Фо­кус Архимеда

Sovershenno Sekretno. Informatsiya k Razmyshleniyu - - СЕКРЕТЫ ИСТОРИИ - В. ПРАВДИВЦЕВ Пуб­ли­ка­ция 2002 го­да

Во­об­ще го­во­ря, о необыч­ном ар­хи­ме­до­вом ору­жии вспом­ни­ли мы не ра­ди ис­то­ри­че­ских изыс­ка­ний. Нас ин­те­ре­су­ют уни­каль­ные свой­ства во­гну­тых зеркал. Да-да, во­гну­тых зеркал. Ведь Ар­хи­ме­дом, по су­ще­ству, бы­ло изоб­ре­те­но «рас­пре­де­лен­ное» во­гну­тое зер­ка­ло. Со­став­лен­ное из мно­же­ства обыч­ных зеркал, от­ра­же­ния от ко­то­рых на­прав­ле­ны в од­ну точ­ку, оно спо­соб­но кон­цен­три­ро­вать в сво­ем фокусе огром­ную энер­гию. В слу­чае с рим­ски­ми ко­раб­ля­ми это – све­то­вая и теп­ло­вая энер­гии. Во­гну­тые зер­ка­ла из­дав­на ис­поль­зо­ва­ли и для дру­гих це­лей – «ма­ги­че­ских». Бо­лее то­го, их все­гда счи­та­ли са­мы­ми эф­фек­тив­ны­ми в этом де­ле. Ма­ги и кол­ду­ны по­ла­га­ли, что во­гну­тость поз­во­ля­ет со­брать в од­ном фокусе некий «аст­раль­ный свет». Ми­сти­ки го­во­ри­ли, что там, «где про­ис­хо­дит со­сре­до­то­че­ние све­та, по­яв­ля­ет­ся эфир­ный фо­кус – узел виб­ра­ций эфир­ной сре­ды». И ес­ли в этом фокусе на­хо­дит­ся глаз че­ло­ве­ка, то че­рез неко­то­рое вре­мя его хо­зя­ин при­об­ре­та­ет спо­соб­ность к яс­но­ви­де­нию. С по­мо­щью боль­ших во­гну­тых чаш вы­зы­ва­ли ду­хов умер­ших. Об этом упо­ми­на­ют – кто смут­но, кто яс­нее – древ­ние ав­то­ры. Неко­то­рые из них да­же ука­зы­ва­ют ме­ста, где про­ис­хо­ди­ли эти та­ин­ства. В кон­це 1950-х го­дов по та­кой «на­вод­ке» гре­че­ский ар­хео­лог Со­тир Да­кар об­на­ру­жил в Эпи­ре (За­пад­ная Греция) под­зем­ную пе­ще­ру. Са­мой ин­те­рес­ной для нас на­ход­кой в этой пе­ще­ре бы­ли остат­ки огром­но­го брон­зо­во­го кот­ла. По мне­нию ря­да ис­сле­до­ва­те­лей, его внут­рен­няя часть, бу­дучи хо­ро­шо от­по­ли­ро­ван­ной, мог­ла вы­зы­вать ви­де­ния ве­ли­чи­ной в че­ло­ве­че­ский рост. Ча­ще все­го во­гну­тые зер­ка­ла ис­поль­зо­ва­ли про­ри­ца­те­ли – для пред­ви­де­ния бу­ду­ще­го. Жре­цы неко­то­рых ин­дий­ских хра­мов и се­год­ня пред­по­чи­та­ют во­гну­тые зер­ка­ла с зо­ло­той по­верх­но­стью. А кто-то счи­та­ет са­мым эф­фек­тив­ным так на­зы­ва­е­мое зер­ка­ло Со­ло­мо­на – из слег­ка во­гну­той по­ли­ро­ван­ной ста­ли. Уже не од­но сто­ле­тие его по­чи­та­ют чуть ли не уни­вер­саль­ным сред­ством, при­год­ным для всех ви­дов пред­ска­за­ний. На Ру­си то­же бы­ли свои га­да­тель­ные во­гну­тые зер­ка­ла. Как дав­но они по­яви­лись, ска­зать труд­но. По ви­ду они на­по­ми­на­ют неболь­шие ков­ши­ки. При­ме­ня­ли их в ос­нов­ном для свя­точ­ных га­да­ний. Но есть во­гну­тые зер­ка­ла, на­зна­че­ние ко­то­рых оста­ет­ся тай­ной и по сей день. К ним, на­при­мер, от­но­сят­ся так на­зы­ва­е­мые зер­ка­ла Ту­пу, во мно­же­стве най­ден­ные в за­хо­ро­не­ни­ях вбли­зи все­мир­но из­вест­но­го пла­то Нас­ка в Пе­ру. Диа­мет­ром до по­лу­мет­ра, зер­ка­ла эти из­го­тов­ле­ны из тща­тель­но от­по­ли­ро­ван­ных ме­тал­лов: зо­ло­та, серебра, ме­ди и их спла­вов. Для че­го они бы­ли нуж­ны? Для пе­ре­да­чи сиг­на­лов (от­ра­жен­ный от них сол­неч­ный луч ви­ден за несколь­ко ки­ло­мет­ров)? Для про­еци­ро­ва­ния огром­ных ри­сун­ков на пла­то Нас­ка? Для ма­ги­че­ских це­лей? А мо­жет, с по­мо­щью этих зеркал крас­но­ко­жие жре­цы по­лу­ча­ли те са­мые зна­ния, что и се­год­ня по­ра­жа­ют уче­ных сво­ей точ­но­стью? Кто зна­ет. Во вся­ком слу­чае, есть све­де­ния, что неко­то­рые на­уч­ные от­кры­тия бы­ли сде­ла­ны имен­но бла­го­да­ря во­гну­тым зер­ка­лам. Од­но из та­ких за­га­доч­ных зеркал при­над­ле­жа­ло круп­ней­ше­му уче­но­му XIII ве­ка мо­на­ху Род­же­ру Бэко­ну (1214–1294). Сре­ди со­вре­мен­ни­ков он слыл ве­ли­ким ма­гом, но се­год­ня мы на­зва­ли бы его ско­рее на­уч­ным экс­пе­ри­мен­та­то­ром, всю жизнь стре­мив­шим­ся к раз­гад­ке тайн при­ро­ды. Пы­та­ясь со­здать сво­е­го ро­да эн­цик­ло­пе­дию на­ук, он ста­рал­ся объ­еди­нить в еди­ное непро­ти­во­ре­чи­вое це­лое ма­те­ма­ти­ку, фи­зи­ку, ма­гию, ме­ди­ци­ну, эти­ку, ми­сти­че­ское оза­ре­ние... И, есте­ствен­но, на­жил се­бе мас­су вра­гов сре­ди схо­ла­стов – из чис­ла уче­ных и ре­ли­ги­оз­ных де­я­те­лей. Вот что, к при­ме­ру, пи­шет один из ис­сле­до­ва­те­лей его де­я­тель­но­сти В. Вин­троп: «Он сде­лал два зер­ка­ла в Окс­форд­ском уни­вер­си­те­те: при по­мо­щи од­но­го из них он мог в лю­бое вре­мя су­ток за­жечь све­чу; в дру­гом же вы мог­ли ви­деть, чем за­ни­ма­ют­ся лю­ди в лю­бом ме­сте зем­но­го ша­ра. Экс­пе­ри­мен­ти­руя с пер­вым, сту­ден­ты по­тра­ти­ли боль­ше вре­ме­ни на вос­пла­ме­не­ние све­чи, чем на изу­че­ние книг... По­это­му с об­ще­го со­гла­сия... оба зер­ка­ла бы­ли раз­би­ты». Боль­шин­ство на­уч­ных ра­бот Бэко­на до сих пор не на­пе­ча­та­ны, но и то, что се­год­ня из­вест­но, по­ра­жа­ет во­об­ра­же­ние. Непо­сти­жи­мым об­ра­зом он за­гля­ды­вал на сот­ни лет впе­ред: пред­ска­зал изоб­ре­те­ние мик­ро­ско­па и те­ле­ско­па, ав­то­мо­би­ля и са­мо­ле­та, ко­раб­лей, при­во­ди­мых в дей­ствие мо­то­ра­ми; за две­сти лет до изоб­ре­те­ния по­ро­ха Бер­толь­дом Швар­цем опи­сал со­став и дей­ствие это­го взрыв­ча­то­го ве­ще­ства. Со­вре­мен­ные ис­сле­до­ва­те­ли твор­че­ства Бэко­на счи­та­ют, что имен­но бла­го­да­ря ему в 1287 го­ду в Ев­ро­пе по­яви­лись оч­ки. Утвер­жда­ют, что это­му уче­но­му бы­ло из­вест­но о га­лак­ти­ках, о стро­е­нии клет­ки и про­цес­се об­ра­зо­ва­ния эм­бри­о­на от сли­я­ния спер­ма­то­зо­и­да и яй­це­клет­ки, что он знал сек­рет ка­ко­го-то ис­точ­ни­ка энер­гии, пре­вос­хо­дя­щей атом­ную... От­ку­да все эти све­де­ния у че­ло­ве­ка, жив­ше­го за три ве­ка до Джор­да­но Бру­но и Га­ли­лея и за семь сто­ле­тий до со­вре­мен­ных на­уч­ных от­кры­тий? Го­во­рят, бы­ли у Бэко­на ка­кие-то неве­до­мые уче­ным то­го вре­ме­ни ин­стру­мен­ты. И сре­ди них – та­ин­ствен­ное во­гну­тое зер­ка­ло. От­ку­да оно взя­лось и что со­бою пред­став­ля­ло, оста­ет­ся за­гад­кой и по сей день. Из­вест­но толь­ко, что это зер­ка­ло поз­во­ля­ло Бэко­ну де­лать по­тря­са­ю­щие от­кры­тия. Так, он утвер­ждал, что «уви­дел в во­гну­том зер­ка­ле звез­ду, име­ю­щую фор­му улит­ки. Она рас­по­ло­же­на меж­ду пу­пом Пе­га­са, бю­стом Ан­дро­ме­ды и го­ло­вой Кас­си­о­пеи». По­ра­зи­тель­но, но имен­но в этом ме­сте че­рез че­ты­ре сто­ле­тия ев­ро­пей­ски­ми уче­ны­ми бу­дет об­на­ру­же­на пер­вая вне­га­лак­ти­че­ская ту­ман­ность – ту­ман­ность Ан­дро­ме­ды... Ка­за­лось бы, что осо­бен­но­го, что прин­ци­пи­аль­но но­во­го в во­гну­тых зер­ка­лах? Точ­но так же как плос­кие, они от­ра­жа­ют ви­ди­мые и неви­ди­мые энер­гии, «тон­кие» из­лу­че­ния че­ло­ве­ка, уси­ли­ва­ют их. И все же есть у во­гну­тых зеркал прин­ци­пи­аль­ная и важ­ная осо­бен­ность. Это их фо­кус – то ме­сто в про­стран­стве, где пе­ре­се­ка­ют­ся от­ра­жен­ные лу­чи. Од­ни­ми из пер­вых столк­ну­лись с этим эф­фек­том в на­уч­ном экс­пе­ри­мен­те фло­рен­тий­ские ака­де­ми­ки. В 1667 го­ду в объ­ем­ном кол­лек­тив­ном тру­де – сво­е­го ро­да от­че­те о на­уч­ных ис­сле­до­ва­ни­ях – они опи­са­ли на пер­вый взгляд стран­ный экс­пе­ри­мент: на зна­чи­тель­ном рас­сто­я­нии от двух­сот­ки­ло­грам­мо­вой глы­бы льда уста­нав­ли­ва­ли во­гну­тое зер­ка­ло и об­на­ру­жи­ва­ли при этом, что в его фокусе тем­пе­ра­ту­ра воз­ду­ха за­мет­но сни- жа­лась. Ака­де­ми­ки сде­ла­ли вы­вод, что хо­лод, по­доб­но теп­лу, рас­про­стра­ня­ет­ся пу­тем из­лу­че­ния. Се­год­ня, опи­ра­ясь на за­ко­ны тер­мо­ди­на­ми­ки, мы, по­жа­луй, го­во­ри­ли бы о несколь­ко дру­гом ме­ха­низ­ме: не хо­лод про­ни­ка­ет в фо­кус зер­ка­ла, а теп­ло как бы «вы­тя­ги­ва­ет­ся» из него и устрем­ля­ет­ся вовне. Ина­че го­во­ря, во­гну­тое зер­ка­ло об­ла­да­ет свой­ства­ми не толь­ко при­ем­ной, но и пе­ре­да­ю­щей ан­тен­ны. Этот эф­фект хо­ро­шо из­ве­стен в ра­дио­тех­ни­ке: до­ста­точ­но взгля­нуть на па­ра­бо­ли­че­ские ра­дио­ло­ка­ци­он­ные или спут­ни­ко­вые те­ле­ви­зи­он­ные ан­тен­ны. Су­дя по все­му, по­доб­ны­ми свой­ства­ми об­ла­да­ют и так на­зы­ва­е­мые зер­ка­ла Ко­зы­ре­ва – спе­ци­аль­ная си­сте­ма во­гну­тых алю­ми­ни­е­вых зеркал. Со­глас­но ги­по­те­зе, пред­ло­жен­ной про­фес­со­ром Н.А. Ко­зы­ре­вым, эти зер­ка­ла долж­ны фо­ку­си­ро­вать раз­лич­ные ви­ды из­лу­че­ний, в том чис­ле и от био­ло­ги­че­ских объ­ек­тов. Пред­ви­де­ния уче­но­го под­твер­ди­лись в экс­пе­ри­мен­тах по так на­зы­ва­е­мым ди­стант­ным вза­и­мо­дей­стви­ям: яс­но­ви­де­нию, те­ле­па­тии и т.п. Та­ки­ми ра­бо­та­ми, в част­но­сти, за­ни­ма­ют­ся но­во­си­бир­ские уче­ные и по­лу­ча­ют уди­ви­тель­ные ре­зуль­та­ты. Так, в на­ча­ле 90-х го­дов ХХ ве­ка впер­вые в ис­то­рии на­у­ки бы­ли осу­ществ­ле­ны два гло­баль­ных мно­го­днев­ных экс­пе­ри­мен­та по пе­ре­да­че ин­фор­ма­ции меж­ду людь­ми, уда­лен­ны­ми друг от дру­га на ты­ся­чи ки­ло­мет­ров и не поль­зу­ю­щи­ми­ся тра­ди­ци­он­ны­ми тех­ни­че­ски­ми сред­ства­ми свя­зи. В экс­пе­ри­мен­тах бы­ло за­дей­ство­ва­но бо­лее че­ты­рех с по­ло­ви­ной ты­сяч участ­ни­ков из две­на­дца­ти стран ми­ра. В де­каб­ре 1991 го­да, во вре­мя экс­пе­ри­мен­та «По­ляр­ный круг», мыс­лен­ная пе­ре­да­ча об­ра­зов про­из­во­ди­лась из за­по­ляр­но­го по­сел­ка Дик­сон, при­ни­ма­ли их в раз­лич­ных точ­ках быв­ше­го Со­вет­ско­го Со­ю­за. А в июне 1993-го транс­ля­ция об­ра­зов осу­ществ­ля­лась из Но­во­си­бир­ска и Дик­со­на, а при­ем – в раз­лич­ных пунк­тах Ев­ро­пы, Азии и Аме­ри­ки. Вы­пол­нен­ные на вы­со­ком на­уч­ном уровне, эти экс­пе­ри­мен­ты до­ка­за­ли не толь­ко воз­мож­ность ди­стант­ной пе­ре­да­чи и при­е­ма мыс­лен­ных об­ра­зов, но и осо­бую устой­чи­вость при­е­ма, ес­ли ис­пы­ту­е­мые на­хо­ди­лись в фокусе во­гну­тых «зеркал Ко­зы­ре­ва». Бы­ла так­же под­твер­жде­на воз­мож­ность «за­про­грам­ми­ро­ван­но­го вво­да» (с ис­поль­зо­ва­ни­ем спе­ци­аль­ных тех­но­ло­гий) об­раз­ной ин­фор­ма­ции в ин­фор­ма­ци­он­ное по­ле Зем­ли с усло­ви­ем ее при­е­ма (вос­про­из­ве­де­ния) в кон­крет­ную да­ту и вре­мя. Вот что об од­ном из та­ких экс­пе­ри­мен­тов рас­ска­зы­ва­ет их ру­ко­во­ди­тель ака­де­мик РАМН В.П. Казна­че­ев: «За­бла­го­вре­мен­ный, не за­яв­лен­ный в про­грам­ме се­анс пе­ре­да­чи об­ра­зов со­сто­ял­ся 18 де­каб­ря 1991 го­да. Его участ­ник К. Дол­го­пя­тов «вмон­ти­ро­вал» па­кет об­раз­ной ин­фор­ма­ции <...> с уста­нов­кой на ее при­ем дру­ги­ми участ­ни­ка­ми экс­пе­ри­мен­та 20 и 22 де­каб­ря. Вы­яв­ле­но, что эле­мен­ты этой про­грам­мы бы­ли устой­чи­во вос­при­ня­ты в на­зна­чен­ное вре­мя и про­дол­жа­ли при­ни­мать­ся во вре­мя сле­ду­ю­щих се­ан­сов. Ана­лиз чис­лен­ных па­ра­мет­ров се­ан­сов <...> под­твер­жда­ет ре­аль­ность вос­прия-

ЭТОТ ДЕНЬ 212 ГО­ДА ДО Н.Э. УЦЕЛЕВШИМ РИМЛЯНАМ ЗА­ПОМ­НИЛ­СЯ НА ВСЮ ЖИЗНЬ. ПО­ЧТИ ПОЛ­ТЫ­СЯ­ЧИ МА­ЛЕНЬ­КИХ СОЛНЦ ВДРУГ ЗАГОРЕЛИСЬ НА КРЕПОСТНОЙ СТЕНЕ. СНА­ЧА­ЛА ОНИ ПРО­СТО ОСЛЕПИЛИ, НО ЧЕ­РЕЗ НЕКО­ТО­РОЕ ВРЕ­МЯ ПРО­ИЗО­ШЛО НЕЧТО ФАН­ТА­СТИ­ЧЕ­СКОЕ: ПЕ­РЕ­ДО­ВЫЕ РИМСКИЕ КО­РАБ­ЛИ, ПОДОШЕДШИЕ К СИРАКУЗАМ, ОДИН ЗА ДРУ­ГИМ ВДРУГ НА­ЧА­ЛИ ВСПЫХИВАТЬ, КАК ФАКЕЛЫ. БЕГ­СТВО РИМЛЯН БЫ­ЛО ПАНИЧЕСКИМ...

тия од­но­вре­мен­но во мно­гих точ­ках Евра­зии ин­фор­ма­ции, за­ра­нее вве­ден­ной в ин­фор­ма­ци­он­ное зем­ное про­стран­ство <...> Мы при­бли­зи­лись к до­ка­за­тель­ству вза­и­мо­свя­зей ин­тел­лек­ту­аль­ных по­лей и к при­зна­нию воз­мож­но­стей че­ло­ве­че­ско­го ра­зу­ма по­лу­чать ин­фор­ма­цию неза­ви­си­мо от гео­гра­фии и вре­ме­ни». При этом бы­ло убе­ди­тель­но по­ка­за­но, что ка­че­ство те­ле­па­ти­че­ско­го кон­так­та во мно­гом за­ви­сит от обу­чен­но­сти лю­дей в этой нетра­ди­ци­он­ной об­ла­сти. Так, в США и Ка­на­де, где к экс­пе­ри­мен­там при­вле­ка­лись лю­ди с бо­лее вы­со­кой про­фес­си­о­наль­ной под­го­тов­кой, точ­но при­ни­ма­ли ин­фор­ма­цию 98 про­цен­тов «при­ем­ни­ков». А в За­пад­ной Ев­ро­пе и Си­би­ри, где ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных лю­дей бы­ло мень­ше, – от 54 до 66 про­цен­тов. Дру­ги­ми сло­ва­ми, есть все ос­но­ва­ния по­ла­гать, что мож­но на­учить­ся вос­при­ни­мать све­де­ния из ин­фор­ма­ци­он­но­го по­ля Зем­ли. Во вре­мя экс­пе­ри­мен­тов бы­ло вы­яв­ле­но, что луч­ши­ми при­ем­ни­ка­ми «тон­кой» ин­фор­ма­ции яв­ля­ют­ся женщины, осо­бен­но ро­див­ши­е­ся в но­во­лу­ние и во вре­мя мак­си­маль­ной ак­тив­но­сти Солн­ца. Во всех этих слу­ча­ях ра­бо­та­ет не про­сто че­ло­век и не про­сто зер­ка­ло, а ком­плекс «че­ло­век – зер­ка­ло», и каж­дая из со­став­ля­ю­щих это­го ком­плек­са име­ет са­мо­сто­я­тель­ную цен­ность. С од­ной сто­ро­ны, очень важ­но уме­ние че­ло­ве­ка на­стро­ить­ся, скон­цен­три­ро­вать­ся, вве­сти свое со­зна­ние в осо­бое со­сто­я­ние. А с дру­гой – нема­ло­важ­на его «тех­ни­че­ская осна­щен­ность». По­лу­ча­ет­ся, что си­сте­ма «зеркал Ко­зы­ре­ва» из обыч­но­го че­ло­ве­ка спо­соб­на сде­лать по­чти ма­га. Фак­ти­че­ски бы­ли под­твер­жде­ны дав­ние пред­став­ле­ния, что зер­ка­ло мо­жет уси­ли­вать по­сы­ла­е­мые че­ло­ве­ком мыс­ли. Во вся­ком слу­чае, в этом бы­ли уве­ре­ны кол­ду­ны, ко­то­рые из­дав­на ис­поль­зо­ва­ли зер­ка­ла для уси­ле­ния дей­ствия сво­их ма­ги­че­ских ри­ту­а­лов, в част­но­сти по ди­стан­ци­он­но­му воз­дей­ствию на че­ло­ве­ка. Ис­сле­до­ва­те­ли, ра­бо­та­ю­щие с «зер­ка­ла­ми Ко­зы­ре­ва», вы­яви­ли и дру­гие лю­бо­пыт­ные за­ко­но­мер­но­сти. Неожи­дан­но для участ­ни­ков экс­пе­ри­мен­тов ока­за­лось, что у че­ло­ве­ка, по­ме­щен­но­го в фо­кус этих зеркал, а по су­ти, в фо­кус его соб­ствен­ных от­ра­жен­ных из­лу­че­ний, вдруг по­яв­ля­ют­ся стран­ные ви­де­ния. Неко­то­рые из них от­но­сят­ся к про­шло­му, неко­то­рые – к про­стран­ствен­но уда­лен­но­му на­сто­я­ще­му. Об­на­ру­жи­лись и со­вер­шен­но уди­ви­тель­ные эф­фек­ты. Так, на­при­мер, в фокусе этих зеркал неред­ко воз­ни­ка­ют све­тя­щи­е­ся объ­ек­ты на­по­до­бие НЛО или ша­ро­вых мол­ний. Один из ру­ко­во­ди­те­лей экс­пе­ри­мен­тов но­во­си­бир­ский про­фес­сор А.В. Тро­фи­мов рас­ска­зы­ва­ет: «Мы по­ме­сти­ли ис­сле­до­ва­те­ля в уста­нов­ку. И вдруг внут­ри уста­нов­ки про­изо­шла вспыш­ка плаз­мо­и­да. По­том пе­ред на­ча­лом ра­бо­ты в зер­ка­лах – ми­ну­та в ми­ну­ту – над на­шим зда­ни­ем стал по­яв­лять­ся све­тя­щий­ся объ­ект в ви­де дис­ка. Он ис­че­зал, как толь­ко мы пре­кра­ща­ли ра­бо­ту. Так бы­ло семь раз. А даль­ше во­об­ще на­чи­на­ют­ся чу­де­са... Ко­гда в мо­мент под­го­тов­ки к пе­ре­да­че мыс­лен­ных об­ра­зов мы внес­ли в зер­ка­ла сим­вол Н.К. Ре­ри­ха «Зна­мя Ми­ра», ис­пы­та­тель был от­бро­шен неким си­ло­вым по­лем. Бы­ло страш­но. Мы не бы­ли к это­му го­то­вы, у нас не бы­ло да­же при­бо­ров, что­бы все из­ме­рить. Един­ствен­ное – мы за­фик­си­ро­ва­ли по ком­па­су, что се­вер ока­зал­ся в дру­гой сто­роне. Я бо­юсь трак­то­вать при­чи­ну и до сих пор со­хра­няю неко­то­рую от­стра­нен­ность». Гео­фи­зи­че­ски­ми служ­ба­ми на Дик­соне при этом бы­ло за­ре­ги­стри­ро­ва­но осо­бо силь­ное воз­му­ще­ние маг­ни­то- и ионо­сфе­ры, а над по­сел­ком от­ме­ча­лось яр­кое цвет­ное се­вер­ное си­я­ние. В пя­ти из се­ми экс­пе­ри­мен­тов это­го пе­ри­о­да бы­ла от­ме­че­на «ре­ак­ция» ин­фор­ма­ци­он­но­го по­ля в ви­де све­тя­ще­го­ся объ­ек­та со шлей­фом, ко­то­рый по­яв­лял­ся и ис­че­зал на по­ляр­ном небо­сво­де с точ­но­стью до ми­ну­ты в мо­мен­ты на­ча­ла и окон­ча­ния экс­пе­ри­мен­таль­ных ра­бот в «зер­ка­лах Ко­зы­ре­ва». «Иску­ше­ние у на­ших ис­сле­до­ва­те­лей вой­ти, при­бли­зить­ся к уста­нов­ке Ко­зы­ре­ва бы­ло очень боль­шое, – при­зна­ет­ся про­фес­сор Тро­фи­мов. – Но при­бли­жа­ешь­ся – воз­ни­ка­ет жи­вот­ное чув­ство стра­ха. В два ча­са но­чи 25 де­каб­ря один из нас при­бли­зил­ся. Мы по­чув­ство­ва­ли за­пах озо­на, воз­ник­ла еще од­на вспыш­ка, и по­сле это­го про­стран­ство от­кры­лось неожи­дан­ным внут­рен­ним содержанием. Все, кто вхо­дил в «зер­ка­ла Ко­зы­ре­ва», ви­де­ли огром­ный по­ток сим­во­лов – зна­ков, све­тя­щих­ся, как нео­но­вые вы­вес­ки... Сна­ча­ла мы ду­ма­ли, что это ка­кое-то по­сла­ние нам. Иску­ше­ний в трак­тов­ках все­гда мно­го. По­том мы по­ня­ли, что боль­шая часть уви­ден­ных сим­во­лов со­от­но­сит­ся с шу­мер­ской куль­ту­рой. Это был миг ис­то­рии, ко­то­рый про­рвал­ся в на­шу зо­ну». В 1997 го­ду но­во­си­бир­ские уче­ные про­ве­ли сов­мест­ные экс­пе­ри­мен­ты с ан­глий­ски­ми кол­ле­га­ми. В Ан­глии, в Сто­ун­хен­дже, бо­лее двух­сот че­ло­век при­ни­ма­ли ди­стан­ци­он­но транс­ли­ру­е­мую че­рез «зер­ка­ла Ко­зы­ре­ва» ин­фор­ма­цию из Но­во­си­бир­ска. «Мы, – вспо­ми­на­ет Тро­фи­мов, – ис­поль­зо­ва­ли про­грам­му, со­став­лен­ную из зна­ков шу­мер­ской куль­ту­ры – сим­во­лов, до­шед­ших до нас на гли­ня­ных таб­лич­ках кли­но­пи­си. И ан­гли­чане при­ня­ли эти сим­во­лы. Нас это не уди­ви­ло. Мы зна­ем, как сде­лать, что­бы пе­ре­дан­ная ин­фор­ма­ция бы­ла при­ня­та. Уди­ви­ло дру­гое. Кро­ме этих сим­во­лов, бы­ло при­ня­то еще око­ло се­ми­де­ся­ти, ко­то­рые мы не пе­ре­да­ва­ли. И все они ока­за­лись зна­ка­ми шу­мер­ской куль­ту­ры. То есть ка­ким-то об­ра­зом мы во­шли в тот го­ри­зонт ин­фор­ма­ци­он­но­го хра­ни­ли­ща, на ту по­лоч­ку, ко­то­рая от­но­сит­ся к шу­мер­ско­му эта­пу раз­ви­тия на­шей ци­ви­ли­за­ции». На­до до­ба­вить, что экс­пе­ри­мен­ты с «зер­ка­ла­ми Ко­зы­ре­ва» на Дик­соне бы­ли по­свя­ще­ны и чи­сто при­клад­ным, ме­ди­цин­ским про­бле­мам – ди­а­гно­сти­ке и ле­че­нию на рас­сто­я­нии (из Фран­ции). Уче­ные убе­ди­лись: та­кое ле­чеб­ное воз­дей­ствие воз­мож­но. Ака­де­мик Казна­че­ев счи­та­ет, что опи­сан­ные фе­но­ме­ны – это ре­ак­ция ин­фор­ма­ци­он­но­го по­ля Зем­ли на «внед­ре­ние» в него с по­мо­щью «зеркал Ко­зы­ре­ва» че­ло­ве­че­ских мысле­форм. Не ис­клю­че­но, что так оно и есть. Но то­гда воз­ни­ка­ет во­прос: ка­кой же си­лой об­ла­да­ет ин­фор­ма­ция, ес­ли она спо­соб­на вы­зы­вать по­доб­ные фи­зи­че­ские яв­ле­ния? Что же про­ис­хо­дит в фокусе во­гну­тых зеркал, ес­ли на мысль че­ло­ве­ка, по­ме­щен­но­го в него, на­чи­на­ет от­зы­вать­ся пла­не­та (а воз­мож­но, и иной ра­зум)? Свой­ства фо­ку­сов еще до кон­ца не ис­сле­до­ва­ны, но уже сей­час мож­но пред­по­ло­жить, что уче­ных здесь ожи­да­ют боль­шие от­кры­тия. Так, есть све­де­ния об экс­пе­ри­мен­тах с дву­мя по­став­лен­ны­ми друг на­про­тив дру­га во­гну­ты­ми зер­ка­ла­ми со спе­ци­аль­но об­ра­бо­тан­ны­ми от­ра­жа­ю­щи­ми по­верх­но­стя­ми. Ес­ли фо­ку­сы этих зеркал сов­ме­стить с боль­шой точ­но­стью, то при опре­де­лен­ных усло­ви­ях неболь­шие пред­ме­ты, по­ме­щен­ные в эту точ­ку, вдруг за­ви­са­ют в воз­ду­хе, слов­но на них не дей­ству­ет си­ла гра­ви­та­ции. Дру­гой не ме­нее ин­три­гу­ю­щий фе­но­мен свя­зан с вре­мен­ны­ми ано­ма­ли­я­ми: в неко­то­рых экс­пе­ри­мен­тах с «зер­ка­ла­ми Ко­зы­ре­ва» те­ле­па­ти­че­ская ин­фор­ма­ция пер­це­пи­ен­том при­ни­ма­лась на несколь­ко ча­сов рань­ше (!), чем бы­ла из­лу­че­на ин­дук­то­ром. Фе­но­ме­ны, свя­зан­ные с «зер­ка­ла­ми Ко­зы­ре­ва», на­во­дят еще на од­но раз­мыш­ле­ние: а не мо­гут ли по­доб­ные во­гну­тые кон­струк­ции, но уже при­род­но­го про­ис­хож­де­ния, вы­зы­вать вбли­зи се­бя по­хо­жие фи­зи­че­ские яв­ле­ния? И не свя­за­ны ли неко­то­рые ано­маль­ные яв­ле­ния с фор­мой рас­по­ло­жен­ных вбли­зи гор, уще­лий, озер, рек? Эти мои тео­ре­ти­че­ские пред­по­ло­же­ния не­дав­но на­шли кос­вен­ные под­твер­жде­ния. Од­но из них свя­за­но с экс­пе­ди­ци­ей в гор­ные рай­о­ны Азии из­вест­но­го ис­сле­до­ва­те­ля за­га­док про­шло­го док­то­ра ме­ди­цин­ских на­ук, про­фес­со­ра Эрн­ста Мул­да­ше­ва. Он об­ра­тил вни­ма­ние на то, что неко­то­рые ска­лы име­ют весь­ма свое­об­раз­ную фор­му: по­хо­жи на ги­гант­ские во­гну­тые ка­мен­ные зер­ка­ла. Са­мы­ми боль­ши­ми та­ки­ми «зер­ка­ла­ми» яв­ля­ют­ся за­пад­ный и се­вер­ный скло­ны го­ры Кай­лас. Вы­со­та их око­ло 1800 мет­ров (семь небо­скре­бов в сто эта­жей). Про­фес­сор Мул­да­шев срав­ни­ва­ет эти огром­ные ка­мен­ные кон­струк­ции с «зер­ка­ла­ми Ко­зы­ре­ва»: «Лю­бо­пыт­но, что лю­ди, по­бы­вав­шие внут­ри «зеркал Ко­зы­ре­ва», от­ме­ча­ют го­ло­во­кру­же­ние, страх, ви­дят ле­та­ю­щие та­рел­ки, ви­дят се­бя в дет­стве и про­чее. А вы­со­та «зеркал Ко­зы­ре­ва» все­го-то два-три мет­ра. Труд­но се­бе пред­ста­вить, что бу­дет с че­ло­ве­ком, ес­ли его по­ме­стить в про­стран­ство «ка­мен­ных зеркал» Ти­бе­та... В «зер­ка­лах Ко­зы­ре­ва» был до­стиг­нут эф­фект сжа­тия вре­ме­ни. По­это­му мож­но ду­мать, что «ка­мен­ные зер­ка­ла» Ти­бе­та мо­гут сжи­мать вре­мя. Не с этим ли свя­за­на стран­ная ги­бель че­ты­рех аль­пи­ни­стов, под­няв­ших­ся на од­ну из гор в рай­оне Кай­ла­са и рез­ко по­ста­рев­ших все­го за год, – воз­мож­но, они по­па­ли под дей­ствие «зеркал»? Не по этой ли при­чине ла­мы на­сто­я­тель­но ре­ко­мен­до­ва­ли нам не от­кло­нять­ся от свя­щен­ной тро­пы?» При­е­мо-пе­ре­да­ю­щие свой­ства во­гну­тых по­верх­но­стей уже дав­но в ар­се­на­ле со­вре­мен­ной на­у­ки и тех­ни­ки. Но эти же свой­ства, как по­ка­за­ли экс­пе­ри­мен­ты с «зер­ка­ла­ми Ко­зы­ре­ва», спра­вед­ли­вы и для «тон­ких» энер­гий. В свя­зи с этим есте­ствен­но пред­по­ло­жить, что по­доб­ным эф­фек­том мо­гут об­ла­дать и огром­ные во­гну­тые ча­ши из твер­до­го кри­стал­ли­че­ско­го ма­те­ри­а­ла на по­верх­но­сти зем­ли и под зем­лей. Та­ким во­гну­тым зер­ка­лом мо­жет стать ги­гант­ская ка­мен­ная во­рон­ка от неко­гда упав­ше­го ме­тео­ри­та, да­же ес­ли за ты­ся­чи и мил­ли­о­ны лет она за­не­се­на ме­нее твер­ды­ми на­сло­е­ни­я­ми. По­доб­ным зер­ка­лом мо­жет быть и во­гну­тое дно озе­ра, и же­лоб ре­ки, и кра­тер вул­ка­на. Вполне воз­мож­но, что неко­то­рая об­ласть над ни­ми (фо­кус) – не про­сто ме­сто схож­де­ния от­ра­жен­ных кос­ми­че­ских лу­чей и тон­ких энер­гий, но и осо­бая зо­на – сво­е­го ро­да во­рон­ка или ка­нал меж­ду на­шим ми­ром и ины­ми из­ме­ре­ни­я­ми. Не ис­клю­че­но, что при сов­па­де­нии ка­ких-то усло­вий ( по­вы­шен­но­го кос­ми­че­ско­го фо­на, из­ме­не­ния маг­нит­но­го по­ля Зем­ли, ак­тив­но­сти зем­ных недр и т.п.) эта зо­на мо­жет ак­ти­ви­зи­ро­вать­ся – при­об­ре­сти на вре­мя уни­каль­ные про­стран­ствен­но-вре­мен­ные свой­ства. И то­гда че­рез та­кую во­рон­ку мож­но не толь­ко счи­тать уда­лен­ную во вре­ме­ни и про­стран­стве ин­фор­ма­цию, но и за­гля­нуть в па­рал­лель­ные ми­ры. Не ис­клю­че­но, что имен­но фор­ма дна Бай­ка­ла – са­мо­го глу­бо­ко­вод­но­го в ми­ре озе­ра – яв­ля­ет­ся при­чи­ной мно­гих уди­ви- тель­ных яв­ле­ний, ко­то­рые пе­ри­о­ди­че­ски на­блю­да­ют­ся в этих ме­стах. На­при­мер, воз­ник­но­ве­ния за­га­доч­ных плаз­мо­и­дов, несколь­ко фо­то­гра­фий ко­то­рых мне пе­ре­да­ли мест­ные ис­сле­до­ва­те­ли. Под­твер­жде­ни­ем этой ги­по­те­зы, воз­мож­но, мо­гут слу­жить и за­га­доч­ные кар­ти­ны, по­яв­ляв­ши­е­ся над Вол­гой и Ис­сык-Ку­лем. Еще в 1889 го­ду на за­се­да­нии Рус­ско­го гео­гра­фи­че­ско­го об­ще­ства на­чаль­ник от­ря­да во­ен­ных то­по­гра­фов В.И. Ни­коль­ский, де­лая до­клад об изыс­ка­ни­ях в рай­оне вы­со­ко­гор­но­го озе­ра Ис­сык-Куль, рас­ска­зал о стран­ном фе­но­мене, ко­то­рый на­блю­да­ли по­чти все участ­ни­ки экс­пе­ди­ции. В пас­мур­ный день при­мер­но в по­лу­ки­ло­мет­ре от бе­ре­га над вод­ным зер­ка­лом озе­ра вдруг по­явил­ся пря­мо­уголь­ник, окайм­лен­ный чер­ной рам­кой и осве­щен­ный из­нут­ри солн­цем. Внут­ри пря­мо­уголь­ни­ка чле­ны экс­пе­ди­ции уви­де­ли стран­ный пей­заж – неиз­вест­ный го­род «во­сточ­но­го ти­па». Опра­вив­шись от пер­во­го за­ме­ша­тель­ства, то­по­гра­фы взя­лись за тео­до­лит. С его по­мо­щью им вско­ре уда­лось да­же раз­гля­деть на ули­цах это­го го­ро­да лю­дей в эк­зо­ти­че­ских оде­я­ни­ях. Эту кар­ти­ну на­блю­да­ли око­ло де­ся­ти ми­нут, а за­тем она слов­но вы­клю­чи­лась. В на­ше вре­мя мно­же­ство лю­дей ста­ли сви­де­те­ля­ми за­га­доч­ных ми­ра­жей над Вол­гой в рай­оне Жи­гу­лей. У тех, ко­му вы­па­ла та­кая уда­ча, со­зда­лось впе­чат­ле­ние, что кар­ти­ны, воз­ни­кав­шие в воз­ду­хе над ре­кой, от­но­си­лись к раз­ным вре­ме­нам: и к про­шло­му (хра­мы, кре­пост­ные баш­ни), и к бу­ду­ще­му (ажур­ные ар­ки, ци­лин­дри­че­ские до­ма). При этом все от­ме­ча­ли, что ми­ра­жи – во­все не за­стыв­шие кар­ти­ны или фо­то­гра­фии, а на­сто­я­щие жи­вые «те­ле­ви­зи­он­ные филь­мы». Вот од­но из та­ких на­блю­де­ний: «Рас­се­кая пу­стын­ные хол­мы, взмет­ну­лась над зем­лей эс­та­ка­да. От­блеск Лу­ны дро­жит в ее ме­тал­ли­че­ских ячей­ках, где-то да­ле­ко вни­зу шу­мит Вол­га. В пол­ной ти­шине по эс­та­ка­де про­но­сит­ся се­реб­ри­стый ост­ро­кры­лый сна­ряд, за ним еще один. Они взмы­ва­ют в воз­дух и уно­сят­ся к звез­дам. Про­хо­дит ка­кой-то миг, эс­та­ка­да на­чи­на­ет мер­цать и ис­че­за­ет. И вновь лишь пу­стын­ные хол­мы воз­вы­ша­ют­ся над ре­кой». По­доб­ных со­об­ще­ний на­ко­пи­лось не­ма­ло, и ле­том 1989 го­да чле­ны куй­бы­шев­ско­го клу­ба лю­би­те­лей фан­та­сти­ки «Ле­тя­щее кры­ло» ор­га­ни­зо­ва­ли в этот рай­он экс­пе­ди­цию. Участ­ни­кам экс­пе­ди­ции Иго­рю Пав­ло­ви­чу, Оле­гу Рат­ни­ку и Алек­сан­дру Ка­ли­му­ли­ну по­вез­ло: «Уже на об­рат­ном пу­ти, ко­гда мы воз­вра­ща­лись к бе­ре­гу, над Жи­гу­ля­ми раз­ра­зи­лась гро­за. Вдруг в чер­ных ту­чах по­яви­лось квад­рат­ное от­вер­стие. По его пе­ри­мет­ру про­бе­жал крас­ный луч, как нам по­ка­за­лось, пу­щен­ный от­ку­да-то из-под зем­ли. За­тем в небес­ном «окне», слов­но на экране те­ле­ви­зо­ра, по­яви­лось яр­кое цвет­ное изоб­ра­же­ние. Это был пей­заж мор­ско­го за­ли­ва, окайм­лен­но­го невы­со­ки­ми хол­ма­ми, за­рос­ши­ми ле­сом фи­о­ле­то­во­го цве­та. А над мо­рем рас­ки­ну­лось блед­ное, по­чти бе­лое небо. Изоб­ра­же­ние мед­лен­но сме­ща­лось. Мы все жда­ли, ко­гда же по­явят­ся на «экране» ажур­ные баш­ни, но так их и не уви­де­ли. Устой­чи­вую кар­тин­ку мы на­блю­да­ли ми­нут пят­на­дцать, по­том она на­ча­ла мед­лен­но гас­нуть...» ФОТО ИЗ АР­ХИ­ВА АВ­ТО­РА

Он об­хо­дил за вер­сту до­ма, в ну­ме­ра­ции ко­то­рых бы­ла циф­ра 7, ша­ра­хал­ся от трол­лей­бу­сов, имев­ших несча­стье ид­ти по ро­ко­во­му марш­ру­ту. А обыч­ный подъ­ем по ле­сен­ке в семь сту­пе­ней пре­вра­щал­ся для него в су­щее му­че­ние и за­кан­чи­вал­ся по­зор­ным бег­ством... Ра­бо­тал этот че­ло­век на авиа­ре­монт­ном за­во­де, на кон­вей­е­ре и, за­кру­чи­вая каж­дую гай­ку на уз­ле, по ин­струк­ции дол­жен был де­лать ров­но де­вять обо­ро­тов. Од­на­ко ед­ва бед­ня­га за­вер­шал ше­стой обо­рот – его мгно­вен­но па­ра­ли­зо­вы­вал страх. И за­ста­вить се­бя сде­лать седь­мой он уже про­сто не мог... За­кон­чи­лась эта история тра­ге­ди­ей. Один из са­мо­ле­тов с недо­за­кру­чен­ной гай­кой раз­бил­ся. И толь­ко по­сле ка­та­стро­фы несчаст­ный ре­шил­ся об­ра­тить­ся за по­мо­щью к пси­хи­ат­ру. трах – вполне есте­ствен­ное для че­ло­ве­ка чув­ство, все мы че­го-то бо­им­ся, – рас­ска­зы­ва­ет за­ме­сти­тель глав­но­го вра­ча 13-й мос­ков­ской пси­хи­ат­ри­че­ской боль­ни­цы, кан­ди­дат ме­ди­цин­ских на­ук

СВик­тор Ио­си­фо­вич Брут­ман.

– Но ес­ли на ка­ком-то эта­пе страх этот ста­но­вит­ся неадек­ват­ным или зна­чи­тель­но пре­вос­хо­дит по си­ле тот, что мы ус­лов­но счи­та­ем нор­маль­ным, это уже па­то­ло­гия. Ска­жем, че­ло­век за­блу­дил­ся в ле­су, и здесь его страх оправ­дан. Но ес­ли точ­но та­кой же силы страх он ощу­ща­ет при вхо­де в мет­ро, это уже ненор­маль­но. Всю гам­му бо­лез­нен­ных, па­то­ло­ги­че­ских стра­хов мы обыч­но раз­де­ля­ем на несколь­ко форм. Три из них са­мые важ­ные. Преж­де все­го это на­вяз­чи­вые стра­хи. Они воз­ни­ка­ют вне соб­ствен­но­го же­ла­ния че­ло­ве­ка. Вне­зап­но, без по­во­да. И от­де­лать­ся от них бы­ва­ет очень непро­сто, по­рой невоз­мож­но. Че­ло­век по­ни­ма­ет: бо­ять­ся-то, в об­щем, неле­по, ста­ра­ет­ся по­бо­роть соб­ствен­ный ис­пуг. Но в этой внут­рен­ней борь­бе, к со­жа­ле­нию, все­гда про­иг­ры­ва­ет. Страх еще силь­нее одо­ле­ва­ет его, неред­ко да­же па­ра­ли­зу­ет. Су­ще­ству­ет так­же яв­ле­ние, на­зы­ва­е­мое сверх­цен­ным стра­хом. Это стра­хи, свя­зан­ные с неко­то­ры­ми иде­я­ми, пред­став­ле­ни­я­ми, взгля­да­ми, вполне адек­ват­ны­ми ре­аль­но воз­ник­шей жиз­нен­ной си­ту­а­ции, но... Все они за­ни­ма­ют в со­зна­нии на­столь­ко важ­ное ме­сто, что ни о чем дру­гом че­ло­век уже ду­мать не мо­жет. В про­сто­ре­чии это на­зы­ва­ет­ся иде­ей фикс. Наи­бо­лее зна­чи­мые из сверх­цен­ных стра­хов – со­ци­аль­ные. Взять хо­тя бы са­мые про­стые и са­мые рас­про­стра­нен­ные школь­ные фо­бии. Ре­бе­нок в си­лу сво­е­го осо­бо­го скла­да лег­ко крас­не­ет и сму­ща­ет­ся в об­ще­стве. Ему стыд­но вы­хо­дить к дос­ке, от­ве­чать на уро­ке. Но ро­ди­те­ли все же за­став­ля­ют учить­ся. И у ре­бен­ка обо­ст­ря­ет­ся «страх шко­лы». Он все боль­ше по­гру­жа­ет­ся в свои пе­ре­жи­ва­ния, фик­си­ру­ет мыс­ли толь­ко на вы­зо­вах к дос­ке. И в ре­зуль­та­те – це­лый ком­плекс про­блем, в том чис­ле и фи­зио­ло­ги­че­ских. Бес­след­но это ни­ко­гда не про­хо­дит. Дет­ский сверх­цен­ный страх пе­ре­но­сит­ся и на взрос­лую жизнь. Че­ло­век по-преж­не­му бо­ит­ся ока­зать­ся один на один с пуб­ли­кой, выбирает про­фес­сию, где мож­но быть неза­мет­ным. То есть из-за дет­ско­го стра­ха, от ко­то­ро­го вполне мож­но бы­ло бы из­ба­вить­ся, он вы­нуж­ден ло­мать судь­бу.

– Не­ма­ло, на­вер­ное, сверх­цен­ных стра­хов ка­са­ет­ся и здо­ро­вья?

– Это очень рас­про­стра­нен­ное яв­ле­ние. Лю­ди бо­ят­ся за­бо­леть, за­ра­зить­ся. И, как про­ти­во­по­лож­ность это­му, стре­мят­ся к оздо­ров­ле­нию. За­цик­ли­ва­ют­ся на спор­те, раз­ных мод­ных ди­е­тах... В пси­хи­ат­ри­че­ской тер­ми­но­ло­гии есть да­же та­кое по­ня­тие: «ипо­хон­дрия здо­ро­вья», ипо­хон­дрия – страх за­бо­леть.

– А как у этих лю­дей с пси­хи­кой?

– В от­ли­чие от на­вяз­чи­во­го стра­ха, где при­чи­на необъ­яс­ни­ма, сверх­цен­ный страх воз­ни­ка­ет как есте­ствен­ный, адек­ват­ный. По­это­му и пси­хи­ка че­ло­ве­ка в этом слу­чае бо­лее нор­маль­ная. О пси­хи­че­ском рас­строй­стве мож­но го­во­рить раз­ве что в од­ном слу­чае – при воз­ник­но­ве­нии стра­ха сой­ти с ума. Это очень свое­об­раз­ный страх, он, как пра­ви­ло, скры­ва­ет­ся. То­гда как об осталь­ных сво­их стра­хах лю­ди мо­гут рас­ска­зы­вать ча­са­ми. Так вот, сверх­цен­ность стра­ха сой­ти с ума за­клю­ча­ет­ся в том, что ча­ще все­го его ис­пы­ты­ва­ют лю­ди, у ко­то­рых дей­стви­тель­но су­ще­ству­ют пси­хи­че­ские от­кло­не­ния. Та­кой вот па­ра­докс. Они чув­ству­ют: с пси­хи­кой тво­рит­ся нелад­ное – соб­ствен­ное мыш­ле­ние ста­но­вит­ся разо­рван­ным, вне­зап­но по­яв­ля­ют­ся стран­ные на­плы­вы по­сто­рон­них мыс­лей, про­ис­хо­дя­щее во­круг ка­жет­ся нере­аль­ным. «Что со мной?» – не по­ни­ма­ют они. И, как след­ствие, это­го че­ло­ве­ка одо­ле­ва­ет страх – страх сой­ти с ума. Ну и тре­тья фор­ма стра­хов – это бре­до­вые стра­хи. Хо­тя и ред­кое, но бо­лее глу­бо­кое и тя­же­лое яв­ле­ние, чем два пред­ше­ству­ю­щих. Да и бо­лее «пси­хи­ат­ри­че­ское». С людь­ми, одер­жи­мы­ми та­ким стра­хом, ме­ди­ки обыч­но встре­ча­ют­ся в сте­нах кли­ни­ки. Ведь здесь речь идет о неле­пых стра­хах, рож­ден­ных в со­зна­нии из-за ис­ка­жен­но­го пред­став­ле­ния о ми­ре. И не толь­ко взрос­лых, но и, к со­жа­ле­нию, де­тей. Од­на­ко бо­язнь Ко­щея Бес­смерт­но­го, Ба­бы-яги или ле­ших объ­яс­ни­ма. И есте­ствен­на. А как быть с ре­бен­ком, ко­то­рый па­ни­че­ски бо­ит­ся ноч­но­го горш­ка или шнур­ков от сво­их бо­ти­нок, бо­ит­ся ли­сточ­ка бу­ма­ги или соб­ствен­ной ма­мы – ее во­лос, глаз, рук? По­нять и тем бо­лее объ­яс­нить это со­вер­шен­но невоз­мож­но. Бо­лее то­го, ре­бе­нок на­чи­на­ет ме­нять и свое от­но­ше­ние к соб­ствен­ной ма­ме. Впа­да­ет при ви­де ее в па­ни­ку, не поз­во­ля­ет к се­бе под­хо­дить, убе­га­ет из до­ма... Про­яв­лять­ся столь стран­ное по­ве­де­ние мо­жет при­сту­па­ми, а мо­жет по­сте­пен­но на­рас­тать, вы­ли­ва­ясь в очень тя­же­лую фор­му: за­мкну­тость или пол­ную изо­ля­цию ото всех.

ОН ПА­НИ­ЧЕ­СКИ БО­ЯЛ­СЯ ЧИС­ЛА 7. И ЭТО ПРИ­ВЕ­ЛО К ТРА­ГЕ­ДИИ

– Как про­яв­ля­ют­ся бре­до­вые стра­хи у взрос­лых?

– Сре­ди них осо­бен­но рас­про­стра­не­ны стра­хи, свя­зан­ные с бре­дом пре­сле­до­ва­ния. В на­шей боль­ни­це та­ких па­ци­ен­тов все­гда в изоби­лии. Од­на из них, на­при­мер, убеж­де­на, что близ­кие лю­ди ее по­сто­ян­но об­кра­ды­ва­ют. Жен­щи­на-то доб­рая, мяг­кая, но вы­нуж­де­на ко всем до­маш­ним от­но­сить­ся с по­до­зре­ни­ем, пря­тать от них в сво­ей ком­на­те лич­ные ве­щи и день­ги. Она ни­как не мо­жет из­ба­вить­ся от мыс­ли, что соб­ствен­ные де­ти сго­во­ри­лись вы­се­лить ее из квар­ти­ры. Вот и дер­жит кру­го­вую обо­ро­ну. От­де­ли­лась от до­мо­чад­цев, пе­ре­ста­ла с ни­ми об­щать­ся, пи­тать­ся со все­ми на кухне...

– Но ес­ли и на­вяз­чи­вый страх, и бре­до­вый ни­чем не обос­но­ва­ны, в чем то­гда их раз­ли­чие?

– Те, кто стра­да­ет на­вяз­чи­вы­ми фо­би­я­ми, по­ни­ма­ют: это че­пу­ха, неле­пость. А бре­до­вый страх сра­зу при­ни­ма­ет­ся че­ло­ве­ком, он не бо­рет­ся с ним, а, на­обо­рот, идет у него на по­во­ду, что под­твер­жда­ет по­мра­че­ние ра­зу­ма. В слу­чае с ма­ни­ей пре­сле­до­ва­ния че­ло­век мо­жет спря­тать­ся, пой­ти в ми­ли­цию по­про­сить за­щи­ты или да­же во­ору­жить­ся и по­сто­ян­но ждать на­па­де­ния, что­бы дать отпор. То­гда как при на­вяз­чи­вой фо­бии че­ло­век ни­ко­гда ни­че­го не пред­при­мет в от­но­ше­нии се­бя. Бу­дет пе­ре­жи­вать, му­чить­ся, хо­дить по вра­чам или про­сто при­спо­со­бит­ся к сво­е­му стра­ху.

– Сколь­ко ви­дов на­вяз­чи­вых фо­бий су­ще­ству­ет?

– Ты­ся­чи. Лю­ди бо­ят­ся все­го: вы­со­ты (гип­со­фо­бия), за­кры­тых про­странств (клау­стро­фо­бия), от­кры­тых про­странств (аго­ра­фо­бия), бо­лез­ней (но­зо­фо­бия), за­гряз­не­ний (ми­зо­фо­бия), ост­рых пред­ме­тов (ок­си­фо­бия), оди­но­че­ства (мо­но­фо­бия), тол­пы (ан­тро­по­фо­бия), бо­ят­ся спать (нок­то­фо­бия), при­ни­мать пи­щу (си­то­фо­бия), то есть все­го, че­го угод­но. Стра­хов столь­ко, сколь­ко пред­ме­тов и яв­ле­ний на Зем­ле.

– По­лу­ча­ет­ся, в на­шем об­ще­стве во­об­ще с тру­дом мож­но най­ти че­ло­ве­ка, не ис­пы­тав­ше­го син­дром на­вяз­чи­вых со­сто­я­ний?

– Рас­про­стра­нен­ность на­вяз­чи­вых стра­хов дей­стви­тель­но очень вы­со­ка. Прак­ти­че­ски каж­дый из нас на ка­ком-то эта­пе пе­ре­жи­вал па­то­ло­ги­че­ский страх, воз­ник­ший по­ми­мо во­ли. Ко­неч­но, он не обя­за­тель­но дол­жен был за­фик­си­ро­вать­ся и пре­вра­тить­ся в устой­чи­вое со­сто­я­ние, ме­ша­ю­щее жить, то есть в бо­лезнь. Ведь все на­ши стра­хи по­яв­ля­ют­ся от че­го? От ве­ро­ят­но­сти по­те­рять жизнь и рас­су­док. Они ин­стинк­тив­ные и са­мые глу­бо­кие. Это фе­но­мен за­щи­ты. Тес­но свя­зан с эти­ми дву­мя ос­нов­ны­ми стра­ха­ми и страх остать­ся од­но­му, быть вы­бро­шен­ным из об­ще­ства. Че­ло­век ведь су­ще­ство стад­ное, и каж­до­му вы­рван­но­му из ста­да ста­но­вит­ся очень неуют­но в жиз­ни. Он ли­бо схо­дит с ума, ли­бо уми­ра­ет.

– Ес­ли я пра­виль­но по­ня­ла, са­мые рас­про­стра­нен­ные из на­ших стра­хов – страх уме­реть и страх сой­ти с ума.

– Пра­виль­но, но в чи­стом ви­де страх смер­ти обыч­но не су­ще­ству­ет. Толь­ко опо­сре­до­ван­но, че­рез ка­кое-то кон­крет­ное яв­ле­ние – ин­фаркт, ин­фек­цию, рак. Ес­ли ведь разо­брать­ся, и клау­стро­фо­бия, и аго­ра­фо­бия то­же сво­дят­ся к бо­яз­ни смер­ти. По­че­му че­ло­ве­ку страш­но остать­ся один на один с угро­жа­ю­щим про­стран­ством? Да по­то­му, что ес­ли там про­изой­дет нечто, ему ни­кто не по­мо­жет, а зна­чит, он мо­жет уме­реть... Есть еще и та­фо­фо­бия – страх быть по­гре­бен­ным за­жи­во. Но это нестой­кое яв­ле­ние, воз­ни­ка­ет обыч­но вспыш­ка­ми и ча­ще все­го в свя­зи с ка­ки­ми-то про­бле­ма­ми во сне... Один мой больной при­нял боль­шую до­зу сно­твор­но­го. И вдруг ис­пу­гал­ся: вот он сей­час за­снет глу­бо­ко, а его при­мут за мерт­во­го и по­хо­ро­нят за­жи­во. Сра­зу же бро­сил­ся в туа­лет – вы­зы­вать рво­ту. По­том без со­дро­га­ния не мог вспом­нить тот слу­чай. Так же эпи­зо­ди­че­ски мо-

жет воз­ни­кать и страх впасть в ле­тар­гию... По­ни­ма­е­те, ес­ли че­ло­век рас­по­ло­жен к на­вяз­чи­вым фо­би­ям, то неред­ко они мо­гут пре­сле­до­вать его всю жизнь. Необя­за­тель­но ка­са­ю­щи­е­ся смер­ти. Са­мые раз­но­об­раз­ные, ча­ще все­го стан­дарт­ные.

– На­при­мер, страх за­бо­леть?

– То­же очень обы­ден­ный и весь­ма рас­про­стра­нен­ный страх. Как и все осталь­ные на­вяз­чи­вые стра­хи, он на­чи­на­ет­ся с бес­при­чин­но­го при­сту­па па­ни­ки, или, как го­во­рят пси­хи­ат­ры, па­ни­че­ской ата­ки. Вот идет че­ло­век по ули­це – все у него хо­ро­шо, и вдруг ни с то­го ни с се­го чув­ству­ет вспыш­ку та­ко­го мощ­но­го стра­ха! Мо­мен­таль­но сби­ва­ет­ся ды­ха­ние, под­ска­ки­ва­ет дав­ле­ние, серд­це чуть ли не оста­нав­ли­ва­ет­ся... Ка­кие тут мыс­ли мо­гут прий­ти в го­ло­ву? Ко­неч­но, о смер­ти – от уду­шья или раз­ры­ва серд­ца. Врач ско­рой по­мо­щи де­ла­ет ему укол – но­шпа, ба­рал­гин, се­дук­сен, и «уми­ра­ю­щий» успо­ка­и­ва­ет­ся, ожи­ва­ет. Кста­ти, на та­кие слу­чаи, свя­зан­ные с при­сту­па­ми па­ни­ки, при­хо­дит­ся око­ло два­дца­ти про­цен­тов вы­зо­вов ско­рой по­мо­щи еже­днев­но. Огром­ный про­цент! Ну а ес­ли та­кие уда­ры вер­нут­ся вновь, и не раз, – это уже бо­лее се­рьез­ный ва­ри­ант, и бо­лее опас­ный. Че­ло­век на­чи­на­ет по­ни­мать: что-то с его здо­ро­вьем не то, и про­сто не вы­ле­за­ет из по­ли­кли­ни­ки. Там его опа­се­ния, ко­неч­но, не оправ­ды­ва­ют­ся, то­гда он идет в дру­гую, тре­тью. Фор­ми­ру­ет­ся свое­об­раз­ное ри­ту­аль­ное по­ве­де­ние, внешне очень по­хо­жее на нор­маль­ное... А бы­ва­ет, что че­ло­век, от­ча­яв­шись по­лу­чить помощь от ме­ди­ков, сам на­чи­на­ет ис­кать свои несу­ще­ству­ю­щие бо­лез­ни по раз­ным ме­ди­цин­ским спра­воч­ни­кам. Жизнь на это кла­дет.

– Как, на­при­мер, ве­ли­кий Жан-Жак Рус­со. Сто­и­ло ему про­честь ка­ку­ю­ни­будь ме­ди­цин­скую кни­гу – и ему тот­час же пред­став­ля­лось, что у него все бо­лез­ни, в ней опи­сан­ные. При­чем Рус­со ис­кренне изум­лял­ся, как он еще жи­вет, стра­дая та­ки­ми неду­га­ми. А Ар­ту­ра Шо­пен­гау­э­ра страх за свое здоровье до­вел до аб­сур­да: он бо­ял­ся по­лу­чать пись­ма, брать в ру­ки брит­ву, пить из чу­жо­го ста­ка­на – страх за­ра­зить­ся ни на ми­ну­ту не да­вал ему по­коя. Фри­дрих Ниц­ше по этой же при­чине, здо­ро­ва­ясь, ни­ко­гда не сни­мал пер­ча­ток...

– Сколь­ко лю­дей, стра­да­ю­щих фо­би­я­ми, столь­ко и ва­ри­ан­тов их по­ве­де­ния. Для вра­чей важ­нее во­прос, как по­мочь боль­но­му и ка­кой у него про­гноз на бу­ду­щее. На­вяз­чи­вые стра­хи ведь мо­гут прой­ти са­ми со­бой – так же спон­тан­но, как и по­яви­лись. А мо­гут пе­ре­ра­с­ти в за­пу­щен­ную фор­му. Из­ба­вить от них че­ло­ве­ка очень труд­но, ино­гда невоз­мож­но... В на­ча­ле 1960-х го­дов швед­ские пси­хи­ат­ры при­шли к вы­во­ду: са­мые про­дол­жи­тель­ные и са­мые при­лип­чи­вые имен­но нев­ро­зы на­вяз­чи­во­го стра­ха. То­гда же они на­шли и наи­бо­лее эф­фек­тив­ный ме­тод их ле­че­ния – ло­бо­то­мию.

– Но ведь это хи­рур­ги­че­ское вме­ша­тель­ство в мозг!

– Со­вер­шен­но вер­но. Те­перь, ко­неч­но, к та­ким ра­ди­каль­ным ме­то­дам уже не при­бе­га­ют. По­яви­лась мас­са дру­гих. Это и пси­хо­кор­рек­ция, и де­сен­си­би­ли­за­ция, поз­во­ля­ю­щая при по­мо­щи спе­ци­аль­ных упраж­не­ний сни­зить чув­стви­тель­ность па­ци­ен­та к стра­ху. Да и все­воз­мож­ных ле­кар­ствен­ных пре­па­ра­тов в по­след­нее вре­мя у нас до­ста­точ­но. Они про­сто неза­ме­ни­мы, ес­ли фо­бии спро­во­ци­ро­ва­ны депрессией. А это про­ис­хо­дит в се­ми­де­ся­ти про­цен­тах слу­ча­ев.

– Кто-то из ве­ли­ких ска­зал: син­дро­мом на­вяз­чи­вых со­сто­я­ний стра­да­ют ис­клю­чи­тель­но хо­ро­шие лю­ди, пло­хие не зна­ют, что это та­кое...

– Не знаю, на­сколь­ко с точ­ки зре­ния ме­ди­ци­ны здесь умест­ны сло­ва «хо­ро­шие» и «пло­хие». Но счи­та­ет­ся, что на­вяз­чи­вы­ми фо­би­я­ми стра­да­ют лю­ди, не очень уве­рен­ные в се­бе, роб­кие, за­стен­чи­вые, те, кто ста­ра­ет­ся ни­ко­го не оби­деть, то есть не зло­деи. Агрес­сив­ные же, жест­кие, ак­тив­ные лич­но­сти в этом плане бо­лее за­щи­ще­ны.

– Ну а ес­ли го­во­рить о воз­раст­ных гра­ни­цах?

– Ко­неч­но, бо­лее все­го под­вер­же­ны на­вяз­чи­вым фо­би­ям де­ти. Ведь они еще не мо­гут до­ста­точ­но чет­ко оце­нить ме­ру опас­но­сти окру­жа­ю­ще­го ми­ра – у них нет жиз­нен­но­го опы­та, внут­рен­них ме­ха­низ­мов са­мо­ком­пен­са­ции, са­мо­успо­ко­е­ния. Ес­ли же взять взрос­лых, то чем боль­ше они осво­и­лись в этом ми­ре, чем бо­лее ло­гич­ны и зре­лы, тем мень­ше ис­пы­ты­ва­ют стра­хи. Труд­нее при­хо­дит­ся лю­дям, за­дер­жав­шим­ся в дет­стве. Их пси­хи­ка еще не до кон­ца сфор­ми­ро­ва­лась, по­это­му стра­хи мо­гут воз­ни­кать да­же вне кон­тек­ста лю­бой ре­аль­ной си­ту­а­ции. Ну а ес­ли по­ми­мо все­го име­ет­ся еще и на­след­ствен­ная пред­рас­по­ло­жен­ность к стра­хам (все ведь мы несем ба­гаж сво­их пред­ков), то вы­бро­сов стра­ха мозг вы­да­ет го­раз­до боль­ше.

– На­вер­ное, в ва­шей прак­ти­ке то­же бы­ли це­лые се­мьи, под­вер­жен­ные син­дро­мам на­вяз­чи­вых со­сто­я­ний?

– И не­ма­ло. Вот, на­при­мер, недав­ний слу­чай. Од­на моя па­ци­ент­ка стра­да­ла на­вяз­чи­вым стра­хом за­гряз­не­ния – по­сто­ян­но мы­ла ру­ки. До из­ну­ре­ния. При этом она так тща­тель­но тер­ла щет­кой с мы­лом, что ко­жу сти­ра­ла бук­валь­но до кро­ви. А по­сле этой бо­лез­нен­ной про­це­ду­ры сра­зу же при­ни­ма­лась за сво­е­го ре­бен­ка, за­став­ля­ла до сте­риль­но­сти мыть­ся и му­жа. Ка­кая фо­бия разо­вьет­ся у до­че­ри этой женщины, по­ка неиз­вест­но, а вот у ее ма­мы очень ин­те­рес­ный син­дром на­вяз­чи­вых со­сто­я­ний – она не мо­жет се­бе поз­во­лить си­деть, опу­стив но­ги на пол. Так, на ве­су, их по­сто­ян­но и дер­жит. Это яв­ле­ние у нее на­ча­лось еще в дет­стве. Она не хо­те­ла взрос­леть, бо­я­лась, что ро­ди­те­ли быст­ро со­ста­рят­ся, умрут, оста­вят ее в оди­но­че­стве. Вот ее страх и вы­лил­ся в та­кую фор­му – не до­ста­вать но­га­ми до по­ла, ста­ло быть, оста­вать­ся ма­лень­кой.

– На­вяз­чи­вые фо­бии, на­вер­ное, так же как и сверх­цен­ные стра­хи, ло­ма­ют судь­бы?

– И судь­бы, и ка­рье­ры... При­ш­ла ко мне од­на­ж­ды из­вест­ная жур­на­лист­ка-меж­ду­на­род­ни­ца и по­жа­ло­ва­лась: вы­нуж­де­на, мол, из-за бо­яз­ни ле­тать на са­мо­ле­тах сме­нить лю­би­мую про­фес­сию. Дол­гие го­ды ле­та­ла – и ни­че­го. И вдруг в один «пре­крас­ный» мо­мент по­чув­ство­ва­ла неве­ро­ят­ный страх вы­со­ты, и очень стой­кий... А дру­гая моя па­ци­ент­ка стра­да­ла силь­ней­шей клау­стро­фо­би­ей. Бо­я­лась ез­дить не толь­ко в мет­ро, но и в на­зем­ном транс­пор­те. Но на ра­бо­ту как-то до­би­рать­ся на­до. Так вот, по­на­ча­лу она вста­ва­ла в пять утра и пеш­ком шла до офи­са. Но по­том так вы­мо­та­лась от этих хож­де­ний, что уво­ли­лась и ста­ла си­деть до­ма. Ее про­бо­ва­ли ле­чить, а по­том от­пра­ви­ли на ин­ва­лид­ность. Это, кста­ти, не та­кое уж и ред­кое яв­ле­ние. Но из­вест­ны слу­чаи и по­тя­же­лее, мож­но ска­зать, бес­пре­це­дент­ные. Был один та­кой че­ло­век. Си­дел до­ма и стра­дал пан­то­фо­би­ей – ис­пы­ты­вал страх аб­со­лют­но ото все­го. Да­же от дви­же­ния с ме­ста. Прак­ти­че­ски он не мог сде­лать ни­че­го без ка­ких-то при­ду­ман­ных им са­мим ри­ту­а­лов. Это то­же очень рас­про­стра­нен­ное яв­ле­ние сре­ди стра­да­ю­щих фо­би­я­ми. Для то­го что­бы, ска­жем, утром по­сле сна опу­стить но­гу с кро­ва­ти, ему бы­ло необ­хо­ди­мо сде­лать два ра­за ка­кие-то осо­бые дви­же­ния, по­том пе­ре­вер­нуть­ся, взбить по­душ­ку... Что­бы по­ста­вить на пол вто­рую но­гу, то­же тре­бо­ва­лось что-то пред­при­нять. И так да­лее. Пан­то­фо­бия – тя­же­лей­шая бо­лезнь. Че­ло­век стал из-за нее ин­ва­ли­дом. Его да­же по­ло­жи­ли в ста­ци­о­нар.

– Вы за­тро­ну­ли те­му ри­ту­а­лов. Рас­ска­жи­те, по­жа­луй­ста, о них по­дроб­нее.

– Ри­ту­а­лы – это до­воль­но шо­ки­ру­ю­щее для окру­жа­ю­щих яв­ле­ние в фо­би­ях. Обыч­но они бы­ва­ют слож­ны­ми и очень уто­ми­тель­ны­ми для стра­да­ю­щих син­дро­мом на­вяз­чи­вых со­сто­я­ний. А по­рой очень стран­ны­ми. Но это сво­е­го ро­да за­щит­ная ре­ак­ция от стра­хов. У ме­ня был па­ци­ент, ко­то­рый по­сто­ян­но бо­ял­ся ка­ко­го-то несча­стья. Со­вер­шен­но на­вяз­чи­вое, неяс­ное, бес­смыс­лен­ное ощу­ще­ние... Ча­ще все­го оно воз­ни­ка­ло, ко­гда он при­бли­жал­ся к сво­е­му до­му. Так вот, что­бы это несча­стье не слу­чи­лось, че­ло­век каж­дый раз про­де­лы­вал сле­ду­ю­щее: по несколь­ку раз пе­ре­пры­ги­вал взад и впе­ред че­рез три опре­де­лен­ные сту­пе­ни. Ко­гда эти дей­ствия пе­ре­ста­ли ему по­мо­гать из­бав­лять­ся от стра­ха, он уве­ли­чил чис­ло прыж­ков, при­ду­мал мас­су дру­гих ма­ни­пу­ля­ций, вре­мя от вре­ме­ни услож­няя ри­ту­ал. А у дру­го­го мо­е­го па­ци­ен­та как-то на ули­це слу­чил­ся ин­фаркт. И вот по­сле это­го он стал па­ни­че­ски бо­ять­ся ре­ци­ди­ва. Имен­но на ули­це. И то­гда он, для то­го что­бы успо­ко­ить­ся, на­чал пи­сать за­пи­соч­ки со все­ми сво­и­ми дан­ны­ми и рас­кла­ды­вать их по кар­ма­нам. По­том по­треб­ность ме­нять эти за­пи­соч­ки воз­ни­ка­ла у него каж­дый день. Де­ло до­шло до то­го, что он их за­го­тав­ли­вал все ве­че­ра на­про­лет, ино­гда до пя­ти­сот штук! Рас­пи­хи­вал по всем кар­ма­нам и толь­ко по­сле это­го спо­кой­но за­сы­пал. С ве­рой, что из­бе­жит ин­фарк­та...

– Еще од­но под­твер­жде­ние то­му, что боль­шин­ство на­ших фо­бий сво­дит­ся к бо­яз­ни смер­ти. Су­и­ци­до­фо­бия, ду­маю, то­же? Ею, го­во­рят, стра­дал и Сер­гей Есе­нин...

– Я ле­чил лю­дей, ко­то­рых пре­сле­до­вал страх по­кон­чить с со­бой. Очень се­рьез­ная фо­бия. Но она ред­ко бы­ва­ет стой­кой. Обыч­но воз­ни­ка­ет на­плы­ва­ми. Как и во всех осталь­ных слу­ча­ях син­дро­мов на­вяз­чи­вых со­сто­я­ний, на че­ло­ве­ка вдруг ни с то­го ни с се­го на­па­да­ет страх, ска­жем, вы­бро­сить­ся из ок­на. Или схва­тить нож и за­ре­зать­ся. Но ему хо­чет­ся жить! По­это­му он немед­лен­но за­кры­ва­ет все ок­на, по­даль­ше уби­ра­ет но­жи. Ле­кар­ства в до­мах та­кие лю­ди то­же обыч­но пря­чут под за­мок. Ма­ло ли, воз­ник­нет при­ступ, и не спра­вят­ся с со­бой – на­гло­та­ют­ся сно­твор­но­го. Не лег­че при­хо­дит­ся и тем, у ко­го ча­сто воз­ни­ка­ют по­ры­вы бро­сить­ся под по­езд или ма­ши­ну. Эти лю­ди то­же обыч­но дер­жат­ся по­даль­ше от же­лез­ных или ав­то­мо­биль­ных до­рог. И не толь­ко для то­го, что­бы быть от гре­ха по­даль­ше, но и что­бы не про­во­ци­ро­вать соб­ствен­ный страх. Все жерт­вы фо­бий – лю­бых – неиз­мен­но стра­да­ют еще и фо­бо­фо­би­ей, то есть стра­хом сво­е­го стра­ха.

– Жут­кое, оче­вид­но, со­сто­я­ние. Но не­уже­ли в ва­шей прак­ти­ке не бы­ло слу­чая, ко­гда бы стра­да­ю­щие су­и­ци­до­фо­би­ей все-та­ки со­вер­ша­ли над со­бой на­си­лие?

– На­вяз­чи­вые стра­хи аб­со­лют­но без­обид­ны. Че­ло­век ведь на­хо­дит­ся в со­зна­нии и по­ни­ма­ет: все это ему толь­ко ка­жет­ся, про­сто что-то не в по­ряд­ке с нер­ва­ми. Раз­ве что в са­мые пер­вые ми­ну­ты па­ни­че­ско­го со­сто­я­ния, ко­гда еще нет кри­ти­ки, че­ло­век мо­жет се­бя не кон­тро­ли­ро­вать. Но и то­гда он не ре­шит­ся на край­ность.

– Вик­тор Ио­си­фо­вич, а что та­кое син­дром кон­траст­ных вле­че­ний?

– Од­на из раз­но­вид­но­стей на­вяз­чи­вых яв­ле­ний, ко­гда у че­ло­ве­ка воз­ни­ка­ет вне­зап­ный по­рыв осу­ще­ствить некую па­кост­ную вещь, ко­то­рую на са­мом де­ле он со­вер­шать не хо­чет. И бо­лее то­го, ни­ко­гда не со­вер­шит. Ну, на­при­мер, нецен­зур­но об­ру­гать лю­би­мо­го че­ло­ве­ка, на­чаль­ни­ка, мать. Или, ска­жем, страст­ное же­ла­ние взять игол­ку и вы­ко­лоть глаз ре­бен­ку, ко­го-ни­будь изу­ве­чить, убить. Не так дав­но у ме­ня был па­ци­ент, ко­то­рый стра­дал от то­го, что у него в ав­то­бу­се воз­ни­ка­ло острое же­ла­ние сло­жить ру­ки за спи­ной, под­прыг­нуть и уку­сить за нос ря­дом сто­я­ще­го пас­са­жи­ра. При этом в жиз­ни он был урав­но­ве­шен­ный, до­стой­ный и очень ува­жа­е­мый че­ло­век. Под­пол­ков­ник ми­ли­ции, меж­ду про­чим.

– На­вер­ное, все это мог­ло бы по­ка­зать­ся смеш­ным, ес­ли бы не бы­ло для че­ло­ве­ка на­сто­я­щей пыт­кой... Борь­ба с неле­пым же­ла­ни­ем, стра­хом, стра­стя­ми... Ин­те­рес­но, а как это все про­яв­ля­ет­ся внешне? Я имею в ви­ду при­сту­пы фо­бий.

– Де­ло в том, что страх, ка­кой бы он ни был, все­гда вы­зы­ва­ет од­ну и ту же ре­ак­цию ор­га­низ­ма. Рас­ши­ря­ют­ся зрач­ки, пе­ре­сы­ха­ет во рту, на­чи­на­ет ко­ло­тить­ся серд­це, не хва­та­ет ды­ха­ния, че­ло­век об­ли­ва­ет­ся хо­лод­ным по­том, блед­не­ет, впа­да­ет в па­ни­ку, дав­ле­ние у него под­ска­ки­ва­ет, у неко­то­рых на­чи­на­ет­ся нерв­ный тик... Из­ве­стен клас­си­че­ский при­мер ре­ак­ции на при­сту­пы на­вяз­чи­во­го стра­ха из­вест­но­го дра­ма­тур­га и уче­но­го Сэмю­э­ля Джон­со­на. Его тер­за­ло по­до­зре­ние, что он схо­дит с ума. И в ми­ну­ты обостре­ний Джон­сон был под­вер­жен нерв­но­му ти­ку в та­кой фор­ме, что ру­ки его дер­га­лись, как у жо­кея во вре­мя скач­ки га­ло­пом, а но­ги по­пе­ре­мен­но ста­но­ви­лись то на пят­ку, то на но­сок. Мно­гое за­ви­сит от ти­па нерв­ной си­сте­мы че­ло­ве­ка. Но та­кую ре­ак­цию стан­дарт­ной не на­зо­вешь. Ско­рее, эк­зо­ти­че­ской.

– Хо­те­лось бы услы­шать об эк­зо­ти­че­ских фо­би­ях.

– Их немно­го. Преж­де все­го, бо­язнь чи­сел, букв или ча­ще все­го их со­че­та­ний. Это неле­пые фо­бии, обыч­но они воз­ни­ка­ют у боль­ных ши­зо­фре­ни­ей. Ле­жа­ла у нас в кли­ни­ке жен­щи­на, ко­то­рая не мог­ла пи­сать. Вер­нее, она пи­са­ла, но как толь­ко до­хо­ди­ла до опре­де­лен­но­го со­че­та­ния букв, де­ла­ла про­бе­лы... Бо­язнь ноч­но­го горш­ка, шнур­ков, быть по­гре­бен­ным за­жи­во, о ко­то­рых я уже упо­ми­нал, – то­же из раз­ря­да ред­ких.

– Ну а но­вые фо­бии со вре­ме­нем по­яв­ля­ют­ся?

– На­при­мер, спи­до­фо­бия или ком­пью­те­ро­фо­бия. Я знаю не­ма­ло ком­пью­тер­щи­ков, у ко­то­рых при при­кос­но­ве­нии к кла­ви­а­ту­ре воз­ни­ка­ет бо­лез­нен­ное, непри­ят­ное ощу­ще­ние. Неко­то­рые из них вы­нуж­де­ны да­же сме­нить ра­бо­ту. Но с са­мым тя­же­лым слу­ча­ем, свя­зан­ным с ком­пью­те­ром, я столк­нул­ся не­дав­но. Один муж­чи­на ис­пы­ты­вал со­вер­шен­но бре­до­вый страх – слить­ся с ком­пью­те­ром! Он уве­рял, что его мыш­ле­ние во вре­мя ра­бо­ты мо­жет как-то осо­бым об­ра­зом со­еди­нить­ся с ком­пью­тер­ной па­мя­тью и он по­те­ря­ет свое «я». Му­чил­ся он так, му­чил­ся, по­том ушел с ра­бо­ты. А вско­ре по­пал в боль­ни­цу.

– На­вер­ное, мож­но бы­ло бы до это­го и не до­во­дить...

– Чем рань­ше врач нач­нет за­ни­мать­ся фо­би­ей, тем луч­ше. Са­мо­ле­че­ние в этом слу­чае очень опас­но – все-та­ки речь идет о пси­хи­ке. Ну а ес­ли вы вдруг по­чув­ство­ва­ли при­сту­пы без­от­чет­но­го стра­ха, не па­ни­куй­те. По­смот­ри­те, по­вто­рят­ся ли они вновь и на­сколь­ко вы на них за­цик­ли­тесь. Ес­ли это не ме­ша­ет вам жить, бо­ять­ся нече­го. Не вся­кий симп­том есть бо­лезнь...

Пе­ри­о­ди­че­ски над озе­ром Бай­кал на­блю­да­ют­ся за­га­доч­ные све­тя­щи­е­ся об­ра­зо­ва­ния

Ри­су­нок из кни­ги «Ве­ли­кое ис­кус­ство све­та и те­ни» (1674 г.), немец­ко­го ма­те­ма­ти­ка Афа­на­сия Кир­хе­ра пред­ло­жив­ше­го си­сте­му из па­ра­бо­ли­че­ских зеркал, спо­соб­ных за­жи­гать де­ре­во на лю­бом рас­сто­я­нии

За че­ты­ре­ста лет до от­кры­тия ту­ман­но­сти Ан­дро­ме­ды ан­глий­ский уче­ный и ми­стик Род­жер Бэкон узнал о ее су­ще­ство­ва­нии с по­мо­щью ка­ко­го-то во­гну­то­го зер­ка­ла

Ака­де­мик РАМН В.П. Казна­че­ев

Про­фес­сор А.В. Тро­фи­мов

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.