Услу­ги дья­во­ла

КАК НЕМЕЦ­КИЕ ПРО­МЫШ­ЛЕН­НИ­КИ РАЗ­РА­БА­ТЫ­ВА­ЛИ ТЕХ­НО­ЛО­ГИИ МАС­СО­ВЫХ УБИЙСТВ В ОСВЕНЦИМЕ

Sovershenno Sekretno. Informatsiya k Razmyshleniyu - - NEWS - Дмит­рий ЖУ­КОВ, Иван КО­ВТУН

се­ми­де­ся­тая го­дов­щи­на со дня осво­бож­де­ния со­вет­ски­ми вой­ска­ми кон­цен­тра­ци­он­но­го ла­ге­ря ос­вен­цим (аушвиц) со­про­вож­да­лась це­лым ря­дом меж­ду­на­род­ных скан­да­лов. сре­ди них – со­бы­тия, свя­зан­ные с за­яв­ле­ни­ем ми­ни­стра ино­стран­ных дел Поль­ши гже­го­жа схе­ты­ны о том, что ос­вен­цим 27 ян­ва­ря 1945 го­да «осво­бо­ди­ли укра­ин­цы».

Во­т­вет на это Ми­ни­стер­ство обо­ро­ны России опуб­ли­ко­ва­ло ряд ра­нее за­сек­ре­чен­ных до­ку­мен­тов (бо­е­вые до­не­се­ния ко­ман­до­ва­ния со­еди­не­ний и ча­стей фрон­та, жур­нал бо­е­вых дей­ствий 472-го стрел­ко­во­го пол­ка и т. д.), от­но­ся­щих­ся к со­бы­ти­ям тех дней. Кро­ме про­че­го, вни­ма­нию об­ще­ствен­но­сти бы­ло пред­став­ле­но и до­не­се­ние о на­ци­о­наль­ном со­ста­ве 60-й ар­мии 1-го Укра­ин­ско­го фрон­та по со­сто­я­нию на ян­варь 1945 го­да. Из это­го до­ку­мен­та сле­ду­ет, что об­щая чис­лен­ность ар­мии со­став­ля­ла 89 543 сол­да­та и офи­це­ра, из ко­то­рых русских бы­ло 42 398 че­ло­век (из них ря­до­вых – 22 294), а украинцев – 38 041 во­ен­но­слу­жа­щий (ря­до­вых – 28 347). Ка­за­лось бы, точ­ки над i, на­ко­нец, рас­став­ле­ны. Но, увы, про­па­ган­дист­ская ис­те­ри­ка ни­сколь­ко не ути­ха­ет, а, на­про­тив, пре­вра­ща­ет­ся в без­об- раз­ную пе­ре­бран­ку, не име­ю­щую ни­че­го об­ще­го с объ­ек­тив­ным по­ис­ком ис­то­ри­че­ской ис­ти­ны. Ху­же все­го, что в уго­ду сию­ми­нут­ной по­ли­ти­че­ской конъ­юнк­ту­ре неко­то­рые участ­ни­ки «дис­кус­сии», по­хо­же, за­бы­ли о са­мом глав­ном – о жерт­вах од­но­го из са­мых страш­ных на­цист­ских ла­ге­рей смер­ти… Идея со­зда­ния на тер­ри­то­рии ок­ку­пи­ро­ван­ной Поль­ши кон­цен­тра­ци­он­но­го ла­ге­ря ро­ди­лась в кон­це 1939 го­да в Управ­ле­нии выс­ше­го фю­ре­ра СС и по­ли­ции в Бре­слау (эту долж­ность за­ни­мал груп­пен-фю­рер СС Эрих фон дем Бах-Зе­лев­ски, в жи­лах ко­то­ро­го, к сло­ву, тек­ла из­ряд­ная часть поль­ской кро­ви). Про­ект раз­ра­бо­тал ин­спек­тор по­ли­ции без­опас­но­сти и СД, обер­фю­рер СС Ар­пад Ви­ганд. При­чи­ной фор­ми­ро­ва­ния ла­ге­ря по­слу­жи­ли уча­стив­ши­е­ся до­не­се­ния о том, что в Ге­не­рал-гу­бер­на­тор­стве – так на­ци­сты на­зва­ли за­хва­чен­ную ими часть Поль­ши – ши­ри­лось дви­же­ние Со­про­тив­ле­ния. Пла­ни­ро­ва­лись мас­со­вые аре­сты, а су­ще­ство­вав­шие на тот мо­мент немец­кие за­стен­ки уже не мог­ли вме­стить всех за­дер­жан­ных. Ви­ганд же пред­ло­жил в ка­че­стве иде­аль­но­го ме­ста для стро­и­тель­ства но­во­го ла­ге­ря го­ро­док Ос­вен­цим (по­не­мец­ки – Аушвиц), воз­ле ко­то­ро­го на­хо­ди­лась быв­шая поль­ская ар­тил- ле­рий­ская ба­за. Эсэсов­ский чи­нов­ник счи­тал, что здеш­ние ка­зар­мы вполне при­год­ны на пер­вое вре­мя, а их рас­по­ло­же­ние в от­но­си­тель­но укром­ном ме­сте у сли­я­ния рек Вис­лы и Со­лы поз­во­лит в бу­ду­щем рас­ши­рить ла­герь и изо­ли­ро­вать его от внеш­не­го ми­ра. По­ми­мо про­че­го, на этой тер­ри­то­рии рас­по­ла­гал­ся удоб­ный же­лез­но­до­рож­ный узел, свя­зы­вав­ший Ге­не­рал-гу­бер­на­тор­ство с Си­ле­зи­ей, Сло­ва­ки­ей, Бо­ге­ми­ей и Мо­ра­ви­ей. 25 ян­ва­ря 1940 го­да рейхс­фю­ре­ру СС Ген­ри­ху Гимм­ле­ру бы­ло до­ло­же­но о том, что «непо­да­ле­ку от Ау­шви­ца бу­дет по­стро­ен ла­герь, ко­то­рый ста­нет чем­то вро­де го­су­дар­ствен­но­го кон­цен­тра­ци­он­но­го ла­ге­ря». В се­ре­дине ап­ре­ля Ос­вен­цим по­се­ти­ла ко­мис­сия во гла­ве с гаупт­штурм­фю­ре­ром СС Ру­доль­фом Хëс­сом. Озна­ко­мив­шись с про­ек­том, Хëсс под­го­то­вил на имя рейхс­фю­ре­ра до­клад об устрой­стве пе­ре­сыль­но­го ла­ге­ря для поль­ских за­клю­чен­ных перед от­прав­кой их в конц­ла­ге­ря рей­ха. Ла­герь дол­жен был вме­щать 10 тыс. уз­ни­ков. 27 ап­ре­ля 1940 го­да гла­ва «Чер­но­го ор­де­на» под­пи­сал при­каз о на­ча­ле стро­и­тель­ства конц­ла­ге­ря и рас­ши­ре­нии его си­ла­ми за­клю­чен­ных. Пер­вым ко­мен­дан­том Ау­шви­ца был на­зна­чен Хëсс. 14 июня 1940 го­да в концлагерь из тюрь­мы в Тар­но­ве при­был пер­вый транс­порт поль­ских по­ли­ти­че­ских за­клю­чен­ных, на­счи­ты­вав­ший 728 че­ло­век. Уз­ни­кам бы­ли при­сво­е­ны по­ряд­ко­вые но­ме­ра. По­сле это­го их раз­ме­сти­ли для про­хож­де­ния ка­ран­ти­на в зда­нии быв­шей Поль­ской та­бач­ной мо­но­по­лии, рас­по­ло­жен­ном непо­да­ле­ку от же­лез­но­до­рож­ной вет­ки. Од­но­вре­мен­но с этим для уси­ле­ния гар­ни­зо­на бы­ли при­сла­ны 100 ря­до­вых эсэсов­цев, а так­же офи­це­ры и ун­те­ро­фи­це­ры ча­стей СС «Мертвая го­ло­ва», на­зна­чен­ные на ру­ко­во­дя­щие по­сты в си­сте­ме управ­ле­ния ла­ге­ря. При­бли­зи­тель­но в это же вре­мя на­ча­лось вы­се­ле­ние жи­те­лей окрест­ных де­ре­вень. Вско­ре на тер­ри­то­рии ла­ге­ря Аушвиц бы­ли по­стро­е­ны ба­ра­ки из крас­но­го кир­пи­ча, спо­соб­ные вме­стить зна­чи­тель­ное ко­ли­че­ство за­клю­чен­ных. Со вре­ме­нем ба­ра­ки над­стра­и­ва­лись и воз­во­ди­лись но­вые по­строй­ки. Каж­дый ба­рак стал на­зы­вать­ся «бло­ком» и имел свой но­мер. Ла­герь по­сто­ян­но рас­ши­рял­ся. В те­че­ние 1941–1943 го­дов в со­ста­ве Ау­шви­ца по­яви­лись муж­ской ла­герь (глав­ный), 2-й муж­ской ла­герь, муж­ской ка­ран­тин­ный ла­герь, муж­ской ла­герь-ла­за­рет в од­ной из близ­ле­жа­щих де­ре­вень – Бже­зин­ке (Бир­ке­нау). Здесь же, в Бир­ке­нау, бы­ли по­стро­е­ны жен­ский ла­герь, се­мей­ные ла­ге­ря для цы­ган и ев­ре­ев из Те­ре­зи­ен­штад­та, пе-

чаль­но зна­ме­ни­тые ме­ста ис­треб­ле­ния с че­тырь­мя кре­ма­то­ри­я­ми и га­зо­вы­ми ка­ме­ра­ми, а так­же раз­лич­ные фи­ли­а­лы при зем­ле­дель­че­ских и жи­вот­но­вод­че­ских хо­зяй­ствах, про­мыш­лен­ные про­из­вод­ства. Фи­ли­а­лы бы­ли непо­сред­ствен­но по­став­ле­ны на служ­бу хо­зяй­ству СС. Но боль­шая их часть об­слу­жи­ва­ла фаб­ри­ки, шах­ты и ста­ле­ли­тей­ные за­во­ды, при­над­ле­жав­шие круп­ным немец­ким кон­цер­нам: «И.Г. Фар­бе­нин­ду­стри», «Бер­гх­ют­те», «Гер­ман Ге­ринг Вер­ке», «Си­менс», «Рей­н­ме­талл-Бор­зинг» и др. Осе­нью 1943 го­да, по ука­за­нию на­чаль­ни­ка Глав­но­го ад­ми­ни­стра­тив­но­хо­зяй­ствен­но­го управ­ле­ния СС Осваль­да По­ля, Ос­вен­цим был раз­де­лен на три ча­сти. В ла­ге­ре Аушвиц I рас­по­ла­гал­ся ос­нов­ной ла­герь. В со­став Ау­шви­ца II вхо­ди­ли все ла­ге­ря в Бир­ке­нау и фи­ли­а­лы при зем­ле­дель­че­ско-жи­вот­но­вод­че­ских хо­зяй­ствах. В со­став Ау­шви­ца III во­шло 10 ла­ге­рей-фи­ли­а­лов, в част­но­сти в Мо­но­ви­цах, Явож­но, Сос­нов­це и Бр­но.

Кон­вей­ер смер­ти

Смерть в Освенциме по­сте­пен­но ста­ла при­выч­ным яв­ле­ни­ем. Лю­дей ис­треб­ля­ли с по­мо­щью непо­силь­но­го тру­да, го­ло­да, бес­че­ло­веч­ных ме­ди­цин­ских экс­пе­ри­мен­тов. В ла­ге­ре прак­ти­ко­ва­лись все­воз­мож­ные из­де­ва­тель­ства и пыт­ки. На­при­мер, схва­чен­ным бой­цам поль­ско­го со­про­тив­ле­ния не­ред­ко вы­ры­ва­ли ног­ти, про­ви­нив­ших­ся уз­ни­ков оправ­ля­ли в так на­зы­ва­е­мые сто­я­чие ка­ме­ры или под­вер­га­ли су­ро­во­му на­ка­за­нию на «стол­бе» – ко­гда че­ло­ве­ка под­ве­ши­ва­ли за вы­вер­ну­тые на­зад ру­ки так, что­бы он не мог кос­нуть­ся но­га­ми зем­ли. Рас­про­стра­нен­ным, хо­тя и не фи­гу­ри­ру­ю­щим ни в од­ном из уста­вов на­ка­за­ни­ем бы­ло из­би­е­ние за­клю­чен­но­го на ме­сте «пре­ступ­ле­ния». Уз­ни­ка име­ли пра­во бить и да­же убить каж­дый эсэсо­вец и каж­дый за­клю­чен­ный, за­ни­мав­ший лю­бую долж­ность, на­чи­ная со стар­ши­ны ла­ге­ря и кон­чая па­рик­ма­хе­ром бло­ка. Из­би­е­ния в экс­трен­ном по­ряд­ке так­же вхо­ди­ли в так на­зы­ва­е­мые на­ка­за­ния по уста­ву, а имен­но: штраф­ная работа в сво­бод­ное вре­мя, штраф­ной от­ряд или штраф­ная мушт­ра. На­ка­за­ние на­кла­ды­вал на ос­но­ва­нии до­не­се­нии эсэсов­ца ко­мен­дант или за­ме­ща­ю­щий его на­чаль­ник ла­ге­ря, из­да­вая спе­ци­аль­ное рас­по­ря­же­ние о на­ка­за­нии. Са­мой тя­же­лой ка­ра­тель­ной ме­рой в Освенциме бы­ла казнь. Эк­зе­ку­ция про­из­во­ди­лась в от­го­ро­жен­ном дву­мя сте­на­ми дво­ре меж­ду бло­ка­ми №10 и №11 ос­нов­но­го ла­ге­ря, где на­хо­ди­лась спе­ци­аль­но вы­кра­шен­ная в чер­ный цвет сте­на, со­ору­жен­ная из де­ре­ва, пес­ка и изо­ля­ци­он­ных плит. У сте­ны был раз­бро­сан пе­сок, ко­то­рый впи­ты­вал кровь жертв. Не­взи­рая на вре­мя го­да, лю­дей рас­стре­ли­ва­ли раз­де­ты­ми до­го­ла, сна­ча­ла жен­щин, а за­тем муж­чин. Ис­те­ка­ю­щие кро­вью тру­пы на ма­ши­нах вы­во­зи­лись в кре­ма­то­рий. Од­на­ко са­мым чу­до­вищ­ным спо­со­бом умерщ­вле­ния за­клю­чен­ных яв­ля­лись га­зо­вые ка­ме­ры, глав­ные из ко­то­рых рас­по­ла­га­лись на тер­ри­то­рии ла­ге­ря Аушвиц II. Ру­дольф Хëсс, аре­сто­ван­ный по­сле вой­ны и при­го­во­рен­ный к смерт­ной каз­ни, от­ме­чал в сво­ей ав­то­био­гра­фии: «Ле­том 1941 го­да – точ­ную да­ту сей­час на­звать не мо­гу, – я вне­зап­но был вы­зван к рейхс­фю­ре­ру СС в Бер­лин, при­чем непо­сред­ствен­но од­ним из его адъ­ютан­тов. Во­пре­ки сво­е­му обык­но­ве­нию, Гимм­лер в от­сут­ствие адъ­ютан­та объ­явил мне сле­ду­ю­щее: «Фю­рер при­ка­зал окон­ча­тель­но ре­шить ев­рей­ский во­прос, мы – СС – долж­ны вы­пол­нить этот при­каз. Име­ю­щи­е­ся пунк­ты уни­что­же­ния на Во­сто­ке не в со­сто­я­нии осу­ще­ствить на­ме­чен­ные круп­ные ак­ции. По­это­му я вы­брал для этой це­ли Аушвиц, во-пер­вых, вви­ду его бла­го­при­ят­но­го по­ло­же­ния в транс­порт­ном от­но­ше­нии, и, во-вто­рых, от­ве­ден­ную там для этих це­лей тер­ри­то­рию лег­ко мож­но изо­ли­ро­вать и за­мас­ки­ро­вать. Сна­ча­ла я подыс­ки­вал для этой за­да­чи офи­це­ра СС выс­ше­го ран­га; од­на­ко, что­бы за­ра­нее из­бе­жать за­труд­не­ний, свя­зан­ных с на­зна­че­ни­ем, я от­ка­зал­ся от это­го, и те­перь Вам пред­сто­ит вы­пол­нить эту за­да­чу». Дол­гое вре­мя рас­стрел оста­вал­ся наи­бо­лее эф­фек­тив­ным спо­со­бом мас­со­во­го убий­ства. Хëсс не знал, сколь­ко ев­ре­ев и в ка­кие сро­ки бу­дет к нему на­прав­ле­но, и не пред­став­лял, как успеш­но спра­вить­ся с за­да­чей по их мас­со­во­му умерщ­вле­нию. Од­на­ж­ды, в от­сут­ствие Хëс­са, его за­ме­сти­тель гаупт­штурм­фю­рер СС Карл Фрич, ре­шил про­ве­сти «экс­пе­ри­мент». К то­му вре­ме­ни рейх уже вел вой­ну про­тив СССР, и осе­нью 1941 го­да в Ос­вен­цим до­ста­ви­ли оче­ред­ную груп­пу со­вет­ских во­ен­но­плен­ных в ко­ли­че­стве 11 957 че­ло­век (пер­вая груп­па в со­ста­ве 300 че­ло­век, по боль­шей ча­сти по­лит­ру­ков, при­бы­ла в ла­герь в июле 1941 го­да и бы­ла рас­стре­ля­на в близ­ле­жа­щих ка­рье­рах). При­мер­но 600 быв­ших бой­цов и ко­ман­ди­ров Крас­ной Ар­мии (а вме­сте с ни­ми и 250 по­ля­ков, боль­ных ту­бер­ку­ле­зом) от­пра­ви­ли в блок №11 ос­нов­но­го ла­ге­ря (поз­же – Аушвиц I). Имен­но там – в двух ста­рых фер­мах, при­спо­соб­лен­ных под га­зо­вые ка­ме­ры, – впер­вые на за­клю­чен­ных был опро­бо­ван си­ниль­ный газ (ци­а­ни­стый во­до­род). Вто­рая «га­зо­вая об­ра­бот­ка» бы­ла про­ве­де­на уже по­сле воз­вра­ще­ния Хëс­са. По­тре­бо­ва­лось два дня, что­бы про­вет­рить фер­мы-бун­ке­ры. Опыт был по­вто­рен. За­клю­чен­ные пы­та­лись вы­рвать­ся, но две­ри бы­ли плот­но за­кры­ты на за­со­вы. Ла­гер­ный врач за­ве­рил Хëс­са, что жерт­вы не стра­да­ли от аго­нии, и ко­мен­дант за­клю­чил, что та­кой бес­кров­ный спо­соб уни­что­же­ния не осо­бен­но обре­ме­нит под­чи­нен­ных ему эсэсов­цев. Так ци­а­ни­стый во­до­род, по­лу­чив­ший на­зва­ние «Цик­лон-Б», стал ос­нов­ным умерщ­вля­ю­щим ве­ще­ством в га­зо­вых ка­ме­рах Ау­шви­ца (в 1942–1943 го­дах фир­ма «Теш и Шта­бе­нов» до­ста­ви­ла в ла­герь 19 652 кг ци­а­ни­да). Ра­зу­ме­ет­ся, по­доб­ный спо­соб ис­треб­ле­ния нес с со­бой и мас­су про­блем – нуж­но бы­ло что-то де­лать с тру­па­ми. Те­ла жертв, за­ры­тые в зем­лю, отрав­ля­ли грун­то­вые во­ды труп­ны­ми яда­ми. Вы­ход был най­ден. Эсэсов­цы при­влек­ли к ра­бо­там част­ные фир­мы «Ри­дель и сы­но­вья», «Ро­берт Кехлер», «Йо­зеф Клю­ге» и «Топф и сы­но­вья». Так, эр­фурт­ское пред­при­я­тие «Топф и сы­но­вья» уже в ав­гу­сте 1941 го­да уста­но­ви­ло в Ау­шви­це кре­ма­ци­он­ную печь, по­лу­чив­шую со вре­ме­нем обо­зна­че­ние Кре­ма­то­рий I. Этот кре­ма­то­рий по­сто­ян­но раз­ви­вал­ся и на­чи­ная с 15 де­каб­ря 1941 го­да имел уже че­ты­ре дей­ству­ю­щие му­фель­ные пе­чи, ра­бо­тав­шие на кок­се. Пер­во­на­чаль­но про­пуск­ная спо­соб­ность кре­ма­то­рия бы­ла скром­ной – все­го 54 тру­па в час. Бы­ло яс­но, что од­но­го его бу­дет недо­ста­точ­но, что­бы вы­пол­нить ту «важ­ней­шую за­да­чу», ре­ше­ние ко­то­рой пла­ни­ро­ва­лось в Бер­лине. За­ка­зы от СС на вто­рой и тре­тий кре­ма­то­рии по­сту­пи­ли в но­яб­ре 1941 и осе­нью 1942 го­да. Ве­ду­щие инженеры и со­труд­ни­ки фир­мы «Топф и сы­но­вья» – Эрнст Вольф­ганг Топф, Мар­тин Клетт­нер, Виль­гельм Кох, Курт Прю­фер и Фриц Зан­дер – со­рев­но­ва­лись друг с дру­гом в по­ис­ке но­вых тех­но­ло­ги­че­ских ре­ше­ний, спо­соб­ных обес­пе­чить про­рыв в печ­ном де­ле по ути­ли­за­ции труп­ной мас­сы. В сво­их уси­ли­ях це­ле­устрем­лен­ные «ра­ци­о­на­ли­за­то­ры» да­ле­ко пре­взо­шли ап­пе­ти­ты да­же сво­е­го ма­ни­а­каль­но­го за­каз­чи­ка. Так, Прю­фер раз­ра­бо­тал идею кру­го­вых пе­чей, а Зан­дер пред­ло­жил си­сте­му «ог­нен­но­го кон­вей­е­ра», спо­соб­но­го ра­бо­тать прак­ти­че­ски без­оста­но­воч­но. В мар­те – июне 1943 го­да кре­ма­то­рии один за дру­гим ста­но­ви­лись в строй (пер­вым – Кре­ма­то­рий IV, за ним Кре­ма­то­рии II и V). По­след­ним, в кон­це июня, был за­пу­щен Кре­ма­то­рий III. В ко­неч­ном ито­ге, как сле­ду­ет из пись­ма ру­ко­во­ди­те­ля стро­и­тель­ством войск СС и по­ли­ции в Ау­шви­це от 2 июня 1943 го­да, про­пуск­ная спо­соб­ность от­дель­ных кре­ма­то­ри­ев со­став­ля­ла в сут­ки: Кре­ма­то­рий I – 340 тру­пов, Кре­ма­то­рий II – 1440 тру­пов, Кре­ма­то­рий III – 1440 тру­пов, Кре­ма­то­рии IV и V по 768 тру­пов. Та­ким об­ра­зом, во всех кре­ма­то­ри­ях, вме­сте взя­тых, за сут­ки мож­но бы­ло сжечь 4756 тел. Эти рас­че­ты бы­ли тео­ре­ти­че­ски­ми, пред­по­ла­гая без­ава­рий­ную и бес­пе­ре­бой­ную ра­бо­ту пе­чей, с уче­том вре­ме­ни, пред­на­зна­чен­но­го для те­ку­ще­го ре­мон­та, очист­ки то­пок от шла­ка и т. д. На де­ле про­пуск­ная спо­соб­ность ока­за­лась вдвое боль­ше. На­при­мер, в Кре­ма­то­ри­ях II и III в сут­ки сжи­га­лось око­ло 5 тыс. тел, а в Кре­ма­то­ри­ях IV иV – до 3 тыс.

«Вы­ход толь­ко один – че­рез тру­бу»

По­сле то­го как 20 ян­ва­ря 1942 го­да в при­го­ро­де Бер­ли­на, Ван­зее, про­шло сек­рет­ное со­ве­ща­ние, на ко­то­ром бы­ла утвер­жде­на про­грам­ма по «окон­ча­тель­но­му ре­ше­нию ев­рей­ско­го во­про­са», в Аушвиц ста­ли при­бы­вать эше­ло­ны с ев­ре­я­ми. Пер­вое умерщ­вле­ние га­зом ев­ре­ев про­изо­шло в се­ре­дине фев­ра­ля 1942 го­да, ко­гда в ла­герь до­ста­ви­ли транс­порт с за­клю­чен­ны­ми, сфор­ми­ро­ван­ный в си­лез­ском го­род­ке Бой­тене. По­на­ча­лу при­быв­ших пы­та­лись об­ма­ны­вать. Ка­кой-ни­будь эсэсо­вец объ­яв­лял им, что, пре­жде чем их за­чис­лят на ра­бо­ты, они долж­ны пой­ти в душ. Сняв одеж­ду, ни­че­го не по­до­зре­вав­шие лю­ди шли пря­ми­ком в га­зо­вые ка­ме­ры. Улов­ка ока­за­лась столь успеш­ной, что к ней при­бе­га­ли еще дол­го. Впро­чем, ско­ро ев­ре­ям ста­ли пря­мо го­во­рить, ку­да их при­вез­ли. За­ме­сти­тель Хëс­са, Карл Фрич, как-то встре­тил при­быв­ших ев­ре­ев та­ки­ми сло­ва­ми: «Вы при­е­ха­ли сю­да не в са­на­то­рий, а в не­мец­кий кон­цен­тра­ци­он­ный ла­герь, из ко­то­ро­го толь­ко один вы­ход: че­рез тру­бу. Ес­ли это ко­му-то не нра­вит­ся, то мо­же­те хоть сей­час ид­ти на про­во­ло­ку». Транс­пор­ты с ев­ре­я­ми ста­ли по­сту­пать в Ос­вен­цим не толь­ко из Верх­ней Си­ле­зии, но так­же из Сло­ва­кии, Ни­дер­лан­дов, Бель­гии, Фран­ции, Хо­рва­тии и раз­ных рай­о­нов Поль­ши. Про­це­ду­ра при­е­ма бы­ла неиз­мен­на. По­сле дол­гих дней и но­чей пу­ти (ино­гда до­ро­га за­ни­ма­ла бо­лее неде­ли) эше­лон вы­гру­жал де­пор­ти­ро­ван­ных на плат­фор­ме в Бир­ке­нау. Тут же ме­ди­ки-эсэсов­цы про­из­во­ди­ли се­лек­цию. В од­ну сто­ро­ну на­прав­ля­лись здо­ро­вые муж­чи­ны и жен­щи­ны, в дру­гую – ста­ри­ки, жен­щи­ны с детьми, фи­зи­че­ски сла­бые. Пер­вым да­ва­лась отсрочка – они долж­ны бы­ли ра­бо­тать до са­мой смер­ти. Вто­рым (от 70 до 80 про­цен­тов вновь при­быв­ших) по­ла­га­лась немед­лен­ная смерть. Бо­лее двух тре­тей де­пор­ти­ро­ван­ных из Фран­ции и Бель­гии не успе­ли да­же сту­пить на зем­лю ла­ге­ря. Их сра­зу же от­пра­ви­ли в га­зо­вые ка­ме­ры. Ино­гда, ко­гда необ­хо­ди­мо­сти в ра­бо­чей си­ле не бы­ло, от­бор во­об­ще не про­во­дил­ся, и весь эше­лон под­вер­гал­ся уни­что­же­нию. Хо­тя счи­та­лось, что в га­зо­вых ка­ме­рах лю­ди уми­ра­ли по­чти мгно­вен­но, па­ла­чи, ко­гда от­кры­ва­ли две­ри, ча­сто об­на­ру­жи­ва­ли, что неко­то­рые те­ла бы­ли по­кры­ты рво­той, экс­кре­мен­та­ми и кро­вью. Во вре­мя по­се­ще­ния Ау­шви­ца в се­ре­дине июля 1942 г. Гимм­лер по­бы­вал в Бир­ке­нау и лич­но на­блю­дал, как вы­хо­ди­ли из ва­го­нов лю­ди, об­ре­чен­ные на смерть, и как из бун­ке­ров вы­во­зи­ли тру­пы. Впо­след­ствии он ска­зал Хëс­су, что чис­ло транс­пор­тов уве­ли­чит­ся и что все евреи, неспо­соб­ные ра­бо­тать, под­ле­жат лик­ви­да­ции. Ко­мен­дант ла­ге­ря Ру­дольф Хëсс был од­ним из немно­гих, кто, кро­ме вра­чей и об­слу­жи­ва­ю­ще­го пер­со­на­ла кре­ма­то­ри­ев, был сви­де­те­лем умерщ­вле­ния лю­дей в га­зо­вых ка­ме­рах. Он рас­ска­зы­вал об этом так: «Че­рез гла­зок в две­рях мож­но бы­ло ви­деть, как лю­ди, на­хо­див­ши­е­ся бли­же к га­зо­про­во­дя­щим устрой­ствам, тот­час же па­да­ли за­мерт­во. По­чти од­на треть из них уми­ра­ла сра­зу. Осталь­ные на­чи­на­ли сби­вать­ся в ку­чу, кри­чать и су­до­рож­но хва­тать воз­дух. Вско­ре, од­на­ко, крик пре­вра­щал­ся в пред­смерт­ный хрип. Че­рез несколь­ко ми­нут все ле­жа­ли. Са­мое боль­шое – по ис­те­че­нии 20 ми­нут ни­кто уже не ше­ве­лил­ся». По­сле то­го как про­цесс умерщ­вле­ния га­зом за­вер­шал­ся, вклю­ча­лись мощ­ные вен­ти­ля­то­ры, и ка­ме­ра про­вет­ри­ва­лась. За­тем от­кры­ва­лись две­ри, а тру­пы пе­ре­во­зи­лись в кре­ма­то­рий. Вслед за этим стриг­лись во­ло­сы и из­вле­ка­лись зо­ло­тые зу­бы, а те­ла от­тас­ки­ва­лись к пе­чам. Их кла­ли на спе­ци­аль­ную те­леж­ку и вка­ты­ва­ли внутрь. Для со­жже­ния тел тре­бо­ва­лось око­ло 20 ми­нут. Пе­пел с остат­ка­ми не со­жжен­ных до кон­ца ко­стей вы­во­зи­ли на гру­зо­ви­ках в де­рев­ню Хар­мен­же и вы­сы­па­ли в рыб­ные пру­ды, за­сы­па­ли бо­ло­та или удоб­ря­ли по­ля ла­гер­ных хо­зяйств. До опре­де­лен­но­го мо­мен­та те­ла в Ау­шви­це не сжи­га­ли, а за­ка­пы­ва­ли. Од­на­ко ко­гда рвы-мо­гиль­ни­ки в Бир­ке­нау за­пол­ни­лись до пре­де­ла, они ста­ли ис­точ­ни­ком за­гряз­не­ния. По­это­му с кон­ца ле­та по но­ябрь 1942 го­да их при­шлось от­крыть, что­бы сжечь 107 ты­сяч по­лу­раз­ло­жив­ших­ся тру­пов. В 1943 го­ду «на­груз­ка» на Аушвиц воз­рос­ла: в ла­герь по­сто­ян­но при­бы­ва­ли круп­ные транс­пор­ты с ев­ре­я­ми. Посколь­ку кре­ма­то­рии не успе­ва­ли сжи­гать все те­ла, бы­ло при­ня­то ре­ше­ние сжи­гать их на от­кры­том воз­ду­хе. Вви­ду неогра­ни­чен­ной про­пуск­ной спо­соб­но­сти золь­ни­ков чис­ло сжи­га­е­мых тел за­ви­се­ло от ко­ли­че­ства транс­пор­тов и про­пуск­ной спо­соб­но­сти га­зо­вых ка­мер, тео­ре­ти­че­ски рас­счи­тан­ной на 60 тыс. тел. Са­мое боль­шое чис­ло отрав­лен­ных и со­жжен­ных за один день лю­дей бы­ло до­стиг­ну­то в 1944 г. во вре­мя ак­ции уни­что­же­ния вен­гер­ских ев­ре­ев и со­ста­ви­ло 24 тыс. че­ло­век. Все вспо­мо­га­тель­ные ра­бо­ты – из­вле­че­ние зо­ло­тых зу­бов, вы­груз­ка тел из га­зо­вых ка­мер, стриж­ка во­лос, сжи­га­ние тру­пов – вы­пол­ня­ла спе­ци­аль­ная ра­бо­чая груп­па за­клю­чен­ных, на­зы­вав­ша­я­ся зон­дер­ко­ман­дой. В эту ко­ман­ду пре­иму­ще­ствен­но на­би­ра­ли за­клю­чен­ных-ев­ре­ев из тех стран, от­ку­да при­бы­ва­ли транс­пор­ты. Чис­лен­ность ко­ман­ды по­сто­ян­но ко­ле­ба­лась. Чле­ны зло­ве­щей зон­дер­ко­ман­ды жи­ли в под­валь­ных по­ме­ще­ни­ях бло­ка № 11, а с се­ре­ди­ны 1944 г. – на чер­да­ках кре­ма­то­ри­ев. 22 июля 1944 г. за от­каз ра­бо­тать в зон­дер­ко­ман­де бы­ли уби­ты 435 мо­ло­дых ев­ре­ев из Гре­ции. Со­глас­но спе­ци­аль­но­му рас­по­ря­же­нию, этих за­клю­чен­ных сле­до­ва­ло лик­ви­ди­ро­вать по­сле каж­дой круп­ной ак­ции. Фак­ти­че­ски же их ис­треб­ля­ли че­рез каж­дые несколь­ко ме­ся­цев, остав­ляя в жи­вых, за ред­ким ис­клю­че­ни­ем, толь­ко спе­ци­а­ли­стов: ис­топ­ни­ков, ме­ха­ни­ков и за­клю­чен­ных, за­ни­мав­ших ла­гер­ные долж­но­сти. В свя­зи с пла­ни­ру­е­мой эва­ку­а­ци­ей ла­ге­ря осе­нью 1944 г. бы­ло ре­ше­но по-

За­клю­чен­ные пы­та­лись вы­рвать­ся, но две­ри бы­ли плот­но за­кры­ты на за­со­вы. Ла­гер­ный врач за­ве­рил Хëс­са, что жерт­вы не стра­да­ли от аго­нии, и ко­мен­дант за­клю­чил, что та­кой бес­кров­ный спо­соб уни­что­же­ния не осо­бен­но обре­ме­нит под­чи­нен­ных ему эсэсов­цев.

сте­пен­но лик­ви­ди­ро­вать ра­бот­ни­ков зон­дер­ко­ман­ды. Од­на­ко во вре­мя по­пыт­ки их уни­что­жить 7 ок­тяб­ря 1944 го­да вс­пых­ну­ло вос­ста­ние, в ре­зуль­та­те ко­то­ро­го по­гиб­ли несколь­ко сот уз­ни­ков. Уни­что­же­ние лю­дей в га­зо­вых ка­ме­рах Ау­шви­ца про­дол­жа­лось до 1 но­яб­ря 1944 го­да.

осво­бож­де­ние из ада

Вслед­ствие во­ен­ных по­ра­же­ний гер­ман­ской ар­мии и по­сто­ян­но­го от­ступ­ле­ния под уда­ра­ми со­юз­ни­ков во вто­рой по­ло­вине 1944 го­да ру­ко­вод­ство СС от­да­ло при­каз ко­мен­дан­там ла­ге­рей и тю­рем под­го­то­вить пла­ны эва­ку­а­ции и за­ме­сти сле­ды пре­ступ­ле­ний. В ав­гу­сте 1944 го­да ла­гер­ное на­чаль­ство СС при­сту­пи­ло к по­сте­пен­ной лик­ви­да­ции ос­вен­цим­ских ла­ге­рей и уни­что­же­нию улик со­вер­шен­ных зло­де­я­ний. Уже в кон­це ле­та 1944 го­да по­ли­ти­че­ский от­дел (ла­гер­ное ге­ста­по) при­сту­пил к со­жже­нию имен­ных спис­ков лю­дей, от­прав­лен­ных на смерть в га­зо­вых ка­ме­рах Ау­шви­ца. Дру­гие от­де­ле­ния ла­гер­ной ад­ми­ни­стра­ции так­же на­ча­ли уни­что­жать кар­то­те­ку и ре­ест­ры за­клю­чен­ных, а так­же про­чие ла­гер­ные ак­ты и до­ку­мен­ты. В се­ре­дине ок­тяб­ря нем­цы при­сту­пи­ли к раз­бор­ке Кре­ма­то­рия IV, раз­ру­шен­но­го за­клю­чен­ны­ми зон­дер­ко­ман­ды во вре­мя вос­ста­ния 7 ок­тяб­ря 1944 го­да. В но­яб­ре и де­каб­ре бы­ло сня­то тех­ни­че­ское обо­ру­до­ва­ние в га­зо­вых ка­ме­рах и по­ме­ще­ни­ях с пе­ча­ми в Кре­ма­то­ри­ях II и III. Вы­де­лен­ной из уз­ни­ков и уз­ниц спе­ци­аль­ной бри­га­де по­ру­че­но бы­ло чи­стить, за­сы­пать и об­кла­ды­вать дер­ном золь­ные ямы или углуб­ле­ния, ку­да ссы­пал­ся из кре­ма­ци­он­ных пе­чей че­ло­ве­че­ский прах. Со скла­дов вы­гру­жа­лось на­граб­лен­ное у ев­ре­ев иму­ще­ство. Са­мые цен­ные ве­щи вы­во­зи­лись по­ез­да­ми вглубь Гер­ма­нии, осталь­ное уни­что­жа­лось. В де­каб­ре 1944 го­да пе­чи бы­ли нем­ца­ми взо­рва­ны. 17 ян­ва­ря 1945 го­да на по­след­ней пе­ре­клич­ке при­сут­ство­ва­ли 67 012 за­клю­чен­ных, в том чис­ле в Ау­шви­це II – 31 894, а в под­ла­ге­рях, вхо­див­ших в со­став Ау­шви­ца III,– 35 118 че­ло­век. В це­лом ла­гер­ным уче­том бы­ло охва­че­но свы­ше 400 тыс. че­ло­век. Из это­го чис­ла за­ре­ги­стри­ро­ван­ных и имев­ших ла­гер­ные но­ме­ра уз­ни­ков и уз­ниц в жи­вых оста­лось при­мер­но 60 тыс. че­ло­век, эва­ку­и­ро­ван­ных и пе­ре­ве­ден­ных в дру­гие конц­ла­ге­ря, а так­же на­хо­див­ших­ся в ос­вен­цим­ских ла­ге­рях в мо­мент их осво­бож­де­ния. Ос­вен­цим был осво­бож­ден вой­ска­ми Крас­ной Ар­мии в хо­де Вис­ло-Одер­ской на­сту­па­тель­ной опе­ра­ции. На­до ска­зать, что ни­ка­ких ме­ро­при­я­тий по за­бла­го­вре­мен­ной под­го­тов­ке к осво­бож­де­нию конц­ла­ге­ря Аушвиц со­вет­ским ко­ман­до­ва­ни­ем не на­ме­ча­лось и не про­во­ди­лось. 1-й Укра­ин­ский фронт мар­ша­ла И.С. Ко­не­ва не по­лу­чал в этой свя­зи ни­ка­ких спе­ци­аль­ных за­дач. Эти за­да­чи бы­ли ре­ше­ны ле­вым кры­лом фрон­та, и в част­но­сти 60-й ар­ми­ей под ко­ман­до­ва­ни­ем ге­не­ра­ла П.А. Ку­роч­ки­на, по­пут­но, по хо­ду охва­та Верх­ней Си­ле­зии с юго-во­сто­ка и за­ня­тии важ­ных опор­ных пунк­тов вер­мах­та на Вис­ле – Хша­ну­ва, Ней­бе­ру­на и Ау­шви­ца. На во­сточ­ные фи­ли­а­лы конц­ла­ге­ря ча­сти и под­раз­де­ле­ния 60-й ар­мии

Транс­пор­ты с ев­ре­я­ми ста­ли по­сту­пать в Ос­вен­цим не толь­ко из Верх­ней Си­ле­зии, но так­же из Сло­ва­кии, Ни­дер­лан­дов, Бель­гии, Фран­ции, Хо­рва­тии и раз­ных рай­о­нов Поль­ши.

на­ткну­лись фак­ти­че­ски слу­чай­но. Так, 24–25 ян­ва­ря вой­ска­ми 106-го стрел­ко­во­го кор­пу­са, в част­но­сти, 100-й и 322-й ди­ви­зи­я­ми, бы­ли осво­бож­де­ны два фи­ли­а­ла Ау­шви­ца III – Мо­но­виц и За­рац, по­сле че­го ко­ман­дир кор­пу­са по­ста­вил перед 14-й и 107-й стрел­ко­вы­ми ди­ви­зи­я­ми за­да­чу за­хва­тить Ней­бе­рун, а за­тем на­сту­пать на Аушвиц. Еще один фи­ли­ал ла­ге­ря в Явож­но был осво­бож­ден 286-й стрел­ко­вой ди­ви­зи­ей. На­до ска­зать, что в эти дни воз­ле Бир­ке­нау нем­цы ока­за­ли осо­бен­но оже­сто­чен­ное со­про­тив­ле­ние, а меж­ду 23 и 25 ян­ва­ря – да­же по­пы­та­лись пе­рей­ти в контр­на­ступ­ле­ние. Од­на­ко все ата­ки про­тив­ни­ка бы­ли в ко­неч­ном ито­ге от­би­ты. Око­ло 3 ча­сов дня 27 ян­ва­ря 1945 го­да 100-я стрел­ко­вая ди­ви­зия ге­не­ра­ла Ф.М. Кра­са­ви­на осво­бо­ди­ла Аушвиц I. Од­ним из пер­вых и в го­род, и в ла­герь во­рвал­ся штур­мо­вой от­ряд 106-го стрел­ко­во­го кор­пу­са под ко­ман­до­ва­ни­ем май­о­ра Ана­то­лия Ша­пи­ро. Его от­ряд раз­ми­ни­ро­вал под­сту­пы к ла­ге­рю, по­сле че­го Ша­пи­ро лич­но от­крыл во­ро­та ла­ге­ря Аушвиц I и участ­во­вал в по­дав­ле­нии со­про­тив­ле­ния СС. Аушвиц II – Бир­ке­нау был осво­бож­ден толь­ко 28 ян­ва­ря. Сде­лал это лич­ный со­став 107-й стрел­ко­вой ди­ви­зии под ко­ман­до­ва­ни­ем пол­ков­ни­ка В.Я. Пет­рен­ко. Поз­же он вспо­ми­нал: «Ме­ня про­ве­ли на тер­ри­то­рию ла­ге­ря… К нам под­хо­ди­ли из­мож­ден­ные уз­ни­ки в по­ло­са­той одеж­де, что-то го­во­ри­ли на раз­ных язы­ках. Ме­ня, не раз ви­дев­ше­го сво­и­ми гла­за­ми ги­бель лю­дей на фрон­те, по­ра­зи­ла неви­дан­ная же­сто­кость на­ци­стов к за­клю­чен­ным ла­ге­ря, пре­вра­тив­шим­ся в жи­вых ске­ле­тов… Слез у этих лю­дей уже не бы­ло. Я ви­дел, они пы­та­ют­ся уте­реть гла­за, а гла­за оста­ва­лись су­хи­ми». В мо­мент осво­бож­де­ния на тер­ри­то­рии конц­ла­ге­ря и его фи­ли­а­лов бы­ло об­на­ру­же­но око­ло 650 тру­пов, в ос­нов­ном жен­щин, умер­ших от ис­то­ще­ния, а так­же рас­стре­лян­ных эсэсов­ца­ми перед ухо­дом. До­жи­ли же до осво­бож­де­ния око­ло 9 тыс. че­ло­век, из них 7 тыс. в трех глав­ных ла­ге­рях – в Мо­но­ви­це, Бир­ке­нау и Ау­шви­це. Со­глас­но под­сче­там, про­ве­ден­ным поль­ски­ми спе­ци­а­ли­ста­ми Да­ну­той Чех и Фран­ти­ше­ком Пай­пе­ром, – ко­то­рые изу­чи­ли и про­ана­ли­зи­ро­ва­ли боль­шое ко­ли­че­ство до­ку­мен­тов, – в Ос­вен­цим бы­ли де­пор­ти­ро­ва­ны 1,3 млн че­ло­век, из них 1,1 млн со­став­ля­ли евреи. Все­го по­гиб­ло 1,1 млн за­клю­чен­ных, в том чис­ле свы­ше 1 млн ев­ре­ев, 75 тыс. по­ля­ков, свы­ше 20 тыс. цы­ган, 15 тыс. со­вет­ских во­ен­но­плен­ных и свы­ше 10 тыс. пред­ста­ви­те­лей дру­гих на­ци­о­наль­но­стей. Но для неко­то­рой ча­сти за­клю­чен­ных, вы­жив­ших в Ау­шви­це, му­че­ния не за­кон­чи­лись. Ты­ся­чи умер­ли от ис­то­ще­ния или бы­ли за­стре­ле­ны во вре­мя мар­шей к же­лез­но­до­рож­ным стан­ци­ям, дру­гие умер­ли во вре­мя пе­ре­воз­ки в от­кры­тых уголь­ных ва­го­нах. Очень мно­гие не вы­дер­жа­ли ли­ше­ний в ла­ге­рях Бер­ген-Бель­зен, Штут­гоф, Бу­хен­вальд, Да­хау, Зак­сен­ха­у­зен, Ной­ен­гам­ме и др. По под­сче­там бри­тан­ско­го ис­сле­до­ва­те­ля Ло­урен­са Ри­са, при­бли­зи­тель­но 85 про­цен­тов эсэсов­цев, слу­жив­ших в Ау­шви­це и пе­ре­жив­ших вой­ну, из­бе­жа­ли на­ка­за­ния. Глав­ной при­чи­ной бы­ло то, что боль­шин­ство из них не при­ни­ма­ли непо­сред­ствен­но­го уча­стия в эк­зе­ку­ци­ях и в ра­бо­те кон­вей­е­ра смер­ти – Гимм­лер неда­ром изоб­рел та­кую чу­до­вищ­ную си­сте­му, в ко­то­рой жертв уни­что­жа­ли бу­ду­щие жерт­вы. Са­мый круп­ный про­цесс над быв­ши­ми со­труд­ни­ка­ми конц­ла­ге­ря Аушвиц про­шел во Франк­фур­те-на-Майне в де­каб­ре 1963 – ав­гу­сте 1964 го­да, ко­гда на ска­мье под­су­ди­мых ока­за­лось 22 быв­ших эсэсов­ца. 17 из них бы­ли при­зна­ны ви­нов­ны­ми, шесть по­лу­чи­ли выс­шую ме­ру на­ка­за­ния – по­жиз­нен­ное за­клю­че­ние.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.