ев стек­лян­ные зер­ка­ла и кри­стал­лы спо­соб­ны мно­го­крат­но уси­ли­вать па­да­ю­щие на них из­лу­че­ния че­ло­ве­че­ско­го моз­га. При этом го­ло­гра­фи­че­ские об­ра­зы, вер­нув­ши­е­ся от зер­ка­ла об­рат­но к че­ло­ве­ку, мо­гут быть на­столь­ко мощ­ны­ми, что спо­соб­ны вы­звать от­клик в са­мых раз­ных зо­нах моз­га: зри­тель­ной, слу­хо­вой, так­тиль­ной, обо­ня­тель­ной... Вот от­ку­да у па­ци­ен­тов и ис­пы­ту­е­мых пол­ное ощу­ще­ние ре­аль­но­сти при­хо­дя­щих «от­ту­да». Впро­чем, где она, эта грань меж­ду ре­аль­но­стью и кар­ти­ной, воз­ник­шей в на­шем со­зна­нии?

Ис­то­рий о по­яв­ле­нии в зер­ка­лах при­зра­ков умер­ших на­ко­пи­лось столь­ко, что вряд ли сы­щет­ся че­ло­век, ко­то­рый не слы­хал хо­тя бы од­ну из них. Це­лую кол­лек­цию по­доб­ных слу­ча­ев оста­ви­ло по­сле се­бя Об­ще­ство пси­хи­че­ских ис­сле­до­ва­ний, ак­тив­но ра­бо­тав­шее в Ан­глии в кон­це XIX – на­ча­ле ХХ ве­ков. А вот что про­изо­шло с жи­тель­ни­цей Мюнхена Кла­рой Райц. Вер­нув­шись с про­гул­ки, она ста­ла при­во­дить се­бя в по­ря­док пе­ред зер­ка­лом. И вдруг с изум­ле­ни­ем об­на­ру­жи­ла, что из зер­ка­ла на нее при­сталь­но смот­рит ка­кой-то смут­но зна­ко­мый муж­чи­на. Кла­ра рез­ко обер­ну­лась – ря­дом ни­ко­го не бы­ло. Де­вуш­ка осмот­ре­ла всю квар­ти­ру – ни­ко­го. Ве­че­ром за ча­ем она ре­ши­ла рас­ска­зать об этом ма­те­ри и... осек­лась на по­лу­сло­ве: вс­пом­ни­ла, чье ли­цо ви­де­ла в зер­ка­ле. Это же дя­дя Ген­рих, ко­то­рый несколь­ко лет на­зад уехал в США! Объ­яс­нить стран­ную «гал­лю­ци­на­цию» мать с до­че­рью не мог­ли и ре­ши­ли со­об­щить о ней за­оке­ан­ско­му дя­дюш­ке. Но – не успе­ли. На сле­ду­ю­щий день при­ш­ла телеграмма, в ко­то­рой из­ве­ща­лось о его вне­зап­ной кон­чине. Сто­ит ли уточ­нять, что дя­дя Ген­рих умер имен­но в тот мо­мент, ко­гда Кла­ра уви­де­ла его в зер­ка­ле.

Рэй­монд А. Мо­уди

Вик­тор Вет­вин

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.