До­муш­ни­ки

ПОЛ­КИ ШКА­ФОВ ЗИ­Я­ЛИ ПУ­СТО­ТОЙ, ВЕ­ЩИ ВА­ЛЯ­ЛИСЬ НА ПО­ЛУ ВПЕ­РЕ­МЕШ­КУ С КНИ­ГА­МИ И БУ­МА­ГА­МИ. НА КУХНЕ ЗАВЕТРИВАЛИСЬ ОСТАТ­КИ ОБИЛЬ­НО­ГО УЖИ­НА. ВПРО­ЧЕМ, МЕНЮ БЫ­ЛО НЕЗА­ТЕЙ­ЛИ­ВЫМ: ОМ­ЛЕТ ИЗ ДЕ­СЯТ­КА ЯИЦ, СО­СИС­КИ И ПАЧ­КА МА­КА­РОН С КЕТ­ЧУ­ПОМ. В ВАН­НОЙ МОК­ЛИ ПО­ЛО­ТЕН­ЦА, НЕБРЕЖ

Sovershenno Sekretno. Informatsiya k Razmyshleniyu - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Еле­на СВЕТ­ЛО­ВА Пуб­ли­ка­ция 2000 го­да

Имен­но та­кую без­ра­дост­ную кар­ти­ну за­ста­ла Та­тья­на К., вер­нув­шись с да­чи теп­лым ав­гу­стов­ским днем. Дур­ные пред­чув­ствия, тер­зав­шие ее на­ка­нуне, по­хо­же, сбы­лись. И са­мое обид­ное бы­ло то, что она соб­ствен­ны­ми ру­ка­ми при­го­то­ви­ла незваному го­стю щед­рый дар: сло­жи­ла все зо­ло­тые укра­ше­ния, обыч­но раз­бро­сан­ные по пе­пель­ни­цам и по­лоч­кам, в од­ну ко­ро­боч­ку. Прав­да, до­муш­ник ока­зал­ся раз­бор­чи­вым: ему не при­гля­ну­лись ни сло­ман­ные зо­ло­тые ча­сы, ни по­рван­ные це­поч­ки, ни ко­рал­ло­вые се­реж­ки, ни се­реб­ря­ные без­де­луш­ки. Он при­хва­тил уве­си­стые зо­ло­тые пе­чат­ки ста­рой ра­бо­ты, об­ру­чаль­ные коль­ца и эле­гант­ные дам­ские ко­леч­ки с дра­го­цен­ны­ми кам­ня­ми, взял две ста­рин­ные ико­ны, по­ку­шал­ся и на ико­но­пис­ный три­птих, но тот, к сча­стью, был на­мерт­во при­вин­чен к стене. На­по­сле­док вор по­брил­ся, при­няв гель для те­ла за пе­ну для бри­тья, пе­ре­одел­ся в чу­жую одеж­ду и, оста­вив на про­ща­ние свои по­но­шен­ные джин­сы и фут­бол­ку, от­был зна­ко­мым марш­ру­том – че­рез фор­точ­ку. Пре­ступ­ник не рис­ко­вал здо­ро­вьем: ор­га­ни­за­ция, раз­ме­стив­ша­я­ся на пер­вом эта­же до­ма, пря­мо под квар­ти­рой Та­тья­ны, воз­ве­ла ко­зы­рек, силь­но об­лег­ча­ю­щий вос­хож­де­ние и спуск. «Паль­чи­ки» до­муш­ни­ка бы­ли по­всю­ду, экс­пер­там оста­ва­лось толь­ко снять от­пе­чат­ки. «Вряд ли он еще к вам су­нет­ся, – успо­ко­и­ли сыщики, – гра­на­та два ра­за в од­ну во­рон­ку не па­да­ет, но все же уста­но­ви­те в квар­ти­ре сиг­на­ли­за­цию». Все, кто стал­ки­вал­ся с по­след­стви­я­ми ви­зи­та домушников, дол­го не могут прий­ти в себя. Не толь­ко по­то­му, что ли­ши­лись ценностей. Тя­же­лое мо­раль­ное по­тря­се­ние про­хо­дит не сра­зу. Лю­дям ка­жет­ся, что в квар­ти­ре боль­ше нет стен, они не ре­ша­ют­ся от­крыть фор­точ­ку, их дом боль­ше не кре­пость. Ноч­ные зву­ки пу­га­ют, от ша­гов за две­рью сжи­ма­ет­ся серд­це. Про­шел ме­сяц. В выходные Та­тья­на с му­жем уеха­ла на да­чу. А но­чью со­сед­ка вы­ве­ла во двор со­ба­ку и вздрог­ну­ла от зву­ка, по­хо­же­го на вы­стрел. Жен­щи­на вы­бе­жа­ла на ули­цу и оста­но­ви­ла пат­руль­ную ма­ши­ну. Ми­ли­ци­о­не­ры сра­зу уви­де­ли раз­би­тое ок­но на вто­ром эта­же. Че­рез несколь­ко ми­нут при­бы­ли со­труд­ни­ки вне­ве­дом­ствен­ной охра­ны. Вор по­чув­ство­вал нелад­ное и бро­сил­ся к две­ри – за­пер­то, ки­нул­ся к ок­ну – позд­но, в про­еме уже по­ка­за­лись ми­ли­ци­о­не­ры. «Они лезли, как та­ра­ка­ны», – ска­жет он по­том. На­смерть пе­ре­пу­ган­ный, он спря­тал­ся в шка­фу. Там его и об­на­ру­жи­ли под во­ро­хом одеж­ды. Даль­ней­шее бы­ло де­лом тех­ни­ки. Ко­гда экс­пер­ты све­ри­ли от­пе­чат­ки паль­цев, со­мне­ний не бы­ло: один и тот же че­ло­век. – У него же­лез­ные нер­вы, – рас­ска­зы­ва­ет Алексей Ми­халь­чик, сле­до­ва­тель ОВД «Ло­мо­но­сов­ский». – В пер­вый раз он про­вел в по­лю­бив­шей­ся ему квар­ти­ре несколь­ко ча­сов, да­же по­спал на ди­ва-

не. Психология у че­ло­ве­ка про­стая: за­чем по­ку­пать ве­щи и про­дук­ты, ес­ли все мож­но взять бес­плат­но? Он и брал, за что про­вел во­семь лет в зоне, на его сче­ту око­ло трех де­сят­ков краж. Дей­ству­ет по од­но­му сце­на­рию: раз­би­ва­ет ок­но кам­нем и ждет, вы­гля­нут ли хо­зя­е­ва. Ес­ли все ти­хо, ны­ря­ет в фор­точ­ку. Год на­зад, сра­зу по­сле осво­бож­де­ния, про­ве­рил од­но ок­но на проч­ность, но про­лезть не успел – был за­дер­жан на­ря­дом ми­ли­ции. До­ка­зать по­пыт­ку кра­жи не уда­лось, пре­ступ­ник твер­дил, что раз­бил ок­но из ху­ли­ган­ских по­буж­де­ний. В об­щем, в кон­це июля его осво­бо­ди­ли по ам­ни­стии, а уже в ав­гу­сте вор за­брал­ся в квар­ти­ру Та­тья­ны К. Он ре­гу­ляр­но ез­дил из Ту­лы в Моск­ву для ре­ше­ния сво­е­го квар­тир­но­го во­про­са (по­ка си­дел, ли­шил­ся жил­пло­ща­ди) и но­че­вал в чу­жих до­мах, от­ку­да при­хва­ты­вал ве­щи. Уже до­ка­за­ны че­ты­ре эпи­зо­да квар­тир­ных краж, но, ду­ма­ет­ся, это да­ле­ко не пол­ный спи­сок фор­точ­ни­ка. Го­во­рят, квар­тир­ный вор рис­ку­ет два­жды: вла­мы­ва­ясь в чу­жое жи­ли­ще и пы­та­ясь ре­а­ли­зо­вать свои тро­феи. Про­чие граж­дане вы­нуж­де­ны неволь­но иг­рать с жу­льем в ло­те­рею по прин­ци­пу «лю­бит – не лю­бит». Ве­ро­ят­ность стать жерт­вой до­муш­ни­ка ве­ли­ка. По ста­ти­сти­ке, в на­шей стране чуть ли не каж­дую ми­ну­ту про­ис­хо­дит квар­тир­ная кра­жа. С каж­дым го­дом фик­си­ру­ет­ся ко­ли­че­ствен­ный рост это­го ви­да пре­ступ­ле­ний. В Москве непри­ят­ный по­ка­за­тель уве­ли­чил­ся на несколь­ко ты­сяч слу­ча­ев. Прав­да, по сло­вам Ви­та­лия П., на­чаль­ни­ка от­де­ла по борь­бе с квар­тир­ны­ми кра­жа­ми МУ­Ра, эти дан­ные объ­яс­ня­ют­ся тем, что со­труд­ни­ки ми­ли­ции се­го­дня ре­ги­стри­ру­ют каж­дую кра­жу. Хо­тя рас­кры­ва­е­мость со­став­ля­ет при­мер­но 34 про­цен­та, в этом го­ду рас­кры­то по­чти на 400 квар­тир­ных краж боль­ше, чем в про­шлом. Это пре­ступ­ле­ние ти­хое, со­вер­ша­е­мое без сви­де­те­лей. Опыт­ные во­ры ра­бо­та­ют в пер­чат­ках, что­бы не на­сле­дить. Боль­шин­ство домушников по­па­да­ют в чу­жую квар­ти­ру че­рез дверь пу­тем взло­ма или вы­би­ва­ния. Хлип­кие зам­ки – в ми­ли­ции их на­зы­ва­ют «сле­зы Моск­вы» – сда­ют­ся прак­ти­че­ски без боя. – В 70 про­цен­тах слу­ча­ев во­ры про­сто под­би­ра­ют ключ, – рас­ска­зы­ва­ет Ви­та­лий П. – Неко­то­рые идут на де­ло, имея при себе две связ­ки клю­чей, с пра­вой и ле­вой бо­розд­кой. Ме­тал­ли­че­ские две­ри то­же не спасают, осо­бен­но ес­ли лю­ди эко­но­мят на зам­ках. Во­ры ору­ду­ют от­мыч­ка­ми, ав­то­ном­ны­ми дре­ля­ми. Вы­би­ра­ют вре­мя, ко­гда жиль­цы на ра­бо­те, и не стес­ня­ют­ся. Не­по­дат­ли­вые за­по­ры спи­ли­ва­ют да­же «бол­гар­ка­ми». Лег­кие две­ри вы­но­сят вме­сте с ко­роб­ка­ми. Су­пер­за­со­вы выпадают по­сле то­го, как их об­свер­ли­ва­ют со всех сто­рон. Да­же муль­ти­ло­ков­ские зам­ки бес­силь­ны перед хо­ро­шей «фом­кой». У из­ра­иль­ских зам­ков под­ла­мы­ва­ют на­чин­ку и от­кры­ва­ют от­верт­кой. Про­тив ло­ма нет при­е­ма, умель­цы от­клю­ча­ют да­же сиг­на­ли­за­цию, но все-та­ки на­деж­ность охран­ных объ­ек­тов до­ста­точ­но вы­со­ка. Из­вест­ны слу­чаи, ко­гда пре­ступ­ни­ки тер­пе­ли­во под­жи­да­ли вла­дель­ца на лест­ни­це и вхо­ди­ли в квар­ти­ру на его «пле­чах». Под ду­лом пи­сто­ле­та за­став­ля­ли снять сиг­на­ли­за­цию. В этот мо­мент неко­то­рых вы­ру­ча­ла тре­вож­ная по­тай­ная кноп­ка, как в бан­ке. Во­ров бра­ли «теп­лень­ки­ми». Из всех квар­тир­ных краж, за­ре­ги­стри­ро­ван­ных в этом го­ду в сто­ли­це, лишь седь­мую часть со­вер­ши­ли че­рез ок­на, из них мень­ше по­ло­ви­ны – че­рез фор­точ­ки. А, на­при­мер, в про­шлом го­ду от­ме­чал­ся всплеск «несанк­ци­о­ни­ро­ван­ных про­ник­но­ве­ний» до­воль­но эк­зо­ти­че­ским спо­со­бом – че­рез вен­ти­ля­ци­он­ную шах­ту. Для этой це­ли под­хо­дит опре­де­лен­ная се­рия жи­лых до­мов. Во­ру до­ста­точ­но под­нять­ся на кры­шу, отодвинуть за­креп­лен­ную на чест­ном сло­ве ре­шет­ку и спу­стить­ся в вер­ти­каль­ный ко­ри­дор, от­ку­да лег­ко про­ник­нуть в квар­ти­ры верх­них эта­жей. В со­вет­ские вре­ме­на квартирные во­ры спе­ци­а­ли­зи­ро­ва­лись на де­фи­ци­те: шу­бах, ков­рах, хру­ста­ле. При­стра­стия из­ме­ни­лись с на­ча­лом пе­ре­строй­ки, «на вы­нос» по­шла им­порт­ная тех­ни­ка: те­ле­ви­зо­ры, ви­део­маг­ни­то­фо­ны, му­зы­каль­ные цен­тры. Те­перь ак­ту­аль­ны день­ги, осо­бен­но «зе­ле­ные», зо­ло­то, ан­ти­ква­ри­ат. Слу­ча­ют­ся, ко­неч­но, но­сталь­ги­че­ские ре­ци­ди­вы, ко­гда во­ры за­рят­ся на при­лич­ную ап­па­ра­ту­ру и до­ро­гие ме­ха. У ни­щих взять нече­го. В до­ма «но­вых русских» не про­ник­нешь: ми­мо зор­кой охра­ны и му­ха не про­ле­тит. Со­вре­мен­ные до­муш­ни­ки пред­по­чи­та­ют в ос­нов­ном «ра­бо­тать» со сред­ним клас­сом. Пре­ступ­ный мир со­би­ра­ет ин­фор­ма­цию из лю­бых ис­точ­ни­ков. По­лу­чив ин­те­рес­ные све­де­ния, при­сту­па­ет к ре­а­ли­за­ции за­мыс­ла. Опыт­ный вор со­вер­ша­ет «скок» не ча­ще од­но­го-двух раз в ме­сяц. Его ста­биль­ный ме­сяч­ный до­ход – несколь­ко ты­сяч дол­ла­ров. Как ни стран­но, на­мно­го ча­ще квар­ти­ры вы­би­ра­ют­ся на­о­бум, а не по на­вод­ке. Ино­гда во­ры за­ра­нее при­це­ни­ва­ют­ся к жиль­цам, встре­ча­ют бук­валь­но по одеж­ке. Один до­муш­ник вы­лав­ли­вал по­тен­ци­аль­ных жертв в транс­пор­те, про­во­жал до квар­ти­ры и доб­ро­со­вест­но от­сле­жи­вал об­раз жиз­ни: ко­гда ухо­дит на ра­бо­ту, ко­гда воз­вра­ща­ет­ся до­мой. Дру­гой во­риш­ка зна­ко­мил­ся с да­ма­ми по брач­но­му объ­яв­ле­нию, на­пра­ши­вал­ся в го­сти и на­ме­тан­ным гла­зом оце­ни­вал уро­вень ма­те­ри­аль­ной не­за­ви­си­мо­сти. За­тем на­зна­чал сви­да­ние «неве­сте» на дру­гом кон­це го­ро­да и, по­ка бед­ня­га та­щи­лась ту­да-об­рат­но, спо­кой­но вы­чи­щал жи­лье. Уже бег­лый на­руж­ный осмотр квар- ти­ры поз­во­ля­ет на­блю­да­тель­но­му во­ру су­дить о до­стат­ке хо­зя­ев. Стек­ло­па­ке­ты, хо­ро­шие две­ри, кон­ди­ци­о­не­ры на ок­нах и «та­рел­ки» на бал­коне – вер­ные при­ме­ты обес­пе­чен­но­сти. Сред­не­ста­ти­сти­че­ский до­муш­ник – это мо­ло­дой муж­чи­на не стар­ше со­ро­ка лет, ча­сто зна­ко­мый с жиз­нью на зоне не по­на­слыш­ке. По дан­ным МУ­Ра, рецидивисты со­став­ля­ют при­мер­но 30 про­цен­тов лю­би­те­лей быст­рой на­жи­вы. В Пе­тер­бур­ге эта циф­ра до­хо­дит до 60 про­цен­тов. Каж­дый тре­тий чи­стиль­щик сто­лич­ных квар­тир – за­лет­ная пти­ца, га­стро­лер. Боль­шин­ство – ди­ле­тан­ты и во­ры ши­ро­ко­го про­фи­ля, ко­то­рые гре­бут все под­ряд: и вы­пив­ку в су­пер­мар­ке­те, и ку­ри­цу на рын­ке, и кошелек в транс­пор­те, и день­ги из квар­ти­ры. Сре­ди этой асо­ци­аль­ной пуб­ли­ки вы­сок про­цент нар­ко­ма­нов, го­то­вых за до­зу на лю­бые «по­дви­ги». Встре­ча­ют­ся и жен­щи­ны-до­муш­ни­цы. Но, в от­ли­чие от кол­лег муж­ско­го по­ла, они ред­ко дей­ству­ют в оди­ноч­ку. Обыч­но ле­ди сто­ят на шу­хе­ре, до­бы­ва­ют ин­фор­ма­цию или за­ни­ма­ют­ся сбы­том кра­де­ных ве­щей. Впро­чем, есть и чи­сто жен­ские во­ров­ские груп­пы. – Цы­ган­ки ра­бо­та­ют на доверии, – го­во­рит Ви­та­лий П., – они по­сто­ян­но ви­до­из­ме­ня­ют свою так­ти­ку. Рань­ше, что­бы по­пасть в квар­ти­ру, про­си­ли у до­вер­чи­вых хо­зя­ек по­пить, по­зво­нить, пе­ре­пе­ле­нать ре­бен­ка. Сер­до­боль­ные моск­вич­ки впус­ка­ли «го­стей», а по­том недо­счи­ты­ва­лись ве­щей и де­нег. Те­перь во­ров­ки пред­став­ля­ют­ся со­ци­аль­ны­ми ра­бот­ни­ка­ми. Вы­гля­дят все­гда при­стой­но, ни­ка­ких цвет­ных юбок и яр­ких ша­лей, скром­ная ев­ро­пей­ская одеж­да. При­ту­пить бди­тель­ность пен­си­о­не­ров не так уж труд­но, до­ста­точ­но пред­ло­жить гу­ма­ни­тар­ную по­мощь или недо­ро­гой ре­монт. По­ка две-три во­ров­ки от­вле­ка­ют хо­зяй­ку раз­го­во­ром, од­на, са­мая ма­лень­кая и юр­кая, за пять ми­нут чи­стит квар­ти­ру. По­тер­пев­шие по­рой удив­ля­ют­ся, что незва­ные го­сти лег­ко на­хо­дят тай­ни­ки. На са­мом де­ле боль­шин­ство «схро­нов» слиш­ком стан­дарт­ны, что­бы не стать лег­кой до­бы­чей. Сбе­ре­же­ния упор­но хра­нят под стоп­ка­ми бе­лья, в кни­гах, под мат­ра­сом. Туа­лет­ные бач­ки, мо­ро­зиль­ные ка­ме­ры, бан­ки для сы­пу­чих про­дук­тов – эти ме­ста от­лич­но из­вест­ны каж­до­му по­ря­доч­но­му во­ру. А по­сле то­го как од­на га­зе­та по­со­ве­то­ва­ла чи­та­те­лям пря­тать цен­но­сти в цве­точ­ных горш­ках, опе­ра­тив­ни­ки на­ча­ли на­хо­дить в об­во­ро­ван­ных квар­ти­рах без­жа­лост­но разбитые ка­шпо. Тем не ме­нее боль­шин­ству домушников при­сущ свое­об­раз­ный нюх. Ока­зав­шись в чу­жой квар­ти­ре, они без­оши­боч­но уга­ды­ва­ют, где день­ги ле­жат. Бы­ва­ет, по­тер­пев­шие гре­шат на род­ных, по­то­му что, кро­ме них, ни­кто не знал, что за день до кра­жи сбе­ре­же­ния пе­ре­ло­жи­ли в ста­рые бо­тин­ки. ...Мой зна­ко­мый Ни­ко­лай Д. по­лу­чил в на­след­ство од­но­ком­нат­ную квар­ти­ру. От­ре­мон­ти­ро­вал, об­ста­вил, уста­но­вил ме­тал­ли­че­скую дверь и вре­мя от вре­ме­ни на­ве­ды­вал­ся в уют­ное гнез­дыш­ко. А на днях за­стал непри­ят­ную кар­ти­ну: дверь бы­ла опе­ча­та­на. Ока­за­лось, что за па­ру ча­сов до при­ез­да хо­зя­и­на квар­ти­ру об­чи­сти­ли. При­чем со­сед­ская де­воч­ка да­же ви­де­ла во­ра в ли­цо. Он спус­кал­ся по лест­ни­це, сги­ба­ясь под тя­же­стью огром­ной до­рож­ной сум­ки. Во­ры не лю­бят поль­зо­вать­ся лиф­том, дабы не на­рвать­ся на хо­зя­и­на. Квар­ти­ра вы­гля­де­ла как ме­сто бит­вы. Ото­рван­ные плин­ту­са, вы­рван­ные «с мя­сом» де­ко­ра­тив­ные па­не­ли, вы­вер­ну­тые ящи­ки. От те­ле­ви­зо­ра и му­зы­каль­но­го цен­тра оста­лись лишь тра­ур­ные рам­ки пы­ли. В верх­нем ящи­ке ра­зо­рен­но­го ко­мо­да хра­ни­лись день­ги на но­вую ма­ши­ну. Ни­ко­лай по­хо­ло­дел от ужа­са. Но, о

Опыт­ный вор со­вер­ша­ет «скок» не ча­ще од­но­го-двух раз в ме­сяц. Его ста­биль­ный ме­сяч­ный до­ход – несколь­ко ты­сяч дол­ла­ров. Как ни стран­но, на­мно­го ча­ще квар­ти­ры вы­би­ра­ют­ся на­о­бум, а не по на­вод­ке.

чу­до! Неприметная ко­жа­ная пап­ка ва­ля­лась на по­лу, но день­ги бы­ли це­лы. До­муш­ник не до­га­дал­ся... Ино­гда во­рам про­сто ве­зет. Некто М. за­брал­ся в квар­ти­ру, где нечем бы­ло по­жи­вить­ся. Ни де­нег, ни дра­го­цен­но­стей, ни шуб. От­ча­яв­шись, он по­лез в хо­ло­диль­ник, но и там, кро­ме по­ча­той бу­тыл­ки ко­нья­ка и двух па­чек пель­ме­ней, ни­че­го не бы­ло. С го­ря вор при­хва­тил скром­ные тро­феи. Ве­ли­ко же бы­ло его изум­ле­ние, ко­гда в пач­ке пель­ме­ней об­на­ру­жи­лась пач­ка дол­ла­ров. Вскрыл вто­рую – то же са­мое! Улов ока­зал­ся вну­ши­тель­ным – ров­но 12 ты­сяч. Квартирные кра­жи ча­ще со­вер­ша­ют­ся в ра­бо­чее вре­мя, с обя­за­тель­ным обе­ден­ным пе­ре­ры­вом на слу­чай, ес­ли хо­зя­ин вер­нет­ся. Один до­муш­ник вы­хо­дил на де­ло толь­ко глу­бо­кой но­чью. Ко­гда сле­до­ва­тель до­пра­ши­вал его по по­во­ду дат и вре­ме­ни со­вер­ше­ния пре­ступ­ле­ний, со­лид­но от­ве­чал: «Я что, на ка­лен­дарь смот­рел? У ме­ня дру­гой прин­цип: ночь на­ста­ла, по­ра ра­бо­тать!» Со­лид­ный про­цент втор­же­ний па­да­ет на выходные и празд­нич­ные дни. В но­во­год­нюю ночь жу­ли­ки тра­ди­ци­он­но «бом­бят» квар­ти­ры. Один вор по­ра­зил сы­щи­ков сво­ей фе­но­ме­наль­ной па­мя­тью. Взя­ли его при по­пыт­ке сбы­та кра­де­ных ве­щей. А во вре­мя обыс­ка на его квар­ти­ре всплы­ли ве­щ­до­ки нерас­кры­той кра­жи, со­вер­шен­ной па­ру лет на­зад. Ко­гда во­ра при­вез­ли на ме­сто пре­ступ­ле­ния, он за­явил: «Так, этот шкаф у вас сто­ял в спальне, а хо­ло­диль­ник вы пе­ре­дви­ну­ли, обои бы­ли в цве­то­чек, а те­перь од­но­тон­ные». Хо­зя­е­ва всплес­ну­ли ру­ка­ми: «Точ­но, мы сде­ла­ли ре­монт и мно­гие ве­щи пе­ре­ста­ви­ли». Вир­ту­о­зов во­ров­ско­го де­ла, как и лю­бых дру­гих про­фес­си­о­на­лов, не так уж мно­го. Есть, на­при­мер, ор­де­но­но­сец, он же ак­ро­бат-фор­точ­ник Л. Перед его ма­стер­ством не усто­ит ни од­но ок­но. Не­дав­но в Под­мос­ко­вье скон­чал­ся некто Б., один из са­мых удач­ли­вых домушников. Он ухит­рил­ся ни ра­зу не по­пасть­ся, хо­тя об­чи­стил по­ряд­ка двух­сот квар­тир. Под­вел его соб­ствен­ный по­пу­гай. Вор-оди­ноч­ка, Б. вел за­мкну­тый об­раз жиз­ни и ни с кем не мог по­де­лить­ся успе­ха­ми. Он до­ве­рял толь­ко сво­е­му днев­ни­ку, а осо­бо удач­ные ме­ста за­чи-

ты­вал вслух го­во­ря­ще­му по­пу­гаю. Ум­ная пти­ца впи­ты­ва­ла ин­фор­ма­цию. Од­на­ж­ды по­пу­гай уле­тел и раз­бол­тал сек­ре­ты сво­е­го хо­зя­и­на. В дру­гой ис­то­рии «поп­ка» то­же сыг­рал ро­ко­вую роль. В од­ном го­ро­де вор-га­стро­лер об­чи­стил квар­ти­ру. Взял до­ро­гую одеж­ду, день­ги, юве­лир­ные укра­ше­ния и, не удер­жав­шись, при­хва­тил клет­ку с жи­во­пис­ным по­пу­га­ем. Пти­ца не об­ла­да­ла ши­ро­ким сло­вар­ным за­па­сом, но свой ад­рес зна­ла на­зу­бок. Ко­гда к во­ру на­гря­ну­ли с обыс­ком (по дру­го­му де­лу), пер­на­тый до­нос­чик вы­дал свою ти­ра­ду. На вся­кий слу­чай от­пра­ви­ли за­прос. Факт кра­жи под­твер­дил­ся, а по­пу­гая с почестями вер­ну­ли до­мой. Эк­зо­ти­че­ские про­ва­лы, ко­неч­но, ред- кость. Ча­ще во­ры «го­рят» на сбы­те. Са­ми пре­ступ­ни­ки не несут тро­феи в са­ло­ны, а на­хо­дят для этой мис­сии дру­гих. До­ро­гие ве­щи ре­а­ли­зу­ют­ся труд­но, но, увы, есть лю­ди, ко­то­рых ка­на­лы при­об­ре­те­ния ценностей не ин­те­ре­су­ют. В ми­ли­цей­ские се­ти три­жды по­па­дал­ся один та­кой по­ку­па­тель. И вся­кий раз его от­пус­ка­ли. «Да, я до­га­ды­вал­ся, что кни­га, куп­лен­ная мной за сто руб­лей, сто­ит до­ро­же, но не знал, что она кра­де­ная» – вот и весь раз­го­вор, до­ка­зать об­рат­ное прак­ти­че­ски невоз­мож­но, хо­тя по ны­неш­ним рас­цен­кам вещь ушла бы за 70 ты­сяч руб­лей. Ино­гда ра­ри­те­ты во­ру­ют­ся под за­каз. «Есть воз­мож­ность до­стать автографы Че­хо­ва, пись­ма Тол­сто­го, нот­ные за­пи­си Му­сорг­ско­го и Рим­ско­го-Кор­са­ко­ва, вам ин­те­рес­но?» – «Да». Ре­зуль­тат та­ко­го диа­ло­га из­ве­стен. Цен­но­сти мгно­вен­но рас­про­да­ют­ся по са­мым дем­пин­го­вым це­нам. И ес­ли кра­жа не рас­кры­та по го­ря­чим сле­дам, шан­сы вер­нуть вла­дель­цу ве­щи та­ют, как мо­ро­же­ное в жар­кий день. До сих пор не из­вест­на судь­ба кол­лек­ций жи­во­пи­си и ну­миз­ма­ти­ки, укра­ден­ных бо­лее двух лет на­зад у сы­на ака­де­ми­ка Ко­што­ян­ца. Боль­ше по­вез­ло граж­да­ни­ну Фран­ции, ко­то­ро­го жу­ли­ки об­чи­сти­ли в но­во­год­нюю ночь: часть кол­лек­ции фа­ле­ри­сти­ки и хо­лод­но­го ору­жия мос­ков­ским сы­щи­кам уда­лось разыс­кать и вер­нуть вла­дель­цу. У род­ствен­ни­цы ху­дож­ни­ка Морева дерз­ко по­хи­ти­ли под­лин­ни­ки Ай­ва­зов­ско­го и Ре­пи­на. К сча­стью, «ис­кус­ство­ве­ды» с от­мыч­кой встре­ча­ют­ся не ча­сто. Из­вест­но нема­ло слу­ча­ев, ко­гда во­ры за­би­ра­ли эф­фект­ную би­жу­те­рию, не об­ра­щая вни­ма­ния на на­сто­я­щие брил­ли­ан­ты. Кра­де­ную ап­па­ра­ту­ру и зо­ло­то сбыть лег­ко. Драг­ме­тал­лы ску­па­ют на каж­дом ша­гу, от чу­жих ко­ле­чек мож­но из­ба­вить­ся, не вы­хо­дя из мет­ро. Во­ро­ван­ные те­ле­ви­зо­ры и ви­део­маг­ни­то­фо­ны за бес­це­нок спус­ка­ют на ра­дио­рын­ках. Кро­ме то­го, в каж­дом го­ро­де есть ме­ста скуп­ки кра­де­но­го. На тех же точ­ках за­ча­стую тор­гу­ют нар­ко­ти­ка­ми. Для во­ра-нар­ко­ма­на это очень удоб­но: сдал вещь – по­лу­чил до­зу. Прав­да, жу­ли­ки не все­гда зна­ют, что эти точ­ки, как пра­ви­ло, кон­тро­ли­ру­ют­ся ми­ли­ци­ей. «А как ина­че ра­бо­тать опе­ру? – взды­ха­ет Ан­дрей Н., сле­до­ва­тель с два­дца­ти­лет­ним ста­жем. – Он вер­бу­ет скуп­щи­ка и за­кры­ва­ет гла­за на тор­гов­лю нар­ко­ти­ка­ми. А тот ре­ша­ет, ка­кую ин­фор­ма­цию слить, а про ка­кую умол­чать. По­сто­ян­ных кли­ен­тов скуп­щик при­кры­ва­ет, за­лет­ных сда­ет». Мой со­бе­сед­ник вспо­ми­на­ет ис­то­рию, как в од­ном го­ро­де рас­кры­ва­ли квартирную кра­жу у доч­ки пер­во­го сек­ре­та­ря рай­ко­ма пар­тии. Во­ры вы­нес­ли иму­ще­ства на 12 ты­сяч руб­лей – по тем вре­ме­нам сум­ма очень вну­ши­тель­ная, пре­вы­ша­ю­щая сто­и­мость хо­ро­шей трех­ком­нат­ной квар­ти­ры. Под­ня­ли на но­ги весь ро­зыск и да­ли ме­сяч­ный срок: най­ти во что бы то ни ста­ло. И че­рез ме­сяц опе­ры при­ве­ли че­ло­ве­ка, ко­то­рый со­знал­ся в кра­же. На ме­сте пре­ступ­ле­ния он все по­ка­зы­вал, но хо­зяй­ка сра­зу по­чув­ство­ва­ла под­вох: «вор» неваж­но ори­ен­ти­ро­вал­ся в квар­ти­ре. То­гда опе­ры вы­да­ли ко­зыр­ную кар­ту – у по­до­зре­ва­е­мо­го на­шли хол­що­вый ме­шок с мет­кой хо­зяй­ки, в ко­то­ром он, по соб­ствен­но­му при­зна­нию, унес чу-

Цен­но­сти мгно­вен­но рас­про­да­ют­ся по са­мым дем­пин­го­вым це­нам. И ес­ли кра­жа не рас­кры­та по го­ря­чим сле­дам, шан­сы вер­нуть вла­дель­цу ве­щи та­ют, как мо­ро­же­ное в жар­кий день.

жое доб­ро. Доб­лест­ные сыщики, са­ми стя­нув­шие этот ме­шок, что­бы за­крыть де­ло, не мог­ли знать, что зло­счаст­ный ве­щ­док по­явил­ся в до­ме доч­ки пар­тий­но­го бон­зы лишь по­сле кра­жи. По­до­зре­ва­е­мо­го при­шлось от­пу­стить. Прак­ти­ка ве­шать не­рас­кры­тые кра­жи на тех, кто их не со­вер­шал, очень жи­ву­ча. Бы­ли слу­чаи, ко­гда лю­ди бра­ли на себя по пять­де­сят краж, и это про­хо­ди­ло в су­де, вза­мен им обе­ща­ли лег­кую жизнь в тюрь­ме и, на­до ска­зать, сло­во свое дер­жа­ли. Пре­ступ­ник, ко­то­ро­му при лю­бых рас­кла­дах вы­па­дал ка­зен­ный дом, по­лу­чал теп­лое ме­сто в хоз­об­слу­ге. Нар­ко­ман знал, что каж­дый день по­лу­чит до­зу, а ал­ко­го­лик – спирт­ное. «Ви­ся­ки» по-преж­не­му су­ще­ству­ют, но до­ка­зы­вать их нуж­но тща­тель­нее. Чи­сто­сер­деч­ным при­зна­ни­ем, не под­креп­лен­ным до­ка­за­тель­ства­ми, суд се­го­дня не удо­вле­тво­рит­ся. По мне­нию сле­до­ва­те­ля Н., уро­вень ра­бо­ты «на зем­ле» остав­ля­ет же­лать луч­ше­го. Ко­гда за­кан­чи­ва­ет­ся от­чет­ный пе­ри­од, о нерас­кры­той кра­же за­бы­ва­ют. Уго­лов­ное де­ло при­оста­нав­ли­ва­ют – и до сви­да­ния. Но вдруг при­хо­дит «яв­ка с по­вин­ной» от зе­ка, ко­то­ро­му на­до­е­ло си­деть на зоне и за­хо­те­лось немно­го про­ка­тить­ся. Он по­дроб­но опи­сы­ва­ет кра­жу, обе­ща­ет вы­дать ве­щи, но ли­сток с при­зна­ни­ем ле­тит в му­сор­ное вед­ро. Сле­до­ва­тель зна­ет, что на­чаль­ник округ­лит гла­за: «Те­бе что, де­лать нече­го?» Во­об­ще, на квартирную кра­жу в рай­он­ных от­де­ле­ни­ях ми­ли­ции ре­а­ги­ру­ют без осо­бо­го эн­ту­зи­аз­ма. И пре­ступ­ле­ние ка­кое-то «несе­рьез­ное», и «ви­сяк» по­тен­ци­аль­ный. Доб­ро­со­вест­ные ра­бот­ни­ки вы­чер­чи­ва­ют це­лые схе­мы, смот­рят изъ­ятое, ко­гда аре­сто­вы­ва­ют груп­пу квар­тир­ных во­ров, при­ме­ри­ва­ют­ся к «сво­им» ве­щам. Опыт­ные сле­до­ва­те­ли зна­ют, как важ­ны пер­вые сут­ки по­сле при­зна­ния пре­ступ­ни­ком сво­ей вины, по­ка он го­тов го­во­рить прав­ду, а со­ка­мер­ни­ки еще не обу­чи­ли уму-ра­зу­му. Но частень­ко сле­до­ва­тель ра­бо­та­ет, ес­ли есть ка­кие-то за­цеп­ки. Ко­гда ни­че­го нет – огра­ни­чи­ва­ют­ся объ­яс­ни­тель­ной за­пис­кой от со­се­дей по­тер­пев­ше­го та­ко­го со­дер­жа­ния: «Ни­че­го не ви­дел, ни­че­го не знаю». След­ствие окон­че­но – за­будь­те. И все рав­но от­ча­и­вать­ся не на­до. У про­стых смерт­ных то­же есть шанс на успех. От­крою ма­лень­кий сек­рет. В ми­ли­ции страш­но не лю­бят на­зой­ли­вых граж­дан, оби­ва­ю­щих по­ро­ги из-за вся­кой «ерун­ды». До­ве­ден­ный до бе­ло­го ка­ле­ния на­чаль­ник вы­зо­вет на ко­вер опе­ра и от­че­ка­нит: «Что хо­чешь де­лай, но что­бы я его (ее) боль­ше здесь не ви­дел. Хоть сам воз­ме­щай ущерб!» Ес­ли во­ры по­сяг­ну­ли на соб­ствен­ность из­вест­но­го и, глав­ное, вли­я­тель­но­го че­ло­ве­ка, мож­но не со­мне­вать­ся: ми­ли­ция сде­ла­ет все, что тре­бу­ет­ся, и да­же боль­ше. И груп­пу вы­шлют на ме­сто пре­ступ­ле­ния в пол­ном со­ста­ве, и аген­ту­ру на но­ги под­ни­мут.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.