Ухo­дя­шие в на­ту­ре

Sovershenno Sekretno. Informatsiya k Razmyshleniyu - - COBEPШEHHO CEKPETHO - Ла­ри­са КИСЛИНСКАЯ Пуб­ли­ка­ция 2003 го­да

В2003 го­ду про­во­ды в по­след­ний путь двух «генералов пре­ступ­но­го ми­ра» про­шли неза­мет­но. Но зна­ю­щие лю­ди по­ни­ма­ли: ухо­дят в про­шлое са­мые вли­я­тель­ные ко­гда-то фи­гу­ры в кри­ми­наль­ной России – во­ры в за­коне, дер­жав­шие под кон­тро­лем зо­ну, управ­ляв­шие брат­вой на свободе. Гря­дет сме­на по­ко­ле­ний в вер­хах кри­ми­на­ли­те­та, на сме­ну им при­шли бри­га­ды ганг­стер­ско­го ти­па, бан­ди­ты. Те, пер­вой вол­ны бан­ди­ты, уже дав­но ле­га­ли­зо­ва­лись, ста­ли кон­тро­ли­ро­вать эко­но­ми­ку, вли­ять на по­ли­ти­ку. Но и они ухо­дят. Сре­ди про­во­жа­ю­щих – «че­сто­лю­би­вые дуб­ле­ры», бо­лее от­мо­ро­жен­ные, кро­во­жад­ные, в то же вре­мя бо­лее ци­виль­ные. Они ску­па­ют за­во­ды, ста­но­вят­ся ме­диа­маг­на­та­ми, по­мощ­ни­ка­ми де­пу­та­тов, а то и за­ко­но­да­те­ля­ми. Но имен­но они за­став­ля­ют стра­ну жить не по за­ко­нам, а по по­ня­ти­ям..

ро­зы для кир­пи­ча

Со­об­ще­ние о его кон­чине про­шло по­чти по всем те­ле­ви­зи­он­ным ка­на­лам. Ста­рый кар­ман­ник, из­вест­ный вор в за­коне Александр Про­ко­фьев по клич­ке Са­ша Шо­рин и пред­по­ло­жить та­ко­го не мог. Но так уж по­лу­чи­лось, что стал он про­об­ра­зом Ко­сти Кир­пи­ча в куль­то­вом филь­ме «Ме­сто встре­чи из­ме­нить нель­зя». Ис­пол­ни­тель этой ро­ли Стас Са­даль­ский с Са­шей Шо­ри­ным не встре­чал­ся, но точ­но зна­ет, что его работа пат­ри­ар­ху ор­га­ни­зо­ван­ной пре­ступ­но­сти по­нра­ви­лась – вско­ре по­сле вы­хо­да фильма на те­ле­экра­ны он по­лу­чил ящик фран­цуз­ско­го ко­нья­ка и пись­мо с бла­го­дар­но­стью за хо­ро­шее по­ни­ма­ние об­ра­за. Александр Про­ко­фьев ро­дил­ся в Москве, в Со­коль­ни­ках. «Тру­до­вой» путь на­чал в де­ся­ти­лет­нем воз­расте вме­сте с Вла­ди­ми­ром Са­вось­ки­ным – еще од­ной звез­дой во­ров­ско­го ми­ра, вором в за­коне по клич­ке Са­вось­ка. Ра­бо­та­ли в ос­нов­ном в трам­ва­ях. Оба – до по­след­них дней, для удо­воль­ствия. Как и ле­ген­дар­ный вор Ги­ви Бе­рад­зе по клич­ке Ги­ви Ре­за­ный, ре­зав­ший сум­ки ост­ро от­то­чен­ной мо­не­той. Ги­ви про­пал без ве­сти, Са­вось­ка умер в 1997-м… Дру­зья лю­би­ли по­си­деть в ка­фе «Фи­ал­ка», что в Со­коль­ни­ках. Там их и за­дер­жи­ва­ли. У Са­вось­ки в по­след­ний раз на­шли гра­на­ту и ге­ро­ин. И Шо­рин по­па­дал­ся с нар­ко­ти­ка­ми. В том же ка­фе де­сять лет на­зад он встре­тил опе­ра­тив­ни­ков уже под силь­ным кай­фом. За год до это­го в его от­но­ше­нии воз­буж­да­лось уго­лов­ное де­ло за хра­не­ние наркотиков – в Вол­го­гра­де, ку­да он вме­сте с по­дель­ни­ка­ми вы­ехал по прось­бе твер­ской фир­мы для вы­ши­ба­ния 96-мил­ли­он­но­го дол­га. Его «при­ня­ли» мест­ные сыщики пря­мо на вок­заль­ном пер­роне. Об аре­сте осо­бо опас­но­го ре­ци­ди­ви­ста по­бед­но отра­пор­то­ва­ли в МВД РФ, но вско­ре Са­ша Шо­рин ка­ким-то об­ра­зом ока­зал­ся в Москве. Де­сять раз от­прав­ля­ли Шорина в ме­ста от­да­лен­ные. А ко­ро­но­ва­ли его уже во вре­мя вто­рой ход­ки. Он ку­ри­ро­вал со­коль­ни­че­скую, из­май­лов­скую, го­лья­нов­скую ОПГ. Был «смот­ря­щим» на пло­ща­ди Трех Вок­за­лов. Вы­сту­пал в спо­рах как «тре­тей­ский су­дья». Вер­ный ста­рым во­ров­ским по­ня­ти­ям, жил скром­но. Но про­во­ди­ли его в мир иной как по­ло­же­но: ши­кар­ные ино­мар­ки, дол­ла­ры пач­ка­ми. Ни­щие в церк­ви Воскре­се­ния Хри­сто­ва, что в Со­коль­ни­ках, за­пом­нят этот день. Впро­чем, все по­хо­ро­ны во­ров в за­коне и кри­ми­наль­ных ав­то­ри­те­тов по­хо­жи друг на дру­га. Со­труд­ни­ки кри­ми­наль­ной ми­ли­ции, тай­но сни­ма­ю­щие про­цес­сию, то­же их непре­мен­ный ат­ри­бут. Осе­нью 1992 го­да я впер­вые по­бы­ва­ла на по­хо­ро­нах из­вест­но­го во­ра в за­коне, один­на­дцать раз су­ди­мо­го Вик­то­ра Максимова по клич­ке Ма­ли­на. На Во­ст­ря­ков­ском клад­би­ще со­бра­лась вер­хуш­ка всех пре­ступ­ных кла­нов Моск­вы. Оби­лие ино­ма­рок, на­ка­чан­ные во­ору­жен­ные охран­ни­ки, за­тя­ну­тые в ко­жу бой­цы со скри­пич­ны­ми фу­тля­ра­ми (до­га­дай­тесь с трех раз, что в них бы­ло) и до­ро­га к мо­ги­ле, устлан­ная алы­ми ро­за­ми… Прав­да, то­гда сю­же­тов по ТВ об этом не по­ка­зы­ва­ли. Уже в пер­вые го­ды пе­ре­строй­ки во­ры ста­рой шко­лы – Шо­рин, Дед Ха­сан (Аслан Усо­ян), Рос­пись (Ан­дрей Иса­ев), Па­ша Ци­руль (Па­вел За­ха­ров) частень­ко всту­па­ли в кон­флик­ты с во­ра­ми но­вой фор­ма­ции. Их воз­му­ща­ло то, что «за­кон­ни­ки» за­ни­ма­лись биз­не­сом, а не кор­ми­лись от кри­ми­на­ла, как по­ло­же­но «пра­виль­ным» во­рам. Боль­шие день­ги ве­ли к смыч­ке с кор­руп­ци­о­не­ра­ми в ор­га­нах внут­рен­них дел. То­гда это на­зы­ва­лось «биз­не­смент» (сей­час «обо­рот­ни в погонах»). Но круп­ные вли­ва­ния в об­щак за­ста­ви­ли ста­ри­ков сми­рить­ся с па­де­ни­ем нра­вов, к то­му же ми­ли­цей­ские «кры­ши» поз­во­ля­ли без осо­бых уси­лий вы­ру­чать по­пав­шу­ю­ся на ору­жии и нар­ко­ти­ках брат­ву. Про­шли го­ды. Умер Са­вось­ка. Пе­ре­жив­ший несколь­ко по­ку­ше­ний Рос­пись был убит в Вар­ша­ве в 1997 го­ду. То­гда же в тюрь­ме от цир­ро­за пе­че­ни умер Па­ша Ци­руль. Са­ша Шо­рин пе­ре­жил сво­их дру­зей-по­дель­ни­ков. Он умер до­ма, не на тю­рем­ных на­рах, – был неиз­ле­чи­мо бо­лен. По­нять, что та­кое во­ров­ское со­об­ще­ство, мож­но лишь из­нут­ри. Как сле­ду­ет из за­сек­ре­чен­ных ко­гда-то ана­ли­ти­че­ских ма­те­ри­а­лов МВД РФ, с 1926 по 1940 год НКВД СССР при­нял ряд за­кры­тых до­ку­мен­тов, где рас­смат­ри­ва­лись ре­ко­мен­да­ции по ве­де­нию на­руж­ной и внут­рен­ней раз­вед­ки в пре­ступ­ных ор­га­ни­за­ци­ях, бан­дах, во­ров­ских шай­ках, на при­то­нах и «ма­ли­нах», по­ря­док ра­бо­ты с неглас­ным ап­па­ра­том. Спе­ци­фи­ка банд­фор­ми­ро­ва­ний не преду­смат­ри­ва­ла их вза­и­мо­кон­так­тов. Го­раз­до боль­шей ор­га­ни­зо­ван­но­стью и ко­ор­ди­ни­ро­ван­но­стью от­ли­ча­лись во­ры­кар­ман­ни­ки. Имен­но они объ­еди­ни­лись в во­ров­ское брат­ство, имен­но сре­ди них по­яви­лись пер­вые во­ры в за­коне. Со вре­ме­нем они под­чи­ни­ли себе все пре­ступ­ные фор­ми­ро­ва­ния. Рос­сий­ское во­ров­ское брат­ство про­шло­го не име­ет ана­ло­гов в кри­ми­наль­ной ис­то­рии дру­гих стран..

Плач во­ра в за­коне

Взять ин­тер­вью у дей­ству­ю­ще­го во­ра в за­коне ока­за­лось слож­нее, чем ко­гда-то при­бли­зить­ся к чле­ну По­лит­бю­ро. Ни один из 25 за­дер­жан­ных мос­ков­ским РУБОПом «за­кон­ни­ков» на встре­чу с жур­на­ли­стом то­гда, в 1995 го­ду, не со­гла­сил­ся. Хо­тя им бы­ло что рас­ска­зать: в де­ле лю­бо­го мель­ка­ли фа­ми­лии весь­ма вы­со­ко­по­став­лен­ных по­кро­ви­те­лей. Со­гла­сил­ся тот, кто был на свободе. Трид­ца­ти­пя­ти­лет­ний кав­ка­зец. В Москве бы­вал на­ез­да­ми. При­ни­мал уча­стие по­чти во всех во­ров­ских «сход­ня­ках» на тер­ри­то­рии быв­ше­го СССР. Бы­вал на ана­ло­гич- ных ме­ро­при­я­ти­ях и за гра­ни­цей. Три­жды (на тот мо­мент) су­дим: за ту­не­яд­ство, кар­ман­ную кра­жу и но­ше­ние ору­жия. В во­ры ко­ро­но­ван в од­ну из от­си­док в «кры­той» (тюрь­ме. – Л.К.). На ин­тер­вью со­гла­сил­ся с усло­ви­ем – ни фа­ми­лии, ни клич­ки (это в опре­де­лен­ных кру­гах да­ет воз­мож­ность сто­про­цент­ной иден­ти­фи­ка­ции), а так­же ни­ка­ких «спе­ци­фи­че­ских» во­про­сов. Что­бы чи­та­те­лям бы­ли по­нят­ны неко­то­рые «про­фес­си­о­наль­ные» мо­мен­ты его ис­по­ве­ди, даю неболь­шую справ­ку. Ос­нов­ные пра­ви­ла со­об­ще­ства ре­ци­ди­ви­стов тех, преж­них лет: без­за­вет­но под­дер­жи­вать «во­ров­скую идею»; не иметь кон­так­тов с ор­га­на­ми пра­во­по­ряд­ка, кро­ме слу­ча­ев, свя­зан­ных с су­дом и след­стви­ем. Вор не мог оскор­бить или уда­рить со­участ­ни­ка; под­няв­ший ру­ку на та­ко­го же, как он, при­го­ва­ри­вал­ся «сход­ня­ком» к смер­ти. По от­но­ше­нию к нечле­нам ка­сты раз­ре­ша­лось все. Вор дол­жен был сле­дить за по­ряд­ком на зоне и стре­мить­ся к уста­нов­ле­нию там пол­ной вла­сти во­ров. На­сто­я­щий «за­кон­ник» не дол­жен был про­яв­лять ни­ка­ко­го ин­те­ре­са к по­ли­ти­ке, жиз­ни го­су­дар­ства. Нель­зя чи­тать га­зе­ты, вы­сту­пать в ка­че­стве сви­де­те­лей и по­тер­пев­ших в су­дах, со­труд­ни­чать со след­стви­ем, а так­же иметь се­мью, соб­ствен­ность, по­сто­ян­ное ме­сто жи­тель­ства. Обя­за­тель­ным счи­та­лось уме­ние иг­рать в азарт­ные иг­ры, что по­мо­га­ло уста­нов­ле­нию вла­сти над дру­ги­ми за­клю­чен­ны­ми. Эта тра­ди­ция со­хра­ни­лась еще со вре­мен сахалинской ка­тор­ги. С 1950-х го­дов за­ко­ны эти на­ча­ли мо­ди­фи­ци­ро­вать­ся в за­ви­си­мо­сти от со­ци­аль­ных и пра­во­вых усло­вий, глав­ным об­ра­зом те, что ка­са­лись по­ве­де­ния на во­ле. Нор­мы по­ве­де­ния в тюрь­мах и ИТУ бы­ли бо­лее по­сто­ян­ны, осо­бен­но по­мощь друг дру­гу, в том чис­ле ма­те­ри­аль­ная, во­ров­ской об­щак. Во­ры в за­коне до недав­не­го вре­ме­ни де­ли­лись на прин­ци­пи­аль­ных, тра­ди­ци­о­на­ли­стов и на не при­зна­ю­щих ни­ка­ких за­ко­нов, в том чис­ле во­ров­ских. Мой со­бе­сед­ник был тра­ди­ци­о­на­ли­стом. – При­зна­е­те ли вы себя вором в за­коне? – При­знаю. Вор в за­коне – это не чин, не зва­ние, это со­сто­я­ние ду­ши – ду­ши бро­дя­ги.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.